Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 41-О08-76СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №41-О08-76СП

от 24 октября 2008 года

 

председательствующего - Степалина В. П. судей - Иванова Г. П. и Микрюкова В. В.

КИРЕЕВ [скрыто] в [скрыто]

оправдан на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей: по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 163 ч. 3 п. «а» (по 3 эпизодам), 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з», 222 ч. 1 и ч. 3 УК РФ в связи с не установлением события преступления, а по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» и 127 ч. 3 УК РФ, за непричастностью к совершению преступления.

КИРИЧЕНКО А [скрыто]

оправдан на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей: по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 163 ч. 3 п. «а» (по 3 эпизодам), 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з», 222 ч. 1 и ч. 3 УК РФ в связи с не установлением события преступления, а по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ, за непричастностью к совершению преступления.

ВАЩЕНКО [скрыто]

оправдан на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей: по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2 и 285 ч. 1 УК РФ, в связи с не установлением события преступления, а по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

ГОРДЕЕВ [скрыто]

оправдан на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 163 ч. 3 п. «а» (по 2 эпизодам), 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. «б, ж, з» УК РФ в связи с не установлением события преступления.

За оправданными Киреевым, Кириченко, Ващенко и Гордеевым признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления прокурора Савинова Н. В., просившего приговор отменить по доводам кассационного представления и дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

при обстоятельствах, указанных в обвинении, органами предварительного расследования обвинялись в совершении [скрыто]

Кириченко и Киреев в первой половине 1998 года организации банды, Гордеев с этого времени, а Ващенко с марта 1999 года участия в банде;

Кириченко, Киреев и Гордеев в июне-июле 1998 года, в сентябре 1999 года в составе банды вымогательства в отношении директора ООО

Кириченко, Киреев и Гордеев в августе-октябре 1998 года вымогательства в составе банды в отношении предпринимателя

з I

Кириченко и Киреев в сентябре 1998 года вымогательства в составе банды в отношении предпринимателя [скрыто];

Ващенко в марте 1999 года злоупотребления должностными полномочиями, выразившимися в передаче руководителю банды сведений оперативного характера за [скрыто] рублей;

Кириченко, Киреев и Ващенко в ночь с 5 на 6 июня 1999 года в составе банды убийства предпринимателя [скрыто];

Кириченко и Гордеев 15 сентября 1999 года в составе банды покушения на убийство предпринимателя [скрыто], которому нанесли

удары руками, ногами, бейсбольной битой, преступление не довели до конца в связи с обращением посторонних граждан в милицию;

Кириченко и Киреев в неустановленное время в составе банды незаконного приобретения, ношения и хранения не менее 2 автоматов «Калашников» калибра 5,45 мм и 9 мм пистолета «Макаров» с патронами калибра соответственно 5,45 и 9 мм;

Киреев в июне 2000 года в составе банды незаконного лишения

свободы несовершеннолетнего [скрыто]

Киреев в неустановленное время незаконного приобретения и хранения пистолета «Чешска Зброевка» калибра 7,65 мм и патронов к нему;

Кириченко в неустановленное время незаконного приобретения и хранения патронов калибра 9 мм.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. По мнению автора кассационного представления, в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, являющиеся в совокупности существенными, ограничившие право государственного обвинителя на представление доказательств.

Так, председательствующий отказал стороне обвинения в допросе в присутствии присяжных заседателей свидетелей [скрыто] и [скрыто], мотивировав тем, что эти лица не являются свидетелями факта преступления, а имеющаяся у них информация была получена от свидетеля [скрыто] - в ходе проведения оперативно-

розыскных мероприятий, а

- как начальником УБОП ГУВД

Между тем, допрошенный в отсутствии присяжных заседателей

[скрыто] он случайно

свидетель [скрыто] пояснил, что после убийства [скрыто] встретился в [скрыто] со своим знакомым - свидетелем по

делу [скрыто], который и рассказал ему об известных

обстоятельствах убийства. [скрыто] же пояснил в суде, что у него разговор с [скрыто]

произошел еще до убийства [скрыто] работой он занимался уже после совершенного убийства Н этом какая-либо оперативная информация от [скрыто] поступала.

оперативной при

не

Поэтому свидетели [скрыто] и [скрыто] по мнению государственного обвинителя, должны быть допрошены в присутствии присяжных заседателей по обстоятельствам преступления, ставших им известными от [скрыто], что не противоречит требованиям п. 2 ч.

2 ст. 74 УПК РФ.

Суд также необоснованно отклонил ходатайство государственного обвинителя об оглашении перед присяжными заседателями показаний свидетеля Ш I данных ею в ходе

предварительного следствия, не явившейся по вызову в суд. Показания этого свидетеля имели существенное значение для установления обстоятельств убийства [скрыто]. Поскольку меры для розыска

[скрыто] предпринимались и установить ее местонахождения не

представилось возможным, показания свидетеля могли быть оглашены в соответствие с п. 4 ч. 2 ст. 281 УПК РФ.

Кроме того, суд необоснованно удовлетворил ходатайство стороны защиты об оглашении в присутствии присяжных заседателей показаний потерпевшего 3 Щ, данных в ходе предварительного

следствия, о том, что причиной его избиения явился конфликт со знакомым С Щ, а не отказ производить ежемесячные выплаты

преступной группировке, возглавляемой Киреевым и Кириченко, как указано в обвинении.

Допустив к оглашению эти показания, суд, тем самым, вышел за пределы судебного разбирательства и позволил стороне защиты рассматривать отличные от предъявленного обвинения версии события преступления, то есть нарушил требования ст. 252 УПКФ.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Грановский и Кржечковский просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и возражений, судебная коллегия считает, что кассационное представление удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений при рассмотрении настоящего уголовного дела, вопреки утверждениям государственного обвинителя в кассационном представлении, судом не допущено.

Судебное разбирательство проведено в полном соответствие с требованиями главы 42 УПК РФ, предусматривающей особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

При этом формирование коллегии присяжных заседателей состоялось в соответствие с положениями ст. 328 УПК РФ.

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности сторон. В судебном заседании исследовались только допустимые доказательства. Процессуальные вопросы разрешались в отсутствие присяжных заседателей.

Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных, были сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Напутственное слово председательствующего отвечает требованиям принципа объективности и беспристрастности.

Вердикт присяжных заседателей, которым признаны не доказанными события одних преступлений и непричастность оправданных к совершению других вменяемых им преступлений, является ясным и непротиворечивым.

Оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей, согласно ч. 1 ст. 348 УПК РФ, обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора

Доводы кассационного представления о том, что в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, являющиеся в совокупности существенными, ограничившие право государственного обвинителя на представление доказательств, нельзя признать обоснованными.

Как следует из показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто] допрошенных на предварительном следствии и в судебном заседании, информация, полученная от свидетеля [скрыто], о том, что ему

предлагали совершить убийство [скрыто] (но не ТЩ [скрыто], как

об этом утверждается в кассационном представлении), носила оперативный характер, поскольку была получена ими как сотрудниками милиции в связи с выполнением своих служебных обязанностей (т. 6 л. д. 72-74, 75-76, т. 8 л. д. 197-200, т. 42 л. д. 170-175).

Далее, из материалов дела следует, что эта оперативная информация была реализована органами предварительного следствия путем допроса свидетеля [скрыто] (т. 6 л. д. 26-33, 131-135, 152-

156, 184-192, 246-248, т. 7 л. д. 223-229, 231-236, 237-245, 246-248, 259263, т. 9 л. д. 58-64).

Свидетель [скрыто] был допрошен в судебном заседании с

участием присяжных заседателей, а, кроме того, по ходатайству государственного обвинителя были оглашены его показания, которые он давал в ходе производства предварительного следствия неоднократно: в

этих показаниях свидетель Б I излагал те же обстоятельства,

о которых сообщили свидетели [скрыто] и Г в отсутствии

присяжных заседателей (т. 42 л. д. 145-152).

Таким образом, показания оперативных работников [скрыто] и не могли быть использованы по делу в качестве доказательств,

поскольку они не соответствовали требованиям ч. 2 ст. 74 УПК РФ, а такими доказательствами являлись показания свидетеля [скрыто], которые были представлены присяжным заседателям.

Поэтому председательствующий судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о допросе [скрыто] и [скрыто] в присутствии присяжных заседателей, сославшись на то, что их показания направлены не на установление фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствие с их полномочиями, а лишь на подтверждение факта дачи [скрыто] таких показаний (т. 43 л. д.

31).

Ссылка автора кассационного представления на то, что часть

информации была получена Тщ [скрыто] от [скрыто] еще до

возбуждения уголовного дела по факту убийства [скрыто] и

включения [скрыто] в состав следственно-оперативной группы, а также ссылка на то, что [скрыто] на момент встречи с [скрыто] в ИВС не

занимался оперативной работой по этому делу, не влияет на правильность принятого судьей решения.

Свидетель [скрыто] на предварительном следствии пояснял, что его, как оперативного сотрудника милиции интересовал образ жизни [скрыто]. Он стал искать лиц, которые могли бы предоставить

ему такую информацию и тогда он вышел на [скрыто], с которым

стал общаться только с целью получения оперативной информации (т. 8 л. д. 198).

Свидетель [скрыто] также не отрицал на предварительном следствии и в суде, что он получил информацию от [скрыто] в

ходе проведения оперативной работы, хотя и по другим делам.

Нельзя также согласиться с доводами, изложенными в кассационном представлении, о том, что председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об оглашении в судебном заседании показаний свидетеля Ш

Согласно ч. I ст. 281 УПК РФ, оглашение показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускаются с согласия сторон в случае неявки свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

Из протокола судебного заседания видно, что сторона защиты возражала против оглашения показаний не явившегося в суд свидетеля [скрыто], данных ею в предыдущем судебном разбирательстве (т.

43 л. д. 108).

Причиной неявки указанного свидетеля явилось неизвестность ее места жительства, о чем свидетельствует акт о невозможности исполнения постановления суда о принудительном приводе [скрыто], приобщенный к материалам уголовного дела,

Статьи законов по Делу № 41-О08-76СП

УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх