Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О09-66СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 июня 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 4-О09-66СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 июня 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,
судей Иванова Г.П. и Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 16 июня 2009 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Сачко А. Н., кассационным жалобам потерпевшего З осужденного Раковского И. П., адвокатов Якушева В. К. и Глушенкова В. Г. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 апреля 2009 года, которым ПЛА ТОВ Р В , судимый: 1)12 февраля 2008 года по ст. ст. 159 ч. 2, 30 ч. 3 и 159 ч. 2 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «в, з» УК РФ за непричастностью к совершению преступления и в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей.

БЕЛОВ А А осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 2 п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

РАКОВСКИЙ И П осужден по ст. 126 ч. 2 п. «а» УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Оправдан по ст. ст. 33 ч. 4 и ч. 5 и 105 ч. 2 п. п. «в, з» УК РФ за непричастностью к совершению преступления и в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей, по ст. 161 ч.2 п. «в» УК РФ за не установлением события преступления и в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегией присяжных заседателей.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П. и выступления адвокатов Якушева В. К.,Глушенкова В. Г. и прокурора Митюшова В. П., просивших приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, и возражения Платова Р. В. против отмены оправдательного приговора, судебная коллегия

установила:

по приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Белов и Раковский признаны виновными в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а Белов также в умышленном убийстве, совершенном на почве ссоры.

Преступления совершены 16 июня 2007 года в г. и на территории района области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Платов обвинялся в организации убийства З , сопряженного с похищением человека, и по найму, а Раковский также в грабеже, совершенном с незаконным проникновением в жилище.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение со стадии формирования коллегии присяжных заседателей. Указывается, что в ходе судебного разбирательства стороной защиты было оказано незаконное воздействие на присяжных заседателей путем доведения до их сведения искаженных данных о личности Белова и Раковского, дискредитации суда, государственного обвинителя и следственных органов, заявлений о получении доказательств с нарушением закона, пререканий с председательствующим, искажения показаний подсудимых и свидетелей.

Председательствующий, хотя и делал замечания подсудимым и адвокатам, однако не принимал достаточных мер к пресечению нарушений порядка в судебном заседании, Белова и Раковского удалил из зала суда лишь на стадии реплик после очередных, особо циничных и нецензурных высказываний в адрес государственного обвинителя. В напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям порядок назначения наказания в случае признания подсудимых лицами, заслуживающими снисхождения. Вердикт присяжных заседателей является неясным и противоречивым, несмотря на то, что председательствующий неоднократно возвращал их в совещательную комнату. В частности, из ответов на 7 и 8 вопросы неясно, признали ли присяжные заседатели доказанным факт совершения убийства З Беловым на почве ссоры. Неясно также, по каким мотивам было совершено похищение З . Кроме того, присяжные заседатели, отвечая на 5 и 8 вопросы, дополнили их ссылкой на то, что преступление было совершено на почве ссоры, тем самым фактически установили новые обстоятельства совершения преступных действий, не соответствующие предъявленному обвинению, и вышли за пределы своих полномочий.

Установленный присяжными заседателями мотив действий Белова и Раковского противоречит установленным вердиктом действиям подсудимых. Суд также неправильно распорядился вещественными доказательствами - передав газовые пистолеты Белова его отцу, тогда как право на приобретение оружия самообороны обладают лишь лица, получившие на это лицензию.

В кассационных жалобах: потерпевший З просит приговор отменить, ссылаясь на то, что Платов, который организовал убийство его сына, необоснованно оправдан, также как и Раковский, похитивший имущество З ; осужденный Раковский утверждает, что суд не в полном объеме произвел проверку и оценку доказательств по делу, постановил несправедливый приговор и просит отменить его за не причастностью к совершению преступления; адвокат Якушев в защиту интересов Раковского просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что председательствующий неправильно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, замечания и предложения защиты отклонил, что привело к соединению в одном вопросе разных составов преступления - похищения и убийства. Для присяжных заседателей эти вопросы оказались сложными, они не смогли сразу вынести свой вердикт и неоднократно возвращались в совещательную комнату, меняя первоначально отрицательные ответы на утвердительные ответы. В итоге вердикт оказался противоречивым, так как присяжные заседатели в одних ответах признали наличие ссоры с потерпевшим, а в других это же обстоятельство признали недоказанным. Поскольку доказательств вины Раковского в похищении З представлено не было, председательствующему следовало вынести оправдательный приговор, несмотря на обвинительный вердикт; адвокат Глушенков в защиту интересов Белова просит приговор в части его осуждения по ст. 126 УК РФ отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что председательствующий неправильно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, а замечания и предложения стороны защиты необоснованно отклонил. В результате таких действий председательствующего в вопросном листе не нашли отражения результаты судебного следствия и прений сторон, квалифицирующие признаки деяний, которые вменялись в вину Белову и Раковскому, в одном вопросе оказались соединены два состава преступления - похищение человека и умышленное убийство, и в отношении сразу двух подсудимых. Адвокат также считает, что приговор не соответствует вердикту присяжных заседателей, которые исключили из обвинения предварительный сговор на похищение и убийство З .

Кроме того, присяжные заседатели были введены в заблуждение формулировкой 9 вопроса по позиции защиты, поскольку в нем эта позиция была отражена неправильно и в результате ответили на него отрицательно, тогда как на первый вопрос, который также отражал позицию защиты ответили утвердительно. По мнению адвоката, вердикт присяжных заседателей является противоречивым.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. ст. 338, 339 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. При этом по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса, указанных в части 1 ст. 339 УПК РФ.

Эти требования закона при рассмотрении настоящего уголовного дела председательствующим не были выполнены.

Как следует из материалов дела, Белов обвинялся в похищении З из корыстных побуждений и в умышленном убийстве З по найму, сопряженном с похищением, Раковский - в похищении З из корыстных побуждений и в подстрекательстве Белова к убийству З по найму и в пособничестве в совершении этого преступления, а Платов в организации убийства З , сопряженного с его похищением, и по найму.

С учетом этого обвинения председательствующий сформулировал вопросы № 5 и 8 в отношении Раковского и Белова, на который присяжные заседатели ответили утвердительно, исключив из обвинения корыстный мотив похищения З и убийство З по найму.

На вопрос № 9 по позиции защиты о неосторожном причинении смерти З присяжные заседатели ответили отрицательно.

Вопрос о совершении похищения и убийства З на почве ссоры перед присяжными заседателями не ставился, хотя сторона защиты в судебном заседании выдвигала, а суд исследовал такую версию.

Между тем, присяжные заседатели, отвечая на вопросы № 5 и № 8, самостоятельно на отдельном листе дополнили эти вопросы указанием на то, что Белов и Раковский совершили действия в отношении З в ссоре с ним.

Тем самым, как правильно указывается в кассационном представлении, присяжные заседатели вышли за пределы своей компетенции, определенной ст. 343 УПК РФ, согласно которой они не вправе дополнять вопросы, сформулированные председательствующим.

Председательствующий неоднократно возвращал присяжных заседателей в совещательную комнату, однако не указал им на нарушение этого закона, оставил без внимания, что присяжные заседатели исключили из обвинения корыстный мотив похищения З и убийство его по найму и не дополнил вопросный лист новыми вопросами о мотивах совершения преступления, а также не вручил им другой экземпляр вопросного листа, хотя по техническим причинам присяжные заседатели, которые неоднократно исправляли свои ответы в вопросном листе, не могли уже вносить в него уточнения, и разрешил им сформулировать свои ответы на отдельных листах.

Кроме того, несмотря на то, что Белову и Раковскому было предъявлено обвинение в совершении двух самостоятельных деяний в отношении З - похищении и убийстве, председательствующий сформулировал один основной вопрос о доказанности события преступления, соединив в нем эти два деяния.

Такая же ошибка допущена председательствующим и при формулировании вопросов № 5 и № 8, несмотря на то, что при обсуждении вопросного листа сторона защиты указывала на неправильное составление вопросов и предлагала уточнить их или сформулировать новые вопросы.

Неправильная формулировка вопросного листа привела к тому, что вердикт присяжных заседателей, как обоснованно указывается в кассационном представлении и кассационных жалобах, оказался неясным и противоречивым.

Так, из ответов присяжных заседателей на вопросы № 5 и № 8 неясно, какие именно действия - похищение или убийство, были совершены Беловым и Раковским в отношении З на почве ссоры.

Кроме того, эти ответы противоречат ответу на вопрос № 9, которым присяжные заседатели признали не доказанным тот факт, что действия Белова по причинению смерти были совершены после ссоры со З .

Неясно также признали ли присяжные заседатели Белова и Раковского в похищении З , так как в 1 вопросе вопросного листа не указаны признаки совершения этого преступного деяния, а указано, что З сам сел в машину Белова.

Этот вопрос противоречит вопросу № 12, в котором указано, что похищение имущества З было совершено после помещения З в машину.

В кассационном представлении также обоснованно утверждается, что процедура рассмотрения дела с участием присяжных заседателей была нарушена.

Так, _______на протяжении всего судебного заседания сторона защиты систематически нарушала установленные законом правила судопроизводства. До присяжных заседателей доводились сведения, которые находятся за пределами компетенции присяжных заседателей, постоянно звучали ссылки и намеки на вынужденный характер показаний подсудимых, на нарушения закона при получении показаний на следствии, искажались показания свидетелей и подсудимых, заключения экспертов, искажалось содержание предъявленного обвинения, давалось неправильное толкование действующего уголовного и уголовно- процессуального законодательства, допускались нарушения порядка в судебном заседании, подсудимыми и адвокатами дискредитировались действия председательствующего и личность государственного обвинителя.

Указанные в представлении конкретные нарушения со стороны защиты полностью подтверждаются содержанием протокола судебного заседания и частично были признаны адвокатами Якушевым и Глушенковым в настоящем судебном заседании, которые подтвердили, что они и их подзащитные неоднократно допускали нарушения порядка в зале судебного заседания.

В связи с этим следует согласиться с утверждением государственного обвинителя, что принимаемые председательствующим меры по наведению порядка в судебном заседании были недостаточными для ограждения присяжных заседателей от незаконного воздействия со стороны защиты.

Так, Белов и Раковский были удалены из зала суда только во время произнесения реплик и после того, как они стали нецензурно выражаться в адрес прокурора, хотя и до этого времени они неоднократно нарушали порядок в зале суда и не подчинялись распоряжениям председательствующего.

Не подчинялись распоряжениям председательствующего в присутствии присяжных заседателей и адвокаты Якушев, Глушенков и Маркин, вступая в пререкания с ним относительно правомерности сделанных им замечаний, ссылаясь на ограничение прав на осуществление защиты, постоянно ставили под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств.

Нарушения процедуры рассмотрения дела, допущенные стороной защиты, могли повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

В связи с этим, приговор подлежит отмене в полном объеме, как об этом ставит вопрос государственный обвинитель в кассационном представлении.

Следует также согласиться с доводами кассационного представления о том, что судом неправильно решен вопрос о судьбе вещественных доказательств -: газового пистолета «8Г1РРЕК РР», газового пистолета «УАЬТКО Мой.85 СОМВАТ» и двух газобаллонных пистолетов «МР-654К», которые были переданы отцу осужденного Белова - Б Согласно ст. 13 Закона «Об оружии» от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ с последующими дополнениями и изменениями газовые пистолеты и револьверы граждане Российской Федерации имеют право приобретать на основании лицензии с последующей их регистрацией в органах внутренних дел по месту жительства.

Вопреки этому положению закона, суд не проверил наличие у Белова А. И. лицензии на приобретении газового оружия, и без достаточных оснований передал его отцу осужденного Белова.

Вместе с тем, нельзя признать обоснованными доводы кассационного представления о том, что председательствующий допустил нарушение закона, не разъяснив присяжным заседателям порядок назначения наказания подсудимому в случае признания его лицом, заслуживающим снисхождения.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям, что их решение по вопросу о признании подсудимого заслуживающим снисхождение будет иметь значение при определении размера и срока наказания, и государственный обвинитель не заявлял возражений на напутственное слово председательствующего (т. 8 л. д. 226).

Принимая во внимание, что срок содержания Белова и Раковского был продлен до 28 мая 2009 года и мера пресечения в виде содержания под стражей была оставлена им без изменения до вступления приговора в законную силу, судебная коллегия в связи с отменой приговора и направлением дела на новое рассмотрение с учетом характера предъявленного обвинения и данных о личности Белова и Раковского считает необходимым избрать в отношении них в качестве меры пресечения содержание под стражей сроком на один месяц.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 апреля 2009 года в отношении Платова Р.В., Белова А.А. и Раковского И.П. отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения Белову А.А. и Раковскому И.П. избрать в виде содержания под стражей до 16 июля 2009 года.

Статьи законов по Делу № 4-О09-66СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх