Дело № 41-АПУ14-17СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 апреля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 41-АПУ14-17СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 23 апреля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего- Степалина В.П.
судей- Иванова Г.П. и Яковлева В.К.
при секретареАлексеенковой В.Ю.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Матвеева Р.А. и адвоката Плотникова ИВ. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 декабря 2013 года, которым МАТВЕЕВ Р А судимый: 1) 21 сентября 2005 года по ст. ст. 159 ч.2, 161 ч.2 п. «г», 159 ч.2, 159 ч.1, 159 ч.2, 159 ч.2 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождавшийся по отбытии срока 3 ноября 2009 года, осужден по ст. 105 ч.2 пп. «а,з,к» УК РФ к 18 годам лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре, по ст. 159 ч.З УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 166 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч.З УК РФ, к 22 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре, в исправительной колонии строгого режима.

Он же осужден по ст. 167 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы с освобождением от этого наказания в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

По делу взысканы процессуальные издержки и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., выступления адвоката Кржечковского Р.Г. по доводам апелляционных жалоб, просившего отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, прокурора Савинова И.В., просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда на основании вердикта присяжных заседателей Матвеев Р.А. признан виновным в умышленном убийстве двух лиц, в том числе одного из них из корыстных побуждений, а другого - с целью скрыть убийство первого лица, в хищении чужого имущества путем обмана, в крупном размере, неправомерном завладении транспортным средством и умышленном уничтожении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Преступления совершены в период с апреля 2011 года по 26 мая 2011 года в г. и на территории района области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционных жалобах адвокат Плотников И.В. и осужденный Матвеев Р.А. просят отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение, мотивируя тем, что в судебном заседании было нарушено право стороны защиты на представление доказательств - необоснованно отказано в допросе явившихся в суд специалистов в области судебной медицины и криминалистики. Стороне защиты также необоснованно было отказано в признании ряда доказательств недопустимыми доказательствами. Кроме того, председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении отвода присяжному заседателю, который во время допроса эксперта дал негативную оценку защитнику Хырхыръяну М.А., что указывало на утрату этим присяжным заседателем объективности до вынесения вердикта. Он же не применил положения ст. 348 ч.5 УПК РФ о роспуске коллегии присяжных заседателей, несмотря на наличие у Матвеева Р.А. алиби, в пользу которого свидетельствуют показания эксперта о том, что время наступления смерти обоих потерпевших противоречит обвинению.

В возражениях государственный обвинитель Кашубина С.А. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом присяжных заседателей о виновности Матвеева Р.А. в совершении преступлений.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы апелляционных жалоб о том, что сторона защиты была ограничена в представлении доказательств ввиду не удовлетворения ее ходатайства о допросе специалистов Б и Щ в области судебной медицины и специалиста Н в области криминалистики, являются необоснованными.

Так, в судебном заседании неоднократно, в том числе и по ходатайству стороны защиты, исследовались заключения судебно- медицинской и баллистической экспертиз (т. 17 л.д. 99, 102).

Кроме того, по ходатайству стороны защиты в судебном заседании допрошены эксперты-криминалисты В и С и судебно-медицинский эксперт Ш ранее давшие заключения (т. 17 л.д. 87, 98, 102).

Таким образом, все обстоятельства, связанные со временем и причинами наступления смерти потерпевших Д и Д механизмом причинения им телесных повреждений, а также обстоятельства, связанные с использованием при совершении преступления огнестрельного оружия, были вьыснены с участием сторон и присяжных заседателей.

Что касается специалистов Б и Щ приглашенных в судебное заседание стороной защиты, то они не могли быть допрошены в присутствии присяжных заседателей, поскольку с их помощью адвокаты намеревались проверить достоверность выводов экспертов.

Между тем, как правильно указал председательствующий в своем постановлении, оставляя ходатайство стороны защиты без удовлетворения, оценка заключения эксперта наряду с другими доказательствами является компетенцией присяжных заседателей (т. 17 л.д. 119).

При этом, ссылка осужденного и защитника в апелляционных жалобах на нарушение судом требований ст. 271 ч. 4 УПК РФ об обязательности допроса лица, явившегося в суд по инициативе сторон, является несостоятельной, поскольку в данном случае специалисты Б и Щ могли быть допрошены только в отсутствии присяжных заседателей, однако сторона защиты от этого отказалась.

По этим же мотивам суд обоснованно оставил без удовлетворения и ходатайство стороны защиты о допросе специалиста Н Несостоятельными являются доводы апелляционных жалоб о том, что стороне защиты необоснованно было отказано в признании недопустимыми ряда доказательств.

При этом в самих жалобах эти доказательства не названы, а из протокола судебного заседания и возражений государственного обвинителя на апелляционные жалобы, следует, что стороне защиты было отказано в признании таковыми протокола обыска в жилище М протоколов допроса свидетеля М и документальных сведений об абонентах, использовавших номер , и СМС-сообщения, направленного Матвееву Р.А. 26 мая 2011 года (т. 17 л.д. 37-42, 67-70, 79-80).

Между тем, как следует из материалов дела, и об этом правильно указано в протокольных постановлениях судьи, обыск в жилище Матвеева Р.А. проводился на основании судебного решения, с участием понятых и в присутствии его жены - М Результаты обыска, в ходе которого были изъяты фотография Матвеева Р.А. в форме сотрудника милиции и диск с аналогичным изображением и изображением Матвеева Р.А. в форме сотрудника прокуратуры, на что государственный обвинитель ссылался в своей речи, никем из участников судебного разбирательства не оспаривались.

В связи с этим, отказ следователя в допуске к участию в обыске адвоката Повалюхина А.И., об участии которого ходатайствовала М не мог являться достаточным основанием для признания протокола обыска недопустимым доказательством.

Поэтому председательствующий обоснованно допустил протокол обыска к исследованию в судебном разбирательстве (т. 17 л.д. 42).

Также не было оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов допроса свидетеля М поскольку, как правильно указал председательствующий, протоколы от 28 мая 2011 года и от 2 июня 2011 года подписаны М без каких-либо замечаний и ссылок на плохое самочувствие или оказание на нее морального и психологического давления (т.1 л.д. 158-161, т.2 л.д. 127-173, т. 17 д. л. 67-69).

Что касается документальных сведений об абонентах, использовавших номер 89021121080, и СМС-сообщения, направленного Матвееву Р.А. 26 мая 2011 года, то, вопреки утверждениям осужденного и адвоката в жалобах, они были получены органами предварительного следствия на основании судебного решения (т. 3 л.д. 110, т. 17 д. 79). л. Таким образом, в судебном заседании исследовались только допустимые доказательства.

Доводы апелляционных жалоб о том, что в ходе судебного разбирательства присяжный заседатель № 8 утратила свою объективность до вынесения вердикта, также являются необоснованными.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий проверил заявление адвоката Плотникова ИВ. о высказывании указанным присяжным заседателем реплик при допросе эксперта С и ввиду того, что оно своего подтверждения не нашло, обоснованно отказал в удовлетворении заявленного им отвода (т. 15 л.д. 197-198).

Также необоснованными являются утверждения авторов апелляционных жалоб о том, что у председательствующего имелись основания для роспуска коллегии присяжных заседателей ввиду установления в судебном заседании алиби Матвеева Р.А., поскольку таких данных в материалах дела не имеется, и фактически в жалобах подвергается сомнению правильность вердикта присяжных заседателей, что противоречит требованиям ст. 347 ч.4 УПК РФ.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб о нарушениях норм уголовно-процессуального закона являются необоснованными.

Необоснованными являются также утверждения адвоката Кржечковского Р.Г. в настоящем судебном заседании о том, что такие нарушения были допущены при формировании коллегии присяжных заседателей, выступлении государственного обвинителя со вступительным словом, допросе свидетелей Б К а и Д исследовании письменных доказательств, произнесении председательствующим напутственного слова и вынесении вердикта.

Так, проживание в городе, где было совершено преступление, родственников гражданского мужа кандидата в присяжные заседатели № 25 М . само по себе не могло являться основанием для удовлетворения мотивированного отвода, заявленного стороной защиты, а других обстоятельств, указывающих, что этот кандидат может оказаться необъективным, ею названо не было (т. 16 л.д. 46).

Заявление государственного обвинителя во вступительном слове о причинении потерпевшим телесных повреждений, не совместимых с жизнью, по делу об убийстве не может расцениваться как оказание незаконного воздействия на присяжных заседателей, независимо от того, ссылался государственный обвинитель на наличие в материалах заключения судебно-медицинского эксперта или нет.

Не является незаконным воздействием на присяжных заседателей и высказанное государственным обвинителем утверждение, что Матвеев Р.А. готовился к совершению преступления и скрывал его следы, поскольку все эти обстоятельства представляли собой позицию обвинения и подлежали проверке при рассмотрении дела.

Также не могут расцениваться, как исследование факта прежней судимости Матвеева Р.А., показания свидетеля Б в которых он дословно передал содержание телефонного разговора с Матвеевым Р.А., состоявшегося после исчезновения Д поскольку в них не шла речь о конкретной судимости Матвеева Р.А. (т.

16 л.д. 60,62). К тому же, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что для них не должно иметь значение, судим ли ранее Матвеев и в напутственном слове еще раз напомнил об этом (т. 16 л.д. 63, т. 17 л.д. 120).

Что касается свидетеля К то вопросы о возможной судимости Матвеева Р.А. этому лицу задавал защитник - адвокат Плотников ИВ., но делал он это не с целью исследования факта прежней судимости Матвеева Р.А., а применительно к обстоятельствам дела, против чего сам Матвеев Р. А. не возражал (т. 16 л.д. 68).

Не могут расцениваться как недопустимые доказательства показания свидетеля Д сообщившей присяжным заседателям об обстоятельствах обнаружения трупов ее отца и брата - Д и Д о которых ей стало известно от сотрудников правоохранительных органов.

Оглашение в судебном заседании договора займа между Матвеевым Р.А. и П от 20 февраля 2011 года и долговой расписки Матеева Р.А. на сумму рублей было обоснованным, поскольку, как правильно расценил председательствующий, их исследование было связано с выяснением корыстных мотивов совершения преступлений (т. 17 л.д. 55). К тому же против оглашения долговой расписки Матвеева Р.А. сторона защиты не возражала (т. 17 л.д. 54).

Что касается напутственного слова председательствующего судьи, то оно по своему содержанию отвечает принципу объективности и беспристрастности. Поэтому стороной защиты возражений на него, как это следует из протокола судебного заседания, фактически заявлено не было.

Вердикт, вопреки утверждениям адвоката Кржечковского Р.Г., вынесен присяжными заседателями путем голосования по истечении 3 часов совещания в совещательной комнате.

Правовая оценка действиям Матвеева Р.А. дана правильная.

Наказание назначено ему с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности Матвеева Р.А., смягчающие обстоятельства, такие как явка с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие на иждивении малолетнего ребенка, и отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 и 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 декабря 2013 года в отношении МАТВЕЕВА Р А ' оставитьХ без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлет] орения. / Председательствующий: Судьи:

Статьи законов по Делу № 41-АПУ14-17СП

УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх