Дело № 44-О12-40

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 мая 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №44-О12-40

от 31 мая 2012 года

 

председательствующего Колышницына A.C.,

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Стряпунина В.А. на приговор Пермского краевого суда от 29 февраля 2012 г., по которому

Стряпунин В

[скрыто] судимый 30 августа 2002 г. по ч. 1 ст. 105 УК РФ с учетом внесенных изменений к 11 годам лишения свободы, освободившийся условно досрочно 4 июня 2010 г. на основании постановления от 25 мая 2010 г. на неотбытый срок 2 года 10 месяцев 28 дней,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений, указанных в приговоре.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору от 30 августа 2002 г. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 21 год с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима, с установлением ограничений, указанных в приговоре.

Постановлено взыскать с осужденного Стряпунина В. А. процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката, участвовавшего в деле по назначению суда, в сумме [скрыто]

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела, содержание кассационной жалобы, выступление адвоката Пригодина В.В., поддержавшего доводы, изложенные в кассационной жалобе, мнение прокурора Гулиева А.Г., просившего об оставлении приговора без изменения, а кассационной жалобы осужденного - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Стряпунин В.А. признан виновным в умышленном причинении смерти [скрыто] и [скрыто] то есть в убийстве двух лиц, совершенном

на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе конфликта с потерпевшими.

Преступление совершено 18 июля 2011 г. в с. [скрыто] района [скрыто] края при обстоятельствах, изложенных

в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Стряпунин В.А. оспаривает законность и обоснованность приговора, указывает на то, что в основу вывода о его виновности положен протокол явки с повинной, другие доказательства, которые бы указывали на его причастность к этому преступлению, в деле отсутствуют. Утверждает, что в связи с травмой головы он не помнит обстоятельства, при которых было совершено преступление. Высказывает предположение о совершении преступления в состоянии сильного душевного волнения, вызванном его оскорблением потерпевшей [скрыто] Полагает, что суд назначил ему чрезмерно

строгое наказание. Просит разобраться по делу, принять во внимание его возраст, последствия полученной травмы и наличие хронических заболеваний.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Стряпунина В.А. в убийстве [скрыто] и

правильными, основанными на совокупности исследованных в судеоном заседании доказательств, которые подробно приведены и надлежаще оценены в приговоре.

Так, из протокола явки с повинной от 18 июля 2011 г. следует, что Стряпунин В.А. сообщил правоохранительным органам о совершенном преступлении и указал, что во время конфликта, возникшего в ходе распития спиртных напитков, он ударил ножом сначала [скрыто] а затем

[скрыто] который заступился за нее.

Сведения, сообщенные Стряпуниным В.А. в протоколе явки с повинной, нашли полное подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, свидетель [скрыто] пояснил, что 18 июля 2011 г. в дневное время

на кухне своей квартиры он распивал спиртные напитки с К

[скрыто] Г I и [скрыто] Опьянев, он ушел в

другую комнату, где уснул. До этого в эту комнату ушел [скрыто] который

тоже спал. Спустя некоторое время его разбудил [скрыто] у которого в

области груди имелась кровоточащая рана. [скрыто] просил оказать ему

помощь и сказал, что его «порезал [скрыто]. Из сказанного [скрыто] он

понял, что ножевое ранение ему причинил Стряпунин В.А., который имел прозвище [скрыто]». Чуть позже на кухне, где они до этого распивали спиртные напитки, они обнаружили труп [скрыто]

Свидетель [скрыто] пояснила, что перед смертью [скрыто]

сообщил ей о том, что его порезал Стряпунин В.А.

Свидетель [скрыто] показал, что в его присутствии Стряпунин В.А.

признался своей сожительнице [скрыто] в том, что «завалил» двух

человек.

Показания свидетеля [скрыто] в этой части согласуются

показаниями потерпевшей [скрыто] о том, что со слов [скрыто]

ей известно, что Стряпунин В.А. причинил ножевое ранение своему брату [скрыто] о чем он сам рассказал [скрыто]

При осмотре жилого дома, в котором временно проживал Стряпунин В.А., обнаружены и изъяты джинсовая ветровка с пятнами вещества бурого цвета и кухонный нож с помарками красно-бурого цвета.

Согласно заключению экспертов, проводивших судебно-биологическую экспертизу, происхождение крови, обнаруженной на ноже, изъятом с места жительства Стряпунина В.А., от потерпевшего [скрыто] не исключается; обнаруженные на джинсовой ветровке Стряпунина В.А. следы крови, могли произойти от потерпевшей [скрыто]

По заключению судебно-медицинского эксперта смерть [скрыто] 1 наступила в результате колото-резаного ранения, проникающего в левую плевральную полость с повреждением левой подключичной артерии и левого лёгкого, образовавшегося от одного ударного воздействия колюще-режущего орудия; смерть [скрыто] наступила в результате проникающего колото-

резаного ранения левой половины грудной клетки с повреждением левого легкого, сердечной сорочки и сердца, образовавшегося от одного ударного воздействия колюще-режущего орудия.

Согласно актам медико-криминалистических экспертиз, указанные повреждения могли быть причинены представленным на экспертное исследование ножом, изъятым по месту жительства Стряпунина В.А.

В судебном заседании достоверно установлено, что изъятый по месту жительства Стряпунина В.А. нож ранее принадлежал свидетелю [скрыто]

Факт присутствия Стряпунина В.А. в квартире [скрыто] во время

распития спиртных напитков 18 июля 2011 г., кроме показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто] подтверждается заключением судебной

дактилоскопической экспертизы.

Согласно выводам эксперта, след пальца руки, обнаруженный на поверхности одной из бутылок, изъятых в квартире [скрыто] при осмотре

места происшествия, оставлен указательным пальцем левой руки Стряпунина В.А.

Приведенные доказательства суд признал достаточными для вывода о виновности Стряпунина В.А. в умышленном причинении смерти потерпевшим [скрыто] и [скрыто] и правильно квалифицировал

его действия по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство двух лиц, совершенное из личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры с потерпевшими.

Все исследованные доказательства должным образом проверены судом, при этом установлено, что получены они с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Оценивая каждое из представленных сторонами доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они не содержат каких-либо данных, позволяющих поставить под сомнение причастность Стряпунина В.А. к убийству потерпевших и предположить возможность совершения этого преступления другими лицами. Данный довод осужденного опровергается показаниями свидетеля [скрыто] последовательно

утверждавшего, что когда он уходил в другую комнату, на кухне оставались потерпевшие [скрыто] и осужденный Стряпунин В.А.,

иных лиц в квартире не было.

Достоверность показаний свидетеля [скрыто] о том, что

потерпевший [скрыто] сообщил ему о причинении ножевого ранения

Стряпуниным В.А., не вызывает сомнений, поскольку они согласуются с показаниями свидетеля [скрыто] которой потерпевший также

сообщил, что ножевое ранение ему причинил Стряпунин В.А.

Нельзя признать убедительными доводы осужденного о причинении потерпевшим ножевых ранений в состоянии сильного душевного волнения, вызванного противоправным поведением потерпевшей ЩИ

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании осужденный не заявлял о том, что потерпевшая [скрыто] оскорбила

его. В протоколе явки с повинной Стряпунин В.А. указал, что ножевое ранение потерпевшей причинил в ходе конфликта, возникшего во время распития спиртных напитков.

По заключению экспертной комиссии, проводившей стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, Стряпунин В.А. не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, в том числе патологического опьянения, в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Исследуя содержание умысла осужденного при нанесении ударов потерпевшим, суд правильно указал, что выбор осужденным орудия преступления (ножа) и нанесение ударов в жизненно важные органы с силой, достаточной для нарушения анатомической целости этих органов, свидетельствует о направленности умысла на лишение жизни потерпевших.

Тот факт, что смерть потерпевших наступила непосредственно на месте преступления, подтверждает данный вывод суда.

Судом с достаточной полнотой исследован вопрос о психическом состоянии осужденного. С учетом заключения экспертной комиссии, проводившей судебно-психиатрическую экспертизу, данных о личности осужденного, иных установленных по делу обстоятельств в отношении инкриминированного деяния Стряпунин В. А. обоснованно признан вменяемым.

При назначении осужденному наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о его личности, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Смягчающим наказание обстоятельством суд признал явку с повинной.

Судом приняты во внимание иные обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, в том числе состояние здоровья осужденного.

Отягчающим наказание обстоятельством признано наличие рецидива преступлений.

Таким образом, все обстоятельства, в том числе и приведенные в кассационной жалобе, которые влияют на вид и размер наказания, исследованы судом, надлежаще оценены и в полной мере учтены при назначении наказания.

Судебная коллегия считает, что назначенное Стряпунину В. А. наказание соразмерно содеянному и является справедливым. Оснований для смягчения наказания не усматривается.

Таким образом, по мотивам, приведенным в кассационной жалобе осужденного, оснований для отмены приговора либо его изменения не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского краевого суда от 29 февраля 2012 г. в отношении Стряпунина [скрыто] оставить без изменения,

кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 44-О12-40

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх