Дело № 41-О08-18СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №41-О08-18СП

от 3 апреля 2008 года

 

председательствующего - Шурыгина А.П. судей - Степалина В.П. и Каменева Н.Д.

ДОЛГОПЯТОВ [скрыто]

оправдан по ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. «б, е, ж, з», 324 УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления.

КОШЕЛЕВ [скрыто],

оправдан по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5, 30 ч. 1, 105 ч. 2 п. п. «б, е, ж, з», 222 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей за отсутствием события преступления.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор суда отменить по доводам кассационных представления и жалобы, возражения оправданного Долгопятова Б.Я., адвокатов Короченского А.И. и Литвинова В.Г., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, указанных в обвинении, органами предварительного расследования обвинялись в [скрыто]

Долгопятов Б.Я. организации в течение апреля-июля 2006 года, а Кошелев A.C. подстрекательства и пособничества приготовления к убийству мэра города [скрыто].;

Долгопятов Б.Я. незаконного приобретения у неустановленного лица в неустановленное время, не ранее 2005 года государственных наград и их хранения;

Кошелев A.C. незаконного приобретения у неустановленного лица, в неустановленное время, в неустановленном месте электродетонатора, относящегося к средствам взрывания и являющимся взрывным устройством, его хранения.

В кассационном представлении и дополнении государственные обвинители Труханов Г.В. и Пономарев М.П. просят приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. По мнению авторов представления, председательствующим нарушены требования ч. 3, 4 ст. 15 УПК РФ, в результате чего было ограничено право государственного обвинителя на предъявление доказательств, что повлияло на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы. В ходе судебного заседания стороной обвинения было заявлено ходатайство об оглашении психофизиологических экспертиз потерпевшего ПИ [скрыто], свидетелей ФИ I, [скрыто], но

председательствующим указанные экспертизы были необоснованно признаны недопустимыми доказательствами и в их исследовании отказано. Прения сторон проведены с нарушением ст. 292 УПК РФ. Не конкретизируя, указывают, что защитники Пенчуков, Кремнев, Лупарев обращались к обстоятельствам, не относящимся к компетенции присяжных заседателей, ссылались на не исследованные в судебном заседании доказательства, чем оказывали

незаконное воздействие на присяжных заседателей, что могло иметь существенное значение при принятии ими вердикта.

В кассационной жалобе и дополнении представитель потерпевшего [скрыто] адвокат Каструбин Ю.Г. просит

приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что судебное разбирательство проведено с нарушением ч. ч. 3, 4 ст. 15 УПК РФ, поскольку сторона обвинения была ограничена в предоставлении доказательств. Председательствующий незаконно отказал в удовлетворении ходатайства представителя потерпевшего об оглашении психофизиологических экспертиз потерпевшего ТЩ [скрыто], свидетелей [скрыто], К I, что повлияло на присяжных

заседателей при вынесении вердикта. В ходе судебного разбирательства адвокат Лупарев В.Д. при допросах потерпевшего [скрыто], свидетелей Ф I, К I неоднократно

пытался выяснить обстоятельства процессуальной деятельности, чтобы создать у присяжных заседателей мнение о необъективности следствия, подвергнуть сомнению законность доказательств, в частности, выяснял об обстоятельствах выдачи свидетелем Ф I органам предварительного следствия диктофона, а в

прениях высказался относительно позиции прокуратуры, заявил о необъективности следствия. Адвокат Пенчуков Г.М. при допросе свидетеля фИ [скрыто] пытался навязать нужную ему формулировку взрывного устройства, называя его «муляжом», тем самым пытался ввести в заблуждение этого свидетеля и присяжных заседателей, касался вопросов процессуальной деятельности следствия с целью

оказания незаконного воздействия, допрос свидетеля К _

начал с фразы о получении свидетелем незаконным путем [скрыто] I рублей. Адвокат Короченский А.И. задал вопрос свидетелю К ^ в таком тоне, что у участников процесса не возникло

сомнений в давлении на допрашиваемое лицо. Незаконное воздействие на присяжных заседателей проявилось при допросе подсудимого Долгопятова 28 ноября 2007 года, который сказал, что свидетель К 1 мошенник и игрок, присвоил его деньги, и при

допросе 3 декабря 2007 года жены подсудимого Долгопятова свидетеля [скрыто] которая с целью вызвать чувство жалости и

сострадания пыталась довести до присяжных заседателей сведения о том, что она воспитывает 2 детей. Защитники подсудимых в ходе судебного разбирательства формировали мнение присяжных заседателей о недоверии к показаниям свидетеля [скрыто], а о

подсудимых, как о добропорядочных гражданах, в нарушение

требований ст. 292 УПК РФ в прениях доводили сведения, которые не исследовались в судебном заседании, в частности, адвокат Пенчуков Г.М. намеренно искажая результаты взрыво-технической экспертизы довел сведения о допросе в отсутствие присяжных заседателей следователя СЩ [скрыто], сослался на несуществующий протокол допроса Кошелева от 1 августа, адвокат Кремнев Г.Ю. заявил о том, что дело не простое, имеет политический момент, так

как потерпевший мэр города

В возражениях на кассационные представление и жалобу адвокаты Короченский А.И. и Литвинов В.Г. в защиту оправданного Долгопятова В.Г., адвокат Панчуков Г.М. в защиту оправданного Кошелева A.C. указывают о своем несогласии с ним, просят приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и жалобы, возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора суда с участием присяжных заседателей, определенных ч. 2 ст. 385 УПК РФ.

Доводы в кассационных представлении и жалобе о нарушении судом требований ч. 3, 4 ст. 15 УПК РФ, повлекших ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, и повлиявших на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы, являются несостоятельными, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Все представленные сторонами доказательства были исследованы судом с участием присяжных заседателей, заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия у стороны обвинения каких-либо ходатайств о дополнении не было (т. 12, л. д. 180), что не оспаривается в кассационных представлении и жалобе.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в кассационных представлении и жалобе о том, что стороной защиты

выяснялись обстоятельства процессуальной деятельности с целью создать у присяжных заседателей мнение о необъективности следствия, подвергнуть сомнению законность доказательств, поскольку таких данных в материалах дела не имеется.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий снимал вопросы сторон, которые по его мнению не относились к материалам дела. В том числе председательствующим были сняты и указанные в жалобе адвоката Каструбина Ю.Г. вопросы, заданные адвокатом Лупаревым В.Д., а именно о том: потерпевший или свидетель [скрыто] передавал следствию аудиозапись разговора потерпевшего со свидетелем [скрыто]; читал ли потерпевший заявление свидетеля [скрыто] в

правоохранительные органы; заявлялось ли ходатайство о проверке хозяйственной деятельности Долгопятова; помнит ли потерпевший показания на предварительном следствии, какая у потерпевшего была информация; деньги свидетель [скрыто] взял незаконным

путем (т. 11,л.д. 114, 117, 120, 123, 144, 147, 232).

Судебная коллегия находит, что указанные обстоятельства нельзя признать оказанием незаконного воздействия на присяжных заседателей.

Относительно допроса свидетеля Фщ [скрыто] в части заложенного взрывного устройства из записи в протоколе судебного заседания следует, что свидетель [скрыто] пояснил, что взрывное устройство было без детонатора, при этом называл его «пассивное взрывное устройство», а адвокат Пенчуков Г.М., задавая вопросы свидетелю [скрыто], назвал «муляжом», в связи с чем адвокату было сделано замечание председательствующим (т. 11, л.д. 149150).

Судебная коллегия находит, что указанные обстоятельства нельзя признать попыткой адвоката Пенчукова Г.М. ввести в заблуждение свидетеля [скрыто] и присяжных заседателей относительно взрывного устройства, как это утверждается в жалобе.

Что касается доводов в жалобе адвоката Каструбина Ю.Г. о том, что адвокат Короченский А.И. задал вопрос свидетелю [скрыто] в таком тоне, что у участников процесса не возникло сомнений в давлении на допрашиваемое лицо, то в протоколе судебного заседания нет какой-либо записи относительно тона

заданных вопросов адвокатом свидетелю. Из протокола судебного заседания следует, что адвокатом Короченским А.И. были заданы свидетелю [скрыто] 2 вопроса, а именно, о том: у кого какие были

претензии по поводу рынка; пользовался ли 29 августа свидетель телефоном указанного в вопросе номера. На эти вопросы свидетель дал ответы, и более к нему вопросов у адвоката не имелось, никто из участников процесса, в том числе и адвокат Каструбин Ю.Г. не заявляли о каких-либо нарушениях закона при допросе свидетеля (т. 11,л.д. 232, 243).

Судебная коллегия не может также согласиться с доводами в жалобе адвоката Каструбина Ю.Г. о том, что на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие при допросе подсудимого Долгопятова 28 ноября 2007 года, и его жены, свидетеля [скрыто] при допросе 3 декабря 2007 года.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый Долгопятов при допросе заявил о своей невиновности, озвучил свою версию, а именно о том, что деньги передал для покупки

автомобиля, но свидетель КЩ присвоил его деньги, при этом

сказал, что свидетель [скрыто] мошенник и игрок. Председательствующий прервал допрос, предложил подсудимого рассказать по существу и по порядку, не делая в настоящее время выводов (т. 12, л.д. 74).

Также из протокола судебного заседания следует, что обстоятельства, касающиеся данных о личности подсудимого, в частности о наличии детей, судом не исследовались. Свидетель К( [скрыто] сообщила о наличии у неё сына в то время, когда она допрашивалась сторонами по фактическим обстоятельствам дела, а именно, она показала, что о необходимости встречи со свидетелем [скрыто] ей сообщил друг её сына. Что касается ответа

[скрыто] на вопрос стороны защиты о том, что у неё есть еще

сын, который в Армии, то председательствующий обратился к стороне защиты задавать вопросы по фактическим обстоятельствам дела (т. 12, л.д. 99).

Из изложенного следует, что подсудимый Долгопятов выразил свое отношение к предъявленному обвинению, а свидетель [скрыто] сообщила об обстоятельствах происшедшего.

Судебная коллегия находит, что указанные обстоятельства нельзя признать незаконным воздействием на присяжных

заседателей, пыткой довести до присяжных заседателей сведения о наличии детей с целью вызвать чувство жалости и сострадания к подсудимому, как это необоснованно утверждается в жалобе.

В материалах дела и в протоколе судебного заседания нет также каких-либо сведений о том, что защитники подсудимых в ходе судебного разбирательства формировали мнение присяжных заседателей о недоверии к показаниям свидетеля [скрыто]., а

о подсудимых, как о добропорядочных гражданах, и сам адвокат Каструбин Ю.Г. по данному доводу в своей кассационной жалобе каких-либо конкретных фактов не приводит. Поэтому в этой части доводы адвоката Каструбина Ю.Г. в жалобе также являются несостоятельными.

Данных о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

У председательствующего не было оснований для признания указанных в кассационных представлении и жалобе заключений психофизиологических экспертиз допустимыми доказательствами и исследовании их с участием присяжных заседателей. Данные использования полиграфа на предварительном следствии при проверке достоверности показаний потерпевшего [скрыто], свидетелей [скрыто] не являются доказательством.

Потерпевший и свидетели были допрошены сторонами непосредственно в судебном заседании, и оценка достоверности их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта. Обоснованные выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлении (т. 12, л.д. 171-172).

Прения сторон соответствуют требованиям ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в кассационных представлении и жалобах о том, что защитники Пенчуков Г.М., Кремнев Г.Ю., Лупарев В.Д. обращались к обстоятельствам, не относящимся к компетенции присяжных заседателей и ссылались на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании, поскольку эти доводы противоречат протоколу судебного заседания.

Так, вопреки доводам в жалобе Каструбина Ю.Г. о том, что адвокат Пенчуков Г.М. сослался на несуществующий протокол допроса Кошелева С.А. от 1 августа, из протокола судебного заседания следует, что по постановлению председательствующего стороне защиты было разрешено огласить данный протокол допроса и его огласил адвокат Пенчуков Г.М. (т. 12, л.д. 173, 175).

Что касается следователя [скрыто], то из протокола судебного заседания следует, что на него адвокат Пенчуков Г.М. сослался при выступлении в прениях говоря об обстоятельствах изъятия взрывного устройства, однако после этого адвокат Пенчуков Г.М. обратился к присяжным заседателям и извинился, сказал, что [скрыто] не выступал перед ними (т. 12, л.д. 195). Судебная коллегия находит, что данное обстоятельство нельзя признать искажением адвокатом результатов взрыво - технической экспертизы, о чем утверждается в жалобе.

Относительно высказывания адвоката Лупарева В.Д. о том, что возможности у защиты малы, а следствие работает в одну сторону, из протокола судебного заседания следует, что председательствующий прервал речь адвоката, попросил его не отвлекаться от обстоятельств дела, обратился к присяжным заседателям не принимать во внимание данные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 12, л.д. 202-203).

Аналогично председательствующий прерывал речь адвоката Кремнева Г.Ю., который сказал, что он готовился к прениям, что у него сложилось мнение, что дело не может быть простым, так как потерпевший мэр города [скрыто], что есть политический момент, а также председательствующий обращался к присяжным заседателям, чтобы они не принимали данные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 12, л.д. 196-199). Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что до этого в своей речи в прениях потерпевший [скрыто] I высказал мнение о политике (т. 12, л.д. 193).

Из напутственного слова председательствующего, приобщенного к протоколу судебного заседания следует, что председательствующий обратился к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание при вынесении вердикта изложенные выше обстоятельства. Возражений по напутственному слову от сторон не имелось (т. 11, л.д. 62, т. 12, л.д. 216).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора суда, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 декабря 2007 года в отношении Долгопятова [скрыто] и Кошелева [скрыто]

оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу -без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 41-О08-18СП

УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх