Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О07-114

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О07-114

от 11 декабря 2007 года

 

председательствующего - Шурыгина А. П. судей - Иванова Г. П. и Климова А. Н.

КОМАРОВ [скрыто]

осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, к» УК РФ к 13 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ПАВЛОВ

судимый:

1) 30 ноября 2005 года по ст. ст. 158 ч. 3 п. «а», 159 ч. 3 п. п. «а, б», 163 ч. 3 п. «а» УК РФ к 11 годам лишения свободы,

осужден по ст. 159 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, к» УК РФ к 16 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 18 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 24 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осужден Корзинкин В. А. к условной мере наказания, приговор в отношении которого не обжалуется.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшей [скрыто] с Комарова, Павлова и Корзинкина в возмещение материального ущерба I

[скрыто] руб. солидарно и в счет компенсации морального вреда с Комарова -1 [скрыто] руб., а с Павлова - [скрыто]. руб.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступление осужденного Комарова П. В. и адвоката Сафронова Н. А., просивших приговор в части осуждения Комарова по ст. 159 ч. 4 УК РФ отменить и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, а в части осуждения Комарова по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, к» УК РФ изменить приговор, переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, адвоката Асатурова Э. В., просившего приговор отменить и дело прекратить за непричастностью Павлова к совершению преступлений, потерпевшей [скрыто] возражавшей против удовлетворения кассационных

жалоб осужденных и адвокатов, и прокурора Кривоноговой Е. А., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Комаров и Павлов признаны виновными в хищении чужого имущества, совершенном путем обмана и злоупотребления доверием (мошенничестве) организованной группой и в особо крупном размере, и в умышленном убийстве, совершенном организованной группой и с целью скрыть другое преступление.

_Преступления совершены в период с апреля по октябрь 2005 года

[скрыто] при

обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Комаров и Павлов виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Комаров утверждает, что его вина в совершении преступлений не доказана, во время убийства [скрыто] в доме, где оно было совершено, он не находился, яму хотя и рыл, но не для захоронения трупа, [скрыто] денег ему не передавал, в этом

оговорил его, и просит приговор отменить;

адвокат Сафронов в защиту его интересов просит приговор в части осуждения Комарова по ст. 159 ч. 4 УК РФ отменить и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, в части осуждения по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, к» УК РФ приговор изменить, переквалифицировать действия Комарова на ст. 316 УК РФ и назначить ему более мягкое наказание. При этом адвокат утверждает, что выводы суда о том, что Комаров принимал участие в совершении мошенничества в отношении [скрыто] I, носят характер предположения и не подтверждены доказательствами. Указание суда в приговоре об участии Комарова в спаивании [скрыто] выходят за пределы предъявленного обвинения. Не проверено утверждение Комарова о том, что 15 ноября 2005 года он не

мог присутствовать при совершении сделки [скрыто] I и там

получить деньги от [скрыто], так как в это время находился в [скрыто] 1

[скрыто]. Комаров такженеимел никакого отношения к восстановлению документов на дом [скрыто] 1, этим занимался осужденный Корзинкин. Считает, что обнаруженный при обыске в доме Комарова бланк заявления от супруга на согласие совершить сделку купли-продажи дома, не изобличает Комарова, так как он существенно отличается от поддельного заявления ЛИ I. Комаров это заявление не подделывал. Суд неправильно оценил показания Комарова, которые он дал на предварительном следствии, и в частности, показания Комарова о том, что они договорились с Павловым ттюбьтм способом завладеть домом [скрыто] Показания свидетеля [скрыто], приведенные в приговоре в

качестве доказательства вины Комарова, по мнению адвоката, являются противоречивыми и недостоверными. Суд непринял мер к проверке этих показаний, не допросил свидетеля [скрыто] и женщину, которая

находилась в машине М I. К тому же, показания

[скрыто] которые он давал на предварительном следствии в

качестве свидетеля, являются недопустимыми доказательствами, так как на момент допроса в суде ему уже было предъявлено обвинение в совершении преступлений в соучастии с подсудимыми, в качестве свидетеля [скрыто] был допрошен без участия адвоката. Отобрав у

него подписку об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, Комарова тем самым принудили давать показания против соучастников и самого себя. Выводы суда о виновности Комарова в убийстве [скрыто] также носят характер предположения. Комаров соучастником убийства не был, от его действий ничего не зависело. Он не был осведомлен, когда, где и каким способом будет совершено убийство [скрыто] Не исключено, что когда Комаров начал копать яму, [скрыто] уже был мертв. В укрывательстве следов убийства Комаров полностью раскаялся;

осужденный Павлов выражает свое несогласие с приговором, находя его чрезмерно суровым и несправедливым. Считает также, что он постановлен с нарушением закона, что выводы суда о его виновности, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются имеющимися в деле доказательствами;

адвокат Асатуров в защиту его интересов просит приговор отменить, мотивируя тем, что вина Павлова в совершении преступлений не доказана, в деле имеется только предположительное заключение эксперта о причинах смерти [скрыто], показания осужденного Комарова не содержат прямого указания на Павлова как на исполнителя убийства [скрыто] это преступление мог совершить и [скрыто] дело в отношении

которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, нельзя полностью исключить причастность к убийству и Комарова, в то же время наличие сговора на совершение убийства и распределение ролей между осужденными, [скрыто] Щ и [скрыто] доказательствами не

подтверждены. Также необоснованными считает адвокат и выводы суда о виновности Павлова в мошенничестве, утверждает, что Павлов только хотел помочь [скрыто] восстановить утраченные документы на дом, к продаже этого домаПавлов никакого отношения не имел, никаких прав на имущество 1Щ I Павлов не приобрел. По этому обвинению суд не допросил свидетеля 11^ 1 его показания оглашались вопреки

требованиям ст. 281 ч. 2 УПК РФ, в приговоре показания [скрыто] приведены в искаженном виде. Адвокат считает, что при рассмотрении дела судом был нарушен принцип презумпции невиновности,

неправильно был применен уголовный закон и допущено нарушение уголовно-процессуального закона.

В возражениях на кассационные жалобы прокурор, поддерживавший обвинение в суде, и адвокат Агаджанов А. В. в интересах осужденного Корзинкина В. А. просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Комарова и Павлова в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о непричастности к мошенничеству Комарова и Павлова опровергаются показаниями осужденного Корзинкина, который, как он сам признался в судебном заседании, оказал им содействие в продаже дома [скрыто] путем обмана потерпевшего.

Из показаний Корзинкина также видно, что он вначале по просьбе Комарова и Павлова восстановил утраченные потерпевшим документы на дом, после этого Комаров и Павлов познакомили его с [скрыто], который должен был выступать в качестве покупателя по фиктивной сделке. Комаров и Павлов передали ему поддельное согласие [скрыто], супруги потерпевшего 1щ [скрыто] необходимое для оформления купли-продажи дома. После того, как договор купли-продажи был оформлен с участием [скрыто], он по просьбе Комарова и Павлова нашел уже

настоящего покупателя на этот дом - т( [скрыто] который заплатил [скрыто] долларов США.

Показания Корзинкина согласуются с показаниями [скрыто] который в судебном заседании подтвердил, что именно

на него был оформлен фиктивный договор купли-продажи дома [скрыто] документы на дом он передал Комарову, затем дом был продан полученные от него деньги он также передал Комарову.

Поскольку показания [скрыто] в этой части являются

последовательными и согласуются с фактическими обстоятельствами дела, суд обоснованно признал их достоверными.

Как следует из материалов дела, оформлению фиктивной сделки по продаже дома [скрыто] предшествовало заключение Комаровым по договоренности с Павловым договора аренды дома потерпевшего, при этом именно Комаров выплачивал [скрыто] арендную плату и, как он сам пояснял в суде, за весь период аренды выплатил [скрыто] долларов США.

Суд с учетом показаний самого Комарова, который на предварительном следствии признавал, что Павлов познакомил его с

[скрыто] с одной целью - войти в доверие к потерпевшему и любым способом завладеть домом, правильно расценил это обстоятельство как свидетельство того, что после обсуждения Павловым и Комаровым плана по завладению обманным путем домом Л [скрыто] Комаров «профинансировал этот проект».

Утверждения осужденных и адвокатов в кассационных жалобах о заинтересованности [скрыто] в исходе дела в его пользу

опровергаются вступившим в законную силу приговором Наро-Фоминского городского суда Московской области от 26 сентября 2007 года, копия которого обозревалась в настоящем судебном заседании по ходатайству потерпевшей [скрыто] I которым М I также

осужден за мошенничество, совершенное организованной группой. Приговор в отношении него постановлен в порядке главы 40 УПК РФ, то есть при полном согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Доводы кассационных жалоб о недопустимости показаний в качестве доказательств являются несостоятельными.

Уголовное дело в отношении [скрыто] было выделено в

отдельное производство, поэтому суд правильно допросил его в качестве свидетеля по настоящему делу.

К тому же, как указано выше, показания [скрыто] согласуются с показаниями осужденного Корзинкина и показаниями Комарова на предварительном следствии.

При обыске по месту жительства Комарова были изъяты ксерокопия паспорта [скрыто] и бланки заявлений о согласии одного из супругов на приобретение или отчуждение недвижимого имущества, что также изобличает Комарова в совершении мошенничества в отношении

Утверждения осужденного и адвоката в жалобах о том, что эти бланки существенно отличаются от поддельного заявления-согласия [скрыто] которое было предано Комаровым и Павловым Корзинкину

для оформления договора купли-продажи дома потерпевшего, нельзя признать обоснованными, поскольку в обоих случаях речь идет о согласии супруга со ссылкой на статью 35 Семейного Кодекса РФ.

Суд дал правильную оценку выше приведенным доказательствам и обоснованно сделал вывод о том, что факт совершения мошенничества Павловым и Комаровым в отношении УЩ Щ нашел свое полное подтверждение.

Выводы суда о том, что это преступление было совершено организованной группой, также являются обоснованными.

Группа, в которую входили Комаров и Павлов, как следует из материалов дела, носила устойчивый характер. Комарова и Павлова, в частности, связывала совместная деятельность по купли-продажи квартир. При этом в отношении Павлова было возбуждено уголовное дело по факту многочисленных квартирных мошенничеств, о чем было известно Комарову, а по сделкам, совершенным Комаровым по доверенности, выявлены факты смерти бывших собственников квартир, и по этим фактам уголовные дела выделены в отдельное производство. Совершению мошенничества в отношении [скрыто] как правильно указал суд в приговоре, предшествовала длительная и тщательная подготовка, в ходе которой между соучастниками были распределены роли и определена последовательность совершения преступных действий. Так, вначале с [скрыто] был заключен договор аренды, потом обманным

путем от него была получена доверенность и восстановлены документы на дом, затем заключена фиктивная сделка по продаже дома М по доверенности с использованием подложного заявления

согласия [скрыто] на продажу дома, а затем оформлен договор дарения

дома [скрыто] от которого было получено [скрыто] долларов США и

совершено убийство УЩ Щ с целью скрыть совершенное в отношении него мошенничество.

Доводы кассационных жалоб о непричастности Комарова и Павлова к убийству [скрыто] являются необоснованными.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть [скрыто] носила насильственный характер и наступила от механической

асфиксии, что соответствует показаниям Комарова на предварительном следствии и в суде о том, что Павлов, который и сам не отрицал, что в доме, где было совершено убийство [скрыто] кроме Л Щи его самого никого больше не было, рассказал ему о том, как он задушил

Из показаний осужденного Комарова следует, что яму, в которой был захоронен труп Л Щ, выкопал он, при чем копать яму он поехал до того, как Л I был убит.

Осужденные Комаров и Павлов подтвердили, что оба принимали участие в захоронении трупа

Суд обоснованно расценил действия Комарова и Павлова как соисполнительство в убийстве [скрыто] указав на то, что убийство было совершено организованной группой.

Об этом, в частности, свидетельствуют то,_что согласно

показаниям потерпевшей [скрыто] свидетелей [скрыто], [скрыто],

которые не оспаривали Комаров и Павлов, ЛИ I поехал на дачу, где затем было совершено его убийство, по приглашению Комарова, Павлова.

Убийству [скрыто] предшествовало совершенное против него мошенничество, в котором непосредственное участие принимали Комаров и Павлов, и которое необходимо было скрыть путем лишения жизни потерпевшего. После убийства [скрыто], как следует из показаний потерпевшей и свидетелей, предпринимались попытки создать иллюзию того, что уЩ [скрыто] жив и отдыхает на юге [скрыто] ~ '

Изложенные выше обстоятельства, приведенные в приговоре, прямо указывают на то, что убийство Л Щ было заранее спланированным и тщательно продуманным преступлением, в котором между его участниками были распределены роли.

В связи с этим, нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что выводы суда о виновности Павлова и Комарова в мошенничестве и убийстве Л Щ носят характер предположений, вопреки утверждениям авторов кассационных жалоб, они основаны на фактических обстоятельствах дела.

Правовая оценка действиям Комарова и Павлова дана судом правильная.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы кассационных жалоб о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав на то, что Комаров участвовал в спаивании [скрыто] противоречат материалам дела.

В обвинении, которое было предъявлено Комарову, прямо указано, что он, Павлов и два лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, действуя в составе организованной группы, в марте-апреле 2005 года согласно разработанному плану в ходе совместного с Л Щ употребления спиртных напитков, сознавая, что у него имеется алкогольная зависимость, ввели его в заблуждение, убедив, что помогут ему восстановить утраченные документы на дом (т. 11 л. д. 67).

Необоснованными являются и доводы кассационных жалоб о неполноте судебного следствия.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты не заявляла ходатайств о допросе в качестве свидетелей [скрыто] и женщины, которая находилась в машине [скрыто], и лиц, которые

могли бы подтвердить алиби Комарова на момент передачи ему М денег вырученных от продажи дома [скрыто] Показания

свидетеля [скрыто], не явившегося для допроса в суд, как видно из

протокола судебного заседания, оглашались с согласия сторон (т. 12 л. д. 191).

Ссылка адвоката Асатурова в жалобе на то, что показания свидетеля Ш [скрыто] неточно изложены в приговоре, не может являться основанием для отмены приговора, так как из показаний этого свидетеля видно, что он пояснял о присутствии Павлова при разговоре с ним

Наказание назначено Комарову и Павлову с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание. Оно соответствует тяжести совершенных преступлений и данным о личности осужденных Комарова и Павлова.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 4-О07-114

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх