Дело № 41-АПУ13-46СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 октября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Климов Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 41-АПУ13-46СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 октября 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.,
судей Климова А.Н. и Матросова В.М.,
при секретаре Рудновой А.О.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Рассказова И.А. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 16 августа 2013 года, которым ОСТАПЕНКО В В ранее судимый: 23.11.2001 года Шахтинским городским судом Ростовской области по ст.115 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка ежемесячно в доход государства; 27.02.2002 г. Шахтинским городским судом Ростовской области по п. п. «г,д» ч.2 ст. 161, ч.1 ст. 105, ч.3,ч.5 ст.69 УК РФ (с изменениями) к лишению свободы сроком 8 лет 10 месяцев, освобожден по отбытию наказания 29.07.2010 года, оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 119 УК РФ - ввиду не установления события преступления, и преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст. 105; ч.4 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ - за не причастностью к совершению преступления.

За Остапенко В.В. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснение прокурора Коловайтеса О.Э., поддержавшего доводы представления, полагавшего приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, возражение на представление адвоката Шевченко Н.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Органами предварительного расследования Остапенко ВВ.

обвинялся в том, что он 06.03.2012 года в период с 01 часов 00 минут до 01 час 45 минут, находясь в домовладении по пер.

г. области, распивал спиртные напитки с ранее знакомыми ему Ш Н и неустановленным мужчиной. В ходе совместного распития спиртных напитков между неустановленным мужчиной и Н с одной стороны, и Остапенко В.В., с другой стороны, произошла ссора, в ходе которой из личной неприязни Остапенко В.В., обхватив неустановленного мужчину рукой за шею, произвел не менее одного соударения лицом последнего о деревянную межкомнатную дверную коробку, причинив ему телесные повреждения в виде оскольчатых переломов костей носа, орбит, верхнечелюстных костей. После этого Остапенко В.В. кухонным ножом нанес не менее семи ударов в жизненно важные органы - в голову, шею и грудь неустановленного мужчины, причинив ему телесные повреждения, от которых тот скончался на месте происшествия в результате множественных колото-резаных ранений правой половины груди с повреждениями правого легкого.

После этого Остапенко ВВ., находясь в указанном доме в тот же период времени, нанес Н этим же кухонным ножом не менее двух ударов в жизненно важные органы - грудь, причинив ей телесные повреждения в виде колото-резаного повреждения нижней доли левого легкого, колото-резаного повреждения перикарда и левого предсердия, что повлекло смерть Н на месте происшествия от множественных колото-резаных ранений левой половины груди с повреждениями перикарда, сердца, левого легкого, что осложнилось кровотечениями в левую плевральную полость, полость перикарда, малокровием внутренних органов.

Затем, с целью сокрытия следов лишения жизни неустановленного мужчины и Н Остапенко В.В. передал имевшуюся у него зажигалку Ш и под угрозой физической расправы, потребовал от Ш поджечь указанные трупы Н и неустановленного мужчины, которые они перенесли в зальную комнату, где Ш по требованию Остапенко В.В., зажигалкой поджог простынь и иные сгораемые предметы и вещи, находившиеся в указанной комнате, после чего с места происшествия скрылись.

Он же, Остапенко В.В. 06.03.2012 года в период времени с 01 часов 50 минут до 02 часов 00 минут, после лишения жизни неустановленного мужчины и Н в процессе поджога жилого дома по пер. в г.

области и сразу после этого, находясь в доме и на проезжей части пер. напротив указанного домовладения, в адрес Ш высказал угрозы лишения жизни, которые Ш воспринял реально.

Он же, Остапенко В.В. 06.03.2012 года примерно в 01 час 45 минут, в помещении зальной комнаты дома по пер г.Ш области, после лишения жизни неустановленного мужчины и Н путем угроз физической расправой, склонил Ш совершить поджог дома переданной ему Остапенко В.В. зажигалкой. После этого Ш пламенем зажигалки поджог простынь и иные сгораемые предметы и вещи, находившиеся в указанной комнате. В ходе пожара огнем были уничтожены предметы одежды, кухонной утвари и мебели, иные предметы и вещи, находившиеся в указанном доме, принадлежавшие С а также огнем был уничтожен указанный жилой дом, пришедший в полную негодность из-за потери несущей способности основных несущих конструктивных элементов, подлежащий полному сносу, имеющий стоимость рублей.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 31 августа 2013 года Остапенко В.В. оправдан в совершению всех инкриминированных ему деяний.

В апелляционном представлении указывается, что подсудимый Остапенко В.В. и его защитник Шевченко Н.В. оказали незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей. В нарушении ч. ч. 6 и 7 ст. 335 УПК РФ защитник Шевченко Н.В. на протяжении всего судебного заседания обсуждал вопросы, связанные с недопустимостью доказательств.

Председательствующий неоднократно предупреждал защитника, снимал такие вопросы, но защита игнорировала эти замечания и пыталась увести судебное следствие в сторону от предмета доказывания по настоящему делу. Во вступительном слове адвокат Шевченко Н.В. сравнил сотрудников милиции с «гестапо периода второй мировой войны», привёл дело, связанное с убийством священника Меня, которое не имеет отношения к данному делу, подверг критике показания свидетелей по делу, которые еще не допрашивались (т.9 л.д. 20-21). Во время прений сторон защитник Шевченко Н.В. заявил: «можете ли Вы назвать хоть одного следователя, выполняющего свой долг честно и бескорыстно...» (т.9 л.д.186). Несмотря на замечание председательствующего, защитник заявил, что причиной самооговора Остапенко лежит «... желание спасти родственников или близких людей от уголовного преследования» (т.9 л.д.189). Во время допроса Остапенко В.В. адвокатом Шевченко Н.В. задавались вопросы процессуального характера (т.9 л.д.146, 154, 158, 199). В прениях адвокат Шевченко Н.В. заявил, что «свидетель Ш безбожно врал» (т.9 л.д.198, 205). Из Ш сделали «ненадёжного свидетеля» (т.9 л.д.206), и председательствующий эту реплику оставил без внимания. Допрос специалиста Е проведен с нарушением закона, поскольку он не предупреждался об уголовной ответственности (т.9 л.д.153). Мать подсудимого заявила, что у сына имеется гражданская жена, находящаяся в состоянии беременности (т.9 л.д.97). На это же обстоятельство ссылался в своей речи адвокат в прениях (т.9 л.д.200). Защитник также заявил, что Остапенко грозит смертный приговор, и присяжные себе это никогда не простят (т.9 л.д.187, 201, 211). После напутственного слова защитник Шевченко Н.В. утверждал, что «судья исказил доказательства», «судья сказал неправду» (т.9 л.д.212, 213), затем вступил в пререкания с судьёй относительно возможной квалификации инкриминированного деяния (т.9 л.д.211). Систематические нарушения, допущенные подсудимым и защитником, повлияли на вердикт коллегии присяжных заседателей. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы представления, судебная коллегия считает необходимым приговор отменить по следующим основания.

Согласно ч. 7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Между тем, во время судебного следствия по настоящему делу защитник Шевченко Н.В. во вступительном заявлении, в присутствии присяжных заседателей, пытаясь дискредитировать доказательства стороны обвинения, допустил сравнение сотрудников милиции с «гестапо периода второй Мировой войны» и в качестве доказательства привёл пример из уголовного дела, связанного с убийством священника сообщив о том, что в ходе его расследования были получены более двухсот явок с повинной, но до суда дошёл только один обвиняемый. При этом защитник не сослался ни на источник такой информации, и не привёл данные, свидетельствующие об её относимости к настоящему уголовному делу (т.9 л.д.20-21).

Во время прений сторон защитник Шевченко Н.В., желая вызвать предубеждение присяжных заседателей к работе предварительного следствия, допустил в его адрес неготивное высказывание: «...можете ли Вы назвать хоть одного следователя, выполняющего свой долг честно и бескорыстно...» (т.9 л.д.186).

Несмотря на замечание со стороны председательствующего судьи, защитник Шевченко Н.В. заявил о том, что «в основе добровольного ложного признания (Остапенко В .В.), самооговора, лежит внутренний фактор, поражающий волю, это страх, желание спасти родственников или близких от уголовного преследования...» (т.9 л.д.189). «Остапенко в милицию поступил после десяти часов, и что с ним происходило до этого времени, неизвестно. Ему не дают возможность рассказать, что с ним там было... (т.9 л.д.199).

Также во время прений сторон защитник Шевченко Н.В. в присутствии касался процессуальной стороны рассматриваемого дела, утверждая, что «свидетель Ш безбожно врал», мотивируя тем, что «...из Ш сделали надёжного свидетеля» (т.9 л.д.198, 206).

В прениях и в возражении на напутственное слово председательствующего защитник Шевченко ВВ., оказывая незаконное воздействия на присяжных заседателей, высказался о возможности назначения Остапенко В.В. наказания в виде смертной казни (т.9 л.д.187), заявив, что «...обвинение предлагает вынести обвинительный вердикт в отношении невиновного, а фактически это означает смертельный приговор. Это будет чёрное дело, которые присяжные заседатели себе никогда не простят» (т.9 л.д.201).

После выступления председательствующего с напутственным словом защитник Шевченко Н.В. заявил свои возражения и допустил некорректные высказывания в адрес председательствующего, заявив, что «судья исказил доказательства» и «судья сказал неправду» (т.9 л.д.212, 213). Затем защитник вступил в пререкания с председательствующим, утверждая, что суд неправильно разъяснил закон относительно квалификации деяния по ч. 4 ст. 33 УК РФ, а также санкцию ч. 2 ст. 105 УК РФ (т.9 л.д.211).

При таких данных следует согласиться с доводами государственного обвинителя о том, что допущенные защитой в ходе судебного разбирательства нарушения требований уголовно- процессуального закона могли повлиять на ответы присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам, и, следовательно, с учётом положений ч. 1 ст. 389-25 УПК РФ, вынесенный на основе оправдательного вердикта приговор признаётся судебной коллегией незаконным и подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 16 августа 2013 года в отношении Остапенко В В отменить и дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

Статьи законов по Делу № 41-АПУ13-46СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх