Дело № 45-АПУ15-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 апреля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 45-АПУ15-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 9 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейИстоминой Г.Н. и Климова А.Н.,
при секретареБарченковой М.А.

с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Абрамовой З.Л., защитника осужденного - адвоката Артеменко Л.Н. рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Копытина КВ. на приговор Свердловского областного суда от 16 июля 2014 года, которым Копытин К В родившийся года в г. области, несудимый, осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 223 УК РФ сроком на 3 года, по ч.

1 ст. 222 УК РФ сроком на 2 года, по п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Копытина КВ. и его защитника адвоката Артеменко Л.Н., поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Абрамовой З.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Копытин КВ. осужден за убийство двух лиц Ш и малолетнего Ш находящегося в беспомощном состоянии, а также за незаконное изготовление огнестрельного оружия, незаконные приобретение боеприпасов, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены им в период с 1 декабря 2013 года до 3 января 2014 года г. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Копытин КВ. указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Утверждает о непричастности к совершению убийства малолетнего Ш , которое совершила Ш Обращает внимание на то, что дело рассмотрено с нарушением норм уголовно-процессуального закона. Из 18 свидетелей обвинения судом были допрошены только 6. Кроме того свидетели И , К , Ш не подтвердили свои показания на предварительном следствии, пояснив, что не давали таких показаний, а протоколы подписали, не прочитав их.

Основные свидетели Л и его друг, фамилия которого не установлена, которые могут подтвердить, что 1 января 2014 года он не был в состоянии алкогольного опьянения, вообще не были допрошены следователем.

Отмечает, что Ш систематически звонили мужчины, в том числе и К неоднократно по возвращении домой, он заставал ее в состоянии алкогольного опьянения в обществе с мужчиной.

Его ходатайство о вызове дополнительных свидетелей оставлено без удовлетворения, в результате чего его доводы о том, что Ш злоупотребляла спиртными напитками, вела себя непристойно и аморально, не были подтверждены.

Свидетель Д , отец старшей дочери Ш который мог дать показания об образе жизни потерпевшей, также не был допрошен судом.

Удары топором он не наносил Ш однако его ходатайство об эксгумации трупов потерпевших не удовлетворено.

Обнаруженная на руках потерпевшей Ш кровь Ш является подтверждением его показаний о том, что она убила ребенка.

Подробно приводя заключения экспертов по результатам исследования трупа Ш и Ш указывает, что побоев Ш не причинял и в таз с водой его не погружал. Причину появления кровоподтеков и перелома ребра у Ш он объяснить не может, однако полагает, что Ш нанесла ребенку телесные повреждения и бросила его в таз с водой.

Указанное в заключении эксперта повреждение в проекции десятого межреберья по средне-подмышечной линии он, сидя на стуле лицом к Ш не мог причинить ни физически, ни технически.

Следствие не дало ответа на вопросы, почему Ш оказалась обнаженной, каким образом кровь ребенка оказалась на полу в комнате, почему оказалось разбитым окно в комнате, не могла ли Ш , на руках которой обнаружена кровь ребенка, оставить следы крови на его брюках.

У него не было умысла на убийство Ш , к которой он относился хорошо, обеспечивал ее материально, заботился о семье, чем и объясняется порядок и уют в их доме.

Удара топором он ей не наносил. Лишь после того, как Ш ударила топором ребенка, он схватил нож и ударил ее.

На двух топорах, изъятых с места происшествия, не обнаружено следов крови и рук.

После случившего у него начался «запой», в связи с чем во время дачи показаний он путался во времени, в деталях. Лишь спустя несколько дней он восстановил в памяти все события. Его показания от 13 января 2014 года подтверждаются материалами дела, заключениями экспертов, с которыми он был ознакомлен спустя несколько месяцев после их проведения.

Судом не были приняты во внимание показания свидетеля С о его состоянии и поведении 5 января 2015 года.

Показания свидетеля В - отчима Ш не соответствуют действительности, поскольку он «выгораживает» потерпевшую.

Показания свидетеля И на предварительном следствии считает недопустимым доказательством.

Показания свидетеля К которая подтвердила его показания о поведении Ш не приняты судом во внимание.

С учетом показаний свидетеля С , который на предварительном следствии подтвердил, что неоднократно в его отсутствие приезжал к Ш вступал с ней в половую связь, у него (Копытина) были все основания не доверять ей.

з Его ходатайства в судебном заседании также не были удовлетворены, в связи с чем он фактически лишен был права на защиту.

Не согласен он и с осуждением по ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку его попытки переделать пистолет и винтовку под монтажные патроны оказались неудачными, указанное оружие он имел намерение использовать в бытовых целях, а 9 патронов остались у него после бывшего хозяина.

Считает, что предварительное следствие проведено необъективно, однобоко, а установленные судом обстоятельства совершения преступления не соответствуют действительности.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым Обращает внимание на то, что не имеет судимости, страдает рядом хронических заболеваний, о чем имеются заключения. Факт нахождения его в состоянии алкогольного опьянения не доказан, а потому суд необоснованно признал данное обстоятельство отягчающим наказание. В ходе предварительного следствия обращался с ходатайством о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, в котором ему было отказано.

Его характеристика с места жительства не соответствует действительности, поскольку с соседями он знаком не был, участковый инспектор, подписавший характеристику, также не видел его.

Просит приговор отменить.

В дополнении к жалобе от 17 февраля 2015 г. осужденный излагает иную версию событий, признает себя виновным полностью и выражает раскаяние в содеянном. Указывая, что возвратившись домой 1 января 2014 года, застал жену в обществе двух мужчин, во время совершения полового акта, его нервы не выдержали, он не отдавал отчет своим действиям, пострадал ни в чем неповинный Ш умысла на убийство он не имел.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым, просит пожизненное лишение свободы заменить на лишение свободы на определенный срок.

В возражении на апелляционную жалобу государственный обвинитель Новосельцева Т.Н. считает приговор законным, обоснованным и справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в убийстве двух лиц, незаконном изготовлении оружия, незаконном приобретении и хранении боеприпасов правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

В апелляционной жалобе и в судебном заседании суда апелляционной инстанции осужденный не оспаривал факт причинения смерти Ш Доводы его жалобы об отсутствии у него умысла на убийство Ш ., о том, что он не наносил ей удары топором, о том, что не мог причинить ей ранение в проекции десятого межреберья по средней подмышечной линии справа, о непричастности к убийству малолетнего Ш не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, на допросе в качестве подозреваемого от 7 января 2014 года Копытин признавал свою причастность к убийству Ш . и Ш , пояснив, что после совместного распития спиртного он и Ш вступили в интимные отношения в комнате, затем возвратились на кухню, сели за стол и продолжили употребление спиртных напитков, при этом Ш была полностью обнаженной. Между ними произошла ссора, разозлившись, он взял со стола нож с синей рукояткой общей длиной около 20 см, которым нанес Ш , сидящей на стуле, удар в область ребер справа, после чего левой рукой взял Ш за затылок и перерезал ей горло, оставив потерпевшую лежать на полу. В это время малолетний сын также находился в кухне и громко плакал. Он поднял его с пола за одежду, взял с печи топор, ударил им ребенка в затылок, после чего бросил в таз, наполненный водой, накрыв сверху шторкой. Уходя из квартиры, он захлопнул дверь на замок, а через несколько дней в связи с утерей ключа, он проник в дом через разбитое им окно.

Допрошен был Копытин с соблюдением требований уголовно- процессуального закона в присутствии защитника, а потому суд правильно сослался на его показания как на допустимое доказательство.

Свои показания Копытин подтвердил на месте преступления в присутствии понятых, и продемонстрировал свои действия, показав на манекене, как наносил удары ножом Ш и удары топором Ш , указал таз с водой, в который поместил потерпевшего.

Показания Копытина о месте убийства, а именно на кухне, о том, что потерпевшая Ш в момент причинения ей смерти была обнаженной, о характере примененного им насилия к потерпевшим, об использовании в качестве орудий преступления ножа и топора соответствуют другим доказательствам: - протоколу осмотра места происшествия, согласно которому трупы Ш и малолетнего Ш обнаружены 7 января 2014 года в кухне квартиры дома по ул. , при этом труп Ш в обнаженном виде с повреждениями в области груди, головы и шеи находился на полу, а труп малолетнего Ш - в пластиковом тазу, наполненном водой, там же в кухне обнаружены и изъяты нож с синей рукояткой и топоры, при осмотре дома обнаружено также повреждение стекол правой створки окна в виде разбитого оконного стекла, осколки которого находились на снегу у разбитого окна; - заключению эксперта по результатам исследования трупа Ш из которого следует, что на трупе Ш обнаружены резаная рана шеи, проникающее колото-резаное ранение в проекции десятого межреберья по средней подмышечной линии справа, то есть такие ранения, о нанесении которых Колпытин давал показания, помимо этого на трупе потерпевшей обнаружены открытая черепно-мозговая травма, рубленые раны правой затылочной области, правой височно-затылочной области, кровоизлияния на внутренней поверхности кожно-мышечного лоскута головы в проекции ран, вдавленные переломы правой затылочной и височной костей, раны твердой мозговой оболочки, разрывы мягкой мозговой оболочки, размятие вещества правой затылочной доли, указанные повреждения могли быть причинены ножом с синей рукояткой и лезвием любого из топоров, изъятых с места происшествия; - заключению эксперта по результатам исследования трупа Ш , согласно которому на трупе Ш обнаружены рубленая рана в затылочной области, вдавленный перелом затылочной кости, а также перелом шестого ребра слева, механизмом образования открытой черепно- мозговой травмы явился удар, нанесенный орудием с рубяще-режущими свойствами, каким могло быть лезвие одного из изъятых топоров; кровоподтеки с осаднением, перелом шестого ребра также могли быть причинены ударными воздействиями топора; смерть малолетнего Ш наступила в результате механической асфиксии от закрытия дыхательных путей жидкостью при насильственном погружении и удерживании потерпевшего в емкость с жидкостью; заключениям экспертов по результатам биологических и молекулярно-генетических исследований одежды Копытина, согласно которым на его свитере и куртке обнаружена кровь и ДНК Ш с вероятностью не менее 99, 9999999%, а на его спортивных брюках выявлена ДНК потерпевшего Ш на полотенце, шторе и половиках, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь Ш Принимая во внимание соответствие показаний Копытина на допросе в качестве подозреваемого и в ходе проверке его показаний на месте б преступления другим доказательствам, суд обоснованно признал его показания в той части, в которой они подтверждаются этими доказательствами, достоверными и положил их в основу приговора.

Этими показаниями Копытина объясняется нахождение трупа Ш в обнаженном виде, а также повреждение стекла в оконной раме, на что осужденный обращает внимание в жалобе.

Надлежащую оценку дал суд и показаниям Копытина на предварительном следствии и в судебном заседании о совершении убийства малолетнего Ш потерпевшей Ш которая под мышкой занесла в кухню малолетнего сына с носовым кровотечением и, удерживая в таком положении, дважды нанесла удары топором в область затылка, а затем бросила в таз с водой.

С целью проверки этих показаний Копытина в судебном заседании была допрошена эксперт М которая пояснила, что нанесение малолетнему Ш при таких обстоятельствах двух ударов топором именно в область затылка с учетом неустойчивого положения головы и подвижности ребенка маловероятно. Пояснила эксперт и о том, что при исследовании трупа малолетнего Ш не выявлено признаков носового кровотечения, а также о том, что с учетом положения трупа при осмотре, однозначно можно сделать вывод, что его в тазик с водой уложили и удерживали до наступления механической асфиксии.

Сопоставив показания Копытина на допросе в качестве подозреваемого от 13 января 2014 года и в судебном заседании о том, что убийство Ш совершила Ш с другими доказательствами, суд с учетом того, что эти его показания противоречат объективным данным, установленным при осмотре места происшествия и исследовании трупов Ш и Ш обоснованно их отверг.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, в том числе показаниям свидетелей В , Б и М , которые охарактеризовали Ш как заботливую мать, суд дал надлежащую оценку. Оснований поставить сомнений достоверность показаний указанных свидетелей суд не имел.

Что касается доводов жалобы о недопустимости показаний свидетеля И на предварительном следствии, то на показания этого свидетеля не исследовались в судебном заседании и суд не ссылался в приговоре.

Это же относится и к показаниям свидетеля С на предварительном следствии, ходатайства об исследовании которых не было заявлено в судебном заседании ни подсудимым, ни его защитником, а потому ссылка в жалобе на показания этого свидетеля не может быть принята во внимание.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что именно Копытин в ходе ссоры с целью убийства нанес Ш удары ножом в область груди и шеи, а затем, вооружившись топором, дважды ударил им потерпевшую по голове, после чего этим же топором нанес несколько ударов малолетнему Ш по голове и туловищу, после чего поместил его в таз с водой и удерживал до наступления смерти и дал правильную юридическую оценку его действиям.

Наличие на правой руке Ш ДНК ее ребенка - Ш с которым она находилась в постоянном контакте, а также тот факт, что на изъятых с места происшествия топорах не обнаружена кровь потерпевших, на что обращается внимание в жалобах, не может поставить под сомнение вывод суда виновности Копытина, и не может свидетельствовать о причастности Ш к убийству малолетнего Ш Факт нахождения Копытина в состоянии сильного душевного волнения не установлен исследованными доказательствами, а потому оснований для переквалификации его действий на ст. 107 УК РФ, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом с достаточной полнотой соблюдением принципа состязательности сторон.

Все заявленные подсудимым и его защитником ходатайства разрешены судом и по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Правильно разрешено судом и ходатайство Копытина о вызове и допросе в судебном заседании в качестве свидетелей Л Б М , об эксгумации трупов потерпевших Ш и проведении повторных судебно-медицинских экспертиз.

Оставляя заявленное ходатайство без удовлетворения, суд сослался на то, что свидетели Л М , Б не являлись очевидцами преступных действий вмененных Копытину и их показания не могут повлиять на принятие законного и обоснованного решения по результатам исследования доказательств, что на предварительном следствии проведены судебно-медицинские экспертизы по трупам потерпевших Ш и экспертами даны ответы все вопросы о наличии телесных повреждений, их характере, локализации, механизме образования, давности причинения и причине наступления смерти, с отражением причинной связи, то есть на все приведенные подсудимым вопросы.

Приведенные доводы Судебная коллегия находит обоснованными и убедительными.

То обстоятельство, что не были допрошены свидетель Л по вопросу о конфликте между осужденным и Ш в связи с телефонным звонком К , находящегося в исправительной колонии, свидетель М по детализации телефонных звонков для подтверждения номера, с которого звонил К , свидетель Б , который мог пояснить, что он (Копытин) не всегда был в нетрезвом состоянии, не может поставить под сомнение выводы суда ни о виновности осужденного, ни о мотиве его действий, обусловленных ссорой с потерпевшей.

По указанным мотивам оснований для отмены приговора в части осуждения Копытина за убийство двух лиц по доводам жалобы осужденного не имеется.

Правильно установлены судом и обстоятельства изготовления Копытиным из пневматического пистолета нестандартного гладкоствольного огнестрельного оружия, пригодного для производства отдельных выстрелов строительными патронами калибра 6,8 мм и металлическими шариками диаметром 6,8 мм, обладающего кинетической энергией, достаточной для поражения человека, а из пневматической винтовки - нестандартного огнестрельного нарезного оружия калибра 5,2 мм, пригодного для стрельбы патронами кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм с укороченной пулей до 4 мм и уменьшенным диаметром до 5,2 мм, обладающего удельной кинетической энергией, достаточной для поражения человека.

Доводы жалобы осужденного о том, что его попытки переделать пистолет и винтовку оказались неудачными, опровергаются заключениями судебно-баллистических экспертиз, согласно которым пневматическая винтовка «8МЕК8Н Моёе1 Я2» и пистолет «МР-53М, » относятся к нестандартному огнестрельному оружию, пригодны для стрельбы с удельной кинетической энергией, достаточной для поражения человека.

С учетом выводов эксперта, показаний Копытина на предварительном следствии, в ходе которого он фактически признал, что из пневматических пистолета и винтовки он изготовил огнестрельное оружие, суд обоснованно признал его виновным в изготовлении огнестрельного оружия, а также в хранении и ношении боеприпасов и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 223 и ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Вместе с тем из осуждения Копытина по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит исключению признак незаконного приобретения боеприпасов в связи с тем, что ни органами предварительного следствия, ни судом не установлено время совершения данного преступления.

Отсутствие в приговоре сведений о приобретении Копытиным боеприпасов не позволяет разрешить вопрос о давности уголовного преследования, которая возможно истекла.

Внесение в приговор в части осуждения Копытина по ч. 1 ст. 222 УК РФ указанных изменений влечет смягчение назначенного ему наказания за данной преступлений.

Подлежит исключению из приговора и указание суда на то, что Копытин ранее многократно привлекался к уголовной ответственности, в том числе за преступления против личности с назначением ему наказания в виде лишения свободы. Ссылаясь на данные обстоятельства, суд исходил из наличия у Копытина непогашенных судимостей.

Между тем, погашение судимости в силу ч. 6 ст. 86 УК РФ аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

С учетом этого суд не вправе был ни указывать о наличии судимости у Копытина, ни ссылаться на привлечение его к уголовной ответственности как на данные, характеризующие его личность, при назначении ему наказания.

Вместе с тем, исключение из приговора данного указания не влечет смягчение назначенного ему наказания как по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 223 УК РФ, так и по совокупности преступлений.

Наказание Копытину за указанные преступления назначено соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела, данных об его личности, а также влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

Вопреки доводам жалобы, судом достоверно, в том числе и показаниями самого Копытина, установлено, что убийство совершено им в состоянии алкогольного опьянения, а потому суд с учетом обстоятельств совершенного им преступления обоснованно признал совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения отягчающим наказание обстоятельством.

Принимая во внимание общественную опасность совершенных осужденным преступлений, в результате которых лишены жизни молодая женщина и малолетний ребенок, заведомо для него находившийся в беспомощном состоянии, а также преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, суд, несмотря на наличие у Копытина несовершеннолетнего ребенка, положительную характеристику с места работы обоснованно пришел к выводу об исключительности опасности его для общества и назначил ему наказание за убийство, а также по совокупности преступлений в виде пожизненного лишения свободы.

Наказание в виде лишения свободы на определенный срок, о чем ставится вопрос в жалобе, по убеждению Судебной коллегии не отвечает целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Права осужденного при направлении дела в суд апелляционной инстанции не были нарушены, его замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ, по результатам их рассмотрения принято мотивированное решение.

13 20 28 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 25 декабря 2014 года в отношении Копытина К В изменить.

Исключить из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ признак незаконного приобретения боеприпасов и смягчить назначенное ему по ч. 1 ст. 222 УК РФ наказание до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

Исключить ссылку суда на то, что ранее он многократно привлекался к уголовной ответственности, в том числе за преступления против личности с назначением ему наказания в виде лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 223, ч. 1 ст. 222 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначить Копытину КВ. пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного Копытина КВ. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Статьи законов по Делу № 45-АПУ15-20

УК РФ Статья 86. Судимость
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: +7 (916) 346-29-09
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх