Дело № 43-О07-34

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Каменев Николай Дмитриевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №43-О07-34

от 24 октября 2007 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ветчанина A.M., кассационным жалобам осужденных Гиззатова Р.Х., Мифтахутдиновой А.Л. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июля 2007 года, которым

[скрыто], судимый 20

августа 2001 года по ст. 33 ч.5, 105 ч.2 п. «з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 7 лет лишения свободы, освобожден 14 июля 2006 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ на 18 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 10 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 19 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

МИФТАХУТДИНОВА А [л ^

осуждена к лишению свободы: по ст. ст. 33 ч.5,105 ч.2 п. «з» УК РФ на 10 лет; по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 9 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 11 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление осужденных Гиззатова Р.Х., Мифтахутдиновой А.Л., адвокатов Морозовой М.Н., Чиглинцевой Л.А. по доводам жалоб, прокурора Юдина Д.В., поддержавшего представление государственного обвинителя и высказавшего несогласие с доводами кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Гиззатов Р.Х. признан виновным в убийстве, Мифтахутдинова А.Л. пособничестве в убийстве [скрыто]. сопряженном с разбоем.

_Преступление ими совершено 15 января 2007 года [скрыто]

Щ, при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственного обвинителя Ветчанина A.M. ставится вопрос об отмене приговора, при этом указывается о необоснованном исключении из обвинения квалифицирующего признака убийства группой лиц по предварительному сговору и чрезмерной мягкости назначенного наказания.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Гиззатов просит приговор отменить и уголовное дело прекратить, указывает, что выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, его вина в совершении преступления не доказана, приводит подробный анализ доказательств, свидетельствующих, по его мнению, о его невиновности, в частности первоначальные показания давал вынужденно в связи с применением недозволенных методов следствия, его отпечатков пальцев рук в квартире убитого, на орудии преступления - топоре, а также крови потерпевшего на его одежде не обнаружено, а напротив, имеются следы пальцев рук Мифтахутдиновой, С ~I и не установленного лица, полагает, что к преступлению причастно другое лицо, однако в назначении дополнительной дактилоскопической экспертизы необоснованно отказано, показания Мифтахутдиновой являются противоречивыми, первоначально она поясняла, что преступление совершил другой человек, время смерти сЩ [скрыто] не установлено, потерпевшая с [скрыто] не опознала орудие убийства - топор, как ранее находившийся в доме погибшего, судом не дано оценки и не проверено

алиби Гиззатова, в приговоре искажены показания свидетелей [скрыто], в ходе судебного разбирательства допущены

существенные нарушения уголовно-процессуального закона: не представлено право выступить с репликой; председательствующий часто прерывал его во время прений и в последнем слове; необоснованно отклонены ходатайства о допросе дополнительных свидетелей, которые могли подтвердить причастность к преступлению другого лица; в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие; имеются ссылки на доказательства, которые в судебном заседании не исследовались, в частности, протоколы выемки перстня у [скрыто] от 18

января 2007 года, золотой цепочки у уЩ (от 17 января 2007 года,

протокол прослушивания фонограммы от 20 марта 2007 года, допущены и другие нарушения закона влекущие, по мнению осужденного, отмену приговора.

осужденная Мифтахутдинова А.Л. просит приговор изменить, при этом указывает, что ее вина в убийстве и разбойном нападении не доказана, полагает, что Гиззатов оговорил ее и до настоящего времени пытается оказать на нее воздействие с целью склонить к изменению показаний в его пользу, просит переквалифицировать ее действия на ст. 316 УК РФ, с учетом совокупности смягчающих обстоятельств (положительно характеризуется, ранее к уголовной ответственности не привлекалась, чистосердечно призналась в совершении преступления, не пыталась скрыться) назначить наказание не связанное с лишением свободы.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденные Мифтахутдинова А.Л. и Гиззатов Р.Х. указывают о своем несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления, возражений на него, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Из показаний Гиззатова в качестве подозреваемого суд установил, что осужденные заранее договорившись лишить жизни [скрыто] и похитить его имущество, 15 января 2007 года по просьбе Мифтахутдиновой, Гиззатов приехал к ней, Мифтахутдинова передала Гиззатову орудие убийства - топор и он ударил лезвием топора два раза по голове спящего [скрыто], причинив ему смерть и ушел. Через некоторое время вернулся, Мифтахутдинова передала ему часть похищенного - 6 икон, золотые часы, кольцо, которые он сбыл в ларьке [скрыто] за [скрыто] рублей, труп намеревались вывезти

и спрятать, а мебель и другое имущество продать, но 17 января 2007 года были задержаны работниками милиции.

Указанные выше показания осужденный Гиззатов подтвердил в ходе следственного эксперимента.

Доводы в жалобе Гиззатова о том, что эти показания им даны вынужденно, в связи с незаконными методами следствия судом тщательно проверены, обоснованно признаны несостоятельными, выводы об этом изложены в приговоре.

При этом судом принято во внимание, что показания им даны в присутствии защитника, а в ходе следственного эксперимента - понятых, то есть в условиях исключающих незаконное воздействие. Эти показания по основным моментам согласуются с показаниями Мифтахутдиновой и с другими проверенными судом доказательствами, поэтому обоснованно не исключены из числа доказательств по делу.

Так, из показаний Мифтахутдиновой в качестве подозреваемой следует, что Гиззатов неоднократно предлагал убить [скрыто] и похитить его имущество. 15 января 2007 года вновь позвонил и сказал, что сегодня приедет. Приехав поздно вечером, Гиззатов предложил лишить жизни [скрыто] спросил, есть ли инструмент в доме, Мифтахутдинова указала место под ванной, где лежал топор, видела, как Гиззатов взял топор, ушел в комнату, где спал [скрыто], и она слышала звуки 2-3 глухих ударов. Затем Гиззатов попросил вымыть топор, выбросить его, снять с [скрыто] золотые изделия, сидеть дома, не включать свет и ушел. Топор она выбросила на крышу сарая, расположенного недалеко от дома, а труп перетащила на балкон. Через некоторое время позвонил Гиззатов, сказал, чтобы она вынесла ему золотые изделия и иконы, что она и сделала. Вывезти труп, продать машину сЩ [скрыто] и мебель они не успели, так как 18 января 2007 года были задержаны.

Из показаний

следует, что 17 января 2007 года

Гиззатов предлагал иконы и говорил, что у него есть дорогая мебель.

Свидетель [скрыто] показал, что труп [скрыто] был

обнаружен на балконе, находящаяся в нетрезвом состоянии Мифтахутдинова рассказала, что когда [скрыто] заснул, она пригласила Гиззатова, который топором убил [скрыто].

Вина осужденных установлена также на основании:

данных протоколов осмотра места происшествия согласующихся с показаниями осужденных о месте и способе убийства, в частности, труп [скрыто] обнаружен на балконе, на крыше указанного Мифтахутдиновой сарая - полиэтиленовый пакет, в котором находился топор;

заключения биологической экспертизы о наличии на топоре крови человека, происхождение которой от [скрыто]не исключается;

протокола выемки у [скрыто] перстня, что согласуется с

показаниями осужденного Гиззатова о сбыте похищенных у [скрыто] перстня и часов в ларьке [скрыто] за [скрыто] рублей;

протокола предъявления перстня для опознания, в ходе которого потерпевшая [скрыто] I. опознала его как принадлежащий ее бывшему мужу [скрыто].;

протоколов осмотра записок, изъятых у Мифтахутдиновой, из текста которых видно, что Гиззатов просит ее всю вину взять на себя и изменить показания в выгодную для него сторону и дать показания о том, что убийство она совершила с другим лицом;

выводов эксперта криминалистической экспертизы о том, что шесть записок изъятых у Мифтахутдиновой выполнены Гиззатовым Р.Х.;

заключения судебно-медицинской экспертизы трупа о причине смерти [скрыто] от двух проникающих ранений головы причиненных рубящим предметом типа клина топора, и о том, что показания Гиззатова в качестве подозреваемого и при проведении следственного эксперимента относительно обстоятельств причинения телесных повреждений [скрыто] не противоречат результатам судебно-медицинской экспертизы трупа;

заключения экспертизы вещественных доказательств, согласно выводов которой две рубленые раны на кожных лоскутах от трупа [скрыто] образовались от клинка топора, не исключается найденного при осмотре места происшествия;

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных и правильно квалифицировал их действия.

Доводы в представлении государственного обвинителя о необоснованном исключении из обвинения п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ не могут быть приняты во внимание, поскольку по смыслу закона убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.

Приговором суда установлено, что Гиззатов один, путем нанесения ударов топором, лишил жизни потерпевшего, а Мифтахутдинова, выступая в качестве пособника, по предварительному сговору с Гиззатовым впустила его в квартиру, предоставила орудие убийства - топор и укрывала следы преступления.

Доводы в жалобах о необходимости отмены или изменения приговора являются несостоятельными. Суд полно и всесторонне исследовал собранные по делу доказательства в их совокупности, дал им надлежащую оценку в приговоре и пришел к обоснованному выводу об их достоверности, допустимости и достаточности для признания вины осужденных в содеянном, в приговоре приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Доводы в жалобе Гиззатова о его алиби и совершении преступления другим лицом, судом тщательно проверены, обоснованно признаны способом защиты, выводы об этом подробно изложены в приговоре, при этом судом принято во внимание, что доводы осужденного опровергаются всей совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

Отсутствие на топоре отпечатков пальцев Гиззатова не свидетельствует о его непричастности к совершению преступления, поскольку отпечатки обнаруженные на топоре, согласно экспертизы, не пригодны для идентификации, поэтому проведение дополнительной экспертизы (по дактилокарте [скрыто]), о которой идет речь в жалобе Гиззатова, не требуется.

Не обнаружение следов крови на одежде Гиззатова также не свидетельствует о его невиновности. В своих показаниях Гиззатов пояснял, что при нанесении им двух ударов топором по голове потерпевшего кровь на его одежду не попала. Из пояснений судебно-медицинского эксперта [скрыто]. суд установил, что кровь при нанесении ударов топором при обстоятельствах описанных Гиззатовым могла не фонтанировать и не попасть на одежду виновного. Кроме того, Гиззатов не сразу был задержан после совершения преступления, поэтому имел возможность избавиться от следов преступления.

Доводы осужденного, что смерть [скрыто] наступила 16 января 2007 года противоречат не только показаниям Мифтахутдиновой, но и заключениям судебно-медицинских экспертиз о наступлении смерти 15 января 2007 года между 21 час. 00 мин. и 24 час. 00 мин.

Ссылка Гиззатова на показания Ащ Щ неправомерна,

поскольку его показания в судебном заседании не исследовались, проведение же очной ставки для следователя не является обязательным.

Показания свидетелей в приговоре отражены правильно.

Протокол выемки перстня, цепи у [скрыто] щ [скрыто] ее показания,

протокол осмотра фонограммы были предметом исследования в судебном заседании и обоснованно приведены в приговоре.

Из материалов дела и постановления судьи от 2 августа 2007 года видно, что суд ошибочно отказал Гиззатову в выступлении с репликой, однако из протокола судебного заседания следует, что Гиззатов выступал в прениях и с последним словом значительное время, его выступление изложено на шести печатных листах протокола, где он затронул все обстоятельства, касающиеся позиции обвинения и защиты, поэтому отсутствие реплики, по мнению коллегии, не могло оказать существенное влияние на выводы суда.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все смягчающие обстоятельства, в том числе указанные в жалобах, поэтому оснований для смягчения, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора суда, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 9 июля 2007 года в отношении Гиззатова [скрыто] и Мифтахутдиновой

[скрыто] Л I оставить без изменения, а кассационные жалобы и

кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 43-О07-34

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх