Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 44-О11-82

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 октября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 44-О11-82

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 11 октября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля В.С.
судей Эрдыниева Э.Б., Воронова А.В.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Иванова А.Г. на приговор Пермского краевого суда от 7 июля 2011 года, которым Иванов А Г судимый: 9 февраля 2005 года по ч.2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освободившийся 13.11.2009 г. по отбытии срока наказания; 11 ноября 2010 года по п. «а» ч.2 ст.116 УК РФ к 1 году лишения свободы; - осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к 9 годам, по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам, с ограничением свободы на 1 год с указанием в приговоре ряда ограничений.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 11 ноября 2010 года, окончательно назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Иванова А.Г., выступление адвоката Сачковской Е.А., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Иванов А.Г. признан виновным в совершении разбойного нападения на Н и ее убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 31 октября 2010 года в районе края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Иванов А.Г. выражает несогласие с приговором, считая, что уголовное дело сфабриковано, свидетель К его оговаривает, его бейсболка, которую он выбросил и которую затем нашли на месте преступления, работники милиции могли специально испачкать в крови потерпевшей, а также могли подкинуть найденный в печке по месту его проживания ключ от квартиры потерпевшей. Также полагает, что обнаруженные по месту его жительства зонт, зарядное устройство от телефона и косметика потерпевшей не могут являться доказательствами, поскольку мать потерпевшей не знала, что находилось в сумке погибшей. Его первоначальные показания были получены под незаконным воздействием со стороны работников милиции. Просит разобраться в деле.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Грибанова Н.П. считает доводы жалобы необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности осужденного Иванова А.Г. в совершении разбоя в отношении Н и ее убийстве подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, в своем чистосердечном признании Иванов сообщил, что 31 октября 2010 года в районе остановочного пункта он, нуждаясь в деньгах, совершил убийство незнакомой ему девушки, нанеся ей удары ножом в бок, в шею и в область живота, после чего достал деньги из карманов ее одежды, забрал сумки и унес их домой. Впоследствии, узнав, что похищенные вещи находятся в розыске, сжег их. Предметы косметики положил в косметичку сожительницы. Зонтик девушки оставил на чердаке дома.

Как видно из материалов дела, сведения, изложенные в данном признании Иванова, которое судом обоснованно расценено как явка с повинной, подтверждаются и согласуются с другими исследованными по делу доказательствами.

Из показаний свидетеля К следует, что в ночь с 31 октября на 1 ноября 2010 года ее сожитель Иванов А.Г. вернулся домой поздно, из-за чего между ними произошел конфликт. Утром обнаружила, что Иванов постирал одежду с использованием отбеливающего средства «Белизна», это ее удивило, так как ранее его одежду стирала она. Утром 1 ноября она также слышала, как Иванов поднимался на чердак и затопил печь. Она подтверждает, что у Иванова действительно была кепка-бейсболка. Данную кепку она опознала на следствии. Сам Иванов по поводу исчезновения кепки говорил, что потерял ее. При обыске в ее доме были изъяты не принадлежащая ей косметика и из топки печи металлические предметы. Каким образом металлические предметы появились в печи, она не знает, но печь в ее доме топил только Иванов. Косметику и серебряную цепочку, которая ей также не принадлежала, она обнаружила в своем ящике с косметикой, которой не пользовалась. Положить косметику в ящик мог только Иванов. До его задержания он интересовался у нее, заглядывала ли она в этот ящик. Кроме того, в начале ноября 2010 года Иванов передал ей деньги в сумме рублей.

Нож Иванов с собой носил постоянно. По возвращении домой 31 октября 2010 года Иванов в ходе разговора сказал, что его скоро посадят, но за что не говорил. Преступления совместно с Ивановым она не совершала и не могла совершить, так как у нее очень плохое зрение и ночью она практически ничего не видит. Она плохо передвигается, так как у нее имеются последствия после многочисленных переломов, полученных при падении с четвертого этажа. После задержания Иванов неоднократно звонил ей по телефону, угрожал и требовал, чтобы она изменила показания о принадлежности ему кепки-бейсболки. Телефонные звонки прекратились за две недели до судебного заседания. Номера телефонов, которыми пользовался Иванов, она не помнит, так как они каждый раз были другими.

Согласно протоколу обыска, проведенного в доме К в ходе обыска были обнаружены и изъяты косметические принадлежности, две пары наушников, на чердаке дома зонт с кнопкой серо-серебристого цвета на рукоятке, зарядное устройство от сотового телефона , в топке печи были обнаружены остатки сгоревших вещей - супинаторы от сапог, ключ, клинок ножа. Оснований считать данный протокол обыска недопустимым доказательством не имеется, обыск проведен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Потерпевшая Н свидетели Н и - мать, брат и сестра погибшей подтвердили суду, какие были похищены вещи, находившиеся при ней в момент убийства, при этом Н пояснила, что перечень этих вещей, указанный в обвинительном заключении, составляла она, она же дала им оценку, так как многие из этих вещей дочь приобретала совместно с нею, в том числе сапоги замшевые и из кожзаменителя. Когда она обнаружила труп дочери и вызвала милицию, то затем при осмотре, когда осветили место происшествия, она примерно в метрах трех от тела дочери увидела синюю кепку и какую-то тряпку со следами крови.

Н пояснил, что сестра проживала у него в квартире, пока обучалась в г. У нее имелись ключи от его квартиры. Все свои вещи, находившиеся у него в квартире, сестра забрала непосредственно перед убийством, при этом с собой у нее были две пары наушников - от сотового телефона и дополнительная гарнитура.

Н пояснила, что накануне поездки ее сестра получила зарплату и у нее должны были остаться рублей. Сестра должна была привезти зимние вещи, сапоги, и с собой у нее также была сумочка, где находились косметичка, деньги, очки, документы.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что труп Н с признаками насильственной смерти обнаружен 1 ноября 2010 года в 300-400 метрах от остановочного пункта в кустарнике, в полосе отвода железнодорожных путей, на насыпи. При осмотре трупа на нем установлены многочисленные телесные повреждения в виде ран в области шеи, лица и грудной клетки. В ходе осмотра на расстоянии около одного метра от левой ноги трупа в кустах на земле обнаружена кепка- бейсболка с рисунком в виде трех квадратов с изображениями, с бурыми пятнами, похожими на кровь. На расстоянии 50 сантиметров от кепки- бейсболки обнаружена салфетка из хлопчатобумажной ткани с аналогичными пятнами. На расстоянии около 1 метра от левой ноги трупа обнаружен сотовый телефон марки Указанные предметы, в том числе, бейсболка, были изъяты, упакованы в конверты и пакеты, опечатаны печатью и скреплены подписями понятых.

Из протокола опознания следует, что свидетель К опознала изъятую при осмотре места происшествия кепку-бейсболку по имеющимся на ней рисунку и креплению, перемотанному черными нитками, как кепку, принадлежащую Иванову А.Г. При этом пояснила, что данную кепку-бейсболку Иванов носил с июля по ноябрь 2010 года. 3 ноября 2010 года вечером он уже надел вязаную шапку, сообщив ей, что кепку-бейсболку выкинул, так как она была грязная и плохо надевалась на голову.

Кроме того, из протокола видно, что перед началом опознания в присутствии понятых был распакован опечатанный бумажный конверт, из которого была извлечена бейсболка и представлена на опознание в числе других бейсболок свидетелю К Указанная бейсболка затем и была опознана К о чем указано выше. По окончании опознания опознанная бейсболка была вновь упакована в бумажный конверт, который был опечатан печатью и заверен подписями следователя и понятых.

Согласно заключению молекулярно-генетической экспертизы вещественных доказательств, на кепке-бейсболке, лямке от сумки и салфетке, изъятых при осмотре места происшествия, обнаружена кровь человека, вероятность происхождения которой от Н составляет 99, 999999996 %. Также из заключения экспертизы видно, что на экспертизу вещественные доказательства, в том числе, вышеуказанная кепка-бейсболка поступила в опечатанном конверте, заверенном подписями следователя и понятых. То есть, как видно из вышеприведенных доказательств, изъятие кепки-бейсболки в ходе осмотра места и дальнейшее ее хранение при деле, вплоть до проведения молекулярно-генетической экспертизы, осуществлялось в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и не допускало какого-либо воздействия со стороны каких-либо лиц, что свидетельствует о полной несостоятельности доводов Иванова о том, что работники милиции могли специально испачкать бейсболку в крови потерпевшей.

Также, из протокола опознания следует, что потерпевшая Н опознала зонт, изъятый при обыске в доме К как зонт, принадлежащий ее дочери Н Проведенным следственным экспериментом установлено, что ключ, изъятый при обыске в доме К из топки печи, открывает и закрывает замок на дверях квартиры потерпевшего Н ., расположенной по адресу; г. , Осмотром документов, содержащих информацию об электросоединениях абонента № (К и абонента № (К запрошенную с целью проверки показаний свидетеля К о поступавших Иванова А.Г. угрозах в связи с требованиями об изменении показаний относительно принадлежности ему изъятой на месте преступления кепки-бейсболки, установлено, что электросоединение между указанными абонентами имело место 25 декабря 2010 года.

Согласно имеющейся в материалах дела копии медицинской карты на имя К протоколу ее осмотра и справке врача-окулиста у нее имеется заболевание - миопия высокой степени осложнения, а также имелись травмы в виде переломов при падении с 4 этажа в 2008 году.

Из показаний свидетеля Н следует, что зарплата работникам цеха, в том числе и Иванову А.Г., была выдана вечером 1 ноября 2010 года. После выдачи зарплаты он поинтересовался у Иванова, сколько он получил. Иванов ответил, что у него есть и свои деньги - рублей. Хотя от продавца магазина П ему было известно, что 31 октября Иванов приходил в магазин и просил продукты в долг.

Из показаний свидетелей П и С следует, что в конце октября 2010 года Иванов А.Г. заходил в их магазин и просил у П продукты в долг. Утром 1 ноября сразу же после открытия магазина Иванов в присутствии П отдал долг за пачку сока продавцу С , рассчитавшись купюрой достоинством в рублей.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта при исследовании трупа Н установлены два ранения шеи спереди и слева с повреждением гортани, правой и левой внутренних яремных вен, семь ранений лица и шеи без повреждения внутренних органов, пять проникающих ранений грудной клетки спереди и сзади с повреждением восходящей части дуги аорты, нижней доли левого легкого, непроникающее ранение грудной клетки сзади. Указанные ранения сопровождались наружным и внутренним кровотечением и при явлениях массивной кровопотери повлекли ее смерть. Причиненные Н ранения по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью, являются колото-резаными и образовались от 15 травматических действий предмета, обладающего острием и острой кромкой типа клинка ножа. После причинения указанных повреждений потерпевшая должна была утратить способность совершать активные действия, смерть ее должна была наступить в промежуток времени, исчисляемой несколькими минутами.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, установленные у Н ранения и соответствующие ему повреждения на одежде, являются колото-резаными и причинены в результате воздействия колюще-режущего орудия типа клинка ножа. Данные повреждения могли быть причинены клинком без рукоятки, обнаруженным при обыске в доме К или иным орудием, обладающим идентичными следообразующими свойствами.

Таким образом, суд, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, то есть показаний потерпевших и свидетелей, которые являются последовательными и не содержат каких-либо существенных противоречий, при этом объективно подтверждаются заключениями экспертов, данными осмотра места происшествия, вещественными доказательствами, полученными при обыске дома, в котором проживал Иванов, обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности Иванова в совершении преступлений. Кроме того, совокупность данных доказательств подтверждает и обстоятельства, о которых Иванов сообщил в своем чистосердечном признании, в связи с чем, суд правильно расценил его как явку с повинной.

Анализ данных доказательств также свидетельствует о том, что Иванов А.Г. при нападении на Н руководствовался корыстным мотивом, осуществил его с целью хищения принадлежащего ей имущества.

Реализуя свой умысел на завладение этим имуществом, применил в отношении Н насилие,опасное для жизни и здоровья. Используя имевшийся у него нож, с целью хищения чужого имущества и убийства, нанес им телесные повреждения Н , повлекшие наступление ее смерти.

Кроме того, суд обоснованно пришел к выводу, что совокупность вышеприведенных доказательств полностью опровергает версию Иванова о самооговоре на предварительном следствии в результате применения к нему физического и психического насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов, об оговоре со стороны свидетеля К и фальсификации вещественных доказательств по делу.

Согласно имеющемуся в материалах дела заключению по результатам служебной проверки фактов применения в отношении Иванова А.Г. при его задержании незаконных методов ведения следствия не установлено. Ссылку Иванова на то, что в чистосердечном признании он указал неправильное количество нанесенных ударов ножом потерпевшей, что по его мнению указывает на неправдивость этого признания, судебная коллегия находит неубедительной и необоснованной, поскольку, как уже указывалось выше, совокупность всех вышеприведенных доказательств полностью свидетельствует о виновности Иванова в совершении разбоя и убийства Н а также подтверждает другие обстоятельства, о которых Иванов сообщил в своем чистосердечном признании. При этом Иванов был вправе, в соответствии с его правом на защиту, давать любые показания о фактических обстоятельствах дела.

Обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о наличии у свидетеля К оснований для оговора осужденного Иванова А.Г., по делу также не установлено, при этом показания К не только согласуются с показаниями потерпевших и других свидетелей по делу, но и подтверждаются данными, полученными при производстве обыска в ее доме, приобщенными к делу вещественными доказательствами, результатами опознания этих вещественных доказательств и заключениями экспертов. Имеющееся у К заболевание - миопия высокой степени осложнения свидетельствует о наличии у нее болезни глаз, связанной с остротой зрения, а не о ее психической неустойчивости и «подверженности уговорам и другим воздействиям», о чем указывает в жалобе Иванов.

Оснований сомневаться в достоверности показаний потерпевших Н Н и свидетеля Н относительно состава похищенного у Н имущества и его стоимости также не имеется.

Юридическая оценка действиям Иванова по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем судом дана правильно, поскольку убийство потерпевшей Ивановым совершено в процессе разбойного нападения, при этом нанесение Ивановым множественных ударов ножом в область жизненно важных органов свидетельствует о наличии у него прямого умысла на лишение жизни потерпевшей Н .

Вместе с тем, приговор в части квалификации действий Иванова по п.

«в» ч.4 ст. 162 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям.

Судом установлено, о чем указано в приговоре, что Иванов решил напасть на Н с целью хищения ее имущества и ее убийства, что затем им и было осуществлено. То есть, установлено, что умысел на лишение жизни потерпевшей сформировался у Иванова до совершения разбойного нападения, а причинение потерпевшей повреждений, в том числе тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, было направлено на ее убийство. Поэтому, учитывая данные фактические обстоятельства дела, направленность умысла Иванова, его действия следует переквалифицировать с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

При назначении наказания суд обоснованно учел характер и степень общественной опасности совершенных Ивановым преступлений, наличие смягчающего и отягчающего обстоятельств, а также данные, характеризующие его личность. Вместе с тем, с учетом вносимых в приговор изменений, назначенное Иванову наказание подлежит снижению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Пермского краевого суда от 7 июля 2011 года в отношении Иванова А Г изменить.

Переквалифицировать его действия с п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 7 марта 2011 г. №26- ФЗ), по которой назначить 7 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.105 ч.2 п. «з», 162 ч.2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 11 ноября 2010 года, окончательно назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения/.

Статьи законов по Делу № 44-О11-82

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх