Дело № 424-ПЭК15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 октября 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по экономическим спорам, надзор
Категория Экономические дела
Докладчик Попова Галина Геннадьевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 424-ПЭК15

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 октября 2015 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Г.Г.Попова, изучив надзорную жалобу индивидуального предпринимателя Айсина Вагиза Гилфановича (Тульская обл.) на определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 04.08.2015 № 310-ЭС15-4563 по делу Арбитражного суда Тульской области № А68-2906/2014,

установила:

индивидуальный предприниматель Айсин В.Г. (далее – предприниматель) обратился в арбитражный суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Лизинговая компания УРАЛСИБ» (далее – компания) о взыскании аванса по договору лизинга от 28.04.2012 № ТУЛ-0197-12А в размере 764 298 руб. и уплаченных при исполнении договора лизинга 343 884,70 руб.

Решением Арбитражного суда Тульской области от 18.09.2014, оставленным без изменения постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2014 и постановлением Арбитражного суда Центрального округа от 28.01.2015, исковые требования удовлетворены частично. С компании в пользу предпринимателя взыскано 343 884,70 руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 04.08.2015 решение Арбитражного суда Тульской области от 18.09.2014, постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2014 и постановление Арбитражного суда Центрального округа от 28.01.2015 по делу № А68-2906/2014 отменены в части удовлетворения исковых требований о взыскании с компании в пользу предпринимателя 343 884,70 руб. В указанной части в удовлетворении исковых требований отказано. В остальной части обжалуемые судебные акты оставлены без изменения .

В силу статьи 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенное по результатам рассмотрения кассационной жалобы вместе с делом, вступило в законную силу со дня его вынесения.

В надзорной жалобе предприниматель ссылается на неправильное применение судебной коллегией норм материального и процессуального права.

Надзорная жалоба подлежит рассмотрению по правилам, установленным статьями 308.1 – 308.13 АПК РФ.

Согласно пункту 1 части 6 статьи 308.4 АПК РФ по результатам изучения надзорной жалобы судья Верховного Суда Российской Федерации выносит определение об отказе в передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора.

Основания для пересмотра в порядке надзора судебных постановлений перечислены в статье 308.8 АПК РФ, из которой следует, что судебные постановления, указанные в части 3 статьи 308.1 данного Кодекса, подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает: 1) права и свободы человека и гражданина, гарантированные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации; 2) права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы; 3) единообразие в применении и (или) толковании судами норм права.

Изучив изложенные в надзорной жалобе доводы и принятые по делу судебные акты, судья Верховного Суда Российской Федерации сделала вывод об отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 1 части 6 статьи 308.4, статьей 308.8 АПК РФ, по которым надзорная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Суд установил, что 28.04.2012 между предпринимателем (лизингополучателем) и компанией (лизингодателем) был заключен договор финансовой аренды (лизинга) № ТУЛ-0197-12А, объектом которого являлся автобус «Mercedes-Benz Sprinter» 515 CDI.

Обязанность осуществить за свой счет имущественное страхование предмета лизинга от всех рисков лежала в соответствии с пунктом 7.1 договора на лизингополучателе.

В случае, если предмет лизинга будет полностью утрачен, лизингополучатель обязуется выкупить предмет лизинга и уплатить лизингодателю сумму разницы между суммой, необходимой для досрочного выкупа предмета лизинга (задолженность по лизинговым платежам, задолженность по пеням и штрафам, дополнительные расходы по договору, а также сумма оставшихся лизинговых платежей), и суммой полученного лизингодателем страхового возмещения в течение 10 рабочих дней с даты предъявления соответствующего требования лизингодателем. В случае, если сумма полученного лизингодателем страхового возмещения больше суммы, необходимой для досрочного выкупа предмета лизинга, лизингодатель обязан вернуть разницу лизингополучателю (пункт 3.8 договора).

Истцом заключен договор добровольного комплексного страхования автобуса по полису «полное КАСКО» без франшизы на страховую сумму 2 232 500 руб. сроком действия до 18.06.2014.

В ночь с 04.10.2013 на 05.10.2013 предмет лизинга (автобус) был уничтожен путем поджога неустановленными лицами, на основании чего 20.04.2014 между компанией и предпринимателем заключено дополнительное соглашение к договору лизинга о прекращении финансовой аренды с 01.11.2013.

В пунктах 4 5 и дополнительного соглашения стороны договорились, что лизингодатель возвращает разницу между страховым возмещением и суммой закрытия договора в размере 1 111 534 руб. По итогам сверки лизингодатель обязан вернуть лизинговый платеж за ноябрь 2013 года в размере 69 345 руб.

Итого согласно пункту 6 дополнительного соглашения лизингодатель обязан вернуть лизингополучателю 1 180 879 руб.

Указанная сумма была уплачена предпринимателю, однако полагая, что имеет место скрытое включение лизингодателем в состав периодических лизинговых платежей выкупной стоимости транспортного средства, хотя оно и остается в собственности лизингодателя до момента выкупа после оплаты всех платежей по договору, истец обратился в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Удовлетворяя требования частично, суды руководствовались статьями 2, 11, 19, 28 31 и Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее – Закон о лизинге), а также статьями 421, 1102 1109 и Гражданского кодекса Российской Федерации и пришли к выводу о наличии на стороне компании неосновательного обогащения в размере 343 884,70 руб., составляющих сумму выкупной стоимости, включенной в состав периодических лизинговых платежей.

При этом суды исходили из того, что по условиям договора переход права собственности на предмет лизинга осуществляется после внесения всех лизинговых платежей и оплаты символической выкупной стоимости в сумме 1000 руб.

Признав выкуп и, как следствие, переход права собственности на предмет лизинга, несостоявшимся, суды пришли к выводу, что у компании отсутствовали основания для удержания денежных средств в размере 343 884,70 руб., которые фактически представляли собой выкупную цену предмета лизинга, в связи с чем удовлетворили исковые требования в указанной части.

Отменяя указанные судебные акты в части удовлетворения требований, судебная коллегия руководствовалась пунктом 2 статьи 1, статьей 421, пунктом 1 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходила из принципа свободы договора, которым стороны фактически договорились о том, что в случае гибели предмета лизинга расчеты между сторонами осуществляются так, как если бы право собственности на предмет лизинга перешло к лизингополучателю .

Судебная коллегия пришла к выводу, что поскольку в момент гибели предмет лизинга находился в сфере имущественной ответственности лизингополучателя (предпринимателя), такое распределение убытков при прекращении договора, в результате которого компания получает от предпринимателя те имущественные предоставления, как если бы договор лизинга был исполнен надлежащим образом, не может рассматриваться как нарушающее грубым образом баланс интересов сторон и ущемляющее интересы слабого контрагента (предпринимателя), в силу чего обязательство, установленное дополнительным соглашением от 20.04.2014, подлежит исполнению на основании статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку последствия расторжения договора лизинга урегулированы соглашением сторон, у суда не имелось оснований квалифицировать спорную денежную сумму в качестве неосновательного обогащения компании, правомерно получившей денежные средства.

Ссылки заявителя на судебные акты по другим делам отклоняются судом, поскольку они вынесены, исходя из иных фактических обстоятельств.

Доводы заявителя не свидетельствуют о наличии оснований для пересмотра обжалуемого судебного акта в порядке надзора.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 308.4 308.6, 308.8 и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья,

определил:

отказать индивидуальному предпринимателю Айсину Вагизу Гилфановичу в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Судья Верховного Суда Г.Г.Попова Российской Федерации

Статьи законов по Делу № 424-ПЭК15

ГК РФ Статья 450. Основания изменения и расторжения договора
АПК РФ Статья 291.15. Вступление в законную силу определения Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенного по результатам рассмотрения кассационных жалобы, представления вместе с делом
ГК РФ Статья 309. Общие положения

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх