Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 43-О07-31

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Микрюков Владимир Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 43-О07-31

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 сентября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.,
судей Микрюкова В.В., Климова А.Н.,
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании от 26 сентября 2007 года кассационную жалобу осуждённого Левашова В.Г. на постановление Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 апреля 2007 года, которым в отношении: Левашова В Г УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы строгого режима, освобожденного 18.11.2005 года по постановлению Завьяловского районного суда от 16.11.2005 года в соответствии со ст. 79 условно - досрочно, не отбытый срок 1 год 1 месяц 7 дней, прекращено уголовное преследование по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание постановления, доводы кассационной жалобы, объяснения Левашова В.Г., адвоката Арутюновой И.В., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Юдина Д.В., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе осужденный Левашов В.Г., выражая свое несогласие с постановлением, полагает, что он должен быть оправдан по всему объему предъявленного ему обвинения. Полагает, что предъявленное ему обвинение полностью не нашло своего подтверждения. Указывает на необоснованность постановления.

Проверив материалы дела, доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает постановление суда законным и обоснованным.

Предварительным следствием Левашов В.Г. обвинялся в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в умышленном убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений сопряженном с разбоем.

В ходе судебного разбирательства, в судебных прениях государственный обвинитель Исмагилова А.М. отказалась от поддержания обвинения предъявленного Левашову В.Г. по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ, а также просила исключить из обвинения подсудимого квалифицирующий признак п.

«з» ч.2 ст. 105 УК РФ «убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем».

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч.1 ст. 24 и п.п. 1 и 2 ч.1 ст. 27 УПК РФ.

При таких обстоятельствах решение суда о прекращении уголовного преследования в отношении Левашова В.Г. по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ и по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - за отсутствием в деянии состава преступления, основано на законе.

не дал оценку показаниям Левашова, о сообщенном преступлении и о котором работники милиции не знали. Считает, что явка с повинной В принята с нарушением закона.

В возражениях государственный обвинитель просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного Левашова основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах о том, что Левашов необоснованно привлечен к уголовной ответственности за убийство гражданина П являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Так из показаний В данных в суде следует, что 19 августа 2006 года в течение дня они с Левашовым употребляли спиртные напитки, и находились в состоянии алкогольного опьянения. В вечернее время недалеко от магазина они встретили потерпевшего П и между ними произошла ссора, в ходе которой П стал высказываться в их адрес нецензурной бранью. Они также стали его оскорблять, и пошли в его сторону.

П понял, что драки ему не избежать, стал убегать. Он и Левашов побежали за ним. Догнав потерпевшего, он сбил его. Левашов стал наносить ему удары ножом, но самого ножа он не видел, так как Левашов сидел на потерпевшем к нему (В спиной. Когда он встал и подошел к потерпевшему, Левашов находился у головы П , а потерпевший лежал на спине и закрывался руками. Он сел на ноги потерпевшего, достал из кармана джинсовых брюк, кухонный нож с черной пластмассовой рукояткой и нанес им П два удара в область груди один сверху, другой с боку.

Возможно, ч нанес потерпевшему больше двух ударов, но не более пяти.

Наносил ли в этот момент удары Левашов, он сказать не может. Когда он садился на П сверху, колени его были на земле, и он испачкался кровью, поэто же понял, что Левашов наносил удары потерпевшему ножом. После этого они, услышав крики со стороны, и побежали во дворы там они с Левашовым поссорились и разошлись в пришел на квартиру к Н Левашова там не было. Куда ушел Левашов он не знает. На Н после произошедших событий он видел перочинный нож бабочку, ранее с собой носил Левашов, из чего он сделал вывод, что в момент совершения преступления этого ножа у Левашова с собой не было. Он также видел ранее до совершения преступления на квартире Н , самодельный нож с ручкой обмотанной синей изолентой.

При проверке показаний с участием В в квартире под матрацем, был обнаружен нож с черной пластмассовой ручкой и лезвием односторонней заточки, /т. 2 л.д.21-27/.

На следствии и в суде В показал, что именно этим ножом наносил потерпевшему удары. Явку с повинной о совершении убийства, и показания в части убийства потерпевшего П он давал добровольно, без принуждения.

В суде принимались меры по устранению противоречий в показаниях В и суд дал им соответствующую оценку и указал в какой части они являются правдивыми согласующимися с другими доказательствами и в какой части суд отверг с указанием мотивов. Показания В надлежащим образом оценены. Оснований ставить под сомнение выводы суда не имеется.

В ходе предварительного следствия Левашов В.Г. пояснял, что он сам был сильно пьяным, происходящее помнит плохо, но допускает, что мог нанести 1-2 удара ножом в область руки или бок потерпевшего. Своими действиями смерть мужчине он причинить не мог. /т.2 л.д. 100-107/ Доводы Левашова В.Г. о том, что оговорил себя, так как болел и не в состоянии был давать объективные показания, а также в связи с тем, что принимал лекарства от бронхиальной астмы, в следствии чего не понимал, о чем говорит, суд проверил и обоснованно признал надуманными, носящими защитный характер с целью избежать ответственности за содеянное.

Допрошенная в суде врач, скорой помощи Д которая осматривала Левашова 21.08.2006 года, показала, что Левашов В.Г. вел себя адекватно, на вопросы отвечал охотно и правильно, ориентировался во времени и пространстве.

Согласно заключения комплексной, судебно психолого психиатрической экспертизы назначенной судом, установлено, что Левашов В.Г. психическими расстройствами, слабоумием не страдал и не страдает. Принимаемые им от бронхиальной астмы лекарства не повлияли на его способность воспринимать факты и события, имеющие значение для дела, и давать о них показания. В момент инкриминируемого ему правонарушения, Левашов В.Г. находился в состоянии алкогольного опьянения.

Вина Левашова подтверждаются показаниями свидетеля А пояснившей в суде, что 19 августа 2006 года она находилась в музыкальном училище, так как было ее дежурство. Около 18 часов 50 минут от нее ушла одна дочь, а другая в это время находилась рядом. Так как в училище был ремонт, и пахло краской, они с дочерью вынесли стулья на улицу, на крыльцо училища, и решили посидеть. Не прошло и пяти минут, времени было около 19 часов 20 минут, она увидела, как за одним парнем бегут двое парней. Убегавший парень был среднего роста, одет был в темные спортивные штаны и футболку. Один из догонявших был выше, второй был пониже. Один из догонявших, который был выше, подставил подножку убегавшему, и тот упал. Догонявшие парни присели над тем, который упал, один со стороны головы, второй с боку и стали наносить ему удары. Удары наносили оба, две три минуты, но чем они ударяли парня, она не видела. Она обратила внимание, что удары нападавшие наносили не замахиваясь. После того, как нападавшие убежали, парень на которого напали, попытался встать и сделать шаг в сторону убегающих, но упал на спину. Вскоре к потерпевшему подошла группа ребят. Когда приехала скорая помощь, также она подошла к месту, где лежал потерпевший, и увидела, что он мертв и весь в крови. С крыльца музыкального училища ей хорошо было видно, что нападавшие оба наносили удары потерпевшему.

В ходе предварительного следствия А поясняла, что когда потерпевший упал, то оба нападавших стали наносить ему удары, /т. 3 л.д.31- 33/.

Свидетель А в суде подтвердила показания А . в части того, что 29 августа 2006 года около 19:20 часов, они с матерью находились на крыльце музыкального училища и видели, как двое парней догоняют третьего молодого парня в синих штанах, и белой футболке.

Потом они повалили парня на землю и стали его бить. Позже кода они с матерью подошли к тому месту, где били парня, то увидели, что он мертв. Чем нападавшие наносили удары, она не видела. Но когда подошла близко, то увидела, что он в крови.

В ходе предварительного следствия А давала аналогичные показания, показав, что когда парень упал, то двое мужчин, бежавшие за ним, подбежали и стали наносить ему удары сверху вниз. В этот момент она посмотрела на часы времени было 19:20 часов. /т.З л.д.41-44/ Из материалов дела следует, что сам Левашов сразу после совершения убийства сообщил работникам милиции В , Р , М и С о том, что он «порезал» человека, о других лицах не упоминал, первоначально согласился поехать с работниками милиции, чтобы показать место преступления.

Так согласно показаниям свидетелей В и Р следует, что 19 августа 2006 года в вечернее время около 20:00 часов они несли службу и находились у стационарного поста , который расположен на остановке общественного транспорта « ». В это время к ним подошел мужчина, как они теперь знают фамилия его Левашов В.Г. Левашов был в состоянии алкогольного опьянения, речь его была не внятная, походка шатающаяся. Когда Левашов подошел, он сказал: «Помогите, я убил человека». Руки и одежда Левашова были в крови, его трясло. Они стали выяснять у Левашова, что произошло, и он пояснил, что они пили спиртное, произошла ссора, и он ножом кого-то порезал. После этого, на патрульной машине они проследовали в ту сторону, которую указывал Левашов. Они останавливались во дворах домов, спрашивали жителей, не видели ли они драки, но никто ничего не видел, а Левашов не мог вспомнить место происшествия. Они задержали Левашова и доставили его в РОВД. Когда Левашова доставляли в отдел, он протрезвел и стал просить отпустить его домой. Какого-либо насилия к Левашову не применили. Через час по рации поступило сообщение, о том, что на бульваре обнаружен труп с признаками насильственной смерти.

После задержания В и Левашова у них с соблюдением установленного уголовно-процессуальным законом порядка была изъята одежда, в которой они находились в момент убийства потерпевшего. В ходе биологического исследования на футболке Левашова обнаружена кровь, которая могла произойти от П (т.1 л.д. 190-194).

Доводы Левашова В.Г. о том, что изъятие вещей у Левашова В.Г. проводилось с нарушением уголовно - процессуального закона, и в связи с этим данное доказательство не может быть положено в обвинение Левашова В.Г., были предметом исследования в судебном заседании и обоснованно признаны судом не состоятельными. Веши у Левашова В.Г. изымались в присутствии понятых, упаковывались в пакеты и опечатывались 19 августа 2006 года, а В задержан 20 августа 2006 года, что исключало возможность соприкосновения вещей Левашова В.Г. с вещами В .. В ходе судебного следствия, при осмотре вещественных доказательств и при предъявлении их Левашову В.Г., он подтвердил, что это именно его вещи, что это его футболка, в которой его задержали сотрудники милиции.

Имеющиеся в протоколе описки, суд признал техническими ошибками, которые, не повлияли на исследуемые в последующем предметы.

О наличии крови на одежде Левашова поясняли в суде свидетели М ., В Р М С Согласно протоколу осмотра места происшествия, проведенного с участием специально обученной собаки, на месте происшествия был обнаружен нож, которым, согласно криминалистической экспертизы, могли быть причинены раны в области плеч и спины П . Этот нож, как видно из показаний В и свидетеля Н (на предварительном следствии) мог находиться в момент убийства у Левашова В.Г. Медико-криминалистическая экспертиза установила, что раны на правом плече и спине трупа П могли образоваться от действия ножа обозначенного под № 4 /самодельно изготовленный нож с ручкой обмотанной синей изолентой/, раны на правой поверхности грудной клетки трупа П могли образоваться от действия ножа под № 5 /нож заводского изготовления с черной пластмассовой ручкой/.

В суде эксперт Я подтвердил, что раны на трупе П могли образоваться от действия двух ножей.

Согласно заключения судебной медицинской (биологической) экспертизы от 04.09.2006 года следует, что на клинке ножа с ручкой обмотанной синей изолентой изъятого в ходе осмотра места происшествия обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего П В жалобе Левашов указывает, что суд не дал оценки первичным показаниям А на л.д.35-36 т.1. Однако на данных листах не протокол допроса А а справка оперуполномоченного об очевидцах преступления.

Что касается доводов жалобы относительно следственного эксперимента с участием А то основная цель его проведения была проверка видимости места совершения преступления от музыкального училища и визуальное обозрение действий обвиняемых.

В ходе следственного эксперимента установлено, что А имела возможность видеть момент нанесения ударов П могла ясно видеть количество лиц, наносивших удары.

Она еще раз подтвердила, что, после того как молодой человек был сбит, двое мужчин, присев на корточки стали наносить ему удары сверху вниз.

Показаниями свидетелей Г и Ф установлено, что они в качестве понятых участвовали при проверке показаний А на месте преступления и подтвердили, что с данного места свидетель могла видеть обстоятельства описываемых ею событий.

Свидетель М и потерпевшая П предупреждены об уголовной ответственности о чем свидетельствуют подписи в подписке свидетелей на листе 5 тома 6 го.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об одностороннем разбирательстве дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

Суд проверил доводы подсудимых о том, что к ним в ходе предварительного следствия применялось психическое и физическое воздействие и они не нашли своего подтверждения, а потому были обоснованно отвергнуты показаниями свидетелей В Р М С М К В К и Е пояснивших, что какого-либо давления на подсудимых не оказывалось. Кроме того, осужденный Левашов давал показания, в которых признавал свою вину, в присутствии адвоката, ему разъяснялось предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против самого себя. Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к Левашову В.Г. недозволенных методов ведения следствия, не имеется.

В ходе предварительного следствия в этой части проводилась проверка по жалобам Левашова В.Г. и вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела /т.2 л.д. 178-181, 183-185/.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену приговора, по настоящему делу не имеется. Все заявленные по делу ходатайства разрешены в соответствии с законом.

Действиям осужденного Левашова В.Г. дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении Левашову В.Г. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Ссылка адвоката на то, что Левашов сообщил работникам милиции об убийстве им человека, не является основанием для смягчения наказания, поскольку наказание Левашову назначено с учетом установленных судом обстоятельств и составляет менее трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией статьи, по которой он признан виновным. С учетом тяжести содеянного наказание является справедливым.

Замечания Левашова на протокол судебного заседания рассмотрены и по ним судья 28 июня 2007 года вынес мотивированное постановление.

Данное постановление в соответствии с законом обжалованию не подлежит.

Вопреки доводам жалобы в томе 7 имеются дополнения к кассационным жалобам, замечания на протокол судебного заседания под номерами (Л-38, Л- 188, Л-42, Л-152, Л-43.

Что касается ходатайства о дополнительном ознакомлении с материалами дела, то оно удовлетворению не подлежит, поскольку Левашову предоставлялась возможность знакомиться с материалами дела о чем в материалах дела имеются соответствующие расписки Левашова.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 16 апреля 2007 года в отношении Левашова В Г оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 43-О07-31

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх