Дело № 4-АПУ14-58

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 ноября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Романова Татьяна Анатольевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 4-АПУ14-58

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Ботина А.Г.,
судейРомановой Т.А., Лаврова Н.Г.
при секретареБеликовой ОД.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённых Сидикбегова Ш.М. и Сидикбекова М.М. и их защитников - адвокатов Успановой Ж.А. и Соколова СВ. на приговор Московского областного суда от 28 апреля 2014 г., по которому Сидикбегов Ш М , несудимый, осуждён к лишению свободы: - по ч.2 ст.209 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год с возложением обязанностей: с момента освобождения не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться для регистрации в указанный специализированный государственный орган; - по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ на 10 лет; - по пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ на 8 лет; - по ч.З ст.222 УК РФ на 6 лет; - по ч.З ст.30 п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 1 год с возложением обязанностей: с момента освобождения не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться для регистрации в указанный специализированный государственный орган.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний Сидикбегову Ш.М. назначено окончательное наказание - 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с возложением обязанностей: с момента освобождения не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться для регистрации в указанный специализированный государственный орган; Сидикбеков М М , несудимый, осуждён к лишению свободы: - по ч.2 ст.209 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год с возложением обязанностей: с момента освобождения не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться для регистрации в указанный специализированный государственный орган; - по п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ на 9 лет; - по пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ на 8 лет; - по ч.З ст.222 УК РФ на 5 лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний Сидикбекову М.М. назначено окончательное наказание 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с возложением обязанностей: с момента освобождения не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц являться для регистрации в указанный специализированный государственный орган.

На основании п.2 ч.2 ст.302 УК РФ Сидикбегов Ш.М. и Сидикбеков М.М. оправданы по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовой Т.А. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб, возражений на них, выступление осуждённых Сидикбекова М.М., Сидикбегова Ш.М. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Успановой Ж.А., Соколова СВ., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, представителя потерпевшего С - адвоката Урусова С.А., считавшего, что приговор является законным и обоснованным, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Пашковской ВВ., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Сидикбегов Ш.М. и Сидикбекова М.М. признаны виновными в участии в устойчивой вооружённой группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, а также в том, что, действуя в составе организованной группы, совершили: похищение потерпевшего С с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, из корыстных побуждений; вымогательство чужого имущества в особо крупном размере; незаконной оборот огнестрельного оружия и боеприпасов.

Сидикбегов Ш.М. осуждён также за покушение на убийство потерпевшего С с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены на территории области в период с октября-ноября 2011 года по 25 апреля 2012 г.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: осуждённый Сидикбегов Ш.М. выражает несогласие с приговором, ссылается на то, что суд: использовал в качестве доказательства по делу показания лица, заключившего досудебное соглашение по делу, - Л , оговорившего его и брата; не принял во внимание доказательства стороны защиты о невиновности в похищении потерпевшего; безосновательно признал достоверными показания потерпевшего о том, что тот неоднократно видел его на рынке, указал на виденную им примету - татуировку на правой руке с изображением тигра, хотя на самом деле у него - Сидикбегова - имеется татуировка на левой руке с другим рисунком, к тому же эти показания потерпевшего не были подтверждены свидетелями Л и Т Суд не установил его вину и конкретные действия в совершении вымогательства; не учёл отсутствие на обнаруженном в доме оружии его и брата отпечатков пальцев, а также отсутствие доказательств совершения им (Сидикбеговым) покушения на жизнь потерпевшего. Как указывает в своей жалобе осуждённый, на теле потерпевшего не было обнаружено ранений, а повреждения на штанах последнего возникли от касательного воздействия тупого предмета; он не мог видеть потерпевшего, когда тот находился на втором этаже, и тем более попасть в случае стрельбы ему в жизненно важные органы; потерпевший сам использовал оружие, ранил его и брата; признавая его виновным в покушении на жизнь потерпевшего, органы следствия таким образом решили избавить потерпевшего от уголовного преследования за превышение самообороны; установленные судом в приговоре его (Сидикбегова) действия не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; он не состоял в банде, не осуществлял наблюдение за потерпевшим, не собирал о нём информацию и не подыскивал место для его удержания. Далее автор жалобы приводит показания потерпевшего, анализирует и указывает, что эти показания нелогичны и противоречивы, не подтверждают существования банды, участия его и брата в похищении потерпевшего, их присутствия в гараже, куда доставлялся потерпевший. Его вина заключается только в том, что он и брат удерживали потерпевшего в доме. Обращает внимание на последствия, которые влечёт его осуждение для его семьи, просит отменить приговор, а его - оправдать.

адвокат Успанова Ж.А. в защиту интересов осуждённого Сидикбегова Ш.М. просит приговор отменить, а её подзащитного оправдать. Указывает, что его вина ни в одном из преступлений не доказана; выводы суда об участии Сидикбегова основываются на противоречивых показаниях потерпевшего С и первоначальных показаниях свидетеля Л от которых он в суде отказался; во время удержания потерпевший, по его же показаниям, не слышал разговора между похитителями, не мог видеть их лиц, не знал достоверно об их планах и I распределении ролей, поэтому его показания не содержат сведений о факте существования банды, устойчивости её состава, вооружённости и организованности; утверждения потерпевшего о том, что Сидикбегов был ему знаком ранее, опровергнуты показаниями свидетелей Т и Л ; потерпевший не мог видеть Сидикбегова и наколку на его руке при указанных потерпевшим обстоятельствах, то есть в зимний период времени; следователь неправомерно предъявил потерпевшему в ходе допроса фотографию Сидикбегова; показания потерпевшего относительно участия Сидикбегова в нападении на него, захвате, перемещении основаны на его предположениях; то, что гараж и жилой дом арендовался Сидикбеговым в преступных целях, опровергается показаниями свидетеля Б по показаниям потерпевшего, в его захвате участвовали трое лиц и среди них не было Сидикбегова с братом; на автомобиле потерпевшего не установлено принадлежащих подсудимым отпечатков пальцев рук; потерпевший не смог назвать цвет и технические характеристики автомобиля, куда его пересадили и в дальнейшем перемещали, так как у него на голове была маска; захватившие его люди разговаривали на неизвестном ему дагестано- чеченском языке; суд оставил без внимания заявление свидетеля Л о совершении им оговора Сидикбегова и Сидикбекова; обвинением не представлено доказательств того, что Сидикбегов и Сидикбеков вымогали у потерпевших деньги, в записях телефонных разговоров отсутствуют их голоса и речь; утверждения суда о предполагавшемся распределении денежных средств после получения выкупа основаны только на незаконно полученных показаниях Л видеосъёмку потерпевшего с его обращением о передаче выкупа осуществляли не подсудимые, а один из похитителей, который, по свидетельству потерпевшего, к тому же звонил его жене с требованиями о передаче денег; сами Сидикбегов и Сидикбеков были заинтересованы в освобождении потерпевшего, но боялись его отпустить без согласия похитителей, так как опасались за свою жизнь и жизнь родственников в находящееся в доме оружие было оставлено лицами, похитившими С Сидикбегов и Сидикбеков не могли эти оружием распоряжаться; только на одном револьвере были обнаружены биологические следы Сидикбегова; выводы следствия о том, что Сидикбегов первым произвёл выстрелы в С не нашли своего подтверждения в суде; из показаний потерпевшего следует, что он первым начал стрелять; из описанного С момента перестрелки следует, что выстрелы производились Сидикбеговым не прицельно в жизненно важные органы, не в упор, а упреждающе, с целью предотвратить продвижение потерпевшего вниз по лестнице; заключение трасологической экспертизы о механизме образования повреждений на спортивных брюках потерпевшего носят вероятностный характер; показания потерпевшего о том, что он выставлял на лестницу только ноги, а область груди при этом оставалась площадке ставят под сомнение выводы указанной экспертизы; по показаниям потерпевшего, подсудимые не хотели его убивать и угроз убийством не высказывали, когда он стал производить выстрелы, просили оставить их в живых и отдать «барсетку» с документами; все неустранимые сомнения в доказательствах суд должен был толковать в пользу подсудимых; осуждённый Сидикбеков М.М. просит приговор отменить и оправдать его. Указывает, что его участие в банде не подтверждается доказательствами; свидетель Л отказался от ранее данных им показаний, полученных под принуждением; показания С о том, что он видел его в бинокль наблюдавшим за домом с противоположной стороны озера необъективны, так как в указанное тем время он не находился в области; он никогда не следил за потерпевшим, никакого участия в подготовке преступления не принимал, сбор данных о потерпевшем не осуществлял; впервые увидел потерпевшего в доме и вынужден был его там удерживать, чтобы сохранить жизнь себе и своим близким; никакого вознаграждения за это ему никто не обещал; по свидетельству потерпевшего, он не видел его и брата на месте похищения, давал пояснения лишь о Г С и В , в пути находился с надетой на лицо шапкой, не разглядел также лиц тех людей, которые перевозили его с места похищения; довод потерпевшего о том, что он - Сидикбеков - и его брат могли находиться в том транспортном средстве, куда потерпевшего пересадили, является лишь предположением; утверждения о нём - Сидикбекове - как лице, с которым похитители связывались по рации, называя «Ф - качком», основаны только на его спортивном телосложении; его вина заключается только в том, что он незаконно лишил свободы потерпевшего, во время удержания последнего в доме достоинства его не унижал и насилия не применял; выводы суда о том, что он удерживал потерпевшего в гараже, необоснованны; он и его брат не знали, что у родственников потерпевшего похитители требуют деньги за освобождение; в записи обращения потерпевшего к своим родственникам он не участвовал; показания потерпевшего о том, что он - Сидикбеков - присутствовал при этой записи, несостоятельны, поскольку, по его же показаниям, все участники этого мероприятия были одеты в маски; заключения фоноскопических экспертиз опровергают его и брата участие в телефонных переговорах с родственниками потерпевших на предмет передачи выкупа; во время удержания С были причинены только ссадины от применения наручников; хранившееся в доме оружие ему и брату не принадлежало, их отпечатков на нём не имеется; адвокат Соколов в защиту интересов осуждённого Сидикбекова М.М. просит приговор отменить, Сидикбекова М.М. - оправдать, так как выводы суда о виновности его подзащитного не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и неправильно применены нормы уголовного закона. В обоснование жалобы приводит те же доводы, что и осуждённый Сидикбеков.

В своих возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Пашковская В.В., опровергая приводимые в них доводы, считает приговор законным и обоснованным и просит оставить его без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, содержащиеся в жалобах и возражениях на них, Судебная коллегия находит, что постановленный судом приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нём отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие надлежащую оценку с приведением её мотивов, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, разрешены иные вопросы, имеющие отношение к данному делу, из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Виновность осуждённых Сидикбегова и Сидикбекова в участии в банде и совершённом в её составе похищении потерпевшего С с целью получения выкупа за его освобождение, вымогательстве под этим предлогом у его родственников денежного выкупа, незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в покушении Сидикбегова на жизнь потерпевшего при установленных судом обстоятельствах подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами, подробно приведёнными в приговоре.

Так, из показаний Л данных в стадии расследования дела, усматривается, что Сидикбегов и Сидикбеков являлись непосредственными участниками группы, организовавшейся осенью 2011 года с целью похищения С и получения выкупа за его освобождение, в состав которой помимо него (Л ) и братьев Сидикбегова и Сидикбекова входил ещё ряд лиц. Указанная группа имела на вооружении огнестрельное оружие и боеприпасы. Для реализации преступных намерений был разработан план похищения потерпевшего, распределены роли участников, согласно которым Сидикбеков наблюдал за передвижением автомобиля С фиксировал его выезд из дома и сообщал остальным членам группы о маршруте передвижения потерпевшего, Сидикбегов подыскал и предоставил гараж и дом для удержания потерпевшего. При их Сидикбегова и Сидикбекова содействии и в багажнике их автомобиля потерпевший после состоявшегося захвата был доставлен вначале в гараж, а через несколько дней в дом, где удерживался, будучи пристёгнутым наручниками и под охраной членов группы, включая Сидикбегова и Сидикбекова, которые присутствовали также при производстве видеосъёмки потерпевшего с обращением к своим родственникам о передаче выкупа за его освобождение и удерживали его вплоть до того момента, как потерпевший смог самостоятельно освободиться и, ранив их (Сидикбегова и Сидикбекова), скрыться.

Правдивость в этой части данных Л показаний была проверена при выходе на место, в ходе чего он указал местонахождение всех значимых для подтверждения его показаний объектов, включая место ведения им, Сидикбековым и Сидикбеговым наблюдения за домом потерпевшего, нападения на С и его жену, расположение гаража, куда доставлялся потерпевший непосредственно после похищения, информацией о чём следует заметить, следственные органы к тому моменту не располагали.

Показания Л в полной мере согласуются с показаниями потерпевшего С об обстоятельствах его захвата неизвестными лицами, которые вначале в салоне машины, а затем в багажнике другой машины привезли его в какое-то холодное помещение, а после - в дом, удерживали там при помощи наручников и цепи на протяжении около трёх месяцев, говорили о том, что, если он будет себя хорошо вести, то его не убьют, заставляли обращаться к родственникам с просьбой о передаче денег как условии его освобождения, снимали это на видеокамеру и в числе этих лиц находились также Сидикбегов и Сидикбеков, которые действовали совместно с другими лицами, обращались к нему, когда он, в частности, содержался в гараже, а затем - в доме, присутствовали при производстве видеозаписи его обращения, во время чего он видел Сидикбекова с оружием, несли его охрану, в том числе тогда, как он смог освободиться, завладеть оружием и обороняться от Сидикбегова, выстрелившего в него несколько раз из пистолета, в результате чего пули пробили его штаны.

Данных, свидетельствующих о заинтересованности потерпевшего, свидетелей при даче показаний в отношении осуждённых, оснований для их оговора, равно как и противоречий в их показаниях об обстоятельствах дела, ставящих эти показания под сомнение, которые повлияли или могли повлиять на выводы и решения суда о виновности осуждённых, Судебной коллегией не установлено.

В свете совокупности приведённых показаний потерпевшего и свидетелей суд обоснованно признал достоверными показания Сидикбегова, данные в качестве подозреваемого, где последний признавал, что, согласившись за денежное вознаграждение в рублей сотрудничать с бандой известного ему лица при похищении человека в области, он привлёк к совершению преступления своего брата Сидикбекова, на полученные рублей в начале 2012 года организовал аренду дома для содержания в нём похищенного потерпевшего. Доставленного в дом потерпевшего пристегнули наручниками к батарее, устрашая последнего, он и брат демонстрировали тому оружие.

Помимо приведённых показаний потерпевшего и свидетеля, более подробно и детально изложенных в приговоре, фактические обстоятельства дела установлены судом на основе: показаний свидетеля С которая стала очевидцем похищения её мужа С а в дальнейшем участвовала в переговорах с похитителями на предмет передачи денежного выкупа за его освобождение; показаний в стадии следствия свидетеля О о том, что осенью 2011 года он доставлял Сидикбегова, имевшего при себе рацию в район с целью осуществления им слежки за каким-то человеком; показаний свидетеля Б о времени аренды ею с сожителем Сидикбеговым в октябре 2011 года гаража и в феврале 2012 года дома, которыми по назначению они фактически не пользовались; показаний свидетелей Н и М а об обстоятельствах сдачи в аренду гаража и дома и замеченных ими изменениях, в частности, свидетельствующих об оборудовании на чердаке дома наблюдательного пункта, развешивании на ручках дверей самодельных колокольчиков; показаний свидетеля П о наличии в пользовании Сидикбегова автомобилей, в том числе тех марок и характеристик, о которых говорил в своих показаниях потерпевший, а также Л , сообщая об использовании их Сидикбеговым и Сидикбековым в преступной деятельности.

Выводы суда о виновности осуждённых основаны на совокупности письменных доказательств, которые свидетельствуют о том, что при осмотре были обнаружены: в месте, где состоялся захват потерпевшего, - автомашина с разбитым стеклом и молоток, использованный, по свидетельству Л при нападении; в гараже, где удерживался потерпевший - многочисленные отверстия с вбитыми в них деревянными заглушками и вкрученными шурупами-саморезами; в доме - оборудованный наблюдательный пункт, различные запорные дверные устройства, шапки- маски, одежда, чеки от 3 ноября 2011 г. о приобретении наручников и бинокля, сам бинокль, а также наручники и цепь, с помощью которых потерпевший был пристёгнут к трубе, несколько радиостанций и телефонов, электронное устройство для обнаружения радиомикрофонов, многочисленное оружие, которое, как и находившееся в унесённой С сумке при совершении бегства из дома, пригодно, по заключению эксперта, к производству выстрелов, боеприпасы, включая ручные гранаты, глушитель для бесшумной стрельбы, гильзы и деформированные пули, следы, возникшие в результате производства выстрелов, а также пятна крови, документы на имя С а также на имя Сидикбегова, записная книжка с записями; в автомашине, принадлежащей по учётным данным Сидикбегову, - следы крови, листы бумаги с рукописными записями, содержание которых позволяет судить об относимости их к событиям, связанным с совершением преступления.

Суд учёл результаты экспертных исследований, свидетельствующих о том, что на многочисленных предметах, изъятых из дома, в частности шапках-масках, имеются биологические следы, происходящие от Сидикбегова и Сидикбекова; следы от Сидикбегова обнаружены также на кобуре и револьвере; Сидикбеков мог являться донором смесевого биологического материала на рожковом магазине от автомата Калашникова; им же - Сидикбегову и Сидикбекову - принадлежит кровь в пятнах, обнаруженных в доме и машине; рукописный текст с записями, в которых ведётся речь о боеприпасах, их количестве, калибре, а именно «50 патр - 9x17 50 патр - 9x18 магазины 5,45, 7, 62 барабан», «патрон. 7x62 - 51 нато снайпер.» выполнен Сидикбеговым.

В результате исследования корреспонденции, поступавшей в различных формах С в период удержания её мужа, в том числе в виде записи обращения последнего, судом с бесспорностью было установлено предъявление к ней требований о передаче денежных средств в качестве условия освобождения её мужа, угрозе физической расправы над ним при невыполнении этих требований.

Все доказательства проверены судом с точки зрения их допустимости и те, которые не соответствовали требованиям законности, были справедливо исключены из разбирательства.

Суд обоснованно признал положенные в основу обвинения показания осуждённого Сидикбегова, а также свидетеля Л допустимыми доказательствами, установив, что допросы Сидикбегова и Л , а также следственные действия с участием последнего были проведены в точном соответствии с требованиями закона, с соблюдением их права на защиту, Сидикбегова - в присутствии также переводчика. Им надлежаще разъяснялись все предусмотренные уголовно-процессуальным законом права. Оспариваемые протоколы были удостоверены подписями участвующих в производстве следственных действий лиц, включая Сидикбегова и Л без каких-либо замечаний по процедуре проведения следственных действий и содержанию внесённых в протоколы сведений.

Заявление Л в суде об оказании на него давления со стороны сотрудников правоохранительных органов в ходе следствия по делу, являлось предметом соответствующей проверки, по результатам которой таких фактов не выявлено.

Причинам изменения им показаний в судебном заседании дана надлежащая оценка.

Объективно суд подошёл также к оценке достоверности показаний Л , не согласившись с теми либо иными изложенными им обстоятельствами преступной деятельности, которые не были подтверждены другими доказательствами.

Судебная коллегия не усматривает нарушений в предъявлении следователем в ходе допроса потерпевшему для обозрения фототаблиц к протоколам осмотра ноутбука с фотографиями, на которых, по пояснениям потерпевшего, были запечатлены также лица, ставшие ему известными в связи с его похищением и удержанием, и в частности - Сидикбегов и Сидикбеков, известные ему по именам М и С Как следует из протокола (т.4, л.д.31 - 44), указанные фототаблицы были предъявлены потерпевшему лишь после того, как последний сообщил обо всех известных ему обстоятельствах дела, изложил совершённые похитителями в отношении его действия, назвал их имена, использовавшиеся ими в общении между собою, описал внешние данные этих лиц, которых в ряде ситуаций мог видеть и указал, что у одного из них - по имени Ш - он видел наколку на левом плече, а самого Ш (Сидикбегова) встречал ранее на вещевом рынке.

Отрицание свидетелями Т и Л своего знакомства с Сидикбеговым не умаляет достоверности показаний потерпевшего о том, что он встречал Сидикбегова ранее на рынке, куда приезжал к своей знакомой, а виденный им (С ) тогда автомобиль под управлением Сидикбегова, использовался в процессе доставления его к месту удержания.

Обстоятельства, в силу которых как Сидикбегов, так и Сидикбеков, стали известны потерпевшему и он мог их идентифицировать среди других, похитивших его лиц, потерпевший убедительно аргументировал, что обоснованно было учтено судом при оценке его показаний, проверенных при выходе на месте, в результате осмотров места происшествия и состоявшегося опознания.

Таким образом, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом и оценив в совокупности, суд пришёл к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Сидикбегова и Сидикбекова виновными в инкриминируемых им преступлениях, совершённых в составе устойчивой вооружённой группы лиц, заранее объединившихся для совершения похищения потерпевшего и вымогательства его имущества.

Изложенные в приговоре обстоятельства совершения преступлений содержат все обязательные признаки банды. Это, прежде всего, её вооружённость, наличие у её участников значительного арсенала огнестрельного оружия и боеприпасов, средств конспирации и связи, транспортных средств. Её устойчивость заключалась в тесной взаимосвязи между её членами, в значительной степени обусловленной спецификой состава её участников, связанных как этническим и конфессиональным родством, так и родственными связями, способствовавшими стабильности состава банды, объединённости её членов в стремлении к единой цели в виде получения материальной выгоды в результате совершения тщательно спланированного похищения потерпевшего и вымогательства у его родственников денежных средств, подготовка к чему, а также совершение заняли почти полгода.

Суд убедительно мотивировал каждый из присущих банде признаков, а также причины, в силу которых признал отсутствие в банде организатора и руководителя, каковым органами следствия назывался Сидикбегов.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, о том, что осуждённые непричастны к деятельности банды, похищению потерпевшего, вымогательству денежных средств и обороту оружия и боеприпасов и их вина выражается лишь в незаконном лишении потерпевшего свободы, получили свою оценку в приговоре и обоснованно отвергнуты ввиду своей несостоятельности с приведением мотивов такого решения и ссылкой на конкретные доказательства. Не согласиться с такими выводами суда Судебная коллегия оснований не находит.

С учётом имеющихся доказательств версия осуждённых о вынужденном характере своих действий по удержанию в доме потерпевшего и неосведомленности о вымогательстве денег за его освобождение является неубедительной как с точки зрения суда, так и по мнению Судебной коллегии.

Сообщённая потерпевшим и свидетелем С информация об имевшем место наблюдении за их домом, во время чего С замечен был Сидикбеков, подтверждаются показаниями Л об участии Сидикбекова в процессе слежки за потерпевшим. Об участии Сидикбегова в преступлениях со стадии их подготовки свидетельствуют как его собственные показания, так и показания Л О Н , М , П , протоколы осмотра мест происшествия и заключения экспертов.

Участие осуждённых в преступлениях начиная с момента их подготовки с осуществлением своих действий в рамках разработанного плана и выполнением по ходу реализации преступных намерений отведённой роли по договорённости с другими участниками организованной группы свидетельствует о наличии достаточных и убедительных оснований считать Сидикбекова и Сидикбегова причастными к совершению похищения потерпевшего, к вымогательству и незаконному обороту оружия и боеприпасов, имеющихся на вооружении участников банды, вне зависимости от того, что непосредственный захват С и переговоры с его родственниками осуществлялись другими членами организованной группы.

И указанные выводы суда не ставит под сомнение отсутствие на автомашине потерпевшего отпечатков пальцев рук осуждённых, а в записи телефонных переговоров с С на предмет передачи денег - их голосов.

Анализ и оценка совокупности исследованных доказательств позволили суду объективно установить также фактические обстоятельства покушения Сидикбегова на жизнь потерпевшего.

Показания Сидикбегова о том, что выстрелы в потерпевшего им не производились, опровергаются показаниями потерпевшего, подтверждёнными отысканием при осмотре места происшествия стреляных пуль и гильз не только из оружия, оказавшегося в распоряжении потерпевшего, но и пистолета, а на его брюках наличием повреждений, образование которых, по заключению эксперта, не исключается в результате стрельбы этими пулями.

Доказательственное значение заключения эксперта о механизме образования повреждений на брюках потерпевшего не умаляет тот факт, что совпадение ряда этих повреждений с некоторыми пулями установлено только по общим признакам, таким как форма и размер (диаметр), и выводы эксперта в силу этих причин не являются категоричными.

Каких-либо не устранённых судом существенных противоречий в заключении эксперта, проводившего судебно-трасологическую экспертизу и показаниях потерпевшего, требующих их толкования в пользу осуждённого, по делу не имеется.

Вопреки доводам Сидикбегова и его защитника, изложенным в апелляционных жалобах, суд вполне аргументированно, основываясь на имеющихся доказательствах и анализе сложившейся ситуации, пришёл к выводу о том, что, несмотря на непричинение Сидикбеговым реального вреда здоровью потерпевшего, его умысел был направлен на лишение потерпевшего жизни и именно с этой целью в него производились выстрелы, а желаемые Сидикбеговым последствия не произошли по независящим от его воли причинам.

В обоснование мотивов действий Сидикбегова суд правильно учёл, что к моменту совершения этого преступления освобождение потерпевшего влекло высокий риск изобличения осуждённых, о которых потерпевший, длительное время находясь под их охраной, располагал определённой информацией, и предотвратить такое развитие событий было возможно в той обстановке только путём его убийства.

У суда не имелось оснований усомниться в психическом статусе осуждённых.

Нарушений уголовно-процессуального закона, способных путём ограничения прав участников судопроизводства повлиять на правильность принятого судом решения, в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства по делу не допущено. Как следует из протокола судебного заседания, суд обеспечил сторонам возможность в полной мере реализовать свои процессуальные права.

Юридическая оценка действиям осуждённых дана верная.

Наказание Сидикбегову и Сидикбекову назначено в пределах санкции статьи уголовного закона, по которой они осуждены, с учётом требований, предусмотренных ст. 6, 60 УК РФ.

Назначая наказание, суд учитывал все обстоятельства дела, общественную опасность совершённых ими преступлений, личность каждого из осуждённых, их роль и степень участия в реализации совместных преступных намерений, влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, отсутствие обстоятельств, отягчающих их наказание, наличие у них малолетних детей в качестве обстоятельства смягчающего наказание, а что касается Сидикбегова - также заслуги перед государством.

Суд убедительно мотивировал невозможность применения при назначении наказания кому-либо из осуждённых положений ст. 64, 73 УК РФ. Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на вид и срок наказания, Судебная коллегия не находит, а назначенное им наказание признаёт справедливым.

Вид исправительного учреждения судом определён в соответствии с требованиями ст.58 УК РФ.

20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 28 апреля 2014 г. в отношении Сидикбегова Ш М и Сидикбекова М М оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Статьи законов по Делу № 4-АПУ14-58

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 302. Принуждение к даче показаний
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх