Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-О11-110

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 декабря 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №44-О11-110

от 20 декабря 2011 года

 

председательствующего Коваля B.C.

при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Исайкина В.И. и адвоката Ефимовой Д.В. на приговор Пермского краевого суда от 23 сентября 2011 года, которым

Исайкин [скрыто]

имеющий;

- осужден по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ к 19 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием первых семи лет в тюрьме, остального наказания в исправительной колонии строгого режима, без ограничения свободы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление адвоката Анпилоговой Р.Н., мнение прокурора Химченковой М.М. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Исайкин В.И. признан виновным в совершении умышленного убийства

трех лиц - [скрыто] иП [скрыто] i _.

Преступление совершено 20 апреля 2011 года в дер. [скрыто] района [скрыто] края при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

В кассационных жалобах: - осужденный Исайкин В.И. выражает несогласие с приговором, считая, что на предварительном следствии допущены нарушения закона, поскольку следователь несвоевременно назначил ряд экспертиз, то есть полагает, что при его задержании необходимо было в отношении его провести экспертное обследование на предмет установления его состояния опьянения и его психического состояния. Также полагает, что его нахождение в состоянии алкогольного опьянения ничем по делу не подтверждается, судебно-психиатрическая экспертиза в отношении его проведена ненадлежащим

образом, свидетели [скрыто] и [скрыто] пояснили, что от него имелся запах алкоголя, из показаний дочери погибшей [скрыто] - потерпевшей

[скрыто] следует, что когда он пришел к ней домой за ее матерью,

то он был трезвый, после этого он сопроводил ее мать домой, выводы суда о его нахождении в состоянии сильного алкогольного опьянения являются необоснованными. Считает, что суд необоснованно отклонил его ходатайство о проведении в отношении его стационарной судебно-психиатрической экспертизы, а также не принял во внимание его показания о

том, что потерпевший 3 стал рассказывать ему о наличии у них с

его сожительницей [скрыто] интимных отношений. Просит

разобраться в деле и дать оценку приговору, который является в отношении его несправедливым.

- адвокат Ефимова Д.В. в интересах осужденного Исайкина В.И. считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что доводы Исайкина о совершении убийства [скрыто] при превышении пределов необходимой обороны исследованными по делу доказательствами не опровергнуты, а, напротив, подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у Исайкина резаных ран на левой кисти, на первом пальце правой кисти. Также не подтверждаются доказательствами выводы суда о том, что Исайкин после причинения ему телесных повреждений [скрыто] л, сходил к себе домой, где

взял орудие преступления - нож, которым затем совершил преступление, при этом доводы Исайкина о том, что этот нож он взял на кухне в доме [скрыто], которому он ранее давал нож для его заточки, не опровергнуты. Указывает, что Исайкин пояснил, что не помнит как наносил удары ножом женщинам, причины своего поведения в отношении их пояснить не может, при этом отрицает, что данное запамятование связано с состоянием его алкогольного опьянения, поскольку он не находился в состоянии сильной или средней степени алкогольного опьянения. Считает, что судом недостаточно исследован вопрос о вменяемости Исайкина в момент совершения преступления, при этом сам Исайкин заключению судебно-психиатрической экспертизы №401 от 31.05.2011 г., проведенной в отношении его, не доверяет ввиду ненадлежащего ее проведения и не согласен с тем, что запамятование части его действий имело место при простом алкогольном опьянении, поскольку у него нет алкогольной зависимости второй стадии, на

учете у нарколога он не состоит, запоями никогда не страдал, в связи с чем, считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении в отношении Исайкина повторной комиссионной судебно-психиатрической экспертизы и признании вышеуказанного заключения экспертизы недопустимым доказательством. Просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Утёмов А.И. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности осужденного Исайкина В.И. в совершении умышленного убийства потерпевших подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, то есть показаниями свидетелей, потерпевших, протоколами осмотра места происшествия, выемки предметов одежды, опознания предмета, заключениями экспертиз и другими исследованными по делу доказательствами.

Так, из показаний свидетеля А I следует, что, приехав с

[скрыто] к Ащ [скрыто] увидели в доме разбитые стекла на

окнах, около дома пятна крови. Заглянув в окно, они увидела, что [скрыто]. мертва. Когда стали отходить от дома, из соседнего дома выбежал Исайкин В.И., на куртке которого были пятна крови, который стал спрашивать, что они здесь делают. После этого они на машине уехали, и вызвала милицию.

Из показаний свидетеля С следует, что когда он второй

раз приехал к дому [скрыто] то увидел Исайкина в служебной машине

милиции, который кричал, что он «зарезал как поросят», и он понял, что Исайкин убил потерпевших.

Из показаний потерпевшей [скрыто] следует, что после того, как

по телефону ей сообщила, что убили ее сестру

[скрыто], сожителя сестры Зц [скрыто] и [скрыто] она приехала к дому

[скрыто] увидела в комнате три трупа, обстановка была нарушена,

телевизор находился на полу, были следы от пожара. В милицейской машине находился Исайкин, который кричал, что «порезал их всех как поросят».

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что приехав к дому

[скрыто] в машине милиции она увидела Исайкина В.И., у которого

руки были в крови. На ее вопрос, как совершал убийство, Исайкин В.И. ответил, что поиздевался, убил как свиней.

Из показаний свидетеля [скрыто] являющегося сотрудником УВД

по г. [скрыто] следует, что 20 апреля 2011 года он и другой сотрудник

милиции [скрыто] по вызову приехали в дер. [скрыто], так как из

сообщения следовало, что там хулиганит сосед. Прибыв на место вызова, они

обнаружили, что дверь в дом открыта, в доме имеются очаги возгорания на кухне и в комнате, там же лежали две женщины и мужчина в крови, в пол был воткнут нож с пятнами крови. В соседнем доме был задержан Исайкин В.И., у которого руки были в крови. Исайкин В.И. сообщил им, что он зарезал женщин и мужчину как свиней. Причину своих действий Исайкин В.И. объяснил тем, что приревновал свою гражданскую жену, то есть из его пояснений следовало, что одна из женщин его гражданская жена, вторая женщина и мужчина-соседи, которые его обидели, сосед напал на него с ножом, поэтому он их убил. При этом Исайкин В.И. пояснил, что после ссоры сходил в свой дом за ножом и этим ножом убил свою сожительницу и соседей.

Из показаний свидетеля [скрыто] исследованных в судебном

заседании на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ, следует, что 20 апреля 2011 года в 20 часов 35 минут в УВД по г. [скрыто] от [скрыто] поступило

сообщение, что в дер. [скрыто] хулиганит сосед. Прибыв с [скрыто] по

вызову, обнаружил, что в комнате дома находятся два трупа женщин и труп мужчины, имеются два очага возгорания, которые были потушены. В соседнем доме был задержан Исайкин В.И., который находился в состоянии алкогольного опьянения, на руках у него были порезы. Исайкин В.И. пояснил, что одна из этих женщин его гражданская жена, вторая женщина и мужчина-соседи, они его обидели, [скрыто] в ходе ссоры ударил его

ножом, поэтому он убил их, орудие преступления - нож - он взял в своем доме после ссоры с [скрыто] чтобы отомстить ему.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что при входе в жилые помещения дома обнаружены и изъяты нож с деревянной ручкой коричневого цвета, на ручке и клинке ножа имеются множественные пятна бурого цвета, пара резиновых сапог и мужская куртка-«безрукавка» с пятнами бурого цвета, в рамах окон комнаты отсутствуют стекла, осколки находятся на полу комнаты. В комнате дома обнаружены трупы [скрыто] и [скрыто] с телесными повреждениями в виде

колото-резаных ранений тела. Во дворе дома Исайкина В.И. обнаружена и изъята куртка серого цвета со следами бурого цвета.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз по трупам [скрыто]

[скрыто] и [скрыто] следует, что смерть потерпевших

наступила в результате множественных колото-резаных ранений тела с повреждением внутренних органов, которые были причинены предметом или орудием, обладающим колюще-режущими свойствами, типа клинка ножа.

Согласно протоколу опознания предметов, потерпевшая [скрыто] среди представленных ей 4-х ножей, опознала нож, изъятый в ходе осмотра места происшествия в доме [скрыто] и пояснила, что этот нож

хранился в доме [скрыто]

Кроме того, из заключений экспертиз, проведенных по вещественным доказательствам, следует, что повреждения на представленных препаратах кожных покровов от трупов всех потерпевших причинены одним колюще-

режущим орудием, типа клинка ножа, возможно, клинком представленного на экспертизу ножа, изъятого в ходе осмотра дома [скрыто] или иным

орудием, обладающим идентичными следообразующими свойствами.

О причастности Исайкина В.И. к совершению убийства свидетельствуют также заключения судебно-биологической, генотипоскопической и трасологической экспертиз.

Из заключения эксперта следует, что на брюках [скрыто] и в

крошковиднои массе, изъятой с раковины умывальника в доме [скрыто] обнаружена кровь человека, которая могла произойти от Исайкина В.И., П [скрыто] и 3 щ [скрыто] кровь принадлежать не

могла^Напарёрезиновых сапог, махровом носке, сотовом телефоне, в крошковиднои массе, изъятой из сеней дома Исайкина, и в смыве с дорожки у плит ДСП обнаружена кровь человека, которая могла принадлежать Исайкину В.И., но не А IП I и 3 I

Из заключения эксперта следует, что на ручке ножа, изъятого в ходе осмотра дома обнаружена кровь человека, принадлежащая

Исайкину В.И. с вероятностью 99,99999999999999998 %; на клинке того же ножа найдена кровь человека и выявлен смешанный генетический профиль, содержащий ДНК трупов 3 IП IА I и

подозреваемого Исайкина В.И. с вероятностью 99,999999999999999999998 %; в двух пятнах на серой куртке, изъятой во дворе дома, где проживал Исайкин В.И., обнаружена кровь человека, происходящая от с вероятностью 99,99999999999999997 %.

Из заключения эксперта следует, что четыре следа подошв обуви, сфотографированные при осмотре места происшествия образованы не подошвами сапог, могли быть образованы подошвами ботинок, изъятых у Исайкина В.И., как в равной мере и другой обувью, имеющую аналогичную подошву по форме, размерам, принципу построения рисунка.

Из заключения комиссии экспертов, проводивших амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, следует, что Исайкин В.И. хроническим психическим расстройством не страдает, а у него имеется органическое расстройство личности, которое проявляется в частых головных болях, а также во вспыльчивости, несдержанности, эгоцентричности и эмоциональной неустойчивости. Кроме этого у испытуемого имеется алкогольная зависимость второй стадии. Однако данные особенности личности выражены у него не столь значительно и не сопровождаются заметным снижением памяти и интеллекта, нарушением критических способностей, наличием галлюцинаторно-бредовой симптоматики. Правонарушение он совершил вне какого-либо временного психического расстройства, а в состоянии простого алкогольного опьянения (обнаруживал физические признаки опьянения, но действия его не носили характера безмотивных, нелепых поступков, а были последовательными и целенаправленными, признаков психоза у него не наблюдалось). Запамятование части своих действий при совершении правонарушения, на

которое ссылается испытуемый, может иметь место и при простом алкогольном опьянении и не является решающим фактором при определении его психического состояния на юридически значимый период времени. По своему психическому состоянию в момент совершения правонарушения Исайкин В.И. мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера испытуемый не нуждается.

Оснований считать данное заключение экспертизы недопустимым доказательством не имеется, поскольку она назначена и проведена в соответствии с требованиями закона, экспертами, имеющими специальные познания в области судебной психиатрии, с учетом медицинской документации в отношении Исайкина В.И., при этом выводы экспертов надлежащим образом мотивированны, и оснований не доверять экспертам не имеется. Каких-либо противоречий, неясностей выводы экспертов не содержали, и оснований для проведения дополнительной или повторной экспертизы не имелось, то есть в удовлетворении ходатайства о назначении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы судом отказано обоснованно.

Кроме того, нахождение Исайкина В.И. в период совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения подтвердили свидетели [скрыто]., при этом двое

последних пояснили, что Исайкин В.И. находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Также потерпевшая [скрыто] в судебном заседании

подтвердила свои показания о том, что после того, как 20 апреля 2011 года

около 18.30 она по телефону узнала от Щ I о том, что ее мать и

Исайкин находятся в гостях у соседей [скрыто] и [скрыто] она примерно

через полчаса позвонила на телефон матери, трубку первым взял Исайкин В.И., по его голосу и речи она поняла, что он сильно пьяный, мать также находилась в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, [скрыто] пояснила суду, что Исайкин мог уйти в запой на 3-4 дня, когда он находился в состоянии опьянения, то иногда он спокойно спать ложился, а иногда начинал «драться, кидаться». В 2007 году Исайкин сильно избил ее мать, сломал ей ребра и голову разбил.

Таким образом, с учетом изложенного, суд правильно признал выводы экспертов обоснованными, а Исайкина В.И. в отношении содеянного им вменяемым.

Оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, суд

обоснованно признал доводы Исайкина о совершении убийства [скрыто] при

превышении пределов необходимой обороны, а убийства [скрыто] и

в состоянии невменяемости несостоятельными и

опровергающимися материалами дела, в частности показаниями свидетелей [скрыто], которым Исайкин пояснил, что после того,

как потерпевшие его обидели, а 31 I в ходе ссоры ударил его ножом, он

сходил к себе домой, где взял нож и убил им потерпевших, что также согласуется с опознанием потерпевшей [скрыто] ножа, изъятого в

ходе осмотра места происшествия в доме 31 г(на котором была

обнаружена кровь потерпевших), при этом пояснившей, что этот нож хранился в доме [скрыто] то есть по месту проживания Исайкина

В.И, что опровергает также доводы Исайкина о том, что этот нож он взял в доме [скрыто] которому он давал нож для заточки.

Таким образом, оценив показания Исайкина В.И., данные им как на предварительном следствии, которые судом обоснованно признаны допустимыми, так и в судебном заседании, а также совокупность других исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу, что Исайкин В.И. умышленно совершил на почве возникших личных неприязненных отношений убийство [скрыто] и

П i

Статьи законов по Делу № 44-О11-110

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

Производство по делу

Загрузка
Наверх