Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 41-АПУ13-39

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 сентября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Климов Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 41-АПУ13-39

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 сентября 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П., судей Климова А.Н. и Микрюкова В.В., при секретаре Кочкине Я.В.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Рассказова И.А., апелляционным жалобам осуждённого Лихоносова А.В. и адвоката Сагайдачного А.В. на приговор Ростовского областного суда от 12 июля 2013 года, которым ЛИХОНОСОВ А В , ранее судимый: 08.07.2005 Кашарским районным судом Ростовской области по п. «в» ч. 2 ст. 131, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 5 годам лишения свободы. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 30.08.2005 приговор Кашарского районного суда изменен: действия Лихоносова А.В. с п. «в» ч.

2 ст. 112 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 112 УК РФ, окончательное наказание назначено в виде 4 лет 9 месяцев лишения свободы, осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 (десять) лет лишения свободы без штрафа, без ограничения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год. Установлены Лихоносову А.В. следующие ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) после 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории места регистрации - ел.

района области, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы; 2 раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.

По совокупности совершенных преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Лихоносову А.В. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 (семнадцать) лет без штрафа, с ограничением свободы сроком на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Установлены Лихоносову А.В. следующие ограничения: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) после 22 часов до 06 часов, не выезжать за пределы территории места регистрации - ел. района области, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы; 2 раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Постановлено взыскать с Лихоносова А.В. в пользу потерпевшей Х в возмещение материального ущерба рублей, в порядке компенсации морального вреда рублей, а всего взыскано рублей.

С него же, Лихоносова А.В., взысканы в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой проезда в суд потерпевших и свидетелей, в сумме рублей копеек, а также, связанные с выплатой адвокатам вознаграждения за оказание юридической помощи, в сумме рублей.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осуждённого Лихоносова А.В., адвоката Шаповаловой Н.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Коловайтеса О.Э., полагавшего приговор изменить по доводам представления, судебная коллегия,

установила:

Осуждённый Лихоносов А.В. признан виновным в разбойном нападении на Н и в её убийстве, сопряженным с разбоем.

Данные преступления совершены им 27 июля 2011 года на окраине ел. района области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде Лихоносов А.В. вину свою не признал.

В апелляционном представлении поставлен вопрос об изменении приговора и об исключении указания на совершение Лихоносовым особо тяжких преступлений, в результате которых наступила смерть человека, а также на судимость Лихоносова.

Предлагается соответственно смягчить Лихоносову наказание за каждое преступление и по совокупности преступлений.

В апелляционных жалобах ^додшнеттями^ осуждённый Лихоносов А.В. утверждает, что преступлений не совершал и осужден необоснованно; суд не учёл, что его показания по обстоятельствам дела являются последовательными и непротиворечивыми; он 26 июля 2011 года выгуливал собаку и оцарапался о ветки кустарников и деревьев, что подтверждается показаниями свидетелей Т С судом не установлено точное время наступления смерти Н ; исходя из показаний родственников потерпевшей и проверки его показаний на месте, он по времени не мог встретиться с Н на месте её гибели; заключение СМЭ № 178-Д по его телесным повреждениям противоречит протоколу проверки его показаний на месте; эксперт Г непосредственно сам его не осматривал, и своё заключение дал на основании медицинских документов и заключению СМЭ № 456 (т.2 л.д.28-32), в котором его телесные повреждения описаны неполно; в суде эксперт К . не допрашивался, хотя защита заявляла ходатайство об этом; экспертиза № 116-2011 конкретно не указывает, что в подногтевом содержимом левой руки трупа Н обнаружен его ДНК; заключение экспертов № 117-2011 является недопустимым доказательством, поскольку платье потерпевшей и платок были обнаружены и изъяты с нарушением закона; полагает, что его ДНК на платье потерпевшей попало в результате фальсификации; не устранены противоречия в показаниях свидетелей Б С , Н и Е относительно времени его прихода в столярный цех; в деле отсутствуют доказательства, подтверждающего его вину в совершении преступления; просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; адвокат Сагайдачный А.В. в интересах осуждённого Лихоносова А.В. указывает, что подзащитный не признал свою вину и его показания на предварительном следствии и в суде последовательные и непротиворечивые; суд не учёл, что Лихоносов и Н а не могли встретиться, поскольку подзащитный шел через кладбище позже потерпевшей; точное время наступления смерти Н суд не установил; протокол осмотра места происшествия при описании трупа противоречит заключению судебно-медицинской экспертизы в части обнаружения телесных повреждений на лице потерпевшей; поскольку температура тела погибшей составляла 34 градуса, а воздуха - 38 градусов, то смерть Н наступила задолго до вменённого Лихоносову преступления; суд не опроверг показания Лихоносова о том, что обнаруженные на его лице и теле повреждения он получил, задевая ветки кустарника, в период времени с 19 до 20 часов 26 июля 2011 года во время прогулки с собакой, что подтверждается протоколом проверки его показаний на месте (т.З л.д.113-117); специалист Г в суде показал, что экспертизу № 273-Д от 10 мая 2012 года он провёл по медицинским документам и самого Лихоносова он не осматривал; в заключении эксперта К не полно описаны ссадины на теле Лихоносова, что подтвердил в суде специалист Г эксперт К в суде не допрашивался; по заключению СМЭ в подногтевом содержимом левой руки трупа Н обнаружены ДНК не менее двух лиц мужского и женского полов; заключение биологической экспертизы № 117-2011 (т.2 л.д.130-147) является недопустимым доказательством, поскольку основано на протоколе осмотра места происшествия от 27 июля 2011 года, в ходе которого с нарушением закона было обнаружены платье потерпевшей, завёрнутое в косынку; можно предположить, что ДНК Лихоносова оказалось на платье Н , а биологические следы потерпевшей - на рубашке осуждённого, в результате подлога вещественных доказательств; других доказательств в деле не имеется, имущество потерпевшей у осужденного не изымалось; просит приговор отменить и дело прекратить за отсутствием в действиях Лихоносова I состава преступления.

В возражениях государственный обвинитель Рассказов И.А. и потерпевшая Х не согласны с доводами апелляционных жалоб и просят оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Лихоносова А.В. в разбойном нападении и убийстве Н основаны на показаниях потерпевшего Н свидетелей Х Х , Р ., Б С заключениях судебно-медицинских экспертиз и других доказательствах, подробный анализ которым дан в приговоре.

Утверждения защиты о том, что Лихоносов А.В. и Н . не могли, выйдя из своих домов в период с 07 часов 40 минут до 8 часов 00 минут, встретиться в месте, где было совершено преступление, тщательно проверялись в ходе судебного разбирательства и обоснованно были признаны несостоятельными.

Так, свидетель С показала, что потерпевшую Н она видела в день убийства примерно в 7 часов 43-45 минуты. От места, где она видела Н , до гаражей на кладбище, где был обнаружен её труп, время пешим шагом составляет примерно 5 минут (т.9 л.д.36).

Согласно показаниям свидетеля Х она ждала на автобусной остановке свою дочь Н , однако она к 07 час. 50 мин. не пришла, на звонки не отвечала. Примерное время движения от дома Н до автобусной остановки составляет 10 минут (т.9 л.д.7). Из показаний потерпевшего Н следует, что обычно его супруга выходила из дома на автобусную остановку в 07 часов 30 минут (т.9 л.д.17).

Показания Х и Н согласуются с показаниями свидетелей Р (т.4 л.д.78-80) и К (т.4 л.д.134-137).

По результатам следственного эксперимента было установлено, что время в пути от дома до места нападения на Н составляет примерно 4 минуты 40 секунд (т.З л.д.113-117).

Из показаний осуждённого Лихоносова А.В. усматривается, что он вышел из дома примерно в 7 часов 30 минут и был на работе в 8 часов 4 минуты (т.9 л.д.120).

Однако свидетель Б по этому поводу сообщил, что он встретил идущего по грунтовой дороге Лихоносова А.В. примерно в 8 часов 15-20 минут. Дорога от дома Лихоносова до работы через кладбище более короткая, чем по асфальту (т.9 л.д.115-117).

Согласно следственному эксперименту, время движения Лихоносова от дома до его работы по асфальту составляет 26 минут (т.З л.д.113-117).

Из показаний свидетеля С следует, в тот день, когда на кладбище был обнаружен труп девушки, он прибыл на работу в 7 ч. 55 мин. После этого Б поехал на машине за водой на соседнюю улицу. Приехал Б в минут 20 девятого, зашли в помещение они одновременно с Лихоносовым со стороны территории строительного управления, т.е. Лихоносов А.В. пришел на работу позже обычного. На лице у него были покраснения, царапины. С сделал вывод, что они были свежими.

Лихоносов А.В. сам сказал, что ходил в туалет и в кустах поцарапался. Было это 27.07.2011. Про собаку ничего не говорил.

Потом приехал Г и рассказал, что в районе старого кладбища нашли труп молодой женщины. Они несколько раз шутили над Лихоносовым, спрашивая, что ни он ли это сделал, так как знали, что он ранее был судим.

Из показаний свидетеля Е усматривается, что 27.07.2011 г., когда Лихоносов А.В. зашел в цех, то у него на лице, на верхней губе он заметил ссадину, а на шее свежие царапины.

Лихоносов А.В. сказал, что когда утром шел на работу по дорожке через старое кладбище, то «не прошел по габаритам» и зацепился за ветку, пояснив также, что больше никогда не будет ходить через кладбище, а будет ходить в обход, по асфальту. Он видел, что Лихоносов А.В. при производстве работ несколько раз одевал на голову косынку, завязывая ее на узел, на затылочной части головы (т.1 л.д.131-134, т.5 л.д. 233-235).

Вопреки доводам жалоб, существенных противоречий в показаниях свидетелей Б Е С и Н о времени прихода Лихоносова А.В. на работу 27.07.2011, не имеется, поскольку каждый из них показал, что Лихоноосов А.В. пришел на работу со значительным опозданием.

Показания Лихоносова А.В. в судебном заседании о времени его выхода их дома 27.07.2011, а также его показания, данные на предварительном следствии в ходе проверки показаний на месте (т.З л.д. 113-117), суд правомерно признал и не соответствующими действительности. При этом суд обоснованно пришел к выводу о том, что Лихоносов и Н могли встретиться на месте преступления в период времени с 07 часов 40 минут до 08 часов 00 минут.

Суд установил время наступления смерти Н и описал в приговоре конкретные телесные повреждения, которые она получила в результате совершенного на неё нападения.

В частности, по заключению судебно-медицинской экспертизы № 303-Э/Д от 01.12.2011, смерть Н наступила в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи тупым предметом при удавлении. Судя по степени выраженности трупных явлений, зафиксированных на момент исследования трупа в морге, смерть наступила 27.07.2011г.

приблизительно за 8-10 часов до исследования трупа в морге, т.е. в промежутке с 6 до 8-00 утра (т. 2 л.д. 169-178).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 273-Д от 10.05.2012, у Лихоносова А.В. обнаружены телесные повреждения в виде ссадин на боковой поверхности шеи справа (3), в заушной области справа (1), на верхней губе справа (1), ссадины на нижнем веке левого глаза (1), на левом бедре в средней трети по внутренне-боковой поверхности (4), на правом предплечье в верхней трети по внутренней поверхности (3), в подмышечной области справа (1), на левом предплечье в верхней трети по передней поверхности (3), кровоподтеков в проекции правой лопатки (1), в паховой области справа (1).

Специфические ссадины расположены группой не более 4 ссадин в группе, в различных анатомических областях тела, при этом ссадины имеют одинаковую форму - линейно-полосчатую, одинаковую ширину - 0,5 см, 0,2 см, имеют одинаковое направление по отношению к осям тела, сохраняя параллельность относительно друг друга в каждой группе. Такая характеристика ссадин характерна для образования их в результате действия свободного края ногтей при сдавливании кожи пальцами кистей с последующим протяжением пальцев в ту или иную сторону, только в этом механизме возможно образование группы ссадин одинаковой направленности, формы, размером и параллельности относительно друг друга. Указанные повреждения, обнаруженные у Лихоносова А.В., никак не могли образоваться при обстоятельствах, указанных в протоколе допроса обвиняемого Лихоносова А.В. (т. 4 л.д. 22-27).

Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт Г подтвердил выводы сделанных им экспертных заключений и показал, что обнаруженные у Лихоносова А.В. специфические ссадины, имеющие одинаковую линейно- полосчатую форму и ширину, сохраняющие параллельность друг другу в каждой группе (не более 4 ссадин в группе), характерны для воздействия ногтей пальцев человека, и они не могли быть причинены ветками деревьев или кустарников. Факт неописания расстояний между группами указанных повреждений при первоначальном осмотре Лихоносова А.В., не влияет на сделанные им выводы и не опровергает их.

Следовательно, доводы жалоб о том, что на полноту судебного следствия повлияло отсутствие в суде эксперта К являются безосновательными.

Таким образом, показания перечисленных выше свидетелей и приведённые экспертные заключения опровергают доводы Лихоносова А.В. о том, что телесные повреждения он получил 26.07.2011 в лесополосе, выгуливая свою собаку. Свидетели С и Т подтвердили лишь факт того, что вечером 26.07.2011 видели у лесополосы собаку Лихоносова, слышали его голос, но по поводу получения Лихоносовым А.В. телесных повреждений им ничего не известно.

I Согласно судебно-медицинской экспертизы № 276 от 04.05.2012, на представленной на исследование рубашке Лихоносова А.В. обнаружена кровь человека. При определении групповой принадлежности этой крови выявлен только антиген Н.

Полученные результаты не исключают происхождение обнаруженной крови от потерпевшей Н и подозреваемого Лихоносова А.В., как от каждого по отдельности, так и в смешении при условии происхождения данной крови от двух и более лиц (т. 4 л.д. 37-40).

По заключению экспертизы вещественных доказательств № 116-2011 от 14.10.2011 (комплексной биологической судебной экспертизы), препарат ДНК, выделенный из следов в подногтевом содержимом левой руки трупа Н представляет собой смесь не менее двух индивидуальных ДНК мужской и женской принадлежности. При этом генетические характеристики данных препаратов одинаковы и не противоречат варианту суммарного профиля ПДАФ ДНК Н и Лихоносова А.В. (т. 2 л.д. 93-119).

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы № 117-2011 от 17.10.2011, препарат ДНК, выделенный из биологических следов на рубашке Лихоносова А.В., содержат ДНК женской половой принадлежности. Генотипические признаки в препарате ДНК, полученном из биологических следов на рубашке Лихоносова А.В., и из образца крови Н одинаковы, что указывает на то, что исследованные биологические следы могли произойти от Н Расчетная (условная) вероятность того, что эти биологические следы действительно произошли от Н составляет не менее 99,9999999999999999973%.

Характер установленных отличий исключает возможность присутствия в этих следах биологического материала Лихоносова А.В. (т. 2 л.д. 130-147).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 93-2012 от 11.05.2012, препараты ДНК, выделенные из биологических следов на платке, содержат ДНК мужской половой принадлежности. Генотипические признаки в препаратах ДНК, полученных из биологических следов, могли произойти от Лихоносова А.В. Расчетная (условная) вероятность того, что эти биологические следы действительно произошли от Лихоносова А.В., составляет не менее 99,9999999999999999983% (т. Зл.д. 217-230).

Как пояснила судебно-медицинский эксперт О на рубашке Лихоносова А.В. были обнаружены биологические следы (помарки крови) потерпевшей Н на платке, в котором было завёрнуто платье потерпевшей, обнаружены биологические следы Лихоносова А.В., как и в подногтевом содержимом левой руки Н Суд перечисленные выше заключения судебно-медицинских экспертиз и протокол осмотра места происшествия от 27 июля 2011 года (т.1 л.д.29-35) обоснованно признал допустимыми доказательствами.

Так, из показаний свидетеля Г усматривается, что после полученного сообщения об обнаружении предположительно вещей убитой, он в составе следственной группы участвовал в осмотре. На крыше гаража был обнаружен сверток из платка или косынки, в котором находилось женское платье. При обнаружении трупа и осмотре места происшествия крышу гаража никто не осматривал, так как гараж находится на некотором расстоянии.

Аналогичные показания в судебном заседании дали свидетели А М Х К А в результате чего были опровергнуты доводы Лихоносова А.В. и защиты о том, что ещё до проведения следственного действия участникам следственной группы уже было известно о местонахождении платья Н Судом было установлено, что на трупе Н отсутствовали золотые украшения, которые, как показали свидетели, потерпевшая носила всегда. В ходе осмотра места происшествия на земле рядом с трупом был обнаружен кулон из металла желтого цвета в виде сердца с изображением на нем льва.

Золотой цепочки, на которой Н носила этот кулон, на месте преступления обнаружено не было, что в совокупности с другими доказательствами, свидетельствует о том, что Лихоносов А.В. в ходе нападения на потерпевшую завладел этой цепочкой и её золотыми кольцами.

Вопреки доводам жалоб, нарушений норм уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка.

Психическое состояние Лихоносова А.В. проверено (т.2 л.д. 157-15 8), и он обоснованно признан вменяемым.

Назначая Лихоносову А.В. наказание, суд учел содеянное, его личность и рецидив преступлений в его действиях, признанный обстоятельством, отягчающим ответственность.

С доводом представления о том, что при назначении наказания суд излишне учел прежнюю судимость Лихоносова А.В., согласиться нельзя.

В частности, из приговора следует, что только рецидив преступлений был признан обстоятельством, отягчающим ответственность Лихоносова А.В. Далее суд указывает, что в качестве данных о личности он учитывает, что Лихоносов А.В. ранее судим, за период отбывания наказания характеризовался отрицательно, по месту жительства характеризуется удовлетворительно.

Следовательно, в рассматриваемом случае ссылка на прежнюю судимость Лихоносова А.В. не является излишней, она относится к данным, характеризующим личность осужденного, и не свидетельствует о том, что суд вторично признал её в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность.

Характеризуя совершенные Лихоносовым А.В. преступления и учитывая степень их общественной опасности, суд правомерно сослался на то, что они, согласно положениям ч. 5 ст. 15 УК РФ, относятся к категории особо тяжких и в результате их совершения наступила смерть человека.

Вопреки доводам представления, положения ст. 60 УК РФ при назначении Лихоносову А.В. наказания не нарушены.

Гражданский иск потерпевшей Х разрешен в соответствии с требованиями ст. 151 ГК РФ, и процессуальные издержки взысканы с Лихоносова А.В. с соблюдением положений ст. 132 УПК РФ.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20 УПК РФ, судебная коллегия ОПРЕД ЕЛИЛА ционные жалобы приговор Ростовского областного суда от 12 июля 2013 года в отношении Лихоносова А В оставить без изменения, апелляционное представление и а: - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 41-АПУ13-39

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх