Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О11-142СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О11-142СП

от 19 декабря 2011 года

 

председательствующего - Степалина В. П. судей - Иванова Г. П. и Шамова А. В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Рожнева И. В., Бразникова В. В., Данилова А. Н., Коротыча И. А., Малькова В. Б., адвоката Воропанова В. Н., Липатенкова В. Б., Зака Ю. С, Лозинской М. С, Зыкова К. Г., Батуриной С. А., Жильцова Д. П. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 сентября 2011 года, которым

БОНДАРЦКОВ [скрыто] А

~~1, несудимый,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и ч. 3 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 11 годам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и ч. 3 и 102 п. п. «е, з» УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 21 июля 2004 года) к 3 годам лишения свободы без штрафа и по

совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 19 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

РОЖНЕВ [скрыто]

, судимый: [скрыто]

1) 28 декабря 2010 года по ст. ст. 209 ч. 2, 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. п. «е, ж, з», 222 ч. 1 и ч. 3 УК РФ к 14 годам лишения свободы,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 11 годам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «е, з» УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 15 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 22 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

БРАЗНИКОВ [скрыто]

В

судимый: [скрыто]

1

1) 4 декабря 2006 года по ст. 161 ч. 2 п. п. «а, г» УК РФ к 2 годам лишения свободы,

2) 24 мая 2008 года по ст. ст. 158 ч. 3, 159 ч. 2, 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «е, з» УК РСФСР к 10 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ДАНИЛОВ [скрыто]

I [скрыто]

1

п.

несудимыи,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «е, з» УК РСФСР к 9 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

МАЛЬКОВ В

[скрыто]

, несудимыи,

~1

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. «з» УК РСФСР к 9

годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

КОРОТЫЧ и [скрыто]

[скрыто], несудимый,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. «з» УК РСФСР к 9 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

НУРМЕЕВ [скрыто] С

1 1

несудимый,

осужден по ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, по ст. 17-1 ч. 2 и 102 п. «з» УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, к 7 годам лишения свободы.

На основании ст. 44 УК РСФСР наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Дело в отношении Нурмеева В. С. рассматривается в порядке ст. 360 ч. 2 УПК РФ.

По делу разрешены гражданские иски потерпевших [скрыто]

[скрыто] и [скрыто] о компенсации морального

вреда, причиненного преступлением, и взысканы процессуальные издержки.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденных Бондарцкова П. А., Рожнева И. В., Бразникова В. В., Данилова А. Н., Коротыча И. А. и Малькова В. Б., адвокатов Воропанова В. Н., Липатенкова В. Б., Зака Ю. С, Лозинской М. С, Батуриной С. А., Зыкова К. Г., Панфиловой И. К., Вишняковой Н. В. по доводам кассационных жалоб, и адвоката Антонова О. А., полагавшего, что за покушение на убийство истекли сроки давности, потерпевших [скрыто] и [скрыто] просивших приговор оставить без

изменения, и прокурора Кривоноговой Е. А., просившей приговор частично отменить и изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Бондарцков, Рожнев, Бразников, Данилов, Мальков и Коротыч признаны виновными в совершении в составе организованной группы, созданной Бондарцковым, умышленного убийства [скрыто] и [скрыто] а Бондарцков, Рожнев, Бразников и Данилов также в

умышленном убийстве [скрыто] с целью скрыть убийство [скрыто]

и [скрыто]

Кроме того, Бондарцков, Рожнев, Бразников, Данилов, Мальков и Коротыч признаны виновными в покушении на убийство четырех лиц, совершенном способом опасным для жизни многих людей, организованной группой, а Бондарцков также в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 17-18 ноября 1996 года, а огнестрельное оружие и боеприпасы обнаружены и изъяты 26 мая 2009 года, на территории [скрыто] района [скрыто] области при

обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Воропанов в защиту интересов осужденного Бондарцкова просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что при рассмотрении дела судом было допущено нарушение права Бондарцкова на защиту: ему не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ, но судья в напутственном слове сослался на его показания, судья не стал рассматривать отвод, заявленный Бондарцковым ему и адвокату Сивченко, освободил от участия в деле адвоката Сивченко, а его назначил защитником в порядке ст. 51 УПК РФ, 25 июля 2011 года, несмотря на его неявку в суд по болезни, продолжил судебное заседание. 31 мая и 2 июня 2011 года он отсутствовал в судебном заседании, однако мнение Бондарцкова о возможности продолжать рассмотрение дела в присутствии только одного защитника Бондарцкова - адвоката Сивченко, не выяснялось, чем было нарушено право Бондарцкова на защиту. Адвокат Воропанов также считает неправильной квалификацию действий Бондарцкова, указывая, что одни и те же действия в отношении одних и тех потерпевших суд квалифицировал как покушение на убийство и как оконченное убийство. Необоснованно также квалифицированы действия Бондарцкова как убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих лиц. Кроме того, при назначении наказания по совокупности преступлений неправильно применена ст. 69 УК РФ, поскольку ст. 40

УК РСФСР является более мягким уголовным законом. Не учтено в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевших, которые входили в преступную группу «бородинских» и были вооружены. Вместе с этим, адвокат считает, что суд необоснованно не освободил Бондарцкова от уголовной ответственности, ссылаясь на то, что смертная казнь в настоящее время не назначается и не исполняется и, следовательно, истекли сроки давности;

адвокат Липатенков в защиту интересов Бондарцкова просит приговор отменить, мотивируя тем, что 16 ноября 2006 года истекли сроки давности привлечения Бондарцкова к уголовной ответственности за преступления, совершенные 17 ноября 1996 года, поскольку смертная казнь в РФ не назначается. По ст. 222 ч. 1 УК РФ вина Бондарцкова не доказана, обыск, в ходе которого было обнаружено оружие, произведен в доме А [скрыто] незаконно, изъятое оружие является недопустимым доказательством. Судья квалифицировал действия Бондарцкова не в соответствие с вердиктом присяжных заседателей, в котором отсутствует указание на устойчивость группы и ее организованность, на подчинение членов группы строгой дисциплине. Прокуроры Костоев и Архипов не поддержали в суде обвинение в незаконном хранении оружия и боеприпасов, так как они не обосновывали перед присяжными заседателями это обвинение. В связи с этим Бондарцков незаконно осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ. При назначении наказания по совокупности преступлений суд вышел за пределы выбранного им принципа сложения наказаний, предусмотренного ст. 40 ч. 1 УК РСФСР, поскольку оно не могло превышать максимальный срок наиболее строгого наказания, то есть 15 лет лишения свободы, суд же назначил Бондарцкову 19 лет лишения свободы. По ст. ст. 15 ч. 2, 17-1 ч. 2 и ч. 3, и 102 п. п. «д, з» УК РСФСР приговор в отношении Бондарцкова подлежит отмене, дело прекращению, так как после совершения этого преступления прошло более 10 лет, то есть истек срок давности, предусмотренный ст. 48 УК РСФСР. Кроме того, при рассмотрении дела судом допущены нарушения УПК РФ: председательствующий и государственный обвинитель в ходе судебного разбирательства оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, обсуждая процессуальные вопросы в их присутствии. Председательствующий также не рассмотрел ходатайство о допросе свидетеля обвинения [скрыто] не снимал вопросы государственного обвинителя, не относящиеся к существу обвинения, не разъяснял ему процессуальные права, предусмотренные ст. 327 УПК РФ, с нарушением закона рассмотрел вопрос об участии защитников Бондарцкова в судебном заседании;

осужденный Рожнев утверждает, что судом незаконно оглашались показания свидетелей Ш I и КЯ I не явившихся

в судебное заседание, и давших показания на основании слухов. Необоснованно отказано в допросе в качестве свидетелей [скрыто] I»

которые являлись очевидцами совершения преступлений и подтверждали его алиби, и явившейся по инициативе защиты свидетеля [скрыто] Государственный обвинитель и председательствующий

допускали высказывания, которые повлияли на формирование мнения коллегии присяжных заседателей, в связи с чем, им неоднократно заявляли отводы и возражения на их действия. В средствах массовой информации распространялись сведения о рассмотрении дела, что противоречит п. 4 ч. 2 ст. 333 УПК РФ. Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, сформулированы нечетко, в результате чего ответы присяжных перепутались. Не поставлен вопрос о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление. Выступления подсудимых и адвокатов в прениях сторон необоснованно прерывались и искажались председательствующим. Его напутственное слово было необъективным, поскольку судья давал оценку доказательствам и ссылался на неисследованные в судебном заседании доказательства. Приговор является несправедливым. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, учесть также данные о его личности, семейное положение и длительность содержания под стражей. Ссылаясь на ст. 83 УК РФ, просит также приговор отменить и освободить его от наказания, полагая, что истекли сроки давности обвинительного приговора;

адвокат Зак в защиту интересов осужденного Рожнева просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение, мотивируя тем, что сроки давности привлечения Рожнева к уголовной ответственности за преступления, совершенные 17 и 18 ноября 1996 года истекли 18 ноября 2006 года. Ссылаясь на постановления Конституционного Суда РФ, адвокат в качестве аргументов приводит невозможность назначения в РФ смертной казни. Одновременно он указывает на то, что за покушение на убийство смертная казнь вообще не может быть назначена, а поэтому приговор в этой части подлежит безусловной отмене, а дело прекращению за истечением сроков давности. Кроме того, он считает неправильной квалификацию действий Рожнева как оконченного и неоконченного преступления, и осуждение по п. «з» ст. 102 и ст. 15 ч. 2 УК РСФСР. Также, по мнению адвоката, суд неправильно рассмотрел гражданские иски потерпевших о компенсации морального вреда, заявления которых были оформлены ненадлежащим образом, и допустил нарушения норм уголовно-процессуального закона при взыскании с осужденных судебных

издержек. Адвокат утверждает также, что совершение преступлений в составе организованной группы не доказано, перед присяжными заседателями не ставился вопрос об устойчивости группы и в приговоре доказательства этому не приведены. Не доказана вина Рожнева и в совершении преступления способом, опасным для жизни многих лиц. При назначении наказания суд также допустил нарушения уголовного закона: применяя ч. 5 ст. 69 УК РФ, не учел, что предыдущий приговор не вступил в законную силу. К тому же, не применил ст. 40 УК РСФСР, являющуюся более мягким уголовным законом, и назначил Рожневу 22 года лишения свободы по совокупности преступлений, тогда как окончательное наказание ему не могло быть назначено более 15 лет лишения свободы. Кроме того, при назначении наказания суд не учел все смягчающие обстоятельства, а в качестве отягчающего признал обстоятельство, не предусматривавшееся действовавшим на момент совершения преступления законом, и не раскрыл содержание этого обстоятельства, вследствие чего назначенное Рожневу наказание является чрезмерно суровым. По мнению адвоката, при рассмотрении дела судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона: показания не явившихся в суд свидетелей обвинения [скрыто] и

[скрыто] оглашены, несмотря на возражения защиты и отсутствие чрезвычайных обстоятельств, препятствовавших их явке, оглашены показания свидетелей, не имеющие отношения к фактическим обстоятельствам дела и находящиеся за пределами предъявленного обвинения, в результате оглашения таких показаний свидетелей до присяжных заседателей доводилась информация, порочащая подсудимых, в то же время подсудимым запрещалось порочить потерпевших. Необоснованно оглашались показания потерпевших

и [скрыто]

которые они давали на

предварительном следствии в качестве свидетелей. Стороне защиты было отказано в вызове потерпевшей ГЩ I для повторного

допроса, достоверных данных о наличии у нее тяжелого заболевания у суда не имелось. Также необоснованно отказано в повторном допросе потерпевшего зЩЩ 1 показания которого противоречили показаниям свидетеля обвинения сИ I. Оглашались показания свидетеля

Р I, при том, что его процессуальный статус изменился на

обвиняемого. Показания свидетелей 4^1 I и [скрыто] были основаны

на слухах, однако председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что в силу этого обстоятельства они являются недопустимыми доказательствами. Необоснованно было (сказано в допросе с участием присяжных заседателей свидетеля Ш ' I по алиби Рожнева, в повторном допросе свидетеля Ч~ I также по алиби Рожнева, в вызове в суд для допроса в качестве свидетеля следователя [скрыто] в исследовании вещественных доказательств,

возобновлении судебного следствия для допроса свидетеля [скрыто] Сторона защиты неоднократно заявляла отводы председательствующему

и возражения на его действия, которыми он оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей, но все они были необоснованно отклонены. В прениях сторон председательствующий неоднократно останавливал адвокатов, необоснованно утверждая, что ими искажаются доказательства. В напутственном слове он был необъективным, напомнил только доказательства обвинения, давал свою оценку исследованным доказательствам, не разъяснил право присяжных заседателей уменьшить объем обвинения путем исключения из вопросов фактических обстоятельств, не нашедших своего подтверждения в судебном заседании. Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были поставлены умышленно в излишне длинных формулировках, чтобы запутать присяжных, предложения же защиты об их изменении и постановке частных вопросов по алиби Рожнева необоснованно были отклонены председательствующим;

адвокат Лозинская в защиту интересов осужденного Бразникова просит приговор отменить и дело прекратить за истечением сроков давности, ссылаясь на ст. 48 УК РСФСР, и, указывая на то, что смертная казнь в Российской Федерации не назначается, а за неоконченное преступление смертная казнь не может быть назначена в принципе. Вместе с тем, адвокат считает, что действия Бразникова неправильно квалифицированы по совокупности оконченного и неоконченного преступления, ссылается на то, что целью совершения преступления изначально являлось причинение смерти всем потерпевшим. Поскольку умысел на причинение смерти трем лицам из четырех был полностью реализован, осуждение Бразникова за покушение на убийство двух лиц является неправильным. По этим же основаниям неправильно квалифицированы действия Бразникова по п. «е» ст. 102 УК РСФСР, предусматривающему ответственность за убийство с целью скрыть другое преступление. Кроме того, в вердикте отсутствуют фактические данные для квалификации действий Бразникова по признаку совершения убийства и покушения на убийство способом, опасным для жизни многих лиц и в составе организованной группы. Не приведены они и в приговоре. Наказание Бразникову назначено чрезмерно суровое, без учета всех смягчающих обстоятельств. Применение судом ст. 62 ч. 3 УК РФ является неправильным, так как этот закон ухудшает положение Бразникова, осужденного за совершение преступлений, совершенных до принятия УК РФ. Неправильно определен и вид колонии для отбывания Бразниковым наказания, вместо колонии общего режима назначена колония строгого режима. Бразников ранее не судим и ст. 102 УК РСФСР не указана в абзаце 3 ч. 4 ст. 24 УК РСФСР. Кроме того, ссылаясь на ч. 8 ст. 302 УПК РФ, адвокат считает, что в отношении Бразникова приговор должен быть постановлен с освобождением от наказания. Адвокат также указывает на допущенные, по ее мнению, нарушения уголовно-процессуального закона: показания не явившихся в

суд свидетелей обвинения [скрыто] и К I оглашены, несмотря

на возражения защиты и отсутствие чрезвычайных обстоятельств, препятствовавших их явке, оглашены показания свидетелей, не имеющие отношения к фактическим обстоятельствам дела и находящиеся за пределами предъявленного обвинения, в результате оглашения таких показаний свидетелей до присяжных заседателей доводилась информация, порочащая подсудимых, в то же время подсудимым запрещалось порочить потерпевших. Необоснованно оглашались показания потерпевших [скрыто] и

[скрыто] которые они давали на предварительном следствии в

качестве свидетелей. Стороне защиты было отказано в вызове потерпевшей [скрыто] для повторного допроса, достоверных данных

о наличии у нее тяжелого заболевания у суда не имелось. Также необоснованно отказано в повторном допросе потерпевшего [скрыто] показания которого противоречили показаниям свидетеля обвинения [скрыто]. Оглашались показания свидетеля [скрыто], при том, что его

процессуальный статус изменился на обвиняемого, показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] были основаны на слухах, однако председательствующий не разъяснил присяжным заседателям, что в силу этого обстоятельства они являются недопустимыми доказательствами. Сторона защиты неоднократно заявляла отводы председательствующему и возражения на его действия, которыми он оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей, но все они были необоснованно отклонены. В прениях сторон председательствующий неоднократно останавливал адвокатов, необоснованно утверждая, что ими искажаются доказательства. В напутственном слове он был необъективным, напомнил только доказательства обвинения, давал свою оценку исследованным доказательствам, не разъяснил право присяжных заседателей уменьшить объем обвинения путем исключения из вопросов фактических обстоятельств, не нашедших своего подтверждения в судебном заседании. Судом также неправильно разрешены гражданские иски потерпевших и неправильно взысканы судебные издержки;

аналогичные просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе осужденного Бразникова. Кроме того, он считает, что в отбытие наказания, назначенного ему на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, необходимо зачесть время содержания его под стражей по предыдущему приговору. Однако суд этого не сделал, что фактически означает, что он осужден не к 14 годам лишения свободы, как указано в приговоре, а к 17 годам лишения свободы. Он также просит отменить постановление судьи от 21 ноября 2011 года, которым отклонены его замечания его замечания, полагая, что они рассмотрены неправильно, и, указывая на не рассмотрение замечаний от 14 ноября 2011 года;

осужденный Данилов утверждает, что его вина не доказана, просит смягчить наказание с учетом положительных данных о его личности, семейного положения и истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности;

адвокат Зыков в защиту интересов осужденного Данилова просит приговор в части осуждение по ст. 15 ч. 2 и 102 п. п. «д, з» УК РФ отменить и дело прекратить за истечением сроков давности, поскольку в соответствие со ст. 66 ч. 4 УК РФ смертная казнь не может быть назначена за неоконченное преступление, и, следовательно, препятствий для применения сроков давности не имеется. В остальном приговор изменить, смягчить наказание, применить ст. 64 УК РФ или ст. 73 УК РФ, учесть положительное решение присяжных заседателей о снисхождении, семейное положение, положительные данные о личности Данилова и смягчающие обстоятельства - чистосердечное раскаяние и активное способствование раскрытию преступления;

осужденный Коротыч просит смягчить наказание, учесть, что своими действиями он никому не причинил вреда. У него есть явка с повинной, он активно способствовал раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления, является инвалидом 2 группы и по состоянию здоровья нуждается в проведении операции, положительно характеризуется и со времени совершения преступления прошло много времени;

адвокат Батурина в защиту интересов осужденного Коротыча просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, председательствующий сформулировал без учета результатов судебного следствия, замечаний и предложений сторон, они являются громоздкими, юридическими, что повлекло за собой неправильную квалификацию действий Коротыча, вина которого в участии в организованной группе не доказана. Стрельба им из автомата является эксцессом исполнителя. Наказание Коротычу назначено чрезмерно суровое, не учтены смягчающие обстоятельства и положительные данные о личности, а также состояние здоровья;

осужденный Мальков утверждает, что его вина не доказана, во время убийства [скрыто] и [скрыто] он находился в ИВС г.

) Убийство [скрыто] совершили, как следует из материалов

уголовного дела, неустановленные лица. За покушение на убийство не может быть назначена смертная казнь, а поэтому в силу ст. 48 УК РСФСР срок давности привлечения его к уголовной ответственности по ст. ст. 15 ч. 2 и 102 УК РСФСР истек. В этой части приговор подлежит отмене, а дело прекращению. Считает также, что у

председательствующего были основания для роспуска коллегии присяжных заседателей в порядке ст. 348 ч. 5 УПК РФ, поскольку его вина не подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами. По действовавшему на момент совершения преступления уголовному закону при назначении наказания по совокупности преступлений применялся принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, однако суд сложил назначенные наказания. Просит исключить из приговора осуждение за совершение преступления организованной группой. Учесть, что он и его мать страдает тяжелыми заболеваниями. Освободить его от наказания в силу ст. 81 ч. 2 УК РФ, либо освободить его от наказания в связи истечением сроков давности, или применить ст. 73 УК РФ, или переквалифицировать его действия на закон, предусматривающий ответственность за совершение преступления в состоянии аффекта и назначить срок в пределах времени содержания под стражей;

адвокат Жильцов в защиту интересов осужденного Малькова просит приговор изменить, учесть сроки давности в части осуждения за покушение на убийство. Кроме того, по мнению адвоката, присяжными не установлены действия Малькова по подготовке к совершению убийства [скрыто] и [скрыто] либо его участие в совершении

убийства этих лиц. Момент прибытия Малькова на место преступления совпал с убийством [скрыто] другими лицами и в другом месте, а

[скрыто] был уже давно убит.

В возражениях государственный обвинитель Архипов А. С. просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 4-О11-142СП

УК РФ Статья 81. Освобождение от наказания в связи с болезнью
УК РФ Статья 83. Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх