Дело № 4-О12-43СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шамов Алексей Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О12-43СП

от 29 июня 2012 года

 

судей Шишлянникова В.Ф. и Шамова A.B.,

рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Савинова С.С., кассационным жалобам осужденных Козлова А.Г., Маркова O.A., Саморукова А.Ю., в защиту их интересов адвокатов Гольцова А.Т., Сафронова H.A. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 апреля 2012 года, которым

[скрыто] несудимый,

осужден к лишению свободы:

- по пункту «г» части 4 статьи 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ №162-ФЗ от 08.12.2003 года) на 7 лет 6 месяцев со штрафом в размере 400 000 рублей, с лишением на основании статьи 47 УК РФ права занимать должности в органах государственной власти, связанные с выполнением контрольно-ревизионных функций на 3 года;

- по части 5 статьи 33, части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ №162-ФЗ от 08.12.2003 года) на 7 лет со штрафом в размере 200 000 рублей;.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Козлову А.Г. назначено на 8(восемь) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 500 ООО рублей, с лишением права занимать должности в органах государственной власти, связанные с выполнением контрольно-ревизионных функций на 3 года;

САМОРУКОВА1

несудимыи,

осужден к лишению свободы по части 3 статьи 30, пункту «г» части 4 статьи 290 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ №162-ФЗ от 08.12.2003 года) на 7 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 200 000 рублей, с лишением на основании статьи 47 УК РФ права занимать должности в органах государственной власти, связанные с выполнением контрольно-ревизионных функций на 3 года;

МАРКОВ [скрыто]

несудимыи, [скрыто]

осужден к лишению свободы по части 3 статьи 30, п. «б» части 3 статьи 2911 УК РФ, с применением положений статьи 64 УК РФ, на 4 года в исправительной колонии строгого режима.

По части 5 статьи 33, части 1 статьи 30, части 1 статьи 290 УК РФ Марков оправдан на основании п. 3 части 3 статьи 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Срок наказания Козлову А.Г., Саморукову А.Ю., Маркову O.A. исчислен с 27 апреля 2012 года, зачтено время содержания под стражей Козлова А.Г. с 25 декабря 2009 года по 28 июня 2010 года, с 28 по 29 сентября 2010 года, с 15 ноября 2011 года по 26 апреля 2012 года; Саморукову А.Ю. и Маркову O.A. с 15 октября 2009 года по 26 апреля 2012 года.

Решены вопросы о вещественных доказательствах, процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Шамова A.B., объяснения осужденного Козлова А.Г. А.Ю. и в его интересах адвокатов Гольцова А.Т. и Сивцовой Л.И., адвоката Пермяковой Т.Н. в защиту интересов Маркова O.A., осужденного Саморукова А.Ю. и адвоката Шаповаловой Н.Ю. в защиту его интересов, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Минаевой М.М., полагавшей

приговор отменить по доводам кассационного представления, а кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором, постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Козлов А.Г. признан виновным в пособничестве в покушении на получение взятки в крупном размере, получении взятки в крупном размере за незаконные действия; Саморуков А.Ю. в покушении на получение через посредника взятки в крупном размере за незаконные действия; Марков O.A. в покушении на посредничество во взяточничестве, в крупном размере.

Этим же приговором Марков O.A. оправдан за приготовление к пособничеству в получении должностным лицом взятки.

Действия осужденных выразились в том, что Козлов А.Г., являясь в период с 16.04.2007 по 12.09.2008 года заместителем начальник Межрайонной налоговой инспекции [скрыто] по [скрыто] области, с 12.09.2008 по 04.10.2009 года -

начальником указанной инспекции, с 04.10.2009 года - начальником ИФНС России

по г. [скрыто] после подачи ООО налоговых деклараций на

возмещение из бюджета НДС на сумму [скрыто] (рублей, в период с 01.06.2008

по 21.07.2008 года встретился с учредителем [скрыто] и [скрыто] П I с которым стал договариваться о принятии сотрудниками

налоговой службы положительного решения о возмещении НДС при условии передачи тЩ [скрыто] денежного вознаграждения в процентном выражении от

суммы НДС.

02.06.2009 года встретившись с [скрыто] стал договариваться о передаче

ему денег за вынесение благоприятных для ООО [скрыто]» и ООО [скрыто]» решений по результатам выездных налоговых проверок. Получив

согласие ГЩ Щ Козлов А.Г. сообщил, что окончательная сумма будет определена после принятия решения о возврате НДС.

Для непосредственного получения денег, Козлов привлек к участию Маркова, указав на него [скрыто] как на получателя денег, однако 15.10.2009

года Марков был задержан сотрудниками правоохранительных органов.

24 декабря 2011 года Козлов сообщил [скрыто] что подлежащая передаче

ему сумма составляет [скрыто] рублей и 25 декабря 2011 года в салоне

автомобиля, припаркованного возле дома [скрыто] по [скрыто] бульвару в г. [скрыто]

Козлов получил от представителя П 1- ЧИ I оговоренную сумму.

Саморуков А.Ю., являясь заместителем начальника отдела выездных проверок [скрыто] Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы ¦¦ по [скрыто] области, действуя по договоренности с Козловым А.Г., который являлся начальником этой инспекции, 28 мая 2009 года предложил учредителю ЗАО [скрыто] передать деньги за составление акта о незначительных

нарушениях налогового законодательства, устраивавшего руководство этого общества, а также за лояльное проведение налоговых проверок в дальнейшем.

Получив от Саморукова соответствующую информацию, Козлов привлек к участию в преступлении Маркова, который согласился непосредственно получить деньги от [скрыто], о чем Козлов сообщил Саморукову.

24 сентября 2009 года Саморуков договорился с ПИ I о передаче

рублей, из которых I рублей после составления акта, а

рублей в срок до 20.12.2009 года.

В период с 24 сентября по 6 октября 2009 года Саморуковым был составлен

акт проверки и представлен [скрыто] которому также было сообщено о необходимости передать Маркову [скрыто] рублей и составить договор займа на

[скрыто] рублей.

15 октября 2009 года Марковым, который был направлен с целью получения взятки в [скрыто]» Козловым, были получены деньги и оформлен договор займа, после чего Козлов заверил П I что со стороны налоговых органов к

деятельности [скрыто]» не будет претензий. Однако деньги Саморуковым и Козловым получены не были в связи с задержанием Маркова сотрудниками правоохранительных органов.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии обсуждения юридических последствий вердикта, указывая, что судом неправильно применен уголовный закон при квалификации действий осужденных, вследствие чего им назначено чрезмерно мягкое наказание. Исходя из установленных вердиктом обстоятельств дела, суд необоснованно квалифицировал действия Саморукова и Козлова, по эпизоду с П I а также действия Козлова по эпизоду с

[скрыто] по части 4 статьи 290 УК РФ в редакции Федерального Закона №162

от 8.12.2003 года, поскольку в силу статьи 10 УК РФ, их действия необходимо было квалифицировать по части 5 статьи 290 УК РФ в редакции Федерального Закона №97 от 04.05.2011 года. По эпизоду в отношении получения взятки от [скрыто] полагает, что не основан на законе и материалах дела вывод суда о

совершении Козловым оконченного состава посредничества во взяточничестве, более того, квалифицируя действия Маркова и Козлова как незаконное

пособничество (посредничество) за совершение одного и тоже преступления при одних и тех же обстоятельствах, суд применил разные статьи уголовного закона. Выводы суда, что действия Козлова не являются должностным преступлением, не соответствуют вердикту коллегии присяжных заседателей. Установлено, что Козлов совершил преступление по предварительному договоренности с Саморуковым, в соответствии с отведенной ему ролью, в связи с чем, действия Козлова должны квалифицироваться без ссылки на часть 5 статьи 33 УК РФ. Суд необоснованно переквалифицировал действия Маркова (по эпизоду с [скрыто]) на часть 1 статьи 30, часть 5 статьи 33, часть 1 статьи 290 УК РФ и оправдал его за отсутствием события преступления, поскольку согласно обвинению, сумма взятки оговаривалась в конкретном размере, затем корректировалась, предварительно обозначенная сумма и последующие суммы, в том числе и окончательная сумма взятки значительно превышала [скрыто] рублей, однако суд указал, что о размере

взятки Марков не был осведомлен. Автор кассационного представления полагает, что действия Маркова должны быть квалифицированы по части 1 статьи 30, п. «б» части 3 статьи 2911 УК РФ, в связи с чем, решение об оправдании Маркова не основано на законе и подлежит отмене; указывает на несправедливость назначенного осужденным наказания, необоснованность исключения из осуждения Козлова и Саморукова квалифицирующего признака совершения преступления по предварительному сговору группой лиц.

В кассационных жалобах и дополнениях:

- осужденный Козлов А.Г. считает приговор незаконным, подлежащим отмене. Указывает, что судом были существенно изменены фактические обстоятельства дела, поскольку обвинение ему было предъявлено в получении лично, как должностным лицом, взятки от [скрыто] в крупном размере, за действия,

которым он мог содействовать в силу служебного положения, при этом на момент получения денег от [скрыто] он (Козлов) в налоговых органах уже не работал;

переквалифицировав его действия на пособничество по эпизоду с П 1 суд

также существенно изменил формулировку обвинения (т. 33 л.д. 64); переквалификация его действий в связи с ходатайством государственного обвинителя от 19.01.2012 года, по сути, явилась новым обвинением, а его действия в приговоре получили новую, отличную от поддержанного обвинения, квалификацию; факт его увольнения на момент получения денег исключал признание совершения им действий, как должностным лицом; поскольку сформулированные вопросы для присяжных заседателей содержали ошибочные и надуманные обвинения, ответы присяжных заседателей не основаны на фактических обстоятельствах; изменение обвинения повлекло нарушение его права на защиту, установленного п. 1 части 4 статьи 47 УПК РФ; нарушено его право на

защиту и наличием противоречивых, неподтвержденных обвинений в отношении других, привлеченных по делу лиц; квалифицируя действия Маркова по эпизоду с

П Щ как посредника в получении им (Козловым) взятки, его (Козлова)

действия суд квалифицировал как получение взятки лично, что, по мнению автора жалобы, указывает на неустановление судом фактических обстоятельств по делу; изменение обвинение влекло признание доказательств, приведенных в обоснование первоначального обвинения, недопустимыми; вменение ему и Саморукову одинакового обвинения по эпизоду с [скрыто] является грубейшим

нарушением норм УПК РФ; приведенная в приговоре квалификация его действий по эпизоду с П I существенно отличается от предъявленного в ходе

следствия обвинения, а также от квалификации, данной его действиям самим судом в постановлении от 19.01.2012 года; изложенные в приговоре выводы по обстоятельствам эпизодов с [скрыто] и [скрыто] относительно его (Козлова)

должностного положения, являются взаимоисключающими, в связи с чем в отношении него должен быть постановлен оправдательный приговор; суд нарушил закон и при квалификации действий Маркова как «покушение на посредничество во взяточничестве»; по мнению автора жалобы был неправильно применен уголовный закон, что повлекло назначение наказания более строгого, чем предусмотренного законом, действовавшим на момент совершения инкриминируемых деяний. Судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку обвиняемые были лишены возможности осуществлять свои права, предусмотренные статьями 328, 330 УПК РФ, защитникам были созданы препятствия в действенном участии в формировании коллегии присяжных заседателей, председательствующий судья снимал практически все вопросы, давая негативную оценку действиям адвокатов, в связи с чем, председательствующему судье был заявлен отвод, в удовлетворении которого было отказано (т. 29 л.д. 177-181); председательствующим судьей были допущены нарушения при рассмотрении заявления о тенденциозности коллегии присяжных заседателей; во время вступительного слова защитников председательствующий судья прерывал их; неопределенность и неясность обвинений явились основанием для роспуска первой коллегии присяжных заседателей; судья трижды останавливал его при произнесении последнего слова, хотя им на присяжных заседателей никакого воздействия не оказывалось; высказывания судьи свидетельствовали о ее необъективности. Приговор не основан на вердикте коллегии присяжных заседателей. Принимая во внимание, что обвинительный вердикт постановлен в отношении невиновного, председательствующий судья должен был распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение иным составом суда. Просит отменить приговор.

- адвокат Гольцов А.Т. в интересах осужденного Козлова А.Г., просит отменить приговор. Указывая, что судом были существенно изменены фактические обстоятельства дела, поскольку обвинение Козлову было предъявлено в получении лично, как должностным лицом, взятки от [скрыто] в крупном размере за действия, которым он мог содействовать в силу служебного положения, при этом на момент получения денег от [скрыто], он (Козлов) в налоговых органах уже не работал, в приговоре не указано, в качестве какого должностного лица Козлов получил взятку от ГЛ И. Не имеется указаний на это и в предъявленном Козлову обвинении, в связи с чем, было заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, однако судом в этом было отказано. Аналогичные нарушения статьи 252 УПК РФ допущены судом и при осуждении Козлова по эпизоду получения взятки от [скрыто] При этом суд, давая юридическую оценку действиям Козлова А.Г., руководствовался положениями статьи 2911 УК РФ, т.е. законом, которого не было на момент совершения преступления. Уголовное законодательство не предусматривает ответственности за неоконченное пособничество, а именно так, с учетом заявления государственного обвинителя, были квалифицированы действия Маркова. Переквалифицировав действия Маркова на часть 3 статьи 30, п. «б» части 3 статьи 2911 УК РФ, суд ухудшил его положение. В ходе расследования было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона в связи с возбуждением двух разных уголовных дел по одному и тому же эпизоду получения взятки от [скрыто] сначала в отношении Козлова, а затем Саморукова и Маркова. Просит отменить приговор, дело возвратить прокурору для устранения препятствий в рассмотрении его судом;

- осужденный Марков O.A., не соглашаясь с приговором в части его осуждения, указывает, что с учетом позиции государственного обвинителя, ему вменялось обвинение в покушении на пособничество в получении взятки, суд, при отсутствии к тому оснований, переквалифицировал его действия на часть 3 статьи 30, п. «б» части 2 статьи 2911 УК РФ, хотя данная статья была введена Федеральным законом от 04.05.2011 года, т.е. после совершения инкриминированных ему следствием преступлений. Законодательство не предусматривает ответственности за неоконченное пособничество, в связи с чем в предъявленном ему обвинении отсутствует состав преступления. Были допущены нарушения закона и при возбуждении двух разных дел по одному и тому же эпизоду получения денег от П I однако суд отказался возвратить уголовное дело прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении. Просит обвинительный приговор отменить, дело возвратить прокурору;

- адвокат Сафронов H.A. в интересах осужденного Маркова O.A. просит приговор отменить в связи с множественными нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства.

- осужденный Саморуков А.Ю., не соглашаясь с приговором, указывает на нарушения процессуального закона при возбуждении двух уголовных дел по

эпизоду получения денежных средств у ГИ I неправильное применение

материального закона, поскольку, исходя из позиции государственного обвинителя, действия Маркова как покушение на пособничество в получении взятки, не образуют состав какого-либо преступления. В нарушение закона, суд, исследовав при обсуждении последствий вердикта ряд доказательств его невиновности, не принял их во внимание; указывая в приговоре на то, что он (Саморуков) являлся должностным лицом, суд лишь сослался на положения Налогового Кодекса РФ, при этом не указал ни разделов, ни конкретных статей. Выводы в приговоре о том, что он являлся должностным лицом, не основаны на материалах дела. В ходатайстве о возвращении уголовного дела прокурору ему было необоснованно отказано. Описательная часть приговора не соответствует обстоятельствам дела, как они установлены присяжными заседателями (вопросы № 8 и 12). Просит приговор отменить, дело возвратить прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении судом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения на них, судебная коллегия приходит к следующему.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, судом допущено не было.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных и адвокатов о допущенном нарушении норм процессуального законодательства вследствие вынесения двух постановления о возбуждении уголовного дела по одному и тому же эпизоду получения взятки от тЩ [скрыто] судебная коллегия отмечает, что закон, при принятии решения о возбуждении уголовного дела, нарушен не был.

Согласно материалам дела, 15 октября 2008 года было возбуждено дело в отношении Саморукова А.Ю. и Маркова O.A. за получение взятки от [скрыто] в крупном размере сумме (т. 1 л.д. 1-2), т.е. уголовное дело было возбуждено в отношении конкретных лиц, а 20 сентября 2010 уполномоченным должностным лицом органа предварительного следствия было принято решение о возбуждении уголовного дела по факту получения взятки от 1Щ

в отношении

Козлова А.Г., в связи с получением достаточных данных о его причастности к совершению данного преступления, на основании статьи 146 УПК РФ (т. 1 л.д. 9697). Предъявленное 07.09.2009 года Козлову А.Г. обвинение по эпизоду получения взятки от [скрыто] в ходе расследования, неоднократно перепредъявлялось в

рамках возбужденного уголовного дела

Поскольку ранее по эпизоду незаконного получения денежных средств от представителя ООО [скрыто]» было возбуждено уголовное дело, по факту и в отношении конкретного лица - Козлова А.Г. (т. 1 л.д. 109), данные уголовные дела были соединены в одно производство в соответствии с положениями статьи 153 УПК РФ.

Принятые уполномоченными должностными лицами органов предварительного следствия процессуальные решения о возбуждении уголовных дел в отношении конкретных лиц, а также по факту совершения преступления, соответствуют положениям уголовно-процессуального законодательства и не нарушают конституционных прав и охраняемых законом интересов граждан.

Доводы кассационной жалобы Козлова А.Г. о грубейшем нарушении норм УПК РФ предъявлением ему и Саморукову А.Ю. одинакового обвинения, не основаны на материалах дела, поскольку предъявленное обвинение Козлову и Саморукову существенно отличается по совершенным каждым из обвиняемых конкретным действиям, что касается одинаковой юридической квалификации их действий органами предварительного расследования, то данное обстоятельство не является нарушением норм УПК РФ.

Принятое в ходе предварительного слушания решение судьи, которым было отказано в возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении судом, вопреки доводам кассационных жалоб, является обоснованным, мотивированным и законным (т.26 л.д. 247-249).

Доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов о допущенных нарушениях процессуального закона при возбуждении и соединении уголовных дел, судебная коллегия находит несостоятельными.

Доводы кассационной жалобы Козлова А.Г. о том, что неопределенность и неясность обвинений явились основанием для роспуска первой коллегии присяжных заседателей, не основаны на материалах дела.

Согласно содержанию постановления, председательствующим судьей не принималось решение о роспуске коллегии присяжных заседателей. Им был удовлетворен отвод государственного обвинителя каждому из присяжных заседателей в связи с наличием информации о возможной заинтересованности коллегии в исходе данного дела.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Козлова А.Г., коллегия присяжных вновь была сформирована с соблюдением положений статьи 328 УПК РФ. В соответствии с законом, сторонам была предоставлена возможность выяснить обстоятельства, которые по мнению участников судопроизводства, могли иметь существенное значение для решения вопроса об участии в судебном

заседании того или иного кандидата в присяжные заседатели, а также для заявления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели.

Согласно протоколу судебного заседания, стороны воспользовались правом немотивированных отводов, адвокатом Сафроновым в соответствии с положениями части 10 статьи 328 УПК РФ был заявлен мотивированный отвод присяжным заседателям. При отсутствии оснований к удовлетворению заявленных отводов, председательствующим судьей отводы были оставлены без удовлетворения (т. 29 л.д. 162).

Поступившее после формирования коллегии присяжных заседателей заявление от адвоката Сафронова о ее тенденциозности, судьей было разрешено в соответствии с действующим законодательством, принятое решение является законным и обоснованным (т. 29 л.д. 98-99)

Статьи законов по Делу № 4-О12-43СП

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 146. Возбуждение уголовного дела публичного обвинения
УПК РФ Статья 153. Соединение уголовных дел
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх