Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 4-О13-5СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 февраля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №4-О13-5СП

от 14 февраля 2013 года

 

председательствующего - Шишлянникова В. Ф. судей - Иванова Г. П. и Климова А. Н.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Щетинина Г. В. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 12 декабря 2012 года, которым

КОЛОДИН [скрыто]

, несудимый, [скрыто]

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 5 п. п. «б, в» УК РФ, ввиду отсутствия в его действиях состава преступления на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

В связи с оправданием Колодина А. В. за ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления прокурора Абрамовой 3. Л., просившей отменить приговор по доводам кассационного представления, и возражения адвоката Старинского В. В. против отмены приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного расследования Колодин А. В. обвинялся в том, что, являясь должностным лицом - главой органа местного самоуправления, лично, путем вымогательства, получил взятку в виде денег в крупном размере за совершение действий в пользу взяткодателя, входящих в его служебные полномочия.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Колодин А. В. признан невиновным в совершении этого преступления, в связи с чем, он оправдан судом.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Указывается, что при отборе присяжных заседателей один из кандидатов скрыл от суда, что ранее он работал следователем прокуратуры и имеет классный чин советника юстиции. Это обстоятельство лишило сторону обвинения возможности заявить ему немотивированный или мотивированный отвод, а также отвод всему составу сформированной коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности. Утверждается также, что сторона защиты в ходе судебного разбирательства оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей: с разрешения председательствующего выясняла в их присутствии вопросы, связанные с порядком получения доказательств, входя фактически в обсуждение допустимости аудиозаписей и производных от них экспертиз, осмотров и показаний. Пререкалась с председательствующим, не подчинялась его распоряжениям, допускала выкрики, пыталась сама разъяснить присяжным заседателям закон, в связи с чем, адвокатам и подсудимому делались неоднократные замечания. Задавала свидетелям вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, а также вопросы процессуального характера с целью довести до присяжных заседателей сведения, которые не исследуются с их участием. В прениях сторон адвокаты неоднократно искажали исследованные доказательства, и, давая оценку доказательствам, признанным допустимыми, пытались опорочить их, а также ссылались на не исследованные в судебном

заседании письменные доказательства. Прерывали напутственное слово председательствующего, заявляли, что судья намеренно исказил доказательства в пользу обвинения. Вместо заявления возражений на напутственное слово выступили второй раз со своей оценкой доказательств, обращаясь не к председательствующему, а непосредственно к присяжным заседателям. При этом сторона обвинения была лишена возможности выступить с репликой.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Сафронов и Старинский просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного

представления и возражений, судебная коллегия считает, что

кассационное представление удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего и его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его пребдставителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего дела судом не допущено.

Доводы кассационного представления о том, что при отборе присяжных заседателей сторона обвинения была лишена возможности в полной мере влиять на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, следует признать несостоятельными.

Как следует из протокола судебного заседания, перед кандидатами в присяжные заседатели не ставился вопрос о том, кто из них ранее работал в правоохранительных органах.

Также не задавался кандидатам в присяжные заседатели вопрос о наличии у какого-либо из них специального звания - советника юстиции.

В связи с чем, не сообщение [скрыто], являвшимся

кандидатом в присяжные заседатели под № 14, о своей работе до 6

октября 2006 года в качестве старшего помощника

[скрыто] прокурора, а еще ранее следователем, и о наличии у него специального звания, не свидетельствует о том, что он не выполнил указание председательствующего правдиво отвечать на задаваемые вопросы.

При опросе сторонами каждого из кандидатов в присяжные заседатели государственный обвинитель после ответа А Щ на

вопрос адвоката Сафронова о том, что он военный офицер на пенсии, не имел никаких вопросов к этому кандидату.

Поэтому ссылка государственного обвинителя в кассационном представлении на результаты проверки, проведенной уже после постановления оправдательного приговора, является необоснованной.

Необоснованным является также утверждение государственного обвинителя в кассационном представлении о том, что не сообщение

о своей прежней работе не позволило ему заявить отвод

всей коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности.

По смыслу ст. 330 УПК РФ, о тенденциозности коллегии присяжных заседателей могут свидетельствовать однородность ее состава с точки зрения возрастных, профессиональных, социальных и иных факторов, которые при соблюдении положений закона о порядке ее формирования, тем не менее, дают основания полагать, что образованная по конкретному уголовному делу коллегия не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вынести справедливый вердикт.

Обладание одним из присяжных заседателей знаниями уголовного и уголовно-процессуального права, на которое ссылается государственный обвинитель в своем представлении, к случаям такого рода не относятся.

Доводы кассационного представления о том, что сторона защиты в ходе судебного разбирательства оказывала незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, также являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, вопросы, указанные в кассационном представлении, сторона защиты задавала свидетелю [скрыто] с целью выяснения обстоятельств производства

им записи разговора с Колодиным, которое он осуществлял по своей инициативе, а не под контролем оперативных работников. То есть, они не касались процессуального характера получения по делу

доказательств, а были связаны непосредственно с фактическими обстоятельствами дела. В связи с этим, утверждения государственного обвинителя о том, что при допросе свидетеля [скрыто] были

допущены нарушения ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, являются несостоятельными. К тому же, государственный обвинитель не возражал против вопросов защиты, а ходатайство о признании недопустимыми доказательствами результатов оперативно-розыскного мероприятия и протоколов следственных действий были заявлены стороной защиты, хотя и после допроса свидетеля [скрыто], однако в отсутствии присяжных заседателей (т. 4 л. д. 174-176).

Что касается постановки стороной защиты вопросов свидетелям, не относящихся к фактическим обстоятельствам дела, то они, как правильно указывается в самом кассационном представлении, председательствующим снимались, а когда эти вопросы могли повлиять на мнение присяжных заседателей, председательствующий давал присяжным заседателям надлежащие разъяснения (т. 4 л. д. 151, 154, 162 и 164).

В прениях сторон адвокаты Сафронов и Старинский, хотя и пытались затронуть вопросы, связанные с допустимостью доказательств, однако председательствующий своевременно останавливал их и разъяснял присяжным заседателям, что все исследованные с их участием доказательства должны приниматься ими во внимание, так как они получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона (т. 5 л. д. 25-26, 28).

Аналогичным образом председательствующий поступил, когда адвокат Старинский попытался сослаться на неисследованные судом документы, касающиеся финансово-хозяйственной деятельности МУПа (т. 5 л. д. 27).

Данных о том, что в своих выступлениях адвокаты искажали исследованные в судебном заседании доказательства, в протоколе судебного заседания не имеется, замечаний по этому поводу председательствующий им не делал.

Необоснованными являются также доводы кассационного представления о том, что адвокат Сафронов своим поведением во время произнесения председательствующим напутственного слова мог повлиять на вынесение присяжными заседателями вердикта.

Председательствующим были пресечены выкрикивания адвоката Сафронова о том, что в напутственном слове искажаются доказательства, а присяжным заседателям разъяснено, что при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание поведение этого адвоката. Кроме того, после сделанного предупреждения за неподчинение распоряжению председательствующего адвокат Сафронов порядок в зале судебного заседания больше не нарушал.

Возражения адвокатов и самого Колодина на напутственное слово председательствующего, вопреки утверждениям государственного обвинителя в кассационном представлении, не являлись повторными выступлениями с защитительной речью, в них они выразили свое мнение только о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности. При этом возражения стороны защиты председательствующим приняты не были, а присяжным заседателям разъяснено, что и они не должны их учитывать при вынесении вердикта (т. 5 л. д. 32).

Таким образом, председательствующим по делу были приняты все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры для того, чтобы на присяжных заседателей не оказывалось незаконное воздействие, и они могли вынести объективный вердикт.

В связи с этим, оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 12 декабря 2012 года в отношении КОЛОДИНА

[скрыто] оставить без изменения, а

кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий:

I

Статьи законов по Делу № 4-О13-5СП

УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу

Загрузка
Наверх