Дело № 45-В12-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 апреля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, надзор
Категория Административные дела
Докладчик Горшков Вячеслав Валерьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №45-В12-1

от 24 апреля 2012 года

 

председательствующего Горшкова В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» в интересах Миронова [скрыто] к Областному

государственному учреждению культуры «Концертное объединение «Уральский хор» о взыскании компенсации за нарушение авторских прав и судебных расходов по надзорной жалобе директора ОГУК «КО «Уральский хор» Кокорина Д.Ф. на решение Орджоникидзевского районного суда г.Екатеринбурга от 13 мая 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 июля 2011 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., объяснения представителя РАО Кочевцевой Н.И., возражавшей против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Общероссийская общественная организация «Российское Авторское Общество» (далее РАО) обратилась в суд с иском к Областному государственному учреждению культуры «Концертное объединение «Уральский хор» (далее ОГУК «КО «Уральский хор») с вышеназванным иском, указав, что Миронов В.А., являющийся членом РАО с 29 августа 2008 г., за время своей работы в ОГУК «КО «Уральский хор» с 1971 г. по 1986 г. и с 2001 г. по 2009 г. создал ряд хореографических и вокально-хореографических произведений. С 15 декабря 2009 г. Миронов A.B. запретил исполнение своих произведений, однако ОГУК «КО «Уральский хор» в 2010 г. неоднократно использовал его произведения в своих выступлениях.

С учетом того, что, несмотря на запрет, ОГУК «КО «Уральский хор», исполняло произведения Миронова A.B. в своих выступлениях в период с 27 января 2010 г. по 27 сентября 2010 г. 72 раза, РАО просило суд взыскать с ответчика в пользу Миронова В.А. компенсацию за нарушение авторских прав в размере [скрыто] руб.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13 мая 2011 г. исковые требования РАО удовлетворены частично.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 июля 2011 г. решение районного суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе директором ОГУК «КО «Уральский хор» Кокориным Д.Ф. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене вынесенных по делу судебных постановлений.

Надзорная жалоба подана 31 октября 2011 г. и в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 353-ФЗ «О внесении изменений в ГПК Российской Федерации» рассматривается по правилам, установленным ГПК Российской Федерации, действовавшим на момент ее подачи.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 7 марта 2012 г. надзорная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и кассационной инстанций.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что Миронов В.А. является автором хореографических постановок к спектаклям: «За Исетью, за рекой», «Устьянцевская кадрильная пляска», «Крутихинские переборы», «Казачья круговая», «Ирбитская ярмарка», «Верхотурье -слобода ямщицкая», «Как на горе калина», «Как вечор моя милая», «Во поле,

было поле», «Строптивая Матаня», «Первая любовь», «Уральский перепляс», «Барыня-Сударыня».

С 15 декабря 2009 г. Миронов A.B. запретил исполнение своих произведений.

Разрешая дело по существу и удовлетворяя заявленные требования, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что исполняемые ОГУК «КО «Уральский хор», являются сложными объектами, положения абз. 2 ст. 1269 ГК Российской Федерации не применяются, поскольку их создателем является не ответчик, а истец Миронов A.B.

ОГУК «КО «Уральский хор» допущено нарушение исключительного права на произведение, принадлежащего Миронову В.А. Доказательств того, что ОГУК «КО «Уральский хор» получено разрешение автора на исполнение запрещенных произведений, ответчик не представил.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшиеся судебные постановления вынесены с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 1240 ГК Российской Федерации сложным объектом признается объект, включающий несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (кинофильм, иное аудиовизуальное произведение, театрально-зрелищное представление, мультимедийный продукт, единая технология), при этом лицо, организовавшее его создание, приобретает право использования указанных результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

В силу п. 1 ст. 1229 ГК Российской Федерации гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (ст. 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК Российской Федерации гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ

конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В силу ст. 1269 ГК Российской Федерации автор имеет право отказаться от ранее принятого решения об обнародовании произведения (право на отзыв) при условии возмещения лицу, которому отчуждено исключительное право на произведение или предоставлено право использования произведения, причиненных таким решением убытков. Если произведение уже обнародовано, автор также обязан публично оповестить о его отзыве. При этом автор вправе изъять из обращения ранее выпущенные экземпляры произведения, возместив причиненные этим убытки.

Правила настоящей статьи не применяются к программам для ЭВМ, к служебным произведениям и к произведениям, вошедшим в сложный объект (ст. 1240).

Таким образом, абз. 2 ст. 1269 ГК Российской Федерации представляет собой случай ограничения прав участников гражданского оборота по основаниям, установленным законом.

Авторам произведений, вошедших в сложный объект, согласно данным нормам закона, право отзыва произведения не принадлежит, при этом оно не ставится в зависимость от того, кому принадлежат интеллектуальные права на сам сложный объект.

Причиной отказа указанной категории авторов в праве на отзыв произведения является необходимость защиты прав и охраняемых законом интересов организатора создания сложного произведения, других авторов сложного объекта, поскольку без произведения, являющегося неотъемлемой частью сложного объекта, его дальнейшее использование невозможно.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что все произведения Миронова В.А. являются сложными объектами.

Данное обстоятельство отражено как в решении суда первой инстанции, так и в определениях кассационной и надзорной инстанций.

В судебном заседании Миронов В.А. также указывал, что произведения, в составе которых есть его хореография, являются сложными объектами (т. 2, л.д. 42).

Между тем, в случае, если хореографические постановки и вокально-хореографические произведения Миронова В.А. входят в состав сложного объекта, то в силу абз. 2 ст. 1269 ГК Российской Федерации истец не обладал правом их отзыва.

В материалах дела имеется заявление Миронова В.А., адресованное начальнику регионального управления РАО, в котором он просит с 15 декабря 2009 г. запретить ОГУК «КО «Уральский хор» исполнять его хореографию до неопределенного срока. Вопрос о том, является ли данное

заявление реализацией права Миронова В.А. как автора на отзыв на основании ст. 1269 ГК Российской Федерации созданных им произведений с соответствующими последствиями, или запрет на исполнение хореографии сделан на основании какой-либо иной нормы закона, суд не исследовал.

Данное обстоятельство имеет существенное значение для определения возникших между сторонами правоотношений и правильного разрешения спора.

Одновременно с этим судом не было учтено, что ст. 1240 ГК Российской Федерации называет один признак сложного объекта: он включает в себя несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, однако по смыслу закона он должен представлять собой единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта, в результате чего нарушится целостность результата интеллектуальной деятельности и повлечет невозможность его дальнейшего применения.

Перечень произведений, являющихся сложными объектами, указан в законе. Так, к ним относятся кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии.

Хореографические постановки и вокально-хореографические произведения сами по себе сложными объектами не являются, но могут входить в состав сложного объекта.

Какие именно произведения, исполняемые ОГУК «КО «Уральский хор» и в которые включены произведения истца, являются сложными объектами, суд не установил, однако пришел к немотивированному выводу, что интеллектуальные права на них как на сложные объекты принадлежат Миронову В.А., в связи с чем последний обладал правом запретить использование своих произведений.

Допущенные судом первой и кассационной инстанций нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлении.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13 мая 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 июля 2011 г. нельзя признать законными, и они подлежат отмене, а дело -направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13 мая 2011 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 июля 2011 г. отменить, передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Пре дсе дате л ьству ю щи й

Статьи законов по Делу № 45-В12-1

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх