Дело № 4-О07-55

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О07-55

от 19 июня 2007 года

 

председательствующего - Анохина В. Д. судей - Иванова Г. П. и Степалина В. П.

кэтэнойр [скрыто]

1) 13 апреля 2004 года по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. «а, г», 162 ч. 2 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом 2 500 рублей,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) к 9 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на

основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 18 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 22 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 2 500 рублей.

куркэ 1^1_ _

судимый:

2) 13 апреля 2004 года по ст. ст. 161 ч. 2 п. п. «а, г», 162 ч. 2 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом 2 500 рублей,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) к 9 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 18 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 21 году лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом 2 500 рублей.

морального вреда с [скрыто]

Кэтэноя Р. Н. и Куркэ Р. Н. в пользу [скрыто] ДЗлей и в пользу ТШ

рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления адвоката Шиян А. П., просившую отменить приговор в части осуждения Кэтэноя по ст. 105 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ и смягчить наказание, представителя потерпевших [скрыто] - адвоката Панфилкина В. И., возражавшего

против удовлетворения кассационных жалоб, и прокурора Кривоноговой Е. А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Кэтэной и Куркэ признаны виновными в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном убийстве, совершенном группой лиц, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 17 ноября 2003 года

при обстоятельствах,

указанных в приговоре.

В судебном заседании Кэтэной и Куркэ виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Куркэ, не оспаривая обоснованность его осуждения за разбой, утверждает, что к убийству потерпевшего [скрыто] он не

причастен. Он также утверждает, что он никаких явок с повинной не писал. Кэтэной, а потерпевшая [скрыто] в начале допроса в суде,

поясняли, что он не заходил в комнату, где было совершено убийство.

Оспаривает протокол опознания его потерпевшей [скрыто], утверждая, что фотографии на опознание поступили к следователю позже, чем было проведено это следственное действие.

[скрыто] на предварительном следствии его оговорил под физическим и психологическим воздействием, о чем он заявил в судебном заседании.

Утверждает, что он был вооружен молотком, а не металлической трубой. Просит приговор в части осуждения за убийство отменить и дело прекратить и смягчить наказание, назначенное за разбой;

осужденный Кэтэной утверждает, что он не участвовал в убийстве [скрыто], [скрыто] оговорил его в совершении этого

преступления, а суд неправильно оценил показания КЩ щ, не учел, что они непоследовательные, что причиной оговора могло явиться то обстоятельство, что для [скрыто] он в отличие от Куркэ и других участников преступления являлся посторонним лицом. Указывает на то, что Куркэ в судебном заседании отказался от своей явки с повинной, в которой уличал его в убийстве, явка Куркэ противоречит также показаниям к [скрыто], к тому же она является недопустимым доказательством, так как получена не по поручению следователя, в отсутствии адвоката и переводчика, заявленное об этом ходатайство судом необоснованно оставлено без удовлетворения. Суд не дал оценку его последовательным показаниям о непричастности к убийству

[скрыто]. Просит приговор в части осуждения его по ст. 105 ч. 2 УК

РФ отменить и дело прекратить. По разбою переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 162 УК РФ и смягчить наказание с учетом признания им своей вины в совершении этого преступления, положительной характеристики и семейного положения. В части гражданского иска просит приговор отменить и дело передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, мотивируя тем, что взысканная сумма в счет компенсации морального вреда является не реальной;

адвокат Шиян А. П. в защиту интересов осужденного Кэтэноя просит приговор по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ отменить и дело прекратить, переквалифицировать действия Кэтэноя со ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ, отменить приговор в части гражданского иска, мотивируя тем, что по делу не имеется бесспорных доказательств виновности Кэтэноя в убийстве тЩ [скрыто] а квалификация его

действий по разбою дана без учета роли Кэтэноя и требований закона об ответственности за действия совершенные в группе.

Адвокат утверждает, что судом допущено нарушение ст. 252 УПК РФ, в обвинительном заключении указано, что насилие применялось к потерпевшему с целью завладения его имуществом, а в приговоре, указано о применении насилия с целью лишения жизни потерпевшего, что, по мнению адвоката, ухудшает положение Кэтэноя. Ухудшает положение осужденного и указание в приговоре о моменте связывания потерпевшего, который не увязан ни со временем его совершения, не с фактическими обстоятельствами.

Адвокат считает также, что суд привел в приговоре показания Кэтэноя не полностью, а избирательно, упустив пояснения осужденного о нанесении ударов только по спине и боку и об отсутствии между ними сговора на применение металлических труб. Суд в приговоре не дал оценку доказательствам, указывающим на моменты связывания рук и ног потерпевшего, что, по мнению адвоката, имеет существенное значение для дела.

Адвокат также считает, что показания ранее осужденного по этому же делу [скрыто] об участии Кэтэноя в убийстве [скрыто] являются ложными, так как они не последовательные и опровергаются материалами личного дела Куркэ и Кэтэноя. Явку Куркэ с повинной он просит считать недопустимым доказательством, ссылаясь на то, что она получена неуполномоченным лицом, без участия адвоката и переводчика, хотя на тот момент Куркэ уже являлся обвиняемым, содержание явки об избиении потерпевшего двумя лицами противоречит показаниям к [скрыто] о том, что в избиении участвовало три лица, Куркэ эту явку в судебном заседании не подтвердил.

Далее адвокат анализирует доказательства и делает вывод о непричастности Кэтэноя к убийству. В части осуждения за разбой адвокат оспаривает наличие таких квалифицирующих признаков, как незаконное проникновение в жилище и причинение тяжкого вреда

здоровью потерпевшего. Адвокат также указывает на то, что исковые заявления потерпевших и представителя малолетнего потерпевшего о компенсации морального вреда не мотивированы, непонятно за какие именно действия осужденного требуется возмещение морального вреда. Оспаривается возможность взыскать этот вред в настоящее время.

_возражениях на кассационные жалобы потерпевшая

законный представитель потерпевшего [скрыто]

[скрыто] и прокурор Архипов А. С, поддерживавший обвинение в суде, просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Куркэ и Кэтэноя в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационной жалобы осужденного Куркэ о его непричастности к убийству [скрыто] опровергаются его явкой с

повинной, в которой указано, что он и Кэтэноя избивали мужчину [скрыто] металлическим палками по голове и телу (т. 6 л. д. 23), и

показаниями ранее осужденного по этому же делу КЩ щ, которые он давал на предварительном следствии, поясняя, что Куркэ тоже ударил мужчину трубой по голове, затылку (т. 1 л. д. 125, 137 оборот) и показаниями потерпевшей [скрыто] на предварительном следствии.

Утверждения Куркэ о том, что он не давал явку с повинной, являются несостоятельными.

Из протокола названной явки видно, что Куркэ в нем указал собственноручно, что с его слов записано верно и им прочитано.

Ссылка Куркэ в жалобе на показания потерпевшей [скрыто], которая в судебном заседании поясняла, что Куркэ находился с ней в кухне в то время, когда убивали ее сына в другой комнате, также является необоснованной.

Эти показания суд правильно оценил критически, признав их в приговоре ошибочными.

При этом суд обоснованно сослался на пояснения потерпевшей о том, что за время содержания под стражей лица подсудимых

изменились, и единственным признаком, на основании которого она решила, что Куркэ находился с ней на кухне, является то, что из двух находившихся в зале судебного заседания подсудимых Куркэ, рост которого составляет 175 см, ниже, чем Кэтэной.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что на предварительном следствии потерпевшая [скрыто] 25 декабря 2003 года опознала

Ж [скрыто], как лицо, которое находилось с ней в кухне (т. 1 л. д. 91-92),

а Куркэ был опознан ею в тот же день по фотографии, как лицо, которое вместе с [скрыто] и мужчиной в маске пробежало в комнату, где находился ее сын - [скрыто] и она слышала крики, шум и глухие удары (т. 1 л. д. 89-90).

Показания ТЯ ¦ на предварительном следствии о том, что

с ней в кухне находился не Куркэ, а ЖЩ Щ, который ударил ее и снял с нее золотую цепочку с кулоном, подтверждается обнаружением по месту жительства последнего этого ювелирного украшения.

Доводы кассационной жалобы Куркэ о том, что его фотография из [скрыто] была получена после проведения опознания, противоречат

материалам дела, из которых видно, что уже 14 декабря 2003 года следствие располагало фотографией Куркэ, так как в этот день

проводилось опознание Куркэ по фотографии задержанным [скрыто] (т. 1 л. д. 127).

Нельзя признать обоснованными также доводы жалобы Куркэ о том, что [скрыто] на предварительном следствии оговорил его под психологическим и физическим воздействием.

Заявления К об этом в судебном заседании выглядят

неубедительно, так как [скрыто] не подтвердил и свои показания, которые он давал в судебном заседании Московского областного суда, когда рассматривалось его дело.

Между тем, показания [скрыто] об участии Куркэ в убийстве подтверждаются и показаниями потерпевшей ТГ

и протоколом явки с повинной самого Куркэ, которая обоснованно признана судом допустимым доказательством.

Утверждения Куркэ о том, что он был вооружен не металлической трубой, а молотком, также опровергаются показаниями [скрыто]. К тому же, как правильно указал суд в приговоре, показания

Куркэ об этом обстоятельстве носят непоследовательный характер и по существу даны им после того, как адвокат подсказал в судебном заседании возможность нанесения ударов потерпевшей не ударной частью молотка, а его рукояткой (т. 6 л. д. 27, 131).

Доводы кассационной жалобы осужденного Кэтэноя и аналогичные доводы кассационной жалобы адвоката о том, что он не причастен к убийству [скрыто] опровергаются явкой с повинной

Куркэ, в которой указано, что он и Кэтэноя избивали мужчину [скрыто] металлическим палками по голове и телу, показаниями

ранее осужденного по этому же делу [скрыто] которые он давал на предварительном следствии, поясняя, что [скрыто] первым ударил по

голове Кэтэноя (т. 1 л. д. 125, 137 оборот) и в судебном заседании Московского областного суда при рассмотрении его дела (т. 5 л. д. 217), показаниями самого Кэтэноя, приведенными в приговоре, не отрицавшего в судебном заседании, что он также наносил удары металлической трубой потерпевшему, утверждая лишь о том, что бил его по спине и боку, показаниями потерпевшей [скрыто], пояснившей,

что Кэтэноя находился в комнате, где убивали ее сына.

Ссылка в жалобах на то, что протокол явки Куркэ с повинной является недопустимым доказательством, является несостоятельной, поскольку закон не требует, чтобы явка с повинной оформлялась с участием адвоката.

Утверждения Кэтэноя и адвоката о нуждаемости Куркэ в переводчике опровергается сделанной Куркэ собственноручной записью в протоколе, которой он подтвердил достоверность его содержания.

Отсутствие в деле поручения следователя о принятии явки с повинной от Куркэ также не может являться основанием для признания названного протокола недопустимым доказательством.

Оспариваемой стороной защиты протокол составлен должностным лицом, в функции которого входит принятие явки с повинной.

То обстоятельство, что Куркэ не подтвердил в суде свою явку с повинной, само по себе не делает ее лишающей доказательственной силы, суд оценивал ее в совокупности с другими доказательствами.

Нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб о

недостоверности показаний Щ, так как они в отношении Кэтэноя

являются последовательными и подтверждаются, как указано выше, показаниями потерпевшей Щ и протоколом явки с повинной

Куркэ.

_Неубедительной является ссылка адвоката в жалобе на то, что

[скрыто] приписал действия Куркэ Кэтэноя. Из материалов дела видно, что [скрыто] правильно описывал физические данные как Куркэ, так и Кэтэноя. Пояснения [скрыто] о наличии татуировок на плечах Куркэ не противоречит данным личного дела Куркэ (т. 5 л. д. 246).

Ссылка Кэтэноя на то, что [скрыто] оговорил его, так как он для

него являлся посторонним человеком, является неубедительной, поскольку [скрыто] на предварительном следствии давал показания не только о действиях Кэтэноя, но и о действиях Куркэ, изобличая их обоих в совершении убийства ТВ

Вопреки утверждениям осужденного и адвоката в жалобах, суд в приговоре дал оценку показаниям Кэтэноя, который не признавал свою вину в убийстве [скрыто] признав их недостоверными.

Неубедительным является и утверждение Кэтэноя о том, что явка с повинной Куркэ противоречит показаниям [скрыто] И Куркэ и [скрыто] поясняли, что в убийстве гщ [скрыто] принимал участие Кэтэной.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Фактически обстоятельства совершенного преступления в приговоре изложены в рамках предъявленного Куркэ и Кэтэною обвинения, в связи с чем, нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката о нарушении судом ст. 252 УПК РФ.

Утверждение адвоката о том, что суд не дал оценку доказательствам по факту связывания тЯ Щ, и якобы это

обстоятельство повлияло на законность и обоснованность приговора, являются несостоятельными.

Статьи законов по Делу № 4-О07-55

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх