Дело № 4-О07-117

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О07-117

от 25 декабря 2007 года

 

председательствующего - Степалина В. П. судей - Иванова Г. П. и Каменева Н. Д.

МИХАЙЛОВ [скрыто]

1, судимый: [скрыто]

1)16 апреля 1998 года по ст. 105 ч. 2 п. п. «в, д, з», 162 ч. 3 п. «в» УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождавшийся условно досрочно 24 сентября 2002 года на не отбытый срок 1 год 8 месяцев 3 дня,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «а, з» УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Михайлова В. А. и адвоката Сабеевой Ж. В., просивших приговор отменить и дело прекратить, и мнение прокурора Кривоноговой Е. А., просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Михайлов признан виновным в умышленном убийстве двух лиц, совершенном из корыстных побуждений.

_Преступление совершено 8 июня 2004 года на территории

[скрыто] при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Михайлов виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

_осужденный Михайлов утверждает, что он не совершал убийство

[скрыто] и [скрыто] в материалах дела отсутствуют доказательства

его вины, председательствующий по делу был необъективен, при вынесении приговора опирался на его прежнюю судимость, его показания и показания его родственников неправильно были использованы судом против него, суд не учел, что с июня 2004 года, когда пропали [скрыто] и [скрыто], прошло много времени, и не все

события тех дней сохранились в их памяти, дело рассмотрено с нарушением разумных сроков и просит приговор отменить и дело прекратить;

адвокат Сабеева Ж. В. в защиту интересов осужденного Михайлова просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, мотивируя тем, что собранные по делу доказательства не подтверждают вину Михайлова, отсутствуют также доказательства, что [скрыто] и [скрыто] мертвы, нет ни одного

прямого или косвенного свидетеля преступления.

В возражениях прокурор, поддерживавший обвинение в суде, просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Михайлова в совершении преступления соответствуют фактическим

обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, из показаний самого осужденного следует, что 8 июня 2004 года он приобрел у [скрыто] автомобиль за [скрыто] долларов США, передав ему указанную сумму. После этого он возил [скрыто] и

знакомую [скрыто] - [скрыто], на купленном им автомобиле по г.

Михайлов также пояснил, что около 14 часов он подвез [скрыто] и [скрыто] к МРЭО, где [скрыто] должен был встретиться

со СИ I и купить у того автомобиль, и расстался с ними.

Между тем, свидетель [скрыто] показал, что [скрыто] на встречу

с ним в МРЭО не явился, а из показаний потерпевших [скрыто] и

[скрыто] следует, что [скрыто] Щ и [скрыто] пропали без вести именно 8 июня 2004 года.

Согласно протоколу осмотра от 21 июня 2004 года, синтетическое покрытие, расположенное под резиновым ковриком перед задним правым сидением в автомобиле, купленном 8 июня 2004 года Михайловым у [скрыто] оказалось пропитанным жидким веществом

бурого цвета, похожим на кровь. На полу и пороге автомобиля была обнаружена группа подсохших пятен бурого цвета также похожих на кровь.

На фрагменте данного покрытия, как следует из заключения генетической экспертизы, на полу и пороге автомобиля была обнаружена кровь, которая с достоверностью 99,99995 % могла произойти от и на 100 % не могла произойти от Михайлова.

Следы такой же крови были обнаружены экспертами на футболке и туфлях осужденного Михайлова.

Суд правильно расценил обстоятельства неожиданного исчезновения [скрыто] и [скрыто] 8 июня 2006 года в совокупности

с обнаружением крови СЩ Щ в автомобиле Михайлова и на его одежде и обуви как свидетельства причинения им насильственной смерти в этот день и как свидетельства причастности к этому преступлению Михайлова.

При этом суд обоснованно исходил из того, что на момент совершения убийства у Михайлова не было алиби и все версии, которые выдвигались им и его родственниками в защиту Михайлова оказались недостоверными.

Так, судом тщательно были проверены версии защиты о возможности происхождения крови, обнаруженной в автомобиле, на одежде и обуви Михайлова при обстоятельствах, не связанных с причинением смерти [скрыто] и

В судебном заседании были допрошены свидетели, на которых ссылался Михайлов, утверждая в одном случае, что кровь в салоне автомобиля была еще до того, как [скрыто] купил его у [скрыто] что

прямо противоречит заключению генетической экспертизы о принадлежности ее [скрыто], а в другом ссылаясь на то, что с [скрыто]

испачкал автомобиль кровью перед тем, как продал его ему -Михайлову.

Как следует из показаний прежнего собственника автомобиля-свидетеля [скрыто] тот заявил об отсутствии следов крови в автомобиле на момент его покупки СГ

Свидетель [скрыто] опроверг утверждения Михайлова о том,

что он мог рассказывать ему о наличии крови в автомобиле ЗГ ссылаясь на то, что ему и самому ничего об этом не известно.

Свидетели [скрыто] не подтвердили показания Михайлова о

том, что [скрыто] самостоятельно проводил в автомобиле работы по установке музыкальной аппаратуры, и, следовательно, опровергли утверждения Михайлова о том, что [скрыто] мог пораниться и испачкать автомобиль кровью.

Кроме того, потерпевшая [скрыто] и свидетель [скрыто]

пояснили, что кровоточащих ран на руках СИ ¦ в период времени, который называл в суде Михайлов, не было.

К тому же показания Михайлова о том, что [скрыто] поранил руку, демонтируя в автомобиле музыкальную аппаратуру, как правильно указал суд в приговоре, являются непоследовательными и опровергаются показаниями его брата - свидетеля [скрыто].

Так, Михайлов вначале пояснял, что [скрыто] демонтировал музыкальную аппаратуру за месяц до продажи ему автомобиля, затем стал говорить, что эти события происходили за два дня до исчезновения

С иК

Также Михайлов в одном случае пояснял, что [скрыто] поранил

ладонь левой руки, в другом утверждал, что у [скрыто] была ранена

правая рука в районе мизинца.

Свидетель [скрыто]. пояснил, что музыкальная аппаратура

демонтировалась из автомобиля уже после покупки, и в этом принимали участие он сам, его брат - осужденный Михайлов, и их отец.

В судебном заседании также была допрошена эксперт [скрыто], проводившая по назначению суда ситуационную медико-криминалистическую экспертизу, пояснения которой опровергли утверждения Михайлова о том, что кровь [скрыто] могла образоваться

на его футболке в то время, когда С В демонтировал в багажнике автомобиля музыкальную аппаратуру, поранив при этом руку.

Так, эксперт [скрыто] пояснила, что при названных Михайловым в суде обстоятельствах выявленные на футболке Михайлова следы крови не могли образоваться от однократного контакта с источником крови, о чем утверждал Михайлов, пятна на рукаве расположены достаточно далеко друг от друга, не соединены и не сливаются между собой, что однозначно свидетельствует о двух контактах источника крови с футболкой, и, судя по второму сохранившемуся пятну крови, признаков динамического контакта не прослеживается.

Эксперт [скрыто] также высказалась о том, что размеры на рукаве футболки указывают на имевшее место массивное кровотечение и возможность образования данных пятен от воздействия обильного источника крови.

Эти пояснения эксперта соответствуют и протоколу осмотра автомобиля, в ходе которого была обнаружена жидкая кровь, пропитавшая синтетическое покрытие пола автомобиля, и протоколу осмотра одежды и обуви Михайлова, в ходе которого на них также были обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь.

Давая критическую оценку показаниям Михайлова о возможных обстоятельствах происхождения крови, обнаруженной в автомобиле, на

его одежде и обуви, суд правильно исходил из того, что, во-первых, позиция Михайлова в этой части является непоследовательной, а, во-вторых, по делу имеются обстоятельства, указывающие на принятие Михайловым мер по сокрытию следов преступления.

Так, в суде Михайлов не отрицал, что в ходе предварительного следствия он заявлял о принадлежности обнаруженной крови ему самому.

Вместе с тем, в судебном заседании он же утверждал, что кровь хотя и принадлежит [скрыто] но ее следы образовались при

обстоятельствах, не связанных с причинением смерти потерпевшим.

Между тем, согласно заключению эксперта, проводившего экспертизу вещественных доказательств, джинсы Михайлова к моменту их изъятия в ходе обыска были уже постираны, туфли - чистые, сухие, при этом кожа туфель имела вид высохшей после обильного смачивания (плотная, тусклая, сухая, слабо деформированная), пятно крови на туфле выявлено только в области шва.

Согласно протоколу осмотра автомобиля, резиновый коврик перед правым задним сиденьем оказался чист, тогда как синтетическое покрытие под ним пропитано жидкой кровью, следы крови [скрыто] были обнаружены в салоне автомобиля под пластиковым порогом и под резиновым уплотнителем.

То есть, Михайлов после проведения генетической экспертизы вынужден был признать, что в автомобиле, на его одежде и обуви имелась кровь [скрыто] и следы этой крови были обнаружены, как

правильно указывает суд, либо в труднодоступных для их устранения местах, как это имело место в автомобиле, либо в малозаметных местах, как это получилось с туфлей, и, поэтому, она не была вся уничтожена, а была обнаружена при осмотре этих вещественных доказательств.

Согласно заключению эксперта, на футболке Михайлова, на которой имелись следы крови Сщ [скрыто] были обнаружены также

почвенные наслоения.

Анализируя это заключение эксперта и сопоставляя его и показания эксперта гИ [скрыто] проводившей вышеуказанную

экспертизу с непоследовательными показаниями Михайлова об обстоятельствах загрязнения футболки, которые подробно изложены в

приговоре, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Михайлов

принял меры к сокрытию трупов [скрыто] и К [на удаленной

от жилья и дорогах местности.

В связи с этим, следует согласиться с выводами суда о том, что не обнаружение трупов [скрыто] и [скрыто] не свидетельствует об

отсутствии события преступления.

Не обнаружение трупов [скрыто] и к [скрыто] при том, что

Михайлов отрицал свою причастность к их исчезновению, не позволило следственным органам установить способ убийства потерпевших, однако в данном конкретном случае это обстоятельство не может являться основанием для отмены приговора.

Судом также тщательно были проверены версии защиты о том, что СИ I и [скрыто] не были убиты, что они живы, а их

исчезновение произошло по личным мотивам, и в настоящее время они скрываются, о чем хорошо известно их родным, что С I и

[скрыто] убиты [скрыто], который являлся мужем

" и

поШ [скрыто]

старшей сестры погибшей к [скрыто]., что к убийству [скрыто]

старше у С

[могут быть причастны [скрыто] [бандиты», с которыми

у [скрыто] якобы был конфликт, или [скрыто], у которого в день

исчезновения потерпевших [скрыто] должен был купить автомобиль,

или Ш I, [скрыто] и [скрыто] по причине имевшихся у них перед

Статьи законов по Делу № 4-О07-117

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх