Дело № 43-Г09-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июня 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Анишина Вера Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №43-Г09-5

от 10 июня 2009 года

 

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Удмуртской Республики о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим подпункта 02.1.3.22 пункта 13 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики № 19 от 4 февраля 2008 года, по кассационной жалобе Правительства Удмуртской Республики на решение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 февраля 2009 года, которым заявление удовлетворено. Подпункт 02.1.3.22 пункта 13 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики № 19 от 4 февраля 2008 года, в части функций Управлении охраны фауны Удмуртской Республики изымать орудия незаконного рыболовства, а также продукцию незаконного рыболовства в установленном законом порядке, признан недействующим со дня его принятия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Анишиной В.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

председательствующего

Меркулова В.П.

судей

Анишиной В.И.,

Ксенофонтовой О.А.

 

установила:

 

прокурор Удмуртской Республики обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим подпункта 02.1.3.22 пункта 13 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики № 19 от 4 февраля 2008 года.

В обоснование заявленных требований прокурор Удмуртской Республики ссылался на то, что оспариваемый акт противоречит требованиям федерального законодательства, поскольку подпунктом 02.1.3.22 пункта 13 Положения об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики определено, что названное Управление «налагает в установленном законодательством порядке административные наказания на лиц, виновных в нарушении правовых актов по охране объектов животного мира и среды их обитания. Изымает оружие и другие орудия незаконной охоты и рыболовства, а также продукцию незаконной охоты и рыболовства в установленном законодательством порядке;».

Между тем, прокурор полагал, что Управление охраны фауны Удмуртской Республики не вправе производить такие действия, поскольку действующее законодательство предусматривает возможность изъятия орудий и продукции незаконной охоты и рыболовства только в ходе производства по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, в процессе производства по которым названными полномочиями наделены конкретные органы государственной власти федерального подчинения.

Судом вынесено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Правительство Удмуртской Республики, полагая его неправильным, вынесенным с нарушением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям.

Постановлением Правительства Удмуртской Республики от 4 февраля 2008 года №19 утверждено Положение об Управлении охраны фауны Удмуртской Республики, согласно пункту 1 которого названное управление является органом исполнительной власти Удмуртской Республики, осуществляющим, в том числе, переданные Российской Федерацией органам государственной власти Удмуртской Республики полномочия в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, организации, регулирования промышленного, любительского и спортивного рыболовства, охраны водных биологических ресурсов и среды их обитания на территории Удмуртской Республики, а также осуществляющим координацию деятельности в этой области других исполнительных органов государственной власти Удмуртской Республики в соответствии с Федеральными законами от 24 апреля 1995 года N 52-ФЗ "О животном мире" и от 20 декабря 2004 года N 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов".

Оспариваемым подпунктом 02.1.3.22. пункта 13 в качестве одного из видов деятельности Управления охраны фауны Удмуртской Республики названо

полномочие налагать в установленном законодательством порядке административные наказания на лиц, виновных в нарушении правовых актов по охране объектов животного мира и среды их обитания. Изымать оружие и другие орудия незаконной охоты и рыболовства, а также продукцию незаконной охоты и рыболовства в установленном законодательством порядке.

В соответствии с частью 2 статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Признавая названные положения недействующими, суд правильно пришел к выводу о том, что полномочия по государственному контролю и надзору в сфере охраны водных биологических ресурсов и регулирования промышленного, любительского и спортивного рыболовства субъекту Российской Федерации не передавались. Оспариваемый акт принят Правительством Удмуртской Республики с превышением полномочий органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Так, в соответствии с пунктом «в» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и природными ресурсами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно частям 1 и 2 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации, а по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

В силу части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частью 1 и частью 2 указанной статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Статьей 4 Федерального закона от 24 декабря 1995 года № 52-ФЗ «О животном мире» (с последующими изменениями) предусмотрено, что вопросы владения, пользования, распоряжения животным миром на территории Российской Федерации относятся к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

В ведение субъектов Российской Федерации на основании статьи 6 названного Федерального закона передан ряд полномочий в области охраны и использования объектов животного мира, а также водных биологических ресурсов. При этом в сфере рыболовства субъектам Российской Федерации переданы полномочия только по охране водных биологических ресурсов на внутренних водных объектах, за исключением особо охраняемых территорий федерального значения и пограничных зон, а также водных биологических

ресурсов внутренних вод, занесенных в Красную книгу Российской Федерации, анадромных и катадромных видов рыб, трансграничных видов рыб и других водных животных, перечни которых утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере агропромышленного комплекса и рыболовства (абзац 14 части 1).

Статьей 42 Федерального закона «О животном мире» установлено, что отношения в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов регулируются Федеральным законом от 20 декабря 2004 года № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», а также абзацами 11 и 12 части первой статьи 6, частями третьей и четвертой статьи 16.1, статьями 16.2 и 49.1 настоящего Федерального закона.

Таким образом, федеральным законодательством переданы конкретные полномочия органами государственной власти субъектов Российской Федерации в названной сфере, к числу которых не отнесены полномочия по государственному контролю и надзору в сфере охраны водных биоресурсов во внутренних водных объектах, исполнение которых закреплено за органами государственной власти федерального уровня.

Соответственно, Управление охраны фауны Удмуртской Республики как исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации, осуществляющий функции в сфере охраны и использования объектов животного мира, не может быть наделен полномочиями по «наложению в установленном законодательством порядке административных наказаний на лиц, виновных в нарушении правовых актов по охране объектов животного мира и среды их обитания, а также по изъятию оружия и других орудий незаконной охоты и рыболовства, а также продукции незаконной охоты и рыболовства в установленном законодательством порядке».

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.06.2008 № 444 осуществление полномочий по контролю и надзору за водными биологическими ресурсами и средой их обитания во внутренних водах Российской Федерации, за исключением внутренних морских вод Российской Федерации, а также Каспийского и Азовского морей до определения их правового статуса, возложено на Федеральное агентство по рыболовству.

Следовательно, разграничение полномочий в названной сфере между Российской Федерацией и её субъектами определено законодательно, к полномочиям субъектов Российской Федерации отнесены вопросы использования и охраны, а к полномочиям Российской Федерации - осуществление государственного контроля за соблюдением законодательства, а, следовательно, и вопросы привлечения у административной и уголовной ответственности лиц, нарушающих установленные нормы.

Согласно статье 1 ФЗ «О животном мире» под охраной животного мира понимается деятельность, направленная на сохранение разнообразия и обеспечение устойчивого существования животного мира, а также на создание условий для устойчивого использования и воспроизводства объектов животного мира, а под государственным контролем и надзором - осуществление проверки

соблюдения законодательства в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов и среды их обитания.

В связи с этим в статье 5 Федерального закона «О животном мире» (абзацы 8 и 9) полномочия по осуществлению охраны объектов животного мира и государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства в области охраны и использования объектов животного мира разграничены как два самостоятельных полномочия органов государственной власти Российской Федерации. Аналогичное разграничение данных полномочий закреплено и в статье 6 этого же Федерального закона (абзацы 2, 14).

В оспариваемых положениях постановления Правительства Удмуртской Республики фактически установлено, что органы государственной власти Республики осуществляют полномочия контроля в области охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов и среды их обитания.

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу о том, что функции государственного контроля и надзора в сфере охраны и использования объектов животного мира и водных биологических ресурсов и среды их обитания субъекту Российской Федерации не передавались, Правительство Удмуртской Республики не вправе было осуществлять собственное правовое регулирование в указанной сфере путем принятия оспариваемой нормы.

При таких данных, вывод суда о том, что оспариваемый нормативный правовой акт в вышеуказанной части противоречит федеральному закону, имеющему большую юридическую силу, является правильным, а решение суда -законным и обоснованным.

Судом проверены и признаны несостоятельными все приведенные доводы Правительства Удмуртской Республики о правомерности оспариваемой нормы. Кассационная жалоба Правительства Удмуртской Республики не содержит каких-либо доводов, являющихся основанием к отмене решения.

Так, довод о том, что прокурор частично отказался от своих требований и в судебном заседании просил признать недействующей оспариваемую норму только в части отдельных слов, не может служить основанием для отмены решения, поскольку в соответствии с положениями части 3 статьи 252 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказ лица, обратившегося в суд, от своего требования не влечет за собой прекращение производства по делу. Названные положения в их правовом смысле предполагают недопустимость прекращения производства по делу в названном случае как полностью по всем заявленным требованиям, так и в отдельной его части, как это имело место в данном деле. Судом проверена норма в оспоренном прокурором объеме и признана недействующей её часть, противоречащая федеральному законодательству.

Что касается Приказа Минсельхоза РФ от 12.10.2006 г. № 394 «Об утверждении форм отчета о расходовании предоставленных субвенций и отчета о проведении рыбных мероприятий», то он не содержит правовых норм, в связи с чем не является нормативным правовым актом.

Нормативные правовые акты на основании части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации, пункта 10 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 года № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» подлежат официальному опубликованию. Однако Приказ Минсельхоза РФ от 12.10.2006 г. № 394 опубликован не был.

Таким образом, никаких иных доводов, являющихся основанием к отмене решения Верховного Суда Удмуртской Республики в кассационной жалобе не содержится и в судебном заседании не установлено.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 февраля 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу Правительства Удмуртской

Статьи законов по Делу № 43-Г09-5

Статья 15. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей
Статья 72. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:
Статья 76. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные
ГПК РФ Статья 252. Рассмотрение заявлений об оспаривании нормативных правовых актов
ГПК РФ Статья 253. Решение суда по заявлению об оспаривании нормативного правового акта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх