Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О08-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 марта 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О08-10

от 12 марта 2008 года

 

председательствующего - Шурыгина А. П. судей - Иванова Г. П. и Климова А. Н.

ХУТИЕВ м [скрыто]

осужден по ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных

преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 10 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 210 ч. 1, 33 ч. 3 и 188 ч. 4 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

СОКОЛОВА [скрыто]

осуждена за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое, и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 10 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Оправдана по ст. ст. 210 ч. 2, 33 ч. 3 и 188 ч. 4, по ст. ст. 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

МАРУЛИН [скрыто]

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое, и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 210 ч. 2, 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

ПРОСКУРА [скрыто]

2 В

1

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое, по ст. 188 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 10 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 210 ч. 2, 228-1 ч. 3 п. п. «а, г», 188 ч. 4 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

УМИРТАЕВ К

h

осужден по ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 188 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 210 ч. 2, 228-1 ч. 3 п. п. «а, г», 188 ч. 4 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

МЕИРМЛНОВ [скрыто] И

осужден по ст. ст. 30 ч. 1 и 228-1 ч. 3 п. п. «а, г» УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 188 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 210 ч. 2, 228-1 ч. 3 п. п. «а, г», 188 ч. 4 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Постановлено взыскать процессуальные издержки в доход государства с Соколовой И. Б. - [скрыто] с Марулина А. С. -

[скрыто] с Хутиева -1 [скрыто]

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденных Соколовой И. Б. и Марулина А. С. и адвокатов Жарова С. М. и Перевезенцева А. А., просивших приговор изменить и смягчить наказание, осужденных Хутиева М. А. и Мейрманова А. А. и адвокатов Шакиржанова Р. С. и Пшеничникова В. В., просивших приговор отменить и дело прекратить за непричастностью Умиртаева и Мейрманова к совершению преступления, и прокурора Кривоноговой Е. А., просившей отменить приговор по доводам кассационного представления и дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Соколова, Марулин, Проскура, Умиртаев, Хутиев и Мейрманов признаны виновными в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств организованной группой в

особо крупном размере, Проскура, Умиртаев и Мейрманов также в контрабанде организованной группой, а Умиртаев, кроме того, в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Преступления совершены в период с ноября 2004 года по ноябрь 2005 года [скрыто]

[скрыто] обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Соколова, Марулин, Проскура и Хутиев признали себя виновными частично, а Умиртаев и Мейрманов виновными себя не признали.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Указывается, что согласно показаниям свидетелей [скрыто],

ЛИ I, [скрыто] к [скрыто], к [скрыто]

и [скрыто] а также показаниям самих подсудимых,

судом был установлен факт создания преступного сообщества (преступной организации), которое занималось осуществлением регулярных контрабандных поставок из [скрыто]

наркотического средства - марихуаны, и дальнейшего его сбыта на территории Российской Федерации. Преступное сообщество состояло из нескольких структурных подразделений, одним из которых руководило лицо, разыскиваемое по настоящему делу, и в которое входили Соколова, Марулин, Проскура и Умиртаев, а вторым, в которое входил Мейрманов, руководил Хутиев. Общее же руководство преступным сообществом осуществляло не установленное лицо по имени

«/Ш и».

Суд, оправдывая подсудимых по ст. 210 УК РФ, необоснованно указал в приговоре, что преступного единого интереса, который бы объединял эти две группы, не установлено.

Кроме того, исследовав доказательства по эпизодам от марта 2004 года, от 7 августа 2004 года, от 9 апреля 2005 года и от 29 октября 2005 года, суд нашел доказанным получение в составе организованных групп брикетов вещества, перемещаемых через границу Российской Федерации. Оправдав Соколову, Марулина, Проскуру, Хутиева, Мейрманова по обвинению в незаконном сбыте наркотического средства в связи с тем, что вещество в указанные даты не изымалось, и судебно-химическая экспертиза не проводилась, не дал оценку этим

доказательствам в части совершения подсудимыми преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Суд также при оправдании Соколовой, Марулина, Проскуры и Умиртаева не дал оценку протоколу проверки показаний на месте свидетеля [скрыто], в ходе которой [скрыто] показал, в каком месте и

при каких обстоятельствах произошел сброс мешка с наркотическим средством в этот день.

Поэтому автор кассационного представления считает необоснованным оправдание подсудимых за отсутствием в их действиях состава преступления и одновременно указывает на то, что в результате такого оправдания суд при назначении наказания не учел степень общественной опасности содеянного.

Вместе с тем, в кассационном представлении указывается и на то, что суд необоснованно не учел в качестве смягчающего обстоятельства заявление Проскуры от 2 июля 2005 года, которое по существу представляет собой явку с повинной.

В кассационных жалобах:

адвокат Пшеничников в интересах осужденного Умиртаева просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что в основу приговора положены доказательства, которые должны были быть признаны недопустимыми, а также недостоверные доказательства.

К недопустимым доказательствам адвокат относит показания [скрыто], данные на предварительном следствии в качестве свидетеля,

протоколы опознания ею ряда подсудимых по фотографиям, показания свидетеля [скрыто] и протоколы опознания им по фотографиям Мейрманова и Умиртаева, первоначальные показания Проскуры, изобличающие Умиртаева, заключение химической экспертизы по смывам с рук Умиртаева, и приводит в жалобе основания, по которым эти доказательства следует считать недопустимыми.

Одновременно он считает малоубедительным доказательством вины Умиртаева факт обнаружения в смывах с его рук частиц марихуаны, которые могли попасть к нему при совершенно других обстоятельствах, о которых пояснял Умиртаев.

Он также считает, что по делу имеются доказательства, которые прямо указывают на непричастность Умиртаева к совершению преступления и ссылается при этом на то, что Умиртаев не скрывался от суда, когда был освобожден из ИВС, и что он, согласно данным Федеральной таможенной службы, в период с 6 по 9 апреля 2005 года границу Российской Федерации не пересекал.

Кроме того, адвокат считает, что судом было нарушено конституционное право Умиртаева на защиту, поскольку ему было

отказано в удовлетворении ходатайства о допуске в качестве защитника Епанешникова - руководителя Службы срочной правовой помощи Комитета «За гражданские права»;

осужденный Хутиев утверждает, что у него не было цели на сбыт наркотических средств, и просит исключить из приговора указание об этом, а также применить ст. ст. 61, 62 УК РФ и снизить срок лишения свободы до 7 лет 6 месяцев с учетом имеющихся по делу смягчающих обстоятельств, и отменить приговор в части взыскания с него 35 200 рублей за участие в деле защитника, ссылаясь на то, что он ни на предварительном следствии, ни в суде не просил о предоставлении ему адвоката;

осужденная Соколова просит смягчить приговор с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что наказание ей назначено чрезмерно суровое, в том числе и по сравнению с другими осужденными, по делу имеется совокупность смягчающих обстоятельств, и она раскаивается в содеянном;

осужденный Проскура просит приговор изменить, смягчить наказание, применить ст. 64 УК РФ с учетом имеющихся по делу обстоятельств, свидетельствующих о том, что он раскаялся в содеянном, оказывал помощь следствию в раскрытии преступления, был менее активным по сравнению с другими участниками преступления, положительно характеризуется по месту жительства и содержания под стражей;

осужденный Марулин утверждает, что его причастность к приготовлению к сбыту наркотических средств по эпизоду от 28 ноября 2004 года не доказана, а по эпизоду от 1 июля 2005 года не доказано, что он имел умысел на сбыт наркотических средств, марихуану он приобретал для личного потребления, виновным себя в этом он признает и раскаивается, просит учесть состояние здоровья, менее активную роль и приговор по первому эпизоду отменить и дело прекратить, а по второму эпизоду переквалифицировать его действия на ст. 228 ч. 2 УК РФ, наказание назначить с применением ст. 64 УК РФ;

осужденный Умиртаев утверждает, что он не участвовал в перевозке наркотических средств и сбросе его с поезда, выводы суда о его виновности в приготовлении к незаконному сбыту наркотиков и в контрабанде не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в приговоре содержатся противоречия, не дана оценка всем исследованным доказательствам, не установлено, в каком месте и каким

способом он мог провезти марихуану через границу, приговор основан на недопустимых доказательствах, к которым он относит показания Соколовой и Проскуры. Показания сотрудников службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков, по мнению осужденного, не могут являться доказательствами, так как эти лица не являлись очевидцами совершения преступления. Он был задержан в поезде необоснованно, так как при пересечении границы не имел каких-либо предметов и веществ, запрещенных к перевозке. Он также оспаривает выводы эксперта-химика, исключившего возможность образования на его руках следов марихуаны при обстоятельствах, указанных им в судебном заседании, считая их противоречивыми. Утверждает, что был лишен возможности задавать вопросы эксперту в судебном заседании, что ограничило его право на защиту. Также суд нарушил его конституционное право на защиту, поскольку все его ходатайства о допуске в качестве защитника представителя комитета «За гражданские права» Епанешникова оставил без удовлетворения. Суд также не предоставил ему право участвовать в прениях сторон, а в последнем слове председательствующий прервал его, не дав высказать свою позицию по делу. Умиртаев также считает, что обвинительное заключение было составлено с нарушением требований УПК, в нем не приведены содержание доказательств, их относимость и допустимость по делу, что затем повлекло за собой постановление приговора, в котором не приведены доказательства, подтверждающие конкретно его вину в совершении преступления. Он плохо владеет русским языком, однако переводчик на следствии ему не был предоставлен, копия приговора вручена ему на киргизском языке, хотя он является гражданином i ~ I. Просит приговор

отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Мейрманов утверждает, что никой груз с наркотиками он через границу не перевозил, этот груз принадлежал пассажиру вагона, к которому он отношения не имел, и этот груз он лично не выбрасывал, а только помог пассажиру, открыв для него дверь вагона. Мейрманов оспаривает показания свидетеля [скрыто], утверждая, что названное свидетелем имя [скрыто]» к нему не относится, ссылается на свое семейное положение и состояние здоровья, считая назначенное наказание несправедливым, и просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Шакиржанов в защиту интересов осужденного Мейрманова просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах, таких как протокол опознания Мейрманова по фотографии свидетелем [скрыто] и протокол осмотра компакт-диска с результатами

оперативно-розыскных мероприятий, зафиксировавших факт сброса с поезда сумки. Адвокат считает также, что доказательства, положенные в основу приговора, о виновности Мейрманова в совершении преступления, являются недостаточными. Так, он считает, что суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля [скрыто] и необоснованно

признал, что этот свидетель изобличает Мейрманова. Имя [скрыто]» которое называл этот свидетель и данные на [скрыто]», содержащиеся в телефоне Хутиева и в материалах прослушивания телефонных переговоров, никакого отношения к Мейрманову не имеют. На руках и одежде Мейрманова следов наркотического средства при проведении химической экспертизы обнаружено не было, а ссылка суда на изъятие у Мейрманова ленты скотч, которой возможно была обмотана сумка, сброшенная с поезда, является неубедительной, поскольку экспертиза о тождественности скотча по делу не проводилась. Что касается показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто], то они видели только, как Мейрманов открывал двери вагона, но не видели, кто сбросил сумку с поезда. По эпизоду от 29 октября 2005 года выводы о причастности Мейрманова к перевозке наркотических средств опровергаются документам, имеющимися в деле, согласно которым в этот период он границу Российской Федерации в зоне деятельности [скрыто] таможенного

поста не пересекал и в [скрыто] не был.

Вместе с тем, адвокат в жалобе указывает и на несправедливость назначенного Мейрманову наказания, ссылаясь на то, что при очевидном различии смягчающих обстоятельств в пользу Мейрманова судом Умиртаеву и Мейрманову назначено одинаковое наказание.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденные Хутиев и Марулин просят оставить его без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Так, с доводами кассационного представления о том, что суд необоснованно оправдал Соколову, Марулина, Проскуру, Умиртаева и Мейрманова по ст. 210 ч. 2 УК РФ, а Хутиева - по ст. 210 ч. 1 УК РФ, согласиться нельзя по следующим мотивам.

Согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких

преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях.

Как следует из обвинительного заключения, и об этом указано в кассационном представлении, обвинение Хутиева в создании преступного сообщества и в руководстве этим сообществом, а Соколовой, Марулина, Проскуры, Умиртаева и Мейрманова в участии в преступном сообществе, основывалось, прежде всего, на том, что для незаконного сбыта наркотических средств в особо крупном размере на территории Российской Федерации, было создано два структурных подразделения, общее руководство которыми осуществляло не установленное лицо по имени [скрыто]».

Суд, оправдывая этих лиц по ст. 210 УК РФ, указал в приговоре, что фактически существовало две самостоятельных организованных группы, в одну из которых входили лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство в связи с розыском, Соколова, Марулин, Проскура и Умиртаев, а в другую - не установленное следствием лицо по имени (», Хутиев и Мейрманов.

Выводы суда о том, что две вышеназванные группы не были объединены в преступное сообщество, являются обоснованными, поскольку, как правильно указано в приговоре, органы предварительного следствия не представили достаточные доказательства, которые бы подтверждали, что этими группами осуществлялось общее руководство.

Так, судом установлено, и это обстоятельство не оспаривается в кассационном представлении, что организованной группой, в состав которой входили Соколова, Марулин, Проскура и Умиртаев, руководило лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, а второй организованной группой, в которую входил Мейрманов, руководил осужденный Хутиев.

Данных о том, что общее руководство двумя организованными группами осуществляло не установленное лицо по имени щ», в

материалах дела не имеется и в кассационном представлении не приводится.

Доводы кассационного представления о том, что суд пришел к неправильному выводу, так как не дал оценку показаниям свидетелей и показаниям самих подсудимых, которые подтверждают факт создания преступного сообщества, являются необоснованными.

Из показаний свидетелей, указанных в кассационном представлении, и показаний осужденных следует лишь то, что незаконный оборот наркотиков осуществлялся длительное время двумя организованными группами.

Ссылка автора кассационного представления на свидетеля Прилипко недостаточна для того, чтобы признать деятельность этих двух групп преступным сообществом, поскольку свидетель пояснял только о том, что не установленное лицо по имени [скрыто]» являлся

организатором, но не руководителем, поставок наркотиков.

К тому же, суд правильно указал в приговоре, что по делу не имеется объективных данных о том, что не установленное лицо по имени Щ», о котором сообщала свидетель [скрыто] как об

организаторе поставок наркотиков для лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, и мужчина с таким же именем, который организовал поставку наркотиков и для Хутиева, является одним и тем же лицом.

Судом также дана надлежащая оценка и показаниям Проскуры, который на предварительном следствии пояснял, что видел лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, в обществе мужчины по имени Щ», и показаниям

свидетеля [скрыто], который видел Хутиева с мужчиной, похожим на

лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, и обнаружению в записной книжке Соколовой фамилии человека по имени [скрыто]».

При этом выводы суда об отсутствии какой-либо преступной взаимосвязи между не установленным лицом по имени [скрыто]», лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, Хутиевым и Соколовой основаны на отсутствии бесспорных доказательств этого обстоятельства и, следовательно, на недопустимости делать выводы о виновности лица в совершении преступления, носящие характер предположений.

Кроме того, органы предварительного следствия не добыли и, следовательно, не представили суду доказательства, свидетельствующие о наличии у этих двух организованных групп таких характерных признаков для преступного сообщества, как наличие единого центра, где аккумулировались бы полученные в результате незаконного оборота наркотиков денежные средства.

Статьи законов по Делу № 4-О08-10

УК РФ Статья 188. Утратила силу
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх