Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 41-АПУ13-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 марта 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 41-АПУ13-1СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 марта 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.
судей Зырянова А.И. и Лизунова В.М.
при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционном представлению государственного обвинителя Флоринской Э.В. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 января 2013 года, которым ХОЛОПОВ А С , судимый 22 декабря 2012 года Шахтинским городским судом Ростовской области по ст. ст. 158 ч. 2 п. «б», 30 ч.

3, 158 ч. 2 п. «б» УК РФ с учётом внесённых изменений постановлением Кировского районного суда города Ростов-на-Дону на 2 года 1 месяц лишения свободы, наказание отбыто, оправдан по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. «а», «в», «д», «з», 162 ч. 4 п.

«в» УК РФ за непричастностью к совершению преступлений в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в соответствии с п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

За оправданным Холоповым А.С. в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ признано право на реабилитацию.

1 2 Решён вопрос о процессуальных издержках, вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Морозовой Ж.В., полагавшей приговор суда отменить по доводам апелляционного представления, возражения адвоката Шевченко А.В., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

при изложенных в обвинении обстоятельствах, Холопов А.С. обвинялся в том, что 13 октября 2010 года, в период времени с 16 до 18 часов в доме по улице хутора района, области, совершил разбойное нападение, в процессе чего завладел деньгами в сумме рублей, убил с особой жестокостью находящихся в беспомощном состоянии свою бабушку Х которой нанёс не менее 51 улара ножом, и проживающего с ней в фактических брачных отношениях С которому нанёс не менее 17 ударов ножом, от причинённых колото-резаных ранений смерть обоих потерпевших наступила на месте.

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей по делу в отношении Холопова А С. был постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении с дополнением государственный обвинитель Флоринская Э.В. просит приговор суда отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что сторона обвинения была ограничена в представлении доказательств, поскольку председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения об оглашении наркологической экспертизы в отношении подсудимого Холопова, которое имело существенное значение для подтверждения объективности предъявленного обвинения. Сторона защиты ставила под сомнение доказательства обвинения, оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей, пыталась выяснять вопросы процессуального характера, упоминала о не относящихся к делу обстоятельствах, ссылалась на неисследованные доказательства.

Так, при допросе потерпевшего подсудимый Холопов и защитник 2 3 задавали вопросы, не имеющие отношения к делу. При допросе свидетеля Х такие же вопросы, несмотря на замечания председательствующего, задавал подсудимый Холопов, в частности, о том, когда освободился, вызывали ли в отдел милиции, хотели ли «повесить статью». В судебном заседании стороной обвинения были оглашены показания подсудимого Холопова в качестве подозреваемого и обвиняемого на предварительном следствии, в том числе с выходом на место, с применением видеозаписи, где он показал, что на деньги, которые похитил при убийстве, приобрёл наркотические средства. В ходе рассмотрения процессуальных вопросов подтвердил, что употребляет наркотические средства и назвал их, а факт их употребления подтвердил в ходе допроса свидетеля А Вместе с тем, при даче показаний с целью опорочить доказательства и оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие, подсудимый Холопов заявил, что никогда ни какие наркотические средства не принимал и вообще никакие лекарства не принимает. Несмотря на имеющееся в деле заключение молекулярно-генетической экспертизы о том, что на куртке подсудимого обнаружена кровь потерпевшей Х и в судебном заседании был допрошен эксперт, подсудимый Холопов при даче показаний, с целью опорочить доказательство обвинения сказал, что никаких следов на куртке не было и никто их не видел, что это бред эксперта, а на вопрос стороны обвинения о том, когда приехал в дом к потерпевшим, сказал, что хватит беспредела за этими стенами. В судебном заседании 28 ноября 2012 года подсудимый начал демонстрировать схемы маршрутов, по которым якобы передвигался, хотя они не были допущены к исследованию, говорил, что никогда не приобретал наркотические средства, что в ходе обыска были изъяты куртка, джинсы, кофта, кроссовки, в которых был 13 октября, а на возражение стороны обвинения о том, что была изъята только куртка, выкрикивая на повышенных тонах, заявил, что нужно было показать все изъятые вещи. Исказил показания свидетеля продавца магазина Б пояснив, что она сказала, что вещи были чистые и крови на них не было. В прениях подсудимый Холопов с целью оказать незаконное воздействие на присяжных, опорочить доказательства стороны обвинения, ссылался на доказательства, которые не были исследованы в суде, заявил, что обвинение ссылается, что он был в наркотическом опьянении, но это не доказано, что есть моменты, которые нельзя оглашать, можно было бы некоторую экспертизу показать, что если присяжным заседателям открыть тайну, где он был 17 октября, то всё стало бы ясно, что без присяжных 3 4 заседателей заявляется много ходатайств о его невиновности, которые председательствующий отклоняет, а своё выступление с последним словом сопровождал истерикой, пытаясь таким образом убедить присяжных заседателей в своей невиновности. Адвокат Шевченко Н.В. в прениях с целью незаконного воздействия на присяжных заседателей неоднократно пояснял, что если присяжные заседатели признают Холопова виновным, ему грозит пожизненное лишение свободы или смертная казнь, на неоднократные замечания председательствующего не реагировал, выкрикивал в адрес председательствующего, чтобы не мешал ему, продолжал убеждать присяжных заседателей, что судья вводит их в заблуждение, а также ссылался на неисследованную дактилоскопическую экспертизу.

Несмотря на многочисленные замечания, председательствующий не принял мер к замене адвоката, к удалению подсудимого из зала судебного заседания, а сделал это только после напутственного слова, когда подсудимый стал снимать с себя одежду. Полагает, что указанные нарушения повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы в апелляционном представлении, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене оправдательного приговора суда.

В соответствии со ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов, а также, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Таких нарушений уголовно-процессуального закона в кассационном представлении не указано и по делу не установлено.

4 5 Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении о нарушении уголовно-процессуального закона при судебном следствии.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 15, 244 УПК РФ о состязательности и равенстве прав сторон, ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

В судебном заседании были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке. Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется. Председательствующий объявил об окончании судебного следствия лишь после того, как стороны заявили, что дополнений не имеют (т. 12, л.д. 117).

Доводы в апелляционном представлении государственного обвинителя о том, что сторона обвинения была ограничена в представлении доказательств, поскольку председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения об оглашении наркологической экспертизы в отношении подсудимого Холопова, которое, которое, по его мнению, имело существенное значение для подтверждения объективности предъявленного обвинения, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Согласно ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

5 6 Указанные требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий правильно отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства об исследовании заключения наркологической экспертизы на подсудимого, как не основанного на законе. Сведения о том, что подсудимый Холопов страдает наркоманией, не относятся к признакам состава преступления, в котором он обвинялся. Выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлении (т. 11, л.д. 188-189).

Эти обстоятельства государственным обвинителем не оспариваются в апелляционном представлении, и им не приводится каких-либо данных о том, что указанные сведения о личности Холопова подлежали исследованию с участием присяжных заседателей в связи с необходимостью установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвинялся.

При допросах в судебном заседании указанных в апелляционном представлении лиц председательствующий правильно снимал не имеющие отношения к фактическим обстоятельствам дела вопросы, в необходимых случаях, в соответствии со ст. 258 УПК РФ, делал замечания, обращался к присяжным заседателям с разъяснениями не принимать во внимание при вынесении вердикта услышанные обстоятельства. Нет никаких данных о том, что председательствующий не выполнил возложенные на него, как руководителя судебного заседания, требований ст. 243 УПК РФ.

Потерпевший С был допрошен в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. ст. 277, 281 УПК РФ.

При допросе каких-либо вопросов стороны защиты председательствующий не снимал. Вопросы стороны защиты к потерпевшему, на которые имеется ссылка в апелляционном представлении, председательствующий снял в ходе дополнения стороной защиты судебного следствия. При этом судебная коллегия отмечает, что эти вопросы предопределены исследованными в судебном заседании доказательствами стороны обвинения.

6 7 Так, вопрос адвоката Шевченко Н.В. к потерпевшему С о причине неприязненных отношений к погибшей Х предопределён показаниями потерпевшего в судебном заседании при его допросе стороной обвинения, в которых он, в частности, показал, что к погибшим не ходил, с Х не общался, она была негостеприимной.

Вопрос о времени ознакомления потерпевшего с материалами дела, когда он узнал, что преступление совершил подсудимый Холопов, был предопределён показаниями потерпевшего также при его допросе в судебном заседании стороной обвинения, в которых он, в частности, показал, что в ходе следствия, когда знакомился с материалами дела, узнал, что Х убил внук.

Вопрос о том, кому принадлежали бадьи с брагой, указанные на исследованных в судебном заседании фотоснимках, был предопределён представлением стороной обвинения на обозрение присяжных заседателей фототаблицы.

Вопрос о том, где сейчас находятся часы погибшего С был предопределён показаниями потерпевшего о том, что на день рождения отцу были подарены часы. Аналогично был задан вопрос подсудимого Золопова к потерпевшему С об отношениях с соседями (т. 11, л.д. 52-57, 200, т.

12, л.д. 112-114).

Свидетель Х родной брат подсудимого Холопова, был допрошен в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. ст. 277, 281 УПК РФ.

Вопросы подсудимого Холопова к свидетелю Х на которые имеется ссылка в апелляционном представлении, в частности, о том, когда свидетель освободился, вызывали ли его в отдел милиции, хотели ли на него «повесить статью», председательствующим сняты, как не имеющие отношения к делу.

Эти вопросы были предопределены показаниями данного свидетеля при его допросе в судебном заседании стороной обвинения, в которых он, в частности, показал, что у него есть подруга, с ней познакомился, когда отбывал наказание, что освободился по отбытии срока наказания, а не условно-досрочно, что в учреждении, где отбывал наказание, можно свободно общаться по телефону. Также председательствующий сделал замечание подсудимому, обратился к присяжным заседателям с 7 8 просьбой не принимать данные обстоятельства во внимание при вынесении вердикта. После этого подсудимый Холопов высказал мнение о том, что нарушается закон, так как не видят, какие вопросы задаёт прокурор. По распоряжению председательствующего присяжные заседатели удалились из зала судебного заседания, и в их отсутствие председательствующий ещё раз разъяснил подсудимому его права в суде с участием присяжных заседателей, порядок производства по делу при таком составе суда (т. 11, л.д. 99-108).

С учётом изложенного, судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что задавая указанные вопросы потерпевшему и свидетелю, сторона защиты ставила под сомнение доказательства обвинения, объективность предъявленного обвинения, оказывала незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Несостоятельными, как не основанными на законе и противоречащими материалам дела, являются и доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что на предварительном следствии, в том числе с выходом на место, с применением видеозаписи, где подсудимый Холопов показал, что на деньги, которые похитил при убийстве, приобрёл наркотические средства, что употребляет наркотические средства, назвал эти средства, однако при даче показаний в присутствии присяжных заседателей с целью опорочить эти доказательства и оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие, заявил, что никогда ни какие наркотические средства не принимал и вообще ни какие лекарства не принимает.

Согласно ст. ст. 47, 267, 275, 276 УПК РФ подсудимый вправе давать показания в судебном заседании. Запрета не давать иные, чем на предварительном следствии, показания, уголовно- процессуальный закон не устанавливает. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, а также воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки его показаний могут иметь место по ходатайству сторон, в частности, при наличии существенных противоречий между показаниями, 8 9 данными подсудимым в ходе предварительного расследования и в суде.

Эти требования уголовно-процессуального закона не нарушены. Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый Холопов был допрошен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

При допросе государственным обвинителем подсудимый Холопов показал, что указанные в вопросах таблетки он не употреблял и не видел, но слышал про них. Каких-либо данных о том, что такие показания подсудимый дал с целью опорочить доказательства стороны обвинения и оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие, нет. После допроса, по ходатайству стороны обвинения, против чего не возражала сторона защиты, были оглашены указанные в апелляционном представлении протоколы допросов на предварительном следствии Холопова в качестве подозреваемого и обвиняемого, просмотрена видеозапись.

Заявлений о каких-либо нарушениях закона при этом никто из участников судебного разбирательства, в том числе государственный обвинитель, не делали. Вопрос подсудимого Холопова к свидетелю обвинения А относительно употребления наркотика председательствующий снял, как не имеющий отношения к делу. Что касается ответов подсудимого Холопова на вопросы защитника и председательствующего об употреблении наркотиков, то они не могут быть приняты во внимание, поскольку из протокола судебного заседания следует, что эти ответы были даны при разрешении процессуальных вопросов в отсутствие присяжных заседателей (т. 11, л.д. 82-83, 152-153, т. 12, л.д. 29-76, 107-112).

Доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что подсудимый Холопов порочил заключение молекулярно-генетической экспертизы, эксперта, являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что на вопрос государственного обвинителя о том, как подсудимый может объяснить, что по заключению указанной экспертизы на его куртке была обнаружена кровь Х подсудимый ответил, что он слышал «этот бред эксперта». Государственный обвинитель 9 10 попросил подсудимого повторить, что он слышал, на что Холопов ответил, что он слышал речь эксперта, а на последующие вопросы ответил, что он никак не может пояснить наличие крови бабушки на его куртке, что сам он эту кровь не видел ни разу, что куртка висела в доме бабушки 2 года.

Из изложенного следует, что подсудимый Холопов при ответах на вопросы государственного обвинителя лишь выразил своё несогласие с заключением эксперта. Что касается первоначальной формы такого высказывания, то председательствующий сделал подсудимому замечание, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать указанное обстоятельство при вынесении вердикта (т. 12, л.д. 43).

Нет также никаких данных о том, что подсудимый Холопов порочил показания свидетеля обвинения продавца магазина Б у которой подсудимый Холопов покупал одежду.

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель обвинения Б была допрошена в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. ст. 277, 281 УПК РФ. Ни один из вопросов сторон председательствующий не снимал. Подсудимый Холопов задал лишь один вопрос относительно своего состояния при входе в магазин. Каких-либо заявлений стороны не делали, после чего свидетель с согласия сторон и разрешения председательствующего покинула зал судебного заседания. В дальнейшем, в ходе дополнительного допроса подсудимого Холопова при ответе на вопрос государственного обвинителя о том, осматривал ли он свою одежду, подсудимый Холопов сказал, что не осматривал, а осматривала продавец, что вещи были чистые.

Государственный обвинитель сказал подсудимому, что как говорила продавец, слышали все участники процесса, что не надо передёргивать её показания, а также задал вопрос о том, что она видела молодого человека в одежде, которая имела поношенный вид. Подсудимый Холопов возразил, сказал, что продавец так не говорила, она сказала, что одежда была не с его плеча. После этого государственный обвинитель вопросов к подсудимому не имел, никаких заявлений не делал. От участников процесса вопросов к подсудимому не поступило (т. 11, л.д. 95-99, т. 12, л.д. 75-76).

Относительно схемы маршрутов, на которые имеется ссылка в апелляционном представлении, из протокола судебного заседания 10 11 следует, что подсудимый Холопов начал их демонстрировать при дополнительном допросе в связи с вопросом к нему адвоката Шевченко Н.В. о том, какое расстояние от автовокзала до остановки « ». Председательствующий остановил подсудимого, сказал, что эти схемы не являются доказательством по делу, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта. После этого подсудимый Холопов ответил, что расстояние около 8 километров (т. 12, л.д. 108).

Относительно заявления подсудимого Холопова об изъятых у него вещах, на которое имеется ссылка в апелляционном представлении, из протокола судебного заседания следует, что при дополнительном допросе адвокат Шевченко Н.В. задал вопрос о соответствии действительности оглашённых в судебном заседании показаний подсудимого о том, что вещи, в которых он 13 октября приходил к бабушке, оставил возле ларька. На данный вопрос подсудимый Холопов ответил, что нет, не соответствуют, куртку- ветровку, кофту, джинсы и пару кроссовок он оставил дома, и при обыске милиция их изъяла. Государственный обвинитель в возражении уточнил, что во время первого обыска указанные подсудимым вещи, кроме куртки-ветровки, не были изъяты.

Подсудимый Холопов заявил, что надо показывать все вещи.

Председательствующий остановил подсудимого, разъяснил, что нельзя ссылаться на неисследованные доказательства, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта (т. 12, л.д. 110).

Относительно ответа подсудимого Холопова на вопрос государственного обвинителя о времени приезда к бабушке, на который имеется ссылка в апелляционном представлении, из протокола судебного заседания следует, что при допросе государственный обвинитель задал 4 дополнительных вопроса. На первый вопрос, когда приехал в хутор , подсудимый ответил, что был четвёртый час, недалеко от дома бабушки общался с Ф . На второй вопрос, это 15 часов с чем-то, ответил утвердительно. На третий вопрос, сколько точно было времени, 15 часов 10 минут или другое время, ответил, что был конец четвёртого часа, даже начало пятого. На четвертый вопрос, получается было 16 часов, подсудимый ответил, что не нужно его запутывать, хватит беспредела. Председательствующий остановил подсудимого, сделал предупреждение, разъяснил, что сторона обвинения уточняет время, II 12 обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта. После этого, на вопрос государственного обвинителя подсудимый ответил, что когда приехал к бабушке, был конец четвёртого часа, а когда доходил до дома бабушки, было начало пятого, а также ответил ещё на ряд вопросов относительно времени прихода и ухода (т. 12, л.д. 71-73).

Из протокола судебного заседания следует, что прения сторон, реплики, последнее слово подсудимого соответствуют требованиям ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ.

Вопреки доводам государственного обвинителя в апелляционном представлении, из протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал подсудимого Холопова, делал замечания, обращался к присяжным заседателям с разъяснениями не принимать во внимание при вынесении вердикта услышанные обстоятельства.

Относительно указанных в апелляционном представлении случаев при выступлении подсудимого Холопова в прениях, с последним словом, из протокола судебного заседания следует, что в ходе выступления подсудимый Холопов сказал, что обвинение ссылается на то, что он был в состоянии наркотического опьянения, но это ничем не доказано, и что он тоже мог бы привести некую экспертизу. Председательствующий остановил подсудимого, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание данное обстоятельство. Аналогично председательствующий останавливал подсудимого Холопова, когда тот хотел представить на обозрение имеющиеся у него листы бумаги, называя их таблицей по наркотикам, или говорил не по существу дела, или хотел сказать о причине самооговора.

Председательствующий также обращался к присяжным заседателям с просьбами не принимать услышанные обстоятельства при вынесении вердикта.

В последнем слове подсудимый сказал, в частности, о воспитании, о поездке 15 октября в хутор , о телефонных звонках, о том, если открыть тайну где он был и что с ним было 17 октября, то станет всё ясно, о том, что если задать вопрос о многочисленных экспертизах, то они должны делаться по всем вещам.

12 13 Председательствующий остановил подсудимого, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание обстоятельства относительно 17 октября, а также разъяснил, что данные о личности подсудимого рассматриваются после вынесения вердикта.

Противоречат протоколу судебного заседания также доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что подсудимый заявил, что без присяжных заседателей, когда заявляется много ходатайств о его невиновности, председательствующий их отклоняет.

Из протокола судебного заседания следует, что в последнем слове подсудимый Холопов не говорил о доказательствах его невиновности, а лишь сказал, что много ходатайств председательствующий отклоняет, что «мы судимся по УПК РФ».

Председательствующий остановил подсудимого, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание обстоятельства вынесения вердикта.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что подсудимый Холопов с целью оказания незаконного воздействия сопровождал своё выступление с последним словом истериками, пытаясь таким образом убедить в своей невиновности.

Из протокола судебного заседания следует, что в последнем слове подсудимый Холопов обратился к присяжным заседателям, сказал, что он не убивал и заплакал. Председательствующий просил его успокоиться, что в ином случае в судебном заседании будет объявлен перерыв. Аналогично председательствующий останавливал и просил успокоиться подсудимого ещё дважды (т. 12, л.д. 138-144, 170-178).

Судебная коллегия находит, что само по себе такое эмоциональное состояние подсудимого не может свидетельствовать о нарушении уголовно-процессуального закона. Что касается попытки убедить присяжных заседателей в своей невиновности, то это определено его позицией по предъявленному обвинению. При этом, согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ, определяющей презумпцию невиновности, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

13 14 Также председательствующий в необходимых случаях останавливал адвоката Шевченко Н.В., делал замечания, обращался к присяжным заседателям с разъяснениями не принимать во внимание при вынесении вердикта услышанные обстоятельства.

Доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что адвокат Шевченко Н.В. в прениях с целью незаконного воздействия на присяжных заседателей неоднократно пояснял, что если присяжные заседатели признают Холопова виновным, ему грозит пожизненное лишение свободы или смертная казнь, на неоднократные замечания председательствующего не реагировал, выкрикивал в адрес председательствующего, чтобы не мешал ему, продолжал убеждать присяжных заседателей, что судья вводит их в заблуждение, ссылался на неисследованную в судебном заседании дактилоскопическую экспертизу, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в начале выступления в прениях адвокат Шевченко Н.В. лишь сказал, что подсудимого Холопова обвиняют в совершении убийства двух лиц, за что законом предусмотрено пожизненное лишение свободы либо смертная казнь. На разъяснение председательствующего о том, что смертная казнь не применяется, адвокат Шевченко Н.В. сказал, что смертная казнь не отменена, она не применяется, это ещё не факт.

Председательствующий остановил адвоката Шевченко Н.В., попросил его не спорить с председательствующим, обратился к присяжным заседателям с разъяснением указанного вида наказания, просил их не принимать во внимание при вынесении вердикта услышанные обстоятельства.

Относительно высказывания адвокатом Шевченко Н.В. просьбы не мешать ему, из протокола судебного заседания следует, что адвокат Шевченко Н.В.,, проводя в своей речи анализ исследованных доказательств, сослался на показания на предварительном следствии подсудимого Холопова и сказал, что тот оговорил сам себя, что сторона защиты не вправе давать сейчас пояснения причин самооговора, так как это не входит в предмет исследования в суде с участием присяжных заседателей.

Председательствующий остановил адвоката Шевченко Н.В., чтобы не доводил такие обстоятельства до сведения присяжных заседателей, обратился к ним с просьбой не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта. Адвокат Шевченко Н.В. 14 15 заявил, что он даёт оценку тем доказательствам, которые были допущены судом. Председательствующий просил адвоката Шевченко Н.В. не спорить с судом, сделав это дважды в связи с заявлением адвоката, что он не спорит, но ему мешают выступать.

После этого адвокат Шевченко Н.В. продолжил выступление в прениях.

Также при анализе доказательств, адвокат Шевченко Н.В. говорил о том, что при осмотре места происшествия на посуде и сундуке были обнаружены отпечатки пальцев, которые подсудимому Холопову не принадлежат. Государственный обвинитель заявлял возражения, пояснял, что отпечатки пальцев были непригодны для идентификации, что не было необходимости доводить эту информацию до присяжных заседателей.

Председательствующий останавливал адвоката Шевченко Н.В., разъяснял, что достаточность доказательств определялась стороной обвинения, просил присяжных заседателей не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Относительно упоминания в речи адвокатом Шевченко Н.В. времени задержания подсудимого Холопова, а именно, когда его брат был в тюрьме, из протокола судебного заседания следует, что председательствующий остановил адвоката Шевченко Н.В., разъяснил, чтобы этих вопросов не касался, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта. При этом, судебная коллегия отвечает, что указанные обстоятельства были доведены до сведения присяжных заседателей ранее при допросе свидетеля Х в судебном заседании.

Относительно обращения адвоката Шевченко Н.В. в конце своего выступления к присяжным заседателям из протокола судебного заседания следует, что выражая несогласие с позицией стороной обвинения, сказал, что обвинение предлагает присяжным заседателям вынести обвинительный вердикт, а это фактически означает смертельный приговор, просил не делать этого черного дела, которое сами себе не простят, что он хотел бы, чтобы присяжные заседатели приняли решение в соответствии со своей совестью, не лишали своего душевного спокойствия и не брали на свои плечи всю тягу ответственности за несправедливый вердикт.

Председательствующий остановил адвоката Шевченко Н.В., разъяснил ему о недопустимости такого высказывания, обратился к 15 16 присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства во внимание при вынесении вердикта (т. 12, л.д. 144- 166).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. ст. 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 12, л.д. 190-195) Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. При этом, в напутственном слове председательствующий ещё раз просил присяжных заседателей не принимать во внимание при вынесении вердикта обстоятельства, не относящиеся к доказательствам, в том числе услышанные высказывания сторон, помнить неоднократные разъяснения председательствующего в ходе судебного следствия, прений сторон.

Участники судебного разбирательства со стороны обвинения, в том числе и государственный обвинитель, не заявляли возражений по напутственному слову председательствующего (т. 10, л.д. 188-224, т.

12, л.д. 181).

Что касается поведения подсудимого Холопова, на которое имеется ссылка в апелляционном представлении, то из протокола судебного заседания следует, что подсудимый заявил возражения по напутственному слову председательствующего относительно видеозаписи, во время чего стал снимать с себя одежду, а на сделанное председательствующим замечание не реагировал, в связи с чем председательствующий удалил его из зала судебного заседания. Возражения подсудимого Холопова по напутственному слову председательствующий отклонил, а также обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данное обстоятельство при вынесении вердикта, после чего коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта (т. 12, л.д. 183-184).

Оправдательный приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Нарушений закона, влекущих отмену оправдательного приговора суда с участием присяжных заседателей, не установлено.

16 17 Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 января 2013 года в отношении Холопова А С оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворение

Статьи законов по Делу № 41-АПУ13-1СП

УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 134. Признание права на реабилитацию
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 267. Разъяснение подсудимому его прав
УПК РФ Статья 275. Допрос подсудимого
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 277. Допрос потерпевшего
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх