Дело № 4-О10-154

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 ноября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О10-154

от 17 ноября 2010 года

 

председательствующего - Кочина В. В. судей - Иванова Г. П. и Каменева Н. Д.

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. 159 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 11 годам

лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 15 совершенных преступлений к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из двух преступлений к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 13 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

колчинл

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 15 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 6 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

шовкопляс

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 4 совершенных преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из двух преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

СКИДАНОВА

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 совершенных

преступлений к 5 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 6 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 совершенных преступлений к 6 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 6 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 5 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 6 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 совершенных преступлений к 5 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое

из 3 совершенных преступлений к 5 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 5 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

осуждена по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 4 совершенных преступлений к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 3 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 7 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 4 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 5 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 совершенных преступлений к 5 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 5 годам 5 месяцам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

ОВЧИННИКОВ

осужден по ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) за каждое из 2 совершенных преступлений к 6 годам лишения свободы без штрафа и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 7 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждены к условной мере наказания Михайлов В. В., Яшина А. А., Абрамова И. Е., Карелина И. В., Назарова Е. В., Гаврикова И. А и Лазутина О. А., приговор в отношении которых не обжалуется.

По делу разрешены гражданские иски, взысканы судебные издержки и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденных Волика А. В. и адвоката Шварските А. А., просивших приговор по ст. 210 ч. 1 и ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить наказание, осужденной Колчиной О. К. и адвоката Шевченко Е. М., просивших приговор изменить и смягчить наказание, осужденного Овчинникова В. В. и адвоката Иусефа М. Ю., просивших приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в деянии состава преступления, осужденной Петровой Л. Г. и адвоката Цапина В. И., просивших приговор изменить, исключить осуждение по ст. 210 ч. 2 УК РФ, переквалифицировать ее действия с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 159 УК РФ и смягчить наказание, осужденной Скидановой И. В. и адвоката Дербикова Р. И., просивших приговор по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить наказание, осужденной Федоровой О. В. и адвоката Пермяковой Т. Н., просивших приговор изменить, снизить назначенное наказание до фактически отбытого, осужденного Шовкопляса М. Г. и адвоката Шаповаловой Н. Ю., просивших приговор по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, смягчить наказание, осужденных Голинского А. Л., Лисичкина А. М., Машина А. В. и Прошина А. А., поддержавших свои кассационные жалобы, адвоката Надысева М. Н., просившего приговор в отношении Машина А. В. отменить и дело прекратить, адвоката Антонова О. А., просившего приговор в отношении Голинского А. Л. по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить, переквалифицировать его действия с ч. 4 на ч. 2 ст. 159 УК РФ и смягчить наказание, и прокурора Кузнецова С. В., просившего приговор изменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Волик, Шовкопляс, Голинский, Лисичкин, Прошина, Машин, Скиданова, Колчина, Петрова и Федорова признаны виновными в участии в преступном сообществе и в совершении мошенничества, организованной группой, с причинением ущерба гражданину, а Волик, Шовкопляс, Скиданова, Колчина, Петрова также в крупном размере.

Кроме того, Волик признан виновным в руководстве структурным подразделением преступного сообщества в период с 2004 по 2007 годы.

Преступления совершены на территории [скрыто] в

период с 2000 по 2007 годы при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Волик, Колчина, Шовкопляс, Скиданова, Голинский, Петрова, Лисичкин, Федорова, Прошин, Машин, Овчинников виновными себя не признали.

В кассационном представлении ставится вопрос об изменении приговора. Указывается, что суд необоснованно назначил Шовкоплясу, Лисичкину, Голинскому, Прошину, Машину и Овчинникову для отбывания наказания в виде лишения свободы исправительную колонию строгого режима. Поскольку эти лица ранее не были судимы и осуждены к лишению свободы за совершение тяжких, а не особо тяжких преступлений, они, согласно п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, должны отбывать наказание в исправительной колонии общего режима.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Шовкопляс просит изменить приговор, исключить осуждение по ст. 210 ч. 2 УК РФ, а также осуждение по эпизодам мошенничества с потерпевшими [скрыто] и И [скрыто] и смягчить наказание по остальным 5 эпизодам мошенничества. При этом он считает, что доказательств, указывающих на осознание им своего участия в преступном сообществе, по делу не имеется и в приговоре не приведено. К тому же, осуждение за участие в преступном сообществе и в совершении мошенничества организованной группой означает двойное осуждение за одни и те же действия. Потерпевшие П [скрыто] и [скрыто] а также их свидетели [скрыто] и [скрыто] давали сомнительные и противоречивые показания о его причастности к совершению против них мошенничества. Протоколы опознания с участием П [скрыто] и М [скрыто] являются недопустимыми доказательствами, так как эти следственные действия проведены с нарушением норм УПК РФ:

потерпевший и свидетель перед опознанием не были допрошены, он отличался от статистов по возрасту, комплекции, росту, цвету и фасону одежды. Кроме того, в суде не опровергнуто его алиби на время совершения преступления в отношении [скрыто], [скрыто]. При смягчении наказания просит учесть его малозначительную роль в совершении преступлений, положительную характеристику,

Шовкопляс указывает также на нарушения, допущенные, по его мнению, в ходе предварительного следствия при оформлении протоколов задержания, личного осмотра и изъятия принадлежащих ему вещей и денежных средств. Утверждает, что ему было отказано в услугах адвоката на первоначальной стадии предварительного следствия. Материалы уголовного дела для ознакомления представлялись в не подшитом виде, времени для ознакомления было недостаточно;

осужденный Машин утверждает, что он не принимал участие в совершенных в отношении потерпевших [скрыто] и [скрыто] 19

ноября 2006 года и 9 марта 2007 года мошеннических действиях, о чем пояснили лица, осужденные по данному делу к условной мере наказания. На этот период у него имеется алиби, которое подтверждает его которая пояснила, что [скрыто] он до 12 апреля

2007 года все время находился дома, и свидетели С [скрыто] и К> [скрыто],

показания которых суд необоснованно отверг. Опознания с участием потерпевших проведены с нарушением норм УПК РФ: [скрыто] опознавал его по фотографии, хотя он уже был задержан и содержался под стражей, опознание проводилось без участия адвоката, фотографии были несхожими, статисты при предъявлении на опознание [скрыто] по личности также отличались от него, у него имелись следы побоев на лице, одежда была в крови. Статисты, кроме того, были значительно моложе его по возрасту и одеты в черную форму охранников. Свидетель [скрыто] при опознании не предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в протоколе имеются подчистки и исправления. Несмотря на эти нарушения, ходатайство адвоката о признании протоколов опознания недопустимыми доказательствами и исключении их из судебного разбирательства суд необоснованно оставил без удовлетворения. Суд также оставил без внимания, что показания потерпевшего [скрыто] о его приметах являются противоречивыми. Показания потерпевшего [скрыто] о времени прибытия на рынок и месте, где в отношении него было совершено мошенничество, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Свидетели С [скрыто] и подтвердили в судебном заседании его алиби, однако суд

необоснованно оценил их показания критически. Что касается Михайлова, Яшиной, Назаровой, Карелиной и Абрамовой, которые осуждены к условной мере наказания, то эти лица купили свободу в обмен на показания против него, поэтому верить им нельзя, также как и свидетелю [скрыто]. Фонограммы телефонных переговоров не содержат его голоса, так как его телефон не прослушивался, и суду представлены не оригиналы, а копии фонограмм. Кроме того, суд неоднократно затруднял ему доступ к правосудию, отказывая в выдаче судебных решений, связанных с продлением срока содержания под стражей, и в ознакомлении с протоколом судебного заседания. Указывает также на то, что обвинительное заключение утверждено прокурором, который в настоящее время является заместителем председателя суда, судья которого постановил обвинительный приговор. Просит отменить его и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления;

осужденный Голинский утверждает, что приговор основан только на предположениях, доказательств его участия в преступном сообществе не имеется, фонограммы телефонных переговоров представлены суду в копиях, оригиналы которых уничтожены следствием до рассмотрения дела в суде, в них не указывается с какого на какой номер производились звонки, запись низкого качества, показания подсудимых, осужденных к условной мере наказания являются голословными, противоречивыми, получены с нарушением закона, эти лица, желая остаться на свободе, оговорили тех, кто находился под стражей. Просит приговор в части осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, переквалифицировать его действия с ч. 4 на ч. 2 ст. 159 УК РФ;

осужденный Лисичкин утверждает, что об участии в преступном сообществе он узнал только в ходе следствия, в связи с чем, осуждение по ст. 210 ч. 2 УК РФ считает незаконным. По его мнению, суду следовало также руководствоваться более мягкой редакцией этой статьи, которая действовала в 2003-2007 годах. Считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание и неправильно определен вид колонии, вместо общего - строгий. Просит учесть, что он длительное время содержится под стражей в условиях следственного изолятора, и смягчить наказание;

осужденный Прошин утверждает, что предварительное следствие по делу проведено с нарушением уголовно-процессуального закона, он не был обеспечен адвокатом с момента фактического задержания, протоколы опознания являются недопустимыми доказательствами, поскольку опознания проводилось по фотографиям и видеозаписи,

адвокат не участвовал, статисты отличались от него по возрасту и одежде, неоднократно участвовали в опознании. Потерпевший Ж^Н опознал не его, а Михайлова, показания этого потерпевшего и потерпевших [скрыто]? ^^Н' [скрыто] являются противоречивыми, они заинтересованы любой ценой, даже путем оговора, вернуть утраченные ими деньги. Не могут служить доказательствами его вины и показания подсудимых, осужденных к условной мере наказания, так как они не являлись участниками или очевидцами тех событий, которые вменяются ему. Эти лица пошли на сделку со следствием, поэтому к их показаниям следует отнестись критически. Фонограммы телефонных переговоров представлены суду в копиях, документов, подтверждающих уничтожение оригиналов не имеется. Свидетель [скрыто] изобличавшая его на следствии, в суде заявила, что оговорила всех под угрозой лишения свободы. Вместе с тем, Прошин считает, что его роль в совершении мошенничества, описанная в приговоре, является незначительной, а наказание назначено очень суровое. Участие в преступном сообществе категорически отрицает, утверждает, что нет никаких доказательств этого обвинения. Указывает также на неправильное назначение ему колонии строгого режима и просит приговор отменить или изменить и смягчить наказание;

осужденный Волик просит приговор в части его осуждения по ст. 210 ч. 1 и ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, в остальном приговор изменить и смягчить наказание. Указывает, что выводы суда о существовании преступного сообщества носят предположительный характер. Присущие ему признаки сплоченности, устойчивости, наличия организационно-управленческих структур, общей финансово-материальной базы не только не подтверждаются материалами дела, но и опровергаются показаниями осужденных, которые пояснили, что никаких ограничений для них установлено не было, никто ими не руководил, среди них участники розыгрыша лотерей постоянно менялись, они сами придумывали себе роли. Обращает внимание на то, что в суде исследовались не оригиналы, а копии фонограмм. В деле указано, что в телефонных соединениях имеются технические разъединения. При этом никто из подсудимых не опознал своего голоса. Однако ходатайства защиты о признании их недопустимыми доказательствами суд необоснованно отклонил. Никто из осужденных не подтвердил, что он являлся руководителем, а свидетель [скрыто] дала показания под влиянием следователя, который предложил ей подписать составленную им самим схему состава бригад. Показания свидетеля Е [скрыто] оглашены в судебном заседании с нарушением закона, хотя они имели существенное значение. К тому же этот свидетель состоит на учете у нарколога. Показания подсудимых, осужденных к условной мере наказания, считает недостоверными.

Утверждает также, что в ходе предварительного расследования по делу допущено много неточностей, технических ошибок и противоречий. Наказание назначено ему без учета семейного положения, не учтен также ненасильственный характер совершенного преступления;

адвокат Шварските в защиту интересов Волика просит приговор изменить, смягчить наказание до отбытого, мотивируя тем, что показания свидетелей Е [скрыто], [скрыто]

[скрыто], [скрыто] и приведенные в приговоре, не

подтверждают виновность Волика в совершении преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ. К тому же свидетель Е [скрыто] не допрошен в зале суда. Представленные суду фонограммы необоснованно признаны допустимыми доказательствами, так как являются копиями, а оригиналы уничтожены в ходе предварительного следствия по неизвестным причинам. Фоноскопическая экспертиза не проводилась. Принадлежность одного из исследуемых голосов Волику не установлена. Поэтому вывод суда о том, что Волик являлся руководителем одного из структурных подразделений и вел переговоры с другими бригадирами, носит предположительный характер. Кроме того, суду не удалось установить характерные для преступного сообщества признаки сплоченности, наличия единого руководства, подчинения рядовых членов руководителям структурных звеньев, наложения на них ограничений, наличия общей кассы и т.п. квалификацию действий Волика по ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ адвокат считает неправильной. Указывает, что Волик признал себя виновным только в трех эпизодах мошенничества в качестве пособника, с потерпевшими [скрыто], [скрыто] и [скрыто] В свяэи с этим и вышеизложенным просит переквалифицировать действия Волика со ст. 210 ч. 1 и 159 ч. 4 УК РФ на ст. ст. 33 и 159 ч. 4 УК РФ. По остальным эпизодам мошенничества и по ст. 210 ч. 1 и ч. 2 УК РФ просит приговор отменить и дело прекратить за не доказанностью его вины. При назначении наказания адвокат просит учесть положительные данные о личности Волика и I

адвокат Иусеф в защиту интересов Овчинникова просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, мотивируя тем, что он всего лишь находился на рынке, что само по себе преступлением не является. Положенные в основу приговора показания других подсудимых являются недопустимыми доказательствами, так как неизвестно, от кого они знали, что Овчинников исполнял роль охранника в преступном сообществе. Показаниям потерпевшего Е [скрыто] который в суде отказался от своих показаний на следствии, суд в приговоре оценку не дал. Потерпевший [скрыто] опознал Овчинникова как случайного прохожего,

а не как лицо, которое соучастника мошенничества. Отсутствуют доказательства связи Овчинникова с другими осужденными, в связи с чем, осуждение его по ст. 210 ч. 2 УК РФ является необоснованным;

осужденный Овчинников утверждает, что приговор постановлен на основании предположительных показаний потерпевшего [скрыто] о том, что он являлся [скрыто] преступников, на противоречивых

показаниях потерпевшего [скрыто] оценка которым судом не дана в приговоре, не учтены показания свидетеля [скрыто] а показания подсудимых, осужденных к условной мере наказания, не содержат сведений об источнике полученной ими информации относительно его роли. На самом деле он занимался [скрыто] и этим

обстоятельством объясняется его нахождение на данном где он

искал клиентов. Вместе с тем, он считает, что даже при доказанности его вины наказание назначено ему чрезмерно суровое, не учтены незначительность его роли, первое привлечение к уголовной ответственности и [скрыто] - Просит приговор отменить или изменить и смягчить наказание. Указывает также на неправильное назначение вида колонии;

осужденная Скиданова просит приговор в части осуждения за преступления в отношении потерпевших [скрыто] и [скрыто] изменить, переквалифицировать ее действия по этим эпизодам с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ч. 2 ст. 159 УК РФ, а в остальном приговор по ст. 159 ч. 4 и 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления, освободить от оплаты судебных издержек, в том числе за получение юридической помощи от адвокатов, и от исков потерпевших П [скрыто] а, [скрыто], Т [скрыто] и [скрыто] наказание смягчить до отбытого ею срока. Утверждает, что о существовании других групп и участниках преступления узнала при ознакомлении с материалами уголовного дела. Фонограммы телефонных переговоров считает недопустимыми доказательствами, указывает на не проведение фоноскопической экспертизы. Отрицает, что в них зафиксирован ее голос. Утверждает также, что опознание с участием потерпевших [скрыто]

проводились с нарушением закона. Е [скрыто] и

К [скрыто] опознавали ее по фотографии, хотя к этому времени она уже была задержана. На других фотографиях женщины по внешности и возрасту сильно отличались от нее. Адвоката о проведении опознания не уведомляли. Потерпевшие [скрыто] ' видели ее

перед опознанием в коридоре, статисты сильно отличались от нее по возрасту, цвету волос и комплекции и неоднократно участвовали в ее опознании. [скрыто] опознал ее неуверенно, а свидетель по

эпизоду с потерпевшим [скрыто] ее вообще не опознал, а сам [скрыто] заявил в суде, что у него к ней претензий нет. К [скрыто] и

[скрыто] сами в правоохранительные органы не обращались. При опознании Ма^^^^Ц и [скрыто] не участвовал адвокат, и ей не

предоставили возможности при опознании М [скрыто] занять среди статистов место по своему усмотрению. В протоколе опознания [скрыто] отсутствует подпись одного из понятых. До опознания по фотографии потерпевший [скрыто] в виДел ее по телевизору в сюжете о мошенничестве на [скрыто]. Потерпевшие опознавали ее спустя 9 месяцев и более после случившегося. Кроме того, все вышеперечисленные потерпевшие неправильно описывали ее внешность. Их показания являются противоречивыми и недостоверными. Потерпевший П [скрыто] описывал иные события происшедшего. Других доказательств ее участия в мошеннических действиях, за исключением двоих потерпевших - [скрыто] и [скрыто], в материалах дела не имеется и в приговоре не приведено;

адвокат Благовещенская в защиту интересов осужденной Скидановой выражает несогласие с приговором, находя его незаконным и необоснованным, однако своих доводов и просьб в ней не приводит;

осужденная Колчина в основной жалобе просит приговор изменить, назначить ей условное наказание. Утверждает, что в отношении 8 потерпевших - [скрыто], [скрыто], [скрыто], М [скрыто] и Он [скрыто] она в совершении

мошеннических действий не участвовала. Кроме противоречивых показаний этих потерпевших и свидетелей с их стороны других доказательств ее вины не имеется. Однако суд не обратил внимания на имеющиеся противоречия и необоснованно признал их показания достоверными. Обращает внимание на то, что согласно выводам суда каждый из осужденных выполнял свою роль, ей суд отвел роль «ведущей», в то же время по эпизоду с [скрыто] о уже указано, что она выполняла иную роль - «дарильщицы», и в структурном другом подразделении, да еще в 2004 году, хотя в то время ее на [скрыто] м вообще не было, поскольку она [скрыто] Утверждает также «успехами» других структурных подразделений не интересовалась. В суде была искренне в своих показаниях, [скрыто] не выгораживала, а могла просто забыть о нем. Однако суд этого обстоятельства не учел при назначении наказания. Не учтено также, что на совершение преступления ее толкнули трудные жизненные обстоятельства, и в частности,

[скрыто]. Суд ей одной из всех осужденных вменил не принятие мер к возмещению ущерба потерпевшим как обстоятельство,

препятствующее применению ст. 73 УК РФ, с чем она категорически не согласна. Решение суда в части гражданских исков и возмещения процессуальных издержек в виде оплаты труда адвокатов считает неправильным, ссылаясь на свое тяжелое материальное положение. В дополнениях к жалобе просит приговор в части осуждения по ст. 210 УК РФ отменить и дело прекратить, поскольку выводы суда об ее участии в преступном сообществе носят предположительный характер. По эпизодам мошенничества в отношении потерпевших

и приговор отменить и дело прекратить за непричастностью к

совершению преступления. В остальном ее действия переквалифицировать на ч. 2 ст. 159 УК РФ. процессуальные издержки возместить за счет средств федерального бюджета. Применить ст. ст. 61 ч. 1 п. «г, д, к», 62, 64, 73 или 82 УК РФ;

адвокат Яхимчик в защиту интересов Кол чиной просит приговор изменить, снизив ей размер назначенного наказания, поскольку суд не в полной мере учел ее [скрыто]

отношение к содеянному, активное способствование раскрытию преступления, положительную характеристику;

адвокат Ампар в защиту интересов осужденной Петровой выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым вследствие назначения чрезмерно сурового наказания;

осужденная Петрова в основной жалобе просит изменить приговор, переквалифицировать ее действия со ст. ст. 210 ч. 2 и 159 ч. 4 УК РФ на ст. 159 ч. 2 УК РФ, снизить срок наказания в виде лишения свободы до фактического отбытого на момент рассмотрения кассационной жалобы, освободить от оплаты услуг адвоката и передать иски потерпевших на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. В дополнительной жалобе просит приговор в части ее осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, поскольку о существовании преступного сообщества она узнала только при ознакомлении с материалами уголовного дела, по 7 эпизодам в отношении потерпевших [скрыто], [скрыто] приговор также отменить и дело в этой части прекратить. Утверждает, что ,? [скрыто] и Н [скрыто] ошибочно опознали ее, как участницу розыгрыша лотерее, неправильно описали ее внешность и назвали роль, которую она фактически не исполняла. Показания осужденных Абрамовой, Карелиной, Яшиной, Михайлова, Назарова и других осужденных о том, с какого времени она появилась на рынке, носят предположительный характер и не

изобличают ее в совершении преступлений в отношении потерпевших [скрыто], [скрыто]. Кроме показаний этих

потерпевших и опознания ее по фотографии потерпевшим [скрыто] других доказательств ее вины нет. Считает также, что дело рассмотрено судом с нарушением норм уголовно-процессуального закона и в неразумные сроки - с 24 июля 2008 года по 30 июня 2010 года. По эпизодам с [скрыто] и Г [скрыто] й отсутствует крупный размер. Наказание, по ее мнению, является чрезмерно суровым, не учтена ее положительная характеристика, семейное и материальное положение;

осужденная Федорова утверждает, что она ничего о существовании преступного сообщества не знала, на [скрыто] где производился [скрыто], работала легально за зарплату, ни с кем из осужденных не была знакома и не общалась с ними, никто ей не говорил о том, что в отношении потерпевших совершается мошенничество. Кроме того, присущих преступному сообществу признаков судом не установлено, поскольку никто из осужденных не подтвердил существование структурных подразделений, общего руководство ими, сплоченности и устойчивости организации, наличия общей кассы, дисциплины, особого порядка вступления новых членов или выхода кого-либо из них, существование каких-либо ограничений для лиц, участвовавших в производстве розыгрышей лотереи. Ссылку суда на содержание фонограмм телефонных переговоров считает несостоятельной, указывая, что суду представлены копии, а не оригиналы, фонограмм, что отсутствуют технические и фоноскопические экспертизы по ним. Показания осужденной Яшиной о принадлежности ей голоса в записях переговоров следует оценить критически, так как она же сама и поясняла, что с ней знакома не была и не общалась, в том числе и по телефону, а, следовательно, не могла знать ее голос. Правоохранительные органы вместо того, чтобы сразу пресечь противоправные действия, прослушивали переговоры в течение года, чем провоцировали совершение преступлений. Ходатайство стороны защиты о признании фонограмм недопустимыми доказательствами, о назначении по ним и по ее голосу экспертиз судом отклонено немотивированно. В приговоре также не приведено содержание фонограмм, не содержится ссылки на тома и листы дела, которые бы позволили проверить обоснованность выводов суда о том, что они свидетельствуют о существовании преступного сообщества на рынке и о совершении членами этого сообщества мошеннических действий в отношении посетителей [скрыто]. Утверждает также, что она появилась на этом рынке в 2006 году, осужденные, которые поясняли об ее работе с 2000 года, оговорили ее в угоду следствия. Считает, что протоколы опознания ее как по фотографии, так и по личности, являются недопустимыми доказательствами, о чем в суде заявляла

защита, однако ходатайство об исключении их из судебного разбирательства судом были немотивированно отклонены со ссылкой на то, что доводы защиты касаются достоверности проведенных опознаний. Оценки этим доводам в приговоре не дано. Все опознания проведены с нарушением закона, без участия адвоката, она уже была задержана, однако некоторые потерпевшие опознавали ее по фотографии или видеозаписи, при этом ее фотография существенно отличалась от других фотографий. Протокол опознания ее потерпевшим [скрыто] оглашался в дополнениях к судебному следствию, что лишило ее возможности задать вопросы К [скрыто] и нарушило ее право на защиту. Показания потерпевших, изобличавших ее, являются противоречивыми, они не согласуются с другими доказательствами, и, в частности, с показаниями других осужденных, которые не подтвердили, что она принимала участие в [скрыто] с их участием. Во время [скрыто] в отношении [скрыто] и И [скрыто] она находилась не на [скрыто] * а в [скрыто] и [скрыто] м [скрыто] соответственно, что подтверждается детализацией телефонных соединений, оценка которым в приговоре не дана. Отрицает, что она когда-либо работала распространителем лотерей, а именно эта роль ей отведена в приговоре по эпизодам в отношении [скрыто] и [скрыто] Указывает на незаконность оглашения показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто], которые в суд не явились без уважительных причин. Суд неправильно расценил ее признательные показания как доказательство вины в совершении мошеннических действий в отношении потерпевших [скрыто] и [скрыто], так как она не отрицала, что участвовала в розыгрыше лотереи в эти дни, однако не с этими потерпевшими. Утверждает, что не совершала мошенничества в отношении [скрыто] на следствии [скрыто] вместо нее опознал ^^ВВ- Содержание телефонного разговора, приведенного в приговоре по данному эпизоду, к ней не относится. Считает также, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном, о чем свидетельствуют неоднократные возражения защитников на действия председательствующего. За два года, что длилось судебное разбирательство, суд так и не разобрался по существу уголовного дела. В приговоре практически перепечатано обвинительное заключение. Она возражает также против удовлетворения исков потерпевших, особенно потерпевшего ЬС^Н^Н считая, что его исковое заявление не соответствует требованиям закона. Ссылается также на то, что потерпевшие не подтвердили документально свои исковые требования. Не согласна Федорова и с взысканием с нее процессуальных издержек в виде оплаты труда адвоката, указывая на свое тяжелое материальное положение. Просит приговор в части ее осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ, в части совершения мошеннических действий по 6 эпизодам - в отношении потерпевших

переквалифицировать ее действия с ч. 4 на ч. 2 ст. 159 УК РФ. Смягчить ей наказание, учесть данные о ее личности, семейное и материальное положение, длительное время содержания под стражей в условиях следственного изолятора, осознание своей вины и раскаяние, и применить ст. ст. 64, 73 УК РФ.

адвокат Царев в защиту интересов осужденной Федоровой просит приговор отменить и дело прекратить, мотивируя тем, что по делу отсутствует необходимая и достаточная совокупность доказательств, подтверждающих виновность Федоровой в участии в преступном сообществе и в совершении мошеннических действий. Фонограммы телефонных переговоров, по мнению защиты, являются недопустимыми доказательствами, так как они не оригиналы. К тому же, имеются сомнения в принадлежности голоса Федоровой. Протокол опознания Федоровой потерпевшим [скрыто] также является недопустимым доказательством, поскольку Федорова уже была задержана, а опознание без всякой необходимости проводилось по фотографии. Кроме того, свидетели [скрыто] и П [скрыто] с которыми [скрыто] находился во время розыгрыша, не опознали Федорову. Опознание Федоровой потерпевшими Ив [скрыто]

была предъявлена для опознания среди статистов, на одной из которой был головной убор, что отличало Федорову и указывало на нее.

Федорову неконкретно, поэтому под их описания мог подпадать большой круг лиц. Показания потерпевших не согласуются с показаниями других осужденных, которые не подтвердили, что

исполнять разные роли, поскольку как следует из показаний других осужденных, при осуществлении розыгрышей не допускалось осуществление деятельности в других бригадах или изменения вида деятельности. Сама Федорова категорически отрицает участие в

однако в этом случае она выполняла свою работу, получая заработную плату, не подозревая, что совершает мошенничество.

Федорова участвовала в

. К тому же, она не могла

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов государственный обвинитель Бабий Н. А. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Волика, Шовкопляса, Лисичкина, Голинского, Прошина, Машина, Овчинникова, Колчиной, Скидановой, Петровой и Федоровой в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационных жалоб адвокатов и осужденных о том, что они не участвовали в преступном сообществе, созданном для совершения тяжких преступлений, а Волик также не руководил одним из его структурных подразделений, являются необоснованными.

Как следует из протоколов осмотра и прослушивания фонограмм телефонных переговоров Волика, Шовкопляса, Скидановой, Лазутиной, Михайлова, Голинского, Яшиной, Федоровой, Колчиной, а также лиц, дело в отношении которых выделено и других неустановленных следствием лиц, и фонограмм указанных переговоров, воспроизведенных в ходе судебного разбирательства, содержание многих разговоров непосредственно касаются совершения мошенничества, обмана потерпевших и похищения у них денежных средств.

Анализируя в приговоре содержание этих переговоров, суд пришел к правильному выводу о том, что они подтверждают существование на [скрыто] преступного сообщества, которое занималось проведением без выигрышных лотерей в отношении посетителей этого [скрыто] то есть систематическим совершением мошеннических действий с целью хищения денежных средств граждан.

В приговоре, в частности, указано, и это соответствует материалам дела, что в телефонных разговорах между участниками этого сообщества упоминаются пять структурных подразделений, название которым дали клички возглавляющих [скрыто] В них также упоминается принятое обозначение соучастников преступления: «грузчики», «нижние» (ведущие), «охранники», «дарилыцицы». Участники преступного сообщества свое участие в совершении мошенничества называют «работой», палатки, в которых проводились

Статьи законов по Делу № 4-О10-154

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх