Дело № 41-АПУ14-8СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 февраля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 41-АПУ14-8СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 февраля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего- Степалина В.П.
судей- Зырянова А.И. и Яковлева В.К.
при секретареРудновой А.О.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционном представлению государственного обвинителя Кузнецова В.В. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 9 декабря 2013 года, которым ОДНОРОГ А С , несудимый, оправдан по ст. ст. 105 ч. 2 п. «е», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «а», «е» УК РФ за непричастностью к совершению преступлений в связи с вынесением оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в соответствии с п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. За оправданным Однорогом А.С. в соответствии со ст. 133 УПК РФ признано право на реабилитацию.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Коловайтеса О.Э., полагавшего приговор суда отменить по доводам апелляционного представления, возражения адвоката Хасабяна Л.К., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Однорог А.С. обвинялся в совершении покушения на убийство потерпевших У и Н убийства потерпевшего К при изложенных в обвинении обстоятельствах. Примерно, в 4 часа 26 марта 2011 года в здании ресторана « », расположенного в переулке города произошёл конфликт на почве ссоры между Однорогом А.С. и П с одной стороны, У и Н с другой, в отношении которых у Однорога А.С. возник умысел на убийство. Осуществляя данный умысел, примерно, в 5 часов 50 минут, Однорог А.С. вышел из ресторана и взял из своего автомобиля охотничье ружьё «Сайга», снаряженного патронами с дробовыми и пулевыми зарядами, зашёл за забор и стал ожидать выхода У и Н Приблизительно в 6 часов У Н и П вышли из ресторана, с ними одновременно вышли К и другие лица, не участвовавшие в конфликте. У У возник умысел на лишение жизни П и для его реализации У произвёл в область головы П несколько выстрелов из неустановленного травматического оружия. Сразу же после этого Однорог А.С, реализуя свой умысел на убийство У и Н осознавая, что при производстве выстрелов из огнестрельного оружия, снаряжённого дробовыми и пулевыми зарядами в месте массового скопления людей, может причинить смерть или телесные повреждения другим лицам, произвёл прицельно не менее 4 выстрелов из охотничьего ружья «Сайга» в сторону У Н К и других находящихся у ресторана лиц, в результате чего К было причинено огнестрельное пулевое ранение головы, от которого наступила его смерть на месте, Н были причинены по одному огнестрельному ранению правого бедра и левой ягодичной области, влекущие кратковременное расстройство здоровья. Умысел Однорога А.С. на убийство Н и У не был доведён до конца, поскольку они успели укрыться от выстрелов, и Н была своевременно оказана медицинская помощь.

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей по делу в отношении Однорога А.С. был постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Кузнецов ВВ. просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона защитником и подсудимым в процессе судебного следствия и в прениях, предпринятых попытках опорочить допустимые доказательства, неоднократного доведения до присяжных заседателей информации, которая не входила в их полномочия, и данные нарушения закона в силу их интенсивности и систематичности не могли быть устранены замечаниями председательствующего и разъяснениями в напутственном слове, повлияли на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы. А именно, в нарушение ч. 1 ст. 252 УПК РФ подсудимый Однорог А.С. в ходе судебного заседания давал негативную оценку действиям органов предварительного следствия, при даче показаний пояснил, что никакого конфликта между ним и потерпевшими, как пишет следователь, не было и он говорил это следователю, а после просмотра видеозаписи обратился к присяжным заседателям и сказал, что он не понимает, почему находится под стражей 18 месяцев и ест баланду, что на дисках видеозапись разбита на 6 или 8 файлов, которые он насчитал, в которых находятся разные видеосюжеты, отсутствует всё время нахождения его в ресторане, есть только выгодные следствию моменты, а главное он не увидел самый важный видеосюжет, когда он покинул ресторан, то есть этого отрезка просто нет, он его не видел. В нарушение ч. 2 ст. 336 УПК РФ адвокат Хасабян Л.К. в прениях сообщил, что подсудимый является «козлом отпущения», ведь за это кто-то должен ответить, и почему следствие велось в этом направлении у адвоката есть ответ, а подсудимый Однорог А.С в реплике сказал, что он сидит 21 месяц и читает УПК РФ, что следователь ему говорил, что сидит потому, что он самый удобный вариант, этим защитник и подсудимый поставили под сомнение допущенные к исследованию протоколы следственных действий, оказали незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Потерпевшая К также допускала нарушения закона, говорила о том, что на видеозаписи в следственном комитете она видела троих, они угрожали, и она хочет дать показания о том, з что она видела на видеозаписи в следственном комитете, а ей закрывают рот, не дают говорить.

В возражении на апелляционное представление государственного обвинителя адвокат Хасабян Л.К. в защиту оправданного Однорога А.С. указывает о своём несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы в апелляционном представлении и возражении, судебная коллегия не находит оснований к отмене оправдательного приговора суда.

В соответствии со ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов, а также, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Таких нарушений уголовно-процессуального закона в апелляционном представлении не указано и по делу не установлено.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора суда, подсудимым Однорогом А.С. и адвокатом Хасабяном Л.К., поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. В судебном заседании были исследованы все представленные сторонами доказательства, а заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке. Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется. Председательствующий объявил об окончании судебного следствия лишь после того, как стороны заявили, что дополнений не имеют (т. 10, л.д. 162).

Доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что в нарушение ч. 1 ст. 252 УПК РФ подсудимый Однорог А.С. в ходе судебного заседания давал негативную оценку действиям органов предварительного следствия тем, что заявил при своём допросе о том, что никакого конфликта между ним и потерпевшими, как пишет следователь, не было, и он говорил это следователю, являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

В соответствии с положениями ст. ст. 273 ч. 2, 275, 335 ч. 3 УПК РФ, суд выясняет, желает ли подсудимый выразить своё отношение к предъявленному обвинению, и при согласии подсудимого дать показания, и обеспечивает сторонам условия для исполнения их процессуальных обязанностей, осуществления представленных им прав в этом процессуальном действии.

Указанные требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Из предъявленного обвинения следует, что Однорог А.С. обвинялся в совершении преступления в связи с возникшим у него в помещении ресторана конфликтом с потерпевшими на почве личных неприязненных отношений (т. 8, л.д. 39).

Из протокола судебного заседания следует, что во вступительных заявлениях государственный обвинитель изложил существо предъявленного подсудимому обвинения, обвинение не изменял, в том числе относительно мотива преступления, защитник высказал согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению, заявил о невиновности, о том, что события происходили на самом деле не так, как изложил государственный обвинитель, и в ходе судебного заседания сторона защиты докажет, что всё было иначе, а подсудимый заявил, что он полностью поддерживает позицию, высказанную защитником.

Исследование доказательств в судебном заседании по предложению стороны обвинения было начато с допроса подсудимого Однорога А.С. На вопрос защитника рассказать о происшедших событиях, подсудимый, в частности, пояснил, что никакого конфликта, как пишет следователь, не было, и он об этом говорил следователю. Председательствующий остановил подсудимого и предложил давать показания без ссылок на показания на следствии, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства во внимание. После этого подсудимый продолжил давать показания без ссылки на показания на предварительном следствии, пояснил, что в этот вечер конфликта не было, и никаких драк он не видел (т. 10, л.д. 25-27).

Из изложенного следует, что подсудимый Однорог А.С. давая показания в судебном заседании о том, что никакого конфликта не было, и что он об этом говорил и следователю, выразил лишь своё отношения к предъявленному обвинению, и в частности, по мотиву, отрицая наличие конфликта и неприязненных отношений с потерпевшими.

Поэтому, судебная коллегия находит, что данные показания подсудимого Однорога А.С. в судебном заседании нельзя признать негативной оценкой подсудимым действий органов предварительного следствия и нарушением требований ч. 1 ст. 252 УПК РФ.

Несостоятельными, как не основанными на законе и противоречащие материалам дела, являются также доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о нарушении подсудимым Однорогом А.С. в ходе судебного заседания требований закона о пределах судебного разбирательства при обращении к присяжным заседателям после просмотра видеозаписи.

В соответствии с ч. 1 ст. 284 УПК РФ, осмотр вещественных доказательств проводится в судебном следствии по ходатайству сторон, и лица, которым предъявлены вещественные доказательства, вправе обращать внимание суда на обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Указанные требования уголовно-процессуального закона не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что по ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании были исследованы в качестве вещественных доказательств видеозаписи камер наблюдения из ресторана « .

Были воспроизведены 9 файлов на диске под № 1, и 2 файла на диске под № 2. Председательствующий выяснял, имеются ли у сторон вопросы связи с исследованными доказательствами. От сторон вопросов не поступило.

После этого подсудимый Однорог АС. заявил, что он желает дать показания, председательствующий разрешил. Подсудимый Однорог А.С. сказал, что просмотрев видеозаписи, он не понимает, почему находится под стражей в течение 18 месяцев, ест баланду.

Председательствующий остановил подсудимого, предложил давать показания по существу предъявленного обвинения, обратился к присяжным заседателям с просьбой при принятии решения по делу не принимать во внимание слова подсудимого о мере пресечения.

Затем с разрешения председательствующего подсудимый продолжил давать показания, сказал, что на дисках видеозапись разбита на 6 или 8 видеофайлов, которые он насчитал, в которых находятся разные видеосюжеты, и на дисках отсутствует всё время нахождения его в ресторане, есть только выгодные следствию моменты, а главное он не увидел самый важный видеосюжет, когда он покинул ресторан « , то есть этого отрезка просто нет, он его не видел. Он хочет добавить, что готов отвечать на вопросы, связанные с просмотром видеозаписи в полном объёме, так как хочет понять и добиться истины, готов опознать кого-либо на видеозаписи для того, чтобы добиться справедливости, после того, как государственный обвинитель исследует все доказательства. Председательствующий выяснял, желает ли сторона обвинения представить ещё какие-либо доказательства, государственный обвинитель сообщил, что в данном судебном заседании стороной обвинения иных доказательств не будет представлено. Государственный обвинитель не оспаривал обстоятельства, на которые обратил внимание суда подсудимый после просмотра видеозаписей (т. 10, л.д. 64, 65, 74-75).

Из изложенного следует, что подсудимый Однорог А.С. давая показания в судебном заседании после просмотра видеозаписей, лишь обратил внимание суда на обстоятельства, имеющие, по его мнению, важное значение для уголовного дела, а именно, об отсутствии в записях всего времени нахождения его в ресторане и ухода из ресторана, а также выразил желание добиться истины и справедливости после исследования всех доказательств стороной обвинения.

Поэтому, судебная коллегия находит, что данные показания подсудимого Однорога А.С. в судебном заседании также нельзя признать негативной оценкой подсудимым действий органов предварительного следствия и нарушением требований ч. 1 ст. 252 УПК РФ.

Что касается поведения в ходе судебного следствия участника судебного разбирательства со стороны обвинения потерпевшей К то обстоятельства, на которые имеется ссылка в апелляционном представлении государственного обвинителя, нельзя признать существенным нарушением уголовно- процессуального закона, которые могут служить основанием для отмены оправдательного приговора суда.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного следствия потерпевшая К при допросе потерпевшего Н два раза нарушала регламент судебного заседания, делая заявления с места без разрешения председательствующего.

Первый раз, когда по ходатайству государственного обвинителя при наличии существенных противоречий были оглашены показания на предварительном следствии потерпевшего Н и на вопрос к нему защитника о том, где был в этот момент высокий парень, от потерпевшего Н ответа не последовало, потерпевшая К с места сказала об увиденном ею на видеозаписи в следственном комитете, что их там было трое, они угрожали, говорили. Председательствующий остановил потерпевшую К сказал, что нельзя ссылаться на неисследованные доказательства, разъяснил, что потерпевшая может задавать вопросы либо давать показания по существу, а также обратился к присяжным заседателям не принимать во внимание указанные обстоятельства.

Второй раз, когда после окончания допроса потерпевшего Н потерпевшая К с места сказала, что хочет дать показания о том, что она видела на видеозаписи в следственном комитете, что он угрожал там всех убить, а ей закрывают рот, не дают сказать. В связи с этим, председательствующий объявил перерыв и в отсутствие присяжных заседателей разъяснил потерпевшей её права, в том числе о том, что она не вправе ссылаться на неисследованные доказательства, предупредил о недопустимости подобного поведения. После перерыва председательствующий обратился к присяжным заседателям с соответствующим разъяснением. В ходе судебного следствия потерпевшая К была допрошена и видеозаписи были просмотрены с участием присяжных заседателей (т. 10, л.д. 45, 46).

Прения сторон, реплики, последнее слово подсудимого соответствуют требованиям ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ (т. 10, л.д. 162-184).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что адвокат Хасабян Л.К. в прениях, а подсудимый Однорог А.С в реплике, допустили нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену оправдательного приговора суда, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в прениях адвокат Хасабян Л.К. в соответствии с позицией подсудимого Однорога А.И. о невиновности проанализировал исследованные в судебном заседании доказательства, при этом последним из доказательств указал просмотренную в судебном заседании видеозапись из ресторана, относительно которой сказал, что все видели и можно было убедиться, что никакого конфликта у подсудимого не было, что конфликт возник исключительно между П и У по причине того, что не пожали друг другу руки, в результате чего возникла стрельба перед рестораном, а подсудимый Однорог А.С. просто оказался не в то время и не в том месте, или как говорят стал «козлом отпущения», ведь кто-то должен был ответить, и у адвоката есть ответ почему следствие велось в этом направлении, но он не будет об этом говорить. Затем адвокат Хасабян Л.К. обратился к присяжным заседателям, сказал, что он надеется, что решение, которое примут присяжные заседатели, будет осознанным, справедливым и главное взвешенным и обдуманным, что выбор присяжных заседателей окажется на стороне защиты.

Из изложенного следует, что в соответствии с процессуальным положением адвокат Хасабян Л.К. в прениях просил присяжных заседателей принять решение по позиции стороны защиты о невиновности подсудимого Однорога А.И., и с учётом этой позиции высказал мнение о неправильности направления следствия о совершении преступления подсудимым.

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что после выступления в прениях адвоката Хасабяна Л.К., председательствующий обратился к присяжным заседателям и сказал, что он должен сделать им некоторые разъяснения, просил их при принятии решения по делу не принимать сказанные адвокатом слова о направлении следствия и «козле отпущения» поскольку это некорректно по отношению к подсудимому, которому следствие с учётом установленных обстоятельств предъявило обвинение, что доказательства стороны защиты были представлены в полном объёме, что присяжные заседатели должны принять решение в соответствии с их компетенцией (т. 10, л.д. 178).

Подсудимый Однорог А.С в реплике сказал, что утверждения государственного обвинителя о доказанности по видеозаписи о выходе из ресторана Однорога, о производстве выстрелов из огнестрельного оружия «Сайга», опровергнуты экспертом, который говорит, что происходящее на видеозаписи не доказано, человек неизвестен, и возможно стреляли из «Сайги», и где справедливость, он сидит потому, что самый удобный вариант, о чём ему говорил следователь.

Председательствующий остановил подсудимого, предупредил и просил выступать по существу обвинения, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание последнюю фразу подсудимого.

С разрешения председательствующего подсудимый Однорог А.С. продолжил выступать с репликой и сказал, что государственный обвинитель говорит об установлении времени и даты, но это невозможно установить, а также о том, что он сидит в изоляторе 21 месяц и читает УПК РФ.

Председательствующий также остановил подсудимого, предупредил и просил выступать по существу обвинения, обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание последнюю фразу подсудимого о мере пресечения.

После этого с разрешения председательствующего подсудимый Однорог А.С. продолжил выступать с репликой, обратился к присяжным заседателям, сказал, что страшно сидеть невиновным, что он не убивал (т. 10, л.д. 183, 184).

Из изложенного следует, что в реплике подсудимый Однорог А.И. сказал своё мнение о несогласии с выступлением в прениях государственного обвинителя, речь которого противоречит заключению эксперта, и о необоснованности предъявления ему обвинения, что было определено его позицией о невиновности. При этом, согласно ч. 2 ст. 14 УПК РФ, определяющей презумпцию невиновности, подсудимый Однорог А.И. не обязан был доказывать свою невиновность.

Что касается высказывания подсудимым о мере пресечения и следователе, то председательствующий правильно останавливал подсудимого и обращался к присяжным заседателям с соответствующей просьбой, а также в напутственном слове просил принять вердикт по делу только на основании исследованных доказательств, не принимать во внимание обстоятельства, по которым он делал замечания участникам процесса.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Участники судебного разбирательства не заявляли возражений по напутственному слову председательствующего (т. 9, л.д. 151-177, т. 10, л.д. 186).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей, принятый единодушно, соответствует требованиям ст. ст. 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 10, л.д. 190-192).

Оправдательный приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Нарушений закона, влекущих отмену оправдательного приговора суда с участием присяжных заседателей, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 9 декабря 2013 года в отношении Однорога А С оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворений.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 41-АПУ14-8СП

УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 284. Осмотр вещественных доказательств
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх