Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-АПУ13-55СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 декабря 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-АПУ13-55СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 декабря 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоВоронова А.В.,
судейСитникова Ю.В. и Тришевой А.А.
при секретареВоронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе осужденного Белорусцева С.Н. на приговор Пермского краевого суда от 20 сентября 2013 года, по которому Белорусцев С Н , , судимый: 22 апреля 2002 года по пп. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; 2 августа 2002 года по пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 22 августа 2003 года условно-досрочно на год 4 месяца 1 14 дней; 2 ноября 2005 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 29 декабря 2006 года условно-досрочно на 4 месяца 14 дней; 10 сентября 2010 года по п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ к пожизненному лишению свободы, отбывающий наказание в ИК УФСИН России по области, осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к наказанию в виде пожизненного лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору Пермского краевого суда от 10 сентября 2010 года, окончательно Белорусцеву С.Н. назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлено исчислять срок отбывания наказания с 20 сентября 2013 года с зачетом отбытого по приговору от 10 сентября 2010 года наказания с 27 октября 2009 года по 19 сентября 2013 года.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела, содержание апелляционной жалобы и возражений на нее, объяснения осужденного Белорусцева С.Н. по доводам жалобы, выступление адвоката Поддубного СВ., поддержавшего доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение прокурора Савинова Н.В., просившего об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Белорусцев С.Н. признан виновным в умышленном причинении смерти потерпевшим С И и К Преступления совершены 3 августа 2004 года, 12 ноября 2004 года и 1 января 2005 года в г. края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе (основной и дополнениях к ней) осужденный Белорусцев С.Н. оспаривает законность и обоснованность приговора со ссылкой на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона и нарушения уголовно-процессуального закона. Утверждает, что преступлений, в которых он признан виновным, фактически не совершал, показания в ходе предварительного следствия о причастности к этим преступлениям давал под воздействием сотрудников оперативных служб, они же вынудили его написать заявления о явке с повинной. Утверждает, что следователь заранее печатал протоколы допросов, которые он подписывал под угрозой ухудшения условий содержания, в связи с этим считает, что обвинение построено на доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона. Обращает внимание, что суд признал протоколы явок с повинной допустимыми доказательствами, однако не учел, что при оформлении этих устных сообщений о совершении преступлений, ему не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ. Считает, что являются недопустимыми также протоколы следственных действий от 13 мая 2013 года, поскольку постановление о возобновлении производства по приостановленному делу вынесено тоже 13 мая 2013 года, между тем в соответствии со ст. 128 УПК РФ при исчислении сроков месяцами не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока. Указывает, что судебно-психиатрическая экспертиза проводилась только по уголовному делу об убийстве С при этом экспертное заключение использовалось в качестве доказательства и по другим делам, соединенным в одно производство с указанным делом. Ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия в частности при проверке сообщений о совершенных преступлениях, при решении вопроса о мере пресечения и определении его процессуального статуса, при проведении экспертиз и иных следственных действий. Полагает, что с нарушением закона проведено и судебное разбирательство дела. Так, председательствующий судья неоднократно прерывал его, предупреждая о том, что его показания не относятся к существу обвинения; всякий раз останавливал его, когда он пытался объяснить причины оговора; необоснованно отводил его вопросы, ограничив в праве на исследование доказательств, в то время как сторона обвинения могла ставить вопросы независимо от их характера и содержания.

Председательствующий судья позволил государственному обвинителю продемонстрировать присяжным заседателям видеоматериалы, из которых видно, что он находится в местах лишения свободы. Считает, что разбирательство дела проведено с обвинительным уклоном, при этом его ходатайство об отводе председательствующего судьи необоснованно отклонено. Ходатайство о вызове в суд понятых, участвовавших при проверке показаний на месте 22 апреля 2013 года, также отклонено судом; в напутственном слове судья привел только доказательства стороны обвинения, при этом позиции стороны защиты не коснулся; намеренно не были оглашены показания З данные в ходе предварительного следствия, о чем он ходатайств Со ссылкой на то, что судимости по предыдущим приговорам погашены, полагает, что суд ошибочно установил в его действиях опасный рецидив преступлений и необоснованно признал его отягчающим наказание обстоятельством. Считает, что в приговоре суд лишь привел смягчающие наказание обстоятельства, фактически же при назначении наказания не учел их. Указывает, что при назначении наказания суд необоснованно не признал смягчающим наказание обстоятельством противоправное поведение потерпевшего С при этом в описательной части приговора признал установленным, что первым нападение совершил потерпевший. Полагает, что с учетом этого обстоятельства его действия в отношении С суду надлежало квалифицировать по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Считает, что приведенный в приговоре мотив убийства С из личных неприязненных отношений не нашел подтверждения в суде. Считает, что также неверно установлены фактические обстоятельства, связанные с причинением смерти И Полагает, что его действия в этой части не образуют состава преступления, поскольку он действовал в условиях необходимой обороны.

Обращает внимание, что при оценке его действий суд неправильно применил уголовный закон, квалифицировав его действия по одной ч. 2 ст. 105 УК РФ, в то время как закон требует квалифицировать каждое самостоятельное преступление, с учетом мотивов убийства, по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Просит приговор отменить и возвратить уголовное дело прокурору. Помимо этого ставит вопрос об отмене решений, принятых по его ходатайству об отводе судьи, об удостоверении правильности замечаний на протокол судебного заседания, о выплате вознаграждения адвокату.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Чепкасов А.А. указывает на несостоятельность приведенных в ней доводов и просит оставить ее без удовлетворения, а приговор, как законный и обоснованный, без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав стороны, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

В соответствии со ст. 334 УПК РФ вопросы, связанные с установлением фактических обстоятельств дела и с оценкой исследованных в судебном заседании доказательств, отнесены к компетенции коллегии присяжных заседателей, и постановленный ими вердикт в силу требований ч. 4 ст. 347 УПК РФ обжалованию не подлежит. Эти требования Белорусцеву С.Н. были разъяснены и ему известны положения закона о пределах обжалования приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что убийство потерпевшего С 3 августа 2004 года, потерпевшего И 12 ноября 2004 года, потерпевшего К 1 января 2005 года совершил Белорусцев С.Н. В связи с этим доводы осужденного о непричастности к этим преступлениям, об отсутствии доказательств для вывода о его виновности, а также приведенные в дополнительной жалобе доводы о неправильном установлении судом мотивов преступлений, о совершении убийства потерпевших С и И в условиях необходимой обороны, о неправильной оценке судом представленных сторонами доказательств и иные доводы, опровергающие вердикт присяжных заседателей, не подлежат рассмотрению судом апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 389 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения, постановленного судом с участием присяжных заседателей, являются предусмотренные пунктами 2-4 ст. 389 УПК РФ обстоятельства.

По настоящему уголовному делу таких обстоятельств не установлено.

Так, коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением установленного уголовно-процессуальным законом порядка, с чем согласились стороны, не заявившие о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава либо вследствие нарушений при ее формировании. Не оспаривается данное обстоятельство и в апелляционной жалобе.

Судебное разбирательство уголовного дела проведено в соответствии со ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Действительно при исследовании некоторых доказательств, в частности видеоматериалов следственных действий, присяжные заседатели могли наблюдать, что то или иное следственное действие с участием осужденного проводится в исправительном учреждении, где в то время отбывал наказание Белорусцев С.Н. Однако, как следует из протокола судебного заседания, указанные доказательства исследовались только в части фактических обстоятельств дела, без оглашения сведений о личности Белорусцева С.Н. Кроме того, председательствующий судья каждый раз предупреждал присяжных заседателей о том, чтобы они не принимали во внимание место и условия проведения следственного действия и не учитывали эти обстоятельства при ответах на поставленные перед ними вопросы. В напутственном слове председательствующий судья еще раз напомнил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание «увиденное при воспроизведении видеозаписей следственных действий в той части, что некоторые из них проводились в исправительной колонии а Белорусцев С.Н. при этом находился за решеткой» (л.д. 67, 131 т. 6).

Тот факт, что при допросе потерпевших и свидетелей председательствующим судьей были отведены некоторые вопросы осужденного, не свидетельствует о нарушении закона. Так, при допросе потерпевшей К председательствующим судьей были сняты вопросы осужденного об обстоятельствах, не относящихся к предмету разбирательства суда (л.д. 121 т. 6). При допросе свидетеля Ч были отведены вопросы осужденного об обстоятельствах, касающихся производства предварительного следствия, которые не подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей (л.д. 122 т. 6).

В тех случаях, когда в присутствии присяжных заседателей осужденный допускал высказывания, раскрывающие сведения о его личности, прежней судимости, задержании по подозрению в совершении преступлений, условиях содержания в местах лишения свободы и об иных данных, исследование которых в присутствии присяжных заседателей запрещено в силу требований ч. 8 ст. 335 УПК РФ, председательствующий судья правомерно, как этого требует уголовно-процессуальный закон, прерывал речь осужденного и предупреждал его о необходимости соблюдения процедуры судопроизводства, а присяжным заседателям напоминал, чтобы не принимали во внимание доведенную до них информацию.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья прерывал выступление не только осужденного Белорусцева Т.Н., но и других участников процесса, например, потерпевшей К предпринявшей попытку высказать в присутствии присяжных заседателей мнение о личных качествах погибшего сына (л.д. 121 т. 6).

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с доводом жалобы о том, что председательствующим судьей было ограничено право осужденного на участие в исследовании доказательств.

Вопреки доводам жалобы все заявленные осужденным ходатайства рассмотрены судом в установленном порядке и по ним приняты мотивированные решения, законность которых сомнений не вызывает.

Так, ходатайство осужденного об оглашении показаний свидетеля Б вопреки возражениям стороны обвинения удовлетворено судом, и показания названного свидетеля оглашены на основании п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ в связи со смертью свидетеля.

Ходатайство осужденного об исключении из перечня доказательств протоколов допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, протоколов проверки показаний на месте преступления, протоколов следственных экспериментов, протоколов опознаний со ссылкой на то, что получены они в результате недозволенных методов ведения следствия, суд отклонил.

Обосновывая принятое решение, суд указал, что все следственные действия проведены в установленном УПК РФ порядке, в присутствии адвоката, с соблюдением прав Белорусцева С.Н. Протоколы следственных действий соответствуют предъявляемым требованиям, правильность изложения в них показаний удостоверена подписями Белорусцева С.Н. и его защитника, от которых замечаний по поводу порядка проведения следственных действий и оформления их результатов не поступало. В ходе проведения последующих следственных действий, в том числе при ознакомлении осужденного и его защитника с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, заявлений о недозволенных методах ведения следствия от них также не поступало.

Признав установленным, что все следственные действия с участием осужденного Белорусцева С.Н. проведены с соблюдением требований УПК РФ, приняв во внимание, что данное обстоятельство подтверждено самим Белорусцевым С.Н., удостоверившим личной подписью правильность изложения показаний в протоколах следственных действий, суд не усмотрел оснований и для удовлетворения ходатайства осужденного о вызове в суд для допроса в качестве свидетелей понятых К и И , участвовавших при проверке показаний Белорусцева С.Н. на месте преступления 22 апреля 2013 года (л.д. 138 т. 6).

Что касается утверждения осужденного о том, что следователь заранее печатал содержание показаний в бланках протоколов, которые затем приносил ему в следственный изолятор для подписи, то оно не нашло подтверждения. Опровергнут и приведенный им в обоснование данного утверждения довод о том, что в следственный изолятор, где проводились его допросы, технические средства, необходимые для фиксации показаний, следователем не проносились.

Довод осужденного о том, что ряд доказательств получен в период, когда его процессуальный статус не был определен, также не может служить основанием для признания доказательств недопустимыми. Уголовно- процессуальный закон не содержит запрета на осуществление уголовного преследования лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы, за совершение другого преступления, которое предполагает собирание доказательств, в том числе путем проведения следственных действий с его участием. Основанием для начала уголовного преследования Белорусцева С.Н. явилось его сообщение о совершенных преступлениях (явка с повинной), при этом следственные действия, необходимость проведения которых была обусловлена проверкой этого сообщения, выполнены в соответствии с требованиями УПК РФ, с соблюдением гарантированных законом прав и интересов Белорусцева С.Н. Является надуманным утверждение осужденного о том, что следственные действия 13 мая 2013 года проводились в рамках приостановленного производством уголовного дела. В материалах дела имеется постановление следователя от 13 мая 2013 года о возобновлении производства следствия по приостановленному уголовному делу, в рамках которого и были проведены указанные следственные действия (л.д. 237 т. 2).

Также правомерно суд отказал в удовлетворении ходатайства осужденного об истребовании и оглашении в присутствии присяжных заседателей его письменных объяснений об обстоятельствах убийства К Обосновывая принятое решение, суд указал, что достоверных сведений о наличии таких объяснений не имеется, а пояснение Белорусцева С.Н. об их местонахождении носит предположительный характер (л.д. 141 т. 6). Является предположением и высказанное им в жалобе мнение об изъятии из уголовного дела материалов проверки, проведенной по его сообщению об убийстве К Довод осужденного о необоснованном признании судом допустимыми доказательствами протоколов явок с повинной со ссылкой на то, что ему не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ, не основан на законе.

Поскольку заявление о явке с повинной - это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении, то закон не требует, чтобы при получении такого сообщения заявителю были разъяснены положения Конституции РФ, закрепляющие право гражданина не свидетельствовать против самого себя. В то же время при последующих допросах Белорусцева С.Н. об обстоятельствах совершения преступлений ему разъяснялись положения ст. 46-47 УПК РФ, в том числе право отказаться от дачи показаний.

Отклоняя ходатайство осужденного о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля З данных в ходе предварительного следствия, суд сослался на то, что приведенный в его обоснование довод о незаконном воздействии на свидетеля не подтвержден конкретными фактами. Допрошенный в судебном заседании свидетель З подтвердил достоверность своих показаний, данных им в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании. Судом также принято во внимание, что сам свидетель З о применении в отношении его недозволенных методов ведения следствия не заявлял (л.д. 124-125, 139 т. 6).

Таким образом, все доказательства, законность получения которых осужденным поставлена под сомнение, проверены судом, при этом установлено, что получены они с соблюдением норм уголовно- процессуального закона и являются допустимыми. В связи с этим утверждение осужденного о том, что вердикт вынесен на основании недопустимых доказательств, безосновательно.

Вопросный лист составлен с соблюдением уголовно-процессуального закона. При составлении вопросов каких-либо формулировок, нарушающих право осужденного на защиту, не допущено. Не заявили о таких нарушениях в судебном заседании и стороны.

Напутственное слово соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем изложены позиции сторон, в том числе позиция Белорусцева С.Н., согласно которой «потерпевших он никогда не видел, в явках с повинной себя оговорил, об убийстве мужчины у ресторана узнал из разговора двух женщин, об убийстве мужчины в деревянном доме ему рассказал Т а об убийстве в квартире по ул. узнал от З » (л.д. 64 т. 6).

Довод осужденного о том, что его позиция до сведения присяжных заседателей не была доведена, опровергается и другими материалами дела.

Так, из протокола судебного заседания следует, что при допросе, проведенном в присутствии присяжных заседателей, он изложил свое отношение к предъявленному обвинению, заявив о непричастности к преступлениям (л.д. 126-127 т. 6). Выступая в прениях, он вновь довел до сведения присяжных заседателей, что к преступлениям не причастен и подробно изложил обстоятельства, при которых он получил информацию о некоторых подробностях преступлений, на которые впоследствии сослался в протоколах явок с повинной (л.д. 126-127, 145-148 т. 6).

Вопреки доводам жалобы, в напутственном слове приведены все исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства, в том числе те и из них, которые были оглашены по ходатайству осужденного.

Кроме того, на основании исследованных видеоматериалов следственных действий, в ходе которых Белорусцев С.Н. давал показания об обстоятельствах совершения преступлений, присяжные заседатели имели возможность путем непосредственного восприятия рассказа Белорусцева С.Н. убедиться в искренности его пояснений либо их ложности.

Таким образом, присяжные заседатели до вынесения вердикта обладали всей полнотой информации относительно позиции осужденного, который в ходе предварительного следствия вину в содеянном признал, а в судебном заседании заявил о непричастности к преступлениям. На основании всей совокупности исследованных доказательств, представленных, в том числе Белорусцевым С.Н., коллегия пришла к единому мнению о виновности Белорусцева С.Н. в причинении смерти потерпевшим С И и К при обстоятельствах, описанных в вопросном листе.

Не подтвержден материалами дела и довод осужденного о нарушении председательствующим судьей принципа состязательности и равенства сторон. Из материалов дела усматривается, что председательствующим судьей были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Содержание протокола судебного заседания опровергает довод осужденного о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном.

Заявленное осужденным ходатайство об отводе председательствующего судьи обоснованно отклонено, поскольку приведенные в нем доводы о допущенных им нарушениях закона голословны, а предусмотренных ст. 61- 63 УПК РФ обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу, не установлено.

Неубедительно утверждение осужденного о ненадлежащем выполнении адвокатом Останиным Е.А. обязанностей по осуществлению защиты. Из протокола судебного заседания следует, что защитник принимал активное участие в исследовании доказательств, отстаивая позицию подзащитного; выступил в прениях, при этом его позиция не имела расхождений с позицией осужденного.

Не основан на законе и довод осужденного о неправильном применении уголовного закона при оценке его действий. В соответствии со ст. 17 УК РФ (в редакции Федеральных законов от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ и от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) не образует совокупности преступлений совершение двух или более преступлений, если данное обстоятельство предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве квалифицирующего признака, влекущего более строе наказание. Учитывая, что совершение двух или более убийств, ни за одно из которых лицо не было осуждено, предусмотрено ст. 105 УК РФ в качестве квалифицирующего признака, влекущего более строгое наказание, суд правильно квалифицировал действия Белорусцева С.Н., направленные на умышленное причинение смерти потерпевшим С И и К , по «а» п. ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство более двух лиц.

Довод об отсутствии в действиях осужденного рецидива преступлений со ссылкой на то, что судимости по приговорам от 22 апреля 2002 года и от 2 августа 2002 года погашены, является несостоятельным. Учитывая, что на момент совершения особо тяжких преступлений, за которые Белорусцев С.Н. осужден по приговору от 20 сентября 2013 года, судимость по приговору от 22 апреля 2002 года за совершение тяжкого преступления не была погашена, суд обоснованно усмотрел в его действиях опасный рецидив преступлений, признав его на основании п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ отягчающим наказание обстоятельством.

Согласно заключениям экспертов, проводивших амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы, у Белорусцева С.Н. выявлено органическое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями и алкогольной зависимостью средней стадии. Однако имеющееся у него психическое расстройство не сопровождается грубым нарушением памяти, интеллекта и критических способностей и не лишает его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминированного ему деяния он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий руководить ими. и Содержащиеся в экспертных заключениях выводы не вызывают сомнений, поскольку они научно обоснованы, аргументированы и не содержат противоречий. Не вызывает сомнений и компетентность экспертных комиссий, в состав которых вошли эксперты, имеющие специальную подготовку и опыт практической деятельности. С учетом выводов экспертов, данных о личности осужденного, иных конкретных обстоятельств дела суд обоснованно признал Белорусцева С.Н. вменяемым.

Что же касается утверждения осужденного о допущенных при назначении и проведении судебно-психиатрических экспертиз нарушениях, то оно голословно. Первичная амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Белорусцева С.Н. была проведена на основании постановления следователя от 17 мая 2012 года в рамках соединенных 16 мая 2012 года в одно производство уголовных дел и (л.д. 141-147 т.

2). Затем постановлением от 8 апреля 2013 года была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза по уголовному делу № 1, которое впоследствии постановлением от 13 мая 2013 года было соединено с уголовным делом № (л.д. 38-48 т. 5). Из материалов уголовного дела усматривается, что с постановлениями о назначении экспертиз и с заключениями экспертов Белорусцев С.Н. был ознакомлен (л.д. 145, 148 т. 2, л.д. 40, 50 т. 5).

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных деяний, данных о личности виновного, иных обстоятельств, учитываемых при назначении наказания.

Смягчающими наказание обстоятельствами суд признал явки с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, а также состояние здоровья осужденного. Оснований для признания смягчающим наказание обстоятельством противоправного поведения потерпевшего С суд не усмотрел.

Отягчающим наказание обстоятельством признан рецидив преступлений.

Таким образом, все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, судом приняты во внимание и в полной мере учтены при назначении наказания.

Вывод о применении в отношении осужденного Белорусцева С.Н. наказания в виде пожизненного лишения свободы мотивирован в приговоре.

Оснований подвергать сомнению обоснованность данного вывода не имеется.

Что касается иных приведенных в апелляционной жалобе доводов, в том числе о нарушениях при направлении по подследственности материалов проверки сообщения о совершенном преступлении, при решении вопроса о мере пресечения в отношении осужденного и определении его процессуального статуса, при принятии решения о выплате вознаграждения адвокату, при рассмотрении замечаний осужденного на протокол судебного заседания, то они проверены Судебной коллегией, при этом процессуальных нарушений, влекущих отмену обвинительного приговора, постановленного на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, не установлено.

Предусмотренных в ч. 1 ст. 237 УПК РФ оснований для принятия решения о возвращении уголовного дела прокурору, о чем осужденный просит в жалобе, не имеется.

18 28 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 20 сентября 2013 года в отношении Белорусцева С Н оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 44-АПУ13-55СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 157. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 128. Исчисление срока
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх