Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О08-99

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 сентября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 4-О08-99

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 сентября 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Анохина В.Д.,
судей Иванова Г.П. и Микрюкова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 30 сентября 2008 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Головина М. В., Гераськина С. А. и Чеснокова В. В. и адвокатов Ширенкова Г. Ф., Недзельского Ф.

Г. и Чугуашвили Г. Э. на приговор Московского областного суда от 1 июля 2008 года, которым ГОЛОВИН М В осужден по ст. 210 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Г Ю.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим К к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Ж к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Х Н.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Н к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим К к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим З к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим С к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду со С ) к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п.

«а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Д к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим П к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Б к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч.

3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Е к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Е к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим К Ю.) к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Т к 9 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим М к 8 годам лишения свободы без штрафа, и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ГЕРАСЬКИН С А осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Г Ю.) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим К к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Ж к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Х 3 ) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Н к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим К к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Т ) к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим М к 7 годам лишения свободы без штрафа, и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ЧЕСНОКОВ В В осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим П к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Б к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Е к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. «а» УК РФ (по эпизоду с потерпевшим Е ) к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски потерпевших К ., Т Б С Е П С, Д и З за потерпевшими Н и З (в части материального ущерба) признано право на удовлетворении иска в порядке гражданского судопроизводства.

Судом также разрешен вопрос о возмещении процессуальных издержек.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., изложившего материалы уголовного дела, доводы кассационных жалоб и возражения, выступления осужденного Головина М. В., просившего приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, потерпевшего Б и прокурора Тришевой А. А., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия 4

установила:

по приговору суда Головин признан виновным в создании преступного сообщества, в руководстве этим сообществом и в совершении в составе организованной группы вымогательств и грабежей.

Гераськин и Чесноков признаны виновными в участии в преступном сообществе, а также в совершении в составе организованной группы вымогательства, а Чесноков также грабежа.

В судебном заседании Головин, Гераськин и Чесноков виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах: осужденный Головин утверждает, что он не создавал преступного сообщества, преступления совершались ими только в ответ на нарушения потерпевшими правил дорожного движения. По восьми из 15 эпизодов вымогательства его вина не доказана, он себя оговорил не только на предварительном следствии, но и в суде. Считает, что потерпевший К не мог его опознать по голосу спустя два года.

Также считает, что все его действия подлежали квалификации по ст. 163 ч. 2 УК РФ, как совершенные группой лиц по предварительному сговору. При назначении наказания следовало учесть наличие у него на иждивении ребенка и возмещение одному из потерпевших причиненного ущерба, и просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение; адвокат Ширенков Г. Ф. в защиту интересов осужденного Головина просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что суд необоснованно признал Головина виновным в создании преступного сообщества, при этом нарушил требования ст. 252 УПК РФ, указав в приговоре больше число признаков квалификации, чем установили органы предварительного следствия.

Группа, в которую входили осужденные, не была структурно оформленной, что необходимо для признания ее преступным сообществом.

Адвокат также считает, что вина Головина по эпизодам с потерпевшими К , С , П , Д , Г , Ж , Х и Н не доказана, по остальным эпизодам действия Головина должны получить иную 5 правовую оценку, так как эти преступления совершались не организованной группой, а группой лиц по предварительному сговору; осужденный Гераськин утверждает, что ни в каком преступном сообществе он не состоял, преступления совершались спонтанно после провокационных действий потерпевших. На предварительном следствии он себя оговорил под давлением сотрудников милиции, считает, что он виновен только в том, что совершал преступления группой лиц по предварительному сговору, и в связи с неправильной квалификацией его действий просит приговор отменить, а также учесть, что у него на иждивении имеется ребенок и он положительно характеризуется; адвокат Чугуашвили Г. Э. в защиту интересов осужденного Гераськина просит приговор изменить, переквалифицировать действия Гераськина с п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, мотивируя тем, что Гераськин с Головиным действовали группой лиц по предварительному сговору. Адвокат также просит отменить приговор по ст. 210 ч. 2 УК РФ, полагая, что Гераськин необоснованно осужден за участие в преступном сообществе; осужденный Чесноков утверждает, что он в преступном сообществе не состоял, Головина знал всего 8 дней, в вымогательстве не участвовал, выполнял только роль посредника между потерпевшими и организатором, потерпевший Е оговорил его в совершении грабежа и просит приговор отменить; адвокат Недзельский Ф. Г. в защиту интересов осужденного Чеснокова просит приговор изменить, исключить осуждение по ст. 210 ч. 2 и 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, действия Чеснокова по эпизодам вымогательства от 19, 23 и 27 марта 2007 года переквалифицировать с п.

«а» ч. 3 ст. 163 УК РФ на п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ, мотивируя тем, что вина Чеснокова в участии в преступном сообществе не доказана, а в отношении потерпевшего Е умысел изначально был направлен на совершение вымогательства, поэтому дополнительной квалификации содеянного как грабеж не требуется.

Кроме того, по мнению адвоката, суд необоснованно признал допустимым доказательством показания Чеснокова, которые он давал на предварительном следствии, не будучи предупрежденным о том, что его показания могут быть использованы как доказательства и в случае последующего отказа от них.

В то же время суд не учел явку Чеснокова с повинной по эпизоду с потерпевшим П .

Адвокат просит принять ее во внимание и смягчить наказание. 6 В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Савинов С. С. и потерпевший К просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что приговор подлежит частичной отмене с прекращением дела, и изменению по следующим основаниям.

Доводы кассационных жалоб о непричастности Головина к вымогательству денег у потерпевших К , С , Д , Г , Ж , Х и Н являются необоснованными.

Так, утверждения Головина о том, что он не совершал вымогательство в отношении потерпевшего Г , опровергаются показаниями последнего, из которых следует, что Головин и Гераськин, которых он опознал в ходе предварительного следствия, инсценировали дорожно-транспортное происшествие, а затем стали угрожать ему и требовать передачи денег за якобы причиненный ущерб повреждением их мотоцикла.

Суд обоснованно признал показания потерпевшего Г достоверными, поскольку он сразу после предъявления к нему необоснованных требований о передаче денег обратился с заявлением в органы милиции.

Потерпевший Ж в судебном заседании показал, что столкновения с мотоциклом, которым управлял Головин, не было, однако Головин и Гераськин, которых он опознал еще в ходе предварительного следствия, стали требовать от него деньги, при этом Головин угрожал застрелить его.

В судебном заседании по этому эпизоду Головин и сам не отрицал, что перед тем, как предъявить материальные требования к Ж , он и Гераськин договорились, что в качестве предлога будут ссылаться на старые повреждения, имеющиеся на мотоцикле.

Утверждения Головина о том, что он не совершал вымогательства в отношении Х и Н опровергаются показаниями потерпевших, которые в ходе предварительного следствия опознали Головина как участника вымогательства. 7 При этом из показаний потерпевших следует, что Головин представлялся им по имени А , то есть также как и по предыдущим эпизодам с потерпевшими Г и К .

В судебном заседании Головин и сам вначале не отрицал свою причастность к вымогательству денег у Х , показания изменил только после того, как Гераськин стал утверждать, что это преступление он совершил с другим лицом.

Однако вышеуказанными показаниями потерпевшего Х опровергаются показания как Гераськина, так и самого Головина.

В судебном заседании Гераськин вначале также утверждал, что вымогательство в отношении Н было совершено им и Головиным, затем изменил свои показания, стал утверждать, что с ними было другое лицо.

Однако вышеуказанными показаниями потерпевшего Н опровергаются показания как Гераськина, так и самого Головина.

В связи с этим, доводы кассационных жалоб о том, что показания на предварительном следствии, в которых он признавал себя виновным, были даны им под давлением работников милиции, следует признать несостоятельными.

Утверждения Головина о том, что он не совершал вымогательства в отношении С и Д опровергаются показаниями потерпевших, которые в суде пояснили, что именно Головин требовал от них деньги за якобы причиненный по их вине ущерб в результате дорожно-транспортного происшествия, которого они не совершали.

Из показаний С также следует, что Головин помимо вымогательства у него денег применил к нему насилие и забрал у него рублей.

Из приложений к договорам аренды транспортного средства без экипажа также видно, что в период, когда в отношении С и Д было совершено вымогательство путем имитации автодорожного происшествия с использованием автомобиля марки БМВ- с номером данный автомобиль находился в пользовании Головина. 8 Ссылка Головина в жалобе на то, что в ходе предварительного следствия с потерпевшими было проведено опознание не по личности, а по фотографии, хотя он уже был задержан, не может являться основанием для того, чтобы сомневаться в правильности выводов суда о виновности Головина.

О достоверности показаний обоих потерпевших свидетельствует тот факт, что они были насильно посажены в автомобиль вымогателей и длительное время общались с ними, и, следовательно, хорошо их запомнили, что С и Д и подтвердили в судебном заседании.

Кроме того, из материалов дела видно, что во время опознания Головина по фотографии потерпевшими С и Д соответственно и в сам Головин содержался под стражей в (т. 6 л. д. 45, т. 5 л. д. 119, т. 10 л. д. 32-33).

Что касается доводов кассационных жалоб о недоказанности вины Голованова по эпизоду с потерпевшим П , то они не подлежат рассмотрению, поскольку прокурор отказался в это части от обвинения и суд прекратил уголовное преследование против Головина (т. 17 л. д. 62-63).

Виновность Головина в совершении вымогательства в отношении потерпевших К , З П , Б , Е , К , Т и М также подтверждается совокупностью доказательств, приведенных в приговоре, и не оспаривается в кассационных жалобах осужденного и его адвоката.

Доводы кассационных жалоб о том, что Чесноков не принимал участие в совершении вымогательства в отношении П , Б и Е , и, что потерпевший Е оговорил его в совершении грабежа, являются несостоятельными.

Как следует из показаний Чеснокова, которые он давал на предварительном следствии в качестве обвиняемого, Головин предложил ему принять участие в совершении «автоподстав» с целью вымогательства денег у водителей автомобилей и он согласился на это.

Его роль заключалась в том, чтобы забирать деньги у потерпевших и передавать их. У родственников потерпевшего П он забрал рублей, из которых рублей Головин отдал ему. 9 Об этих же обстоятельствах он вначале указал в своем заявлении, которое указано в приговоре в качестве одного из доказательств вины Чеснокова в вымогательстве.

В судебном заседании Головин подтвердил, что их действия в отношении П были незаконными, поскольку для получения денег с потерпевшего использовались старые повреждения на их автомобиле.

По эпизоду с потерпевшим Б Чесноков в своем собственноручно написанном заявлении также указывал о том, что он вместе с Головиным участвовал в имитации автодорожного происшествия.

Суд обоснованно признал показания Чеснокова на предварительном следствии в качестве обвиняемого допустимыми доказательствами, так как, вопреки утверждениям адвоката в жалобе, Чеснокову при предъявлении обвинения ему было разъяснено, что в случае отказа от показаний они могут быть использованы в качестве доказательств (т. 12 л. д. 98).

Виновность Е в вымогательстве денег у потерпевшего Е и в грабеже подтверждается показаниями потерпевшего в судебном заседании о том, что Головин и Чесноков не только требовали у него деньги, но и обыскивали карманы его одежды и забрали у него рублей.

При этом Е пояснил, что на предварительном следствии дал неполные показания об обстоятельствах происшедшего, так как плохо чувствовал себя после избиения, и утверждал, что Чесноков принимал участие в его обыске, завершившемся изъятием у него денег (т. 15 л. д. 254).

В связи с этим нельзя согласиться с утверждениями Чеснокова в жалобе о том, что Е оговорил его в судебном заседании.

К тому же, обстоятельства дела указывают на то, что действия Головина и Чеснокова по завладению деньгами в сумме рублей Е были согласованными и направленными на их похищение.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что все действия Чеснокова охватывались вымогательством согласиться нельзя, поскольку Головин и Чесноков похитили деньги у Е помимо 10 высказывания ими угроз применить к нему и чле семьи насилия в случае невыполнения их требований о передаче рублей.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что суд по этому эпизоду необоснованно сослался на показания Чеснокова, которые он давал в качестве подозреваемого и при проверке на месте совершения преступления, нельзя признать обоснованными.

Как следует из вышеуказанных протоколов допросов, Чеснокову разъяснялись процессуальные права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, допрос производился в присутствии адвоката и никаких замечаний от него по поводу неполного разъяснения прав подозреваемого, не поступило.

Кроме того, Чесноков давал показания о совершении «автоподставы» в отношении Е при допросе в качестве обвиняемого, перед которым ему, как уже указано выше, разъяснялось, что в случае отказа от показаний они могут быть использованы в качестве доказательств.

Вымогательство в отношении Е , к тому же, было третьим по счету, в котором Чесноков принимал участие, что опровергает его утверждения о том, что он не знал об имитации дорожно-транспортных происшествий Головиным.

Доводы кассационной жалобы Гераськина о том, что потерпевшие нарушали правила дорожного движения, также являются необоснованными.

Из показаний потерпевших видно, что они столкновений с транспортными средствами, которыми управляли Головин и Гераськин, не допускали.

Эти показания потерпевших судом обоснованно признаны достоверными, поскольку, как правильно указано в приговоре, Головин и Гераськин на предложение потерпевших вызвать сотрудников дорожно-патрульной службы отвечали отказом и начинали угрожать им и требовать деньги.

Таким образом, доводы кассационных жалоб о недоказанности вины Головина, Гераськина и Чеснокова в совершении вымогательства, а Головина и Чеснокова также в грабеже следует признать несостоятельными. 11 Действия Головина, Гераськина и Чеснокова правильно квалифицированы судом по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ как вымогательство, совершенное организованной группой.

О том, что Головин создал организованную группу для совершения нескольких преступлений, и руководил ею, свидетельствует ее устойчивость.

Так, преступления этой группой совершались длительное время - с августа 2006 года по май 2007 года. Группа была технически оснащена, формы и методы ее преступной деятельности отличались постоянством, совершение преступлений планировалось, использовались методы конспирации, у группы был руководитель - Головин, который распределял роли между другими участниками группы.

Членами группы являлись Гераськин и Чесноков, а также другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство.

При этом Гераськин принял участие в совершении более половины всех вымогательств, установленных судом, что указывает на осознание им своей деятельности в составе организованной группы.

Чесноков, как правильно указал суд в приговоре, вошел в состав организованной Головиным группы позже, но также активно включился в ее преступную деятельность, о чем свидетельствует совершении им вымогательства в отношении трех потерпевших в короткий промежуток времени. Дальнейшее участие Чеснокова в преступной деятельности организованной группы было прервано его задержанием и арестом.

В приговоре приведены показания Чеснокова о том, что Головин посвятил его в планы и схемы преступной деятельности группы.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб о необходимости переквалификации действий Головина, Гераськина и Чеснокова с п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ на п. «а» ч.

2 ст. 163 УК РФ, предусматривающий ответственность за совершение вымогательства группой лиц по предварительному сговору.

Вместе с тем, выводы суда о том, что организованная группа, созданная и руководимая Головиным, представляла собой преступное сообщество (преступную организацию), являются необоснованными. 12 По смыслу части 4 ст. 35 УК РФ, под преступным сообществом понимается структурно оформленная преступная группа, которая помимо присущих организованной группе признаков, предусмотренных частью 3 ст. 35 УК РФ, характеризуется сплоченностью и создана для совершения нескольких тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в этих же целях.

О сплоченности может свидетельствовать наличие у руководителей (организаторов) и участников этого сообщества (организации) единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознание ими общих целей функционирования такого преступного сообщества и своей принадлежности к нему. Для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как наличие организационно- управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной, в том числе, из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и поведения участников преступного сообщества и т.д. Сплоченность может также характеризоваться особой структурой сообщества (например, руководитель, совет руководителей, исполнители отдельных заданий), наличием руководящего состава, распределением функций между его участниками.

О сплоченности сообщества свидетельствует планирование преступной деятельности на длительный период, подкуп и другие коррупционные действия, направленные на нейтрализацию представителей правоохранительных и иных государственных органов.

Однако таких обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о сплоченности осужденных, суд по делу не установил и в приговоре не привел.

Так, выводы суда о том, что организованная группа была разделена на структурные подразделения, носят характер предположения.

Ссылка в приговоре на планирование преступлений, разделение ролей, использование методов конспирации, постоянство форм и методов преступной деятельности присущи также и организованной преступной группе. 13 Таким образом, признаки, которые указаны в приговоре, фактически подтверждают выводы суда только о том, что Головин создал организованную преступную группу, которая и совершала вымогательства чужого имущества.

Поэтому приговор в части осуждения Головина по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а Гераськина и Чеснокова в части их осуждения по ст. 210ч. 2 УК РФ подлежит отменить, а дело прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Нельзя также согласиться с выводами суда о доказанности вины Головина в совершении вымогательства в отношении потерпевшего К .

Как следует из приговора, суд в качестве доказательств вины Головина в совершении этого преступления сослался на протокол дополнительного допроса потерпевшего К на предварительном следствии и протокол опознания им Головина по личности.

Вместе с тем, показания К о том, что он опознал Головина по голосу, противоречат протоколу опознания, поскольку из него видно, что К опознал его не по голосу, а только по худощавому телосложению, овальному лицу и цвету волос (т. 4 л. д. 196).

Однако, как установил суд, К не видел Головина, поскольку его автомобиль остановили другие лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, Головин же, как указано в приговоре, несколько раз звонил К и требовал у него деньги, высказывая угрозы.

С учетом результатов проведенного опознания суду следовало критически отнестись к показаниям К о том, что он опознал Головина по голосу.

Из материалов дела также видно, что К опознал И и Г как лиц, совершивших вымогательство, а при основном допросе в качестве потерпевшего К пояснял, что ему звонил водитель, который сымитировал дорожно-транспортное происшествие, а значит не Головин (т. 4 л. д. 189-192). 14 Показания же о причастности к вымогательству Головина были даны К только после того, как он опознал И и Г .

При этом, как указано выше, опознание Головина К по голосу не проводилось, а И и Г , которые остановили Головина, органами предварительного следствия и судом не допрошены, потерпевший К в суде также допрошен не был.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Головина по факту вымогательства в отношении потерпевшего К не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене с прекращением дела.

Наказание Головину и Гераськину назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание, в том числе и тех на которые содержится ссылка в кассационных жалобах.

Что касается Чеснокова, то при назначении наказания этому осужденному суд по факту вымогательства денег у потерпевшего П , не учел его явку с повинной, хотя в качестве доказательств вины Чеснокова и Головина сослался на нее в приговоре.

Из материалов дела видно, что Чесноков был задержан 28 марта 2007 года по факту вымогательства в отношении потерпевшего Е , а заявление о совершении вымогательства в отношении П им было написано 1 апреля 2007 года (т. 12 л. д. 70).

К этому времени правоохранительным органам еще не было известно о том, кто совершил это преступление, так как Головин еще не был задержан и опознан потерпевшим.

Поэтому, как обоснованно ставит вопрос в своей кассационной жалобе адвокат, заявление Чеснокова от 1 апреля 2007 года необходимо расценивать как явку с повинной и, следовательно, как смягчающее наказание обстоятельство.

По остальным фактам вымогательства и за грабеж наказание назначено Чеснокову соразмерно содеянному и данным о его личности, поэтому оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия 15

определила:

приговор Московского областного суда от 1 июля 2008 года в части осуждения Головина М В по ст. 210 ч. 1 УК РФ, а Гераськина С А и Чеснокова В В в части осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Этот же приговор в части осуждения Головина В по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства в отношении К отменить и уголовное дело прекратить за непричастностью к совершению преступления.

Смягчить наказание, назначенное Чеснокову В В по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (по факту вымогательства в отношении потерпевшего П до 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п.

«а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 161 ч. 3 п. «а» и 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Головину М В 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п.

«а» УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Гераськину С А 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а», 163 ч. 3 п. «а» и 161 ч. 3 п. «а» УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Чеснокову В В 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 4-О08-99

УК РФ Статья 163. Вымогательство
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх