Дело № 4-АПУ14-26СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 мая 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 4-АПУ14-26СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 мая 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего- Иванова Г.П.
судей- Каменева Н.Д. и Микрюкова В.В.

при секретареРудновой АО. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Маркина А.А. и адвокатов Волковой ВВ. и Айвазяна Д.В. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от октября 2013 1 года, которым МАРКИН А А несудимый, осужден по ст. 105 ч.2 пп. «а,е,ж,з» УК РФ (в редакции ФЗ от 162 от 8 декабря 2003 года) к пожизненному лишению свободы, по ст. ст. 30 ч.З и 105 ч.2 пп. «а,ж,з» УК РФ (в редакции ФЗ от 162 от 8 декабря 2003 года) к 13 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч.З УК РФ, к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

Оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч.З УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления и ст. 223 ч. 3 УК РФ ввиду не установления события преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

По делу взысканы процессуальные издержки и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., выступления осужденного Маркина А.А. и адвокатов Айвазяна Д.В. и Волковой ВВ. по доводам апелляционных жалоб, просивших отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, прокурора Самойлова ИВ., просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Маркин А.А. признан виновным в умышленном убийстве трех лиц, совершенном общеопасным способом, организованной группой, из корыстных побуждений, и организации убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму.

Преступления совершены 2 декабря 2002 года и 25 мая 2004 года на территории района области и в г.

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях осужденный Маркин А.А. и адвокаты Айвазян Д.В. и Волкова ВВ. просят отменить приговор ввиду допущенных, по их мнению, нарушений норм уголовно- процессуального закона и дело направить на новое рассмотрение.

Указывается, что суд нарушил право Маркина на защиту, отказав необоснованно в допуске к участию в деле наряду с адвокатом М в качестве защитника. Утверждается также, что председательствующий и государственный обвинитель оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, задавая участникам процесса вопросы, выходящие за рамки предмета производства по делу, намеренно вызывали сочувствие к потерпевшим и одновременно неприязнь к подсудимому. В напутственном слове председательствующий изложил только позицию обвинения, не изложив позицию защиты. Судебное разбирательство в нарушение закона проводилось в ночное время, хотя Маркин, согласно медицинским документам, по состоянию здоровья не мог участвовать в судебном заседании после 18 часов, защита, в отличие от прокурора, вынуждена была выступать в прениях сторон после 23 часов, а вердикт вынесен в 5 часов утра. Судебное следствие проведено односторонне и неполно, поскольку стороне защиты необоснованно было отказано в допросе явившихся в суд свидетелей, которые были допрошены только в отсутствии присяжных заседателей. Необоснованно было отказано также в приобщении к делу материалов из ранее выделенных уголовных дел и ознакомлении с ними присяжных заседателей и в проведении повторной экспертизы биллингов телефонных соединений. Ссылаясь на отсутствие в протоколе судебного заседания сведений о внесении исправлений в 14 вопрос вопросного листа, адвокат Волкова полагает также, что присяжные заседатели не выносили вердикта о виновности Маркина в убийстве П так как в нем первоначально содержалась ссылка на 5 вопрос об изготовлении и использовании взрывного устройства при убийстве В . Кроме того, приговор постановлен с нарушением решения об экстрадиции Маркина, так как при его выдаче оговаривалось назначение ему наказания, имеющее временные ограничения, тогда как суд назначил ему пожизненное лишение свободы. Осужденный Маркин также утверждает, что председательствующий судья при рассмотрении дела был необъективен во вступительном и напутственном слове, оказывал воздействие на свидетеля К , отказывался приобщать к делу возражения на его действия, разрешал стороне обвинения исследовать недопустимые доказательства, позволял ему вводить присяжных заседателей в заблуждение, необоснованно отказал в оглашении показаний потерпевшей В , говорил о ранее осужденных Климове и Корунчике, как о его соучастниках, называл его при присяжных заседателях виновным лицом, неоднократно прерывал его показания и выступление в прениях сторон и давал присяжным заседателям разъяснения обвинительного характера, прерывал речи адвокатов, не пресекал вербальный контакт между государственным обвинителем и старшиной присяжных заседателей, запретил оглашать доказательства виновности в совершении преступления свидетеля О навязывал присяжным заседателям свою версию событий, не останавливал О при допросе, когда тот отрицательно характеризовал его, неправильно сформулировал вопросы для присяжных заседателей, а его замечания о том, что Климов, Корунчик и С оправданы по обвинению в незаконном обороте оружия и поэтому указание их в вопросном листе не может иметь места, оставил без внимания. Указывает, что адвокат Благовещенская в судебном заседании занимала позицию, которая отличалась от его позиции.

Утверждает, что присяжный заседатель № 6 С не участвовал в отборе кандидатов 21 мая 2013 года, тем не менее, он вошел в состав коллегии присяжных заседателей. Кроме того, Маркин утверждает, что он осужден в нарушение решения об экстрадиции, которое в свою очередь было принято с нарушением его права на защиту. Документы об экстрадиции приобщены к материалам дела необоснованно, они сфальсифицированы, а обвинение незаконно расширено. В жалобе от 21 апреля 2014 года он указывает, что 28 мая 2013 года председательствующий отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Айвазяна Д.В. об ознакомлении с протоколом судебного заседания в части отбора коллегии присяжных заседателей, чем лишил сторону защиты проверить информацию, которую сообщили о себе кандидаты в присяжные заседатели, и заявить суду о нарушениях закона при формировании коллегии присяжных заседателей. При допросе свидетеля С председательствующий необоснованно снимал его вопросы, отказал в удовлетворении ходатайства об оглашении протокола задержания С содержащего его показания, не давая, тем самым, изобличить С в лжесвидетельстве, а также донести до присяжных заседателей информацию о том, что заказчиком убийства П являлся О Председательствующий также проявил односторонность и необъективность, оставив без внимания ответ С о даче им показаний в ходе следствия под физическим воздействием, но разъяснив присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание аналогичные заявления свидетелей К и К .

В возражениях государственный обвинитель Щеглова К.В. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Маркина в совершении преступлений.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, вопреки доводам апелляционных жалоб, судом не допущено.

Так, формирование коллегии присяжных заседателей, вопреки утверждениям в жалобе осужденного Маркина, проведено в полном соответствие с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Как следует из списка кандидатов в присяжные заседатели, отбор которых был назначен на 21 мая 2013 года, под номером 10 значился кандидат в присяжные заседатели С (т. 21 л.д. 45). В процессе отбора указанному кандидату адвокат Айвазян задавал вопросы, касающиеся его работы, и кандидат был оставлен в предварительном списке для дальнейшего участия в отборе коллегии (т.21 л.д. 112).

Поскольку на стадии мотивированных и немотивированных отводов ему отвод заявлен не был, С вошел в основной состав коллегии присяжных заседателей под номером №6 (т. 21 л.д. 119).

I Согласно протоколу судебного заседания, замечаний и заявлений о нарушениях при проведении отбора присяжных заседателей от сторон не поступило (т.21 л.д. 119).

Доводы жалобы осужденного о том, что председательствующий отказал его защитнику - адвокату Айвазяну в ознакомлении с этой частью протокола судебного заседания сразу после формирования коллегии присяжных заседателей, чем нарушил его право на защиту, являются несостоятельными.

Во-первых, из материалов дела видно, что председательствующий не принимал решения об изготовлении протокола судебного заседания по частям (т. 21 л.д. 123).

Во-вторых, адвокат Айвазян сам непосредственно участвовал в отборе присяжных заседателей, и вся информация о кандидатах ему была известна, и, поэтому, ничто не мешало ему проверить эту информацию, если бы он считал это необходимым. К тому же сам Айвазян в жалобе на это обстоятельство не ссылается.

Ссылка Маркина в жалобе на неправильную позицию адвоката Благовещенской также является необоснованной, поскольку указанный адвокат в формировании коллегии присяжных заседателей 21 мая 2013 года участия не принимала, так как 22 апреля 2013 года она была освобождена от дальнейшего участия в деле (т. 21 л.д. 89).

Против отбора присяжных заседателей в отсутствии потерпевших участники процесса не возражали (т. 21 л.д. 92), к тому же их отсутствие не могло нарушить право Маркина на защиту.

Необоснованными являются доводы апелляционных жалоб о том, что, отказав Маркину в допуске наряду с адвокатом в качестве защитника гражданина М суд нарушил его право на защиту.

В судебном заседании Маркин был обеспечен квалифицированной юридической помощью в лице двух адвокатов по соглашению, а заявления М о том, что он намеревался оказывать помощь Маркину в форме публикаций процесса, председательствующий обоснованно расценил как не достаточное основание для его допуска к участию в деле (т.22 л.д. 4).

Доводы апелляционных жалоб о том, что при рассмотрении дела председательствующий проявлял необъективность, нарушал принцип состязательности и равноправия сторон, также являются необоснованными.

Действительно, как видно из материалов дела, в том числе и протокола судебного заседания, сторона защиты неоднократно заявляла отводы председательствующему и возражения на его действия.

Вместе с тем, обстоятельства, на которые ссылались адвокаты и сам Маркин, не могли служить основанием для их удовлетворения, поскольку свидетельствовали не о проявлении председательствующим личной заинтересованности в исходе дела, а о несогласии защиты с принятыми им процессуальными решениями.

В то же время, все ходатайства сторон о допустимости исследованных в судебном заседании доказательств разрешены председательствующим правильно, доказательства, полученные с нарушением норм уголовно-процессуального закона, вопреки утверждениям Маркина в жалобе, в судебном заседании не исследовались. Оснований для приобщения к делу материалов из уголовного дела, рассмотренного в Московском городском суде, не имелось, детализация телефонных соединений в судебном заседании исследовалась, оснований для проведения повторной экспертизы биллинговых соединений также не имелось.

При допросе свидетеля К сторона защиты заявляла возражения на действия председательствующего в связи с тем, что он делал обоснованные замечания Маркину, который при допросе этого свидетеля допускал реплики (т. 22 л.д. 20 и 23).

Председательствующий также обоснованно останавливал свидетеля К , который в присутствии присяжных заседателей неоднократно заявлял о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, несмотря на то, что такие обстоятельства, в силу особенностей судебного следствия, предусмотренных ст. 335 УПК РФ, с их участием не исследуется.

Между тем, сторона защиты посчитала эти правомерные действия председательствующего в качестве обстоятельств, указывающих, по ее мнению, на обвинительный уклон судебного процесса и умаление право защиты на состязательность процесса (т.22 л.д. 25).

Также обоснованно председательствующий останавливал свидетеля К , когда тот касался психического состояния, в котором, по его мнению, свидетель С давал показания на предварительном следствии, ставя под сомнение допустимость его показаний (т. 22 л. д. 27).

Вопрос адвоката Айвазяна, который предлагал К охарактеризовать Маркина, также обоснованно был снят председательствующим, поскольку данные о личности подсудимого с участием присяжных заседателей не исследуются (т. 22 л.д. 18).

То есть, вопреки утверждениям осужденного Маркина в жалобе, никакого незаконного воздействия на свидетеля К председательствующий не оказывал.

При допросе свидетеля С председательствующий снимал только повторные вопросы Маркина и вопросы, которые не относились к фактическим обстоятельствам дела либо касались процессуальных моментов (т. 21 л.д. 203-204, 209).

Что касается протокола задержания С , то в оглашении его было отказано защите обоснованно, так как указанный протокол является процессуальным документом. Вместе с тем, по ходатайству защиты были оглашены показания свидетеля С , в том числе и те, в которых он указывал на причастность к убийству П свидетеля О Утверждения осужденного Маркина об односторонности действий председательствующего, который, как он указывает в жалобе, оставил без внимания ответ С о применении к нему недозволенных методов ведения следствия, а аналогичные показания Климова и Корунчика просил присяжных заседателей не принимать во внимание, являются необоснованными, так как в отличие от двух последних свидетель С заявил об этих обстоятельствах в отсутствии присяжных заседателей (т. 21 л.д. 212).

Показания потерпевшей В на предварительном следствии в части противоречий были оглашены по ходатайству защиты (т. 21 л.д. 165). Кроме того, потерпевшая В дважды допрашивалась в судебном заседании, в связи с чем, сторона защиты имела возможность допросить ее подробно по фактическим обстоятельствам дела.

Оснований для допроса свидетелей А А и Ц , явившихся в суд по инициативе защиты, в присутствии присяжных заседателей не имелось, поскольку, как правильно указывается в возражениях государственного обвинителя, названные лица не обладали данными о фактических обстоятельствах убийства В Ж и Ф в 2002 году и П в 2004 году, а давали показания, в основном касающиеся личности Маркина и не имеющие отношения к предъявленному обвинению (т. 23 л.д. 44).

Ходатайство защиты о допросе дополнительных свидетелей Р С П , М и М председательствующим было удовлетворено и эти лица были допрошены в присутствии присяжных заседателей. При этом свидетель М , бывшая жена осужденного Маркина, неоднократно пыталась довести до присяжных заседателей сведения об обстоятельствах, положительно характеризующие Маркина, и отрицательные характеристики свидетелей обвинения, несмотря на предупреждение председательствующего не касаться этих вопросов. Поскольку Маркина не подчинялась указаниям председательствующего, ее допрос был обоснованно прекращен.

Что касается показаний свидетеля О в которых он упоминал о частом употреблении Маркиным спиртных напитков, которые, по мнению Маркина отрицательно характеризуют его, то председательствующий разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание эти обстоятельства при вынесении вердикта и напомнил об этом в напутственном слове (т. 23 л.д. 161, 133).

При допросе Маркина председательствующий останавливал его только в тех случаях, когда он касался обстоятельств, не относящихся к делу, либо касался вопросов процедуры предварительного следствия (т.22 л.д. 33, 34, 41-43, 45, 47). Возражений на эти действия председательствующего, как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты не заявляла.

В прениях сторон адвокаты Айвазян и Волкова и сам Маркин касались процессуальных вопросов, ссылались на неисследованные в судебном заседании доказательства, искажали показания допрошенных в суде потерпевшей В и свидетелей, в связи с этим председательствующий обоснованно останавливал их и в необходимых случаях давал разъяснения присяжным заседателям (т.23 98-109).

Необоснованными являются и иные доводы апелляционных жалоб о необъективности председательствующего в ходе судебного следствия.

Вопросы, подлежавшие разрешению коллегией присяжных заседателей, вопреки доводам апелляционных жалоб, соответствовали требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

Замечаний по составленным председательствующим вопросам и предложений по постановке дополнительных вопросов, как это следует из протокола судебного заседания, от сторон не поступало (т. 23 л.д. 111).

Ссылка Маркина в жалобе на то, что в вопросах № 6 и№ 10 были указаны фамилии Корунчика, С и Климова, которые ранее были оправданы по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 222 ч. 3 и 223 ч. 3 УК РФ, не может служить основанием для отмены приговора, поскольку по этим статьям Маркин также оправдан.

Напутственное слово председательствующего, текст которого приобщен к материалам дела, вопреки возражениям, которые были заявлены адвокатами Айвазяном и Волковой, не содержало в себе оценки председательствующего исследованных в судебном заседании доказательств (т. 23 л.д. 116-135).

Что касается самого Маркина, то он фактически возражений на напутственное слово председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности не заявлял (т. 23 л.д. 111).

Утверждение же Маркина в жалобе о том, что председательствующий изложил только позицию обвинения, и не изложил позицию защиты, являются надуманными, поскольку обе позиции в напутственном слове были приведены (т.23 л.д. 131).

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым и из него следует, что Маркин единодушно признан виновным в убийстве как В , Ф и Ж , так и в убийстве П .

Утверждение адвоката Волковой в жалобе о том, что присяжные заседатели не отвечали на вопрос о виновности Маркина в убийстве П является необоснованным.

Как следует из 14 вопроса вопросного листа, присяжным заседателям предлагалось в случае утвердительного ответа на вопрос о доказанности лишения жизни П ответить, организовал ли его убийство Маркин, который «привлек к его совершению С С , Климова и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, пообещав им заплатить денежное вознаграждение, распределив между ними роли, лично руководя по средствам мобильной связи их действиями и контролируя исполнение разработанного им плана по лишению жизни П » (т.23 л.д. 115).

Допущенная при составлении вопросного листа техническая ошибка в части ссылки на вопрос № 5 была исправлена председательствующим и никоим образом не свидетельствует о том, что присяжные заседатели отвечали не на вопрос о том, доказано ли что убийство П организовал Маркин, а на какой-то другой вопрос.

К тому же, присяжные заседатели ответили утвердительно и на вопрос № 15 о виновности Маркина, в котором содержится ссылка на вопрос № 13 по событию убийства П (т. 23 л.д. 144).

То есть, никаких сомнений в том, что присяжные заседатели признали Маркина виновным в организации убийства П , не имеется.

Не может служить основанием для отмены приговора и ссылка осужденного и адвокатов в жалобе на то, что коллегия присяжных заседателей выносила вердикт в ночное время.

Согласно ч. 3 ст. 341 УПК РФ с наступлением ночного времени, а с разрешения председательствующего также по окончании рабочего времени присяжные заседатели вправе прервать совещание для отдыха.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, с такой просьбой присяжные заседатели к председательствующему не обращались. Сторона защиты не возражала против своего выступления в прениях после выступления государственного обвинителя во внерабочее время, и сам Маркин не ссылался на состояние своего здоровья и не просил об объявлении перерыва на следующий день. О своем несогласии с вынесением присяжными заседателями вердикта в ночное время сторона защиты заявила только после того, как коллегия вынесла обвинительный вердикт.

Принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, Судебная коллегия считает, что право Маркина на защиту в данном случае нарушено не было.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона, как указано выше, при рассмотрении дела судом допущено не было.

Действия Маркина квалифицированы правильно в соответствии с фактическим обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей, и уголовным законом.

Утверждение осужденного Маркина в жалобе о том, что его осуждение за убийство П противоречит решению об экстрадиции, является необоснованным, поскольку согласие на привлечение Маркина к уголовной ответственности за совершение этого преступления было дано не только в Постановлении от 4 декабря 2006 года (Протокол слушания 35/06), но и подтверждено решением Уголовного суда от 10 сентября 2012 года, которое обоснованно приобщено к материалам дела (т.20 л.д. 153 оборот).

Наказание назначено Маркину с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности. Мотивы назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы, приведенные в приговоре, являются убедительными, поскольку Маркин признан виновным в совершении двух особо тяжких преступлений, в результате совершения которых была причинена смерть четырем лицам.

Доводы апелляционных жалоб о том, что назначение пожизненного лишения свободы противоречит условиям экстрадиции Маркина из являются необоснованными, поскольку ни в одном из решений не содержится запрета на применение этого вида наказания.

Указание на то, что пожизненное лишение свободы не должно действовать до конца дней Маркина, таким запретом не является, поскольку в отношении него может быть применено условно-досрочное освобождение, которое предусмотрено частью 5 ст. 79 УПК РФ для лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы.

Согласно названному закону, лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Право Маркина на условно досрочное освобождение обжалуемым приговором при назначении ему наказания ограничено не было.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 октября 2013 года в отношении МАРКИНА А А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 4-АПУ14-26СП

УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УПК РФ Статья 79. Показания свидетеля
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх