Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 45-О08-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №45-О08-2

от 11 февраля 2008 года

 

председательствующего - Магомедова М.М., судей - Старкова A.B. и Грицких И.И.

ШИЛОВ [скрыто],

[скрыто] ранее судимый:

1) 26 июня 1995 года по ст. ст. 146 ч. 2 п.п. «а,б», 148 ч. 3, 145 ч. 2, 218 ч. 1, 196 ч. 1, 40 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, освобожден 9 ноября 1999 года условно-досрочно на 2 года 3 месяца 9 дней;

2) 24 декабря 2003 года по ст. ст. 158 ч. 3, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

3) 26 октября 2004 года по ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,з,к», 162 ч. 3 п. «в», 166 ч. 4, 158 ч. 2 п.п. «а,б», 222 ч. 1, 69 ч. 3 и ч. 5 УК РФ к пожизненному лишению свободы;

4) 8 августа 2005 года по ст. ст. 162 ч. 3, 222 ч. 2, 69 ч. 3 УК РФ к 12 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к пожизненному лишению свободы,

осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к 5 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 131 ч. 1 УК

РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ к 19 года лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ к 19 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в» УК РФ к 6 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 24 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 8 августа 2005 года окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Этим же приговором осужден Боярских [скрыто] в

отношении которого кассационные жалобы и представление не принесены.

Шилов признан виновным и осужден за кражу имущества [скрыто], совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного ущерба гражданину; за покушение на изнасилование [скрыто], подстрекательство

и пособничество в её убийстве, сопряженном с изнасилованием, и за кражу её имущества, причинившую значительный ущерб гражданину; за подстрекательство и пособничество в убийстве сШ [скрыто], совершенном с

целью скрыть другое преступление; за убийство [скрыто], совершенное группой лиц по предварительному сговору и с целью облегчить совершение другого преступления; за открытое хищение имущества [скрыто] совершенное группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище; за убийство [скрыто] совершенное с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в мае и июле 2001 года в

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., объяснения осужденного Шилова A.C., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение потерпевшей в [скрыто] и прокурора Саночкиной Е.А., полагавших кассационную жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный Шилов выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым. Не отрицая своей вины в совершении кражи имущества [скрыто] и [скрыто] а также в пособничестве в убийстве В I, утверждает,

что к совершению убийства потерпевших [скрыто]. с [скрыто] _

[скрыто] и к краже имущества [скрыто] он не причастен. Считает,

что выводы суда о его виновности в совершении этих преступлений имеющимися в материалах дела доказательствами не подтверждаются, не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и основаны на предположениях. Указывает, что его явки с повинной и показания, данные в ходе предварительного следствия, а также показания осужденного Боярских и свидетеля [скрыто] на которых основаны обвинение и приговор,

являются недопустимыми доказательствами. Утверждает при этом, что его явки с повинной и показания на предварительном следствии получены незаконно, в результате оказанного на него физического и психического давления и незаконного помещения его в учреждение [скрыто] а Боярских и [скрыто] в ходе предварительного следствия оговорили его по указанию проводивших расследование лиц и с целью избежать самим ответственности за совершенные ими преступления. Недопустимым доказательством считает и протокол обыска его гаража, поскольку обыск был произведен без его участия и участия членов его семьи. Считает, что предварительное и судебное следствие проведены неполно, с обвинительным уклоном, к материалам уголовного дела приобщены не все протоколы проведенных следственных действий, а ходатайства стороны защиты, направленные на восполнение неполноты следствия, необоснованно оставлены без удовлетворения. Указывает также, что при производстве по данному делу были допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Считает, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании нарушено его право на защиту, поскольку представлявший его интересы на предварительном следствии адвокат Чистяков СЮ. ранее осуществлял защиту обвиняемого по этому же делу Боярских. Кроме того, считает, что он был лишен возможности пригласить защитника по своему выбору, ограничен во времени консультаций с назначенным ему защитником и лишен права выступить в дополнениях к судебному следствию. Обращает также внимание на «фальсификацию» протокола судебного заседания, нарушение сроков рассмотрения его замечаний на протокол и необоснованное их отклонение. Просит по предъявленному ему обвинению в покушении на изнасилование

[скрыто], подстрекательстве и пособничестве в убийстве В^_и

[скрыто], краже имущества [скрыто] и убийстве [скрыто]его

оправдать, а по обвинению в убийстве В_и в открытом хищении его

имущества квалифицировать его действия как пособничество в убийстве и краже, или отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Шилова A.C. государственный обвинитель Шавкунова Т.А., потерпевшие [скрыто]. и

просят оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Шилова в совершении

указанных выше преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Виновность Шилова в краже имущества [скрыто] подтверждается

показаниями осужденных Шилова и Боярских, потерпевшей [скрыто], свидетеля [скрыто] протоколом осмотра места происшествия и в

кассационной жалобе не оспаривается. Действия Шилова в этой части квалифицирована правильно.

Обоснованными являются и выводы суда о виновности Шилова в

покушении на изнасилование [скрыто] подстрекательстве и

пособн1^честве в убийстве [скрыто] и СЩ [скрыто] краже имущества

[скрыто] убийстве [скрыто] и открытом хищении его имущества, а также в

убийстве Магомедовой.

Приведенные в кассационной жалобе осужденного Шилова доводы о его непричастности к совершению указанных преступлений, а также о неправильной квалификации его действий в отношении потерпевшего в! [скрыто], тщательно проверялись в судебном заседании, нашли свою оценку в приговоре и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд обоснованно признал достоверными показания осужденного Боярских и свидетеля [скрыто] данные в ходе

предварительного следствия, в той части, в которой они подтверждаются другими полученными в ходе судебного разбирательства доказательствами и не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Так, из исследованных в судебном заседании показаний Боярских, которые он давал в ходе предварительного следствия при допросах в качестве обвиняемого и при проверке его показаний на месте, следует, что убийство [скрыто] и [скрыто] он совершил по предложению и при

пособничестве Шилова, который перед этим пытался изнасиловать [скрыто] а после её убийства снял с её трупа золотые сережки и кольцо.

Убийство [скрыто] он совершил в связи с тем, что Шилов опасался, что

она заявит в милицию о попытке её изнасилования, а убийство [скрыто] совершил с целью скрыть убийство [скрыто]

Кроме того, из явки с повинной Боярских и его показаний на предварительном следствии видно, что убийство [скрыто] они совершили совместно с Шиловым с целью облегчить совершение кражи из его квартиры, а хищение имущества из квартиры [скрыто] совершили открыто, в присутствии [скрыто] которую Шилов после этого убил с целью сокрытия

совершенного хищения.

Показания Боярских в этой части подтверждаются данными в ходе предварительного следствия и оглашенными в судебном заседании показаниями свидетеля [скрыто] о том, что он видел, как Шилов пытался

изнасиловать В Щ, после чего Боярских ночью пошел провожать её и

следом за ними ушел Шилов. Он также видел, что после этого днем к Боярских приходила [скрыто] и ушла вместе с ним. Потом приехал Шилов и узнав, что

Боярских ушел со [скрыто], уехал, а вернулись Шилов и Боярских вдвоем. Позднее Боярских рассказал ему, что убил [скрыто] и с [скрыто],

перерезав им горло ножом. Ему также известно, *ш^тоупы потерпевших Боярских и Шилов прятали вместе. Кроме того, [скрыто] пояснял, что по

просьбе Шилова он помогал выносить похищенные вещи из квартиры [скрыто], где в это время кроме Боярских находилась и м [скрыто] которую, как ему

известно со слов Боярских и Шилова, они после этого убили.

Приведенные выше показания Боярских и [скрыто] согласуются с

другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в частности, с показаниями потерпевших [скрыто]., [скрыто]., В [скрыто],

[скрыто] свидетелей [скрыто]

о времени и

обстоятельствах исчезновения потерпевших и обнаружения их трупов, с протоколами осмотра места происшествия о местах обнаружения трупов потерпевших, а также с заключениями судебных экспертиз, не исключающими, что смерть потерпевших могла наступить при указанных Боярских и вЯ [скрыто] обстоятельствах.

Доводы жалобы осужденного Шилова о том, что Боярских и [скрыто] дали в отношении него ложные показания, а также о том, что их показания добыты незаконным методом, судом проверялись и обоснованно опровергнуты.

Как видно из материалов дела, приведенные выше показания Боярских и [скрыто] которые были оглашены в судебном заседании с соблюдением

требований ст. 281 УПК РФ, получены в соответствие с требованиями уголовно-процессуального закона, каких-либо данных, свидетельствующих о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, а также о том, что в своих показаниях они оговорили Шилова, не усматривается.

Имеющимся в показаниях Боярских и В Щ противоречиям, а

также причинам изменения ими своих показаний суд дал надлежащую оценку и поскольку приведенные выше показания Боярских и [скрыто] в которых они

уличали Шилова в совершенных им преступлениях, согласуются с показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, следственных действий, выводами проведенных по делу экспертиз и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

В соответствии с требованиями УПК РФ получены и другие доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Шилова в совершенных им преступлениях, в том числе и протокол обыска в его гараже, поэтому доводы осужденного Шилова о том, что приговор в отношении него основан на недопустимых доказательствах, судебная коллегия находит несостоятельными.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалобы о необъективности и неполноте предварительного и судебного следствия.

Как следует из материалов дела, предварительное и судебное следствие проведены с соблюдением уголовно-процессуального закона, объективно и с достаточной полнотой, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все ходатайства, в том числе и стороны защиты, следователем и судом разрешены в соответствии с требованиями УПК РФ, принятые по ним решения обоснованы и являются правильными.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Шилова в совершении указанных в приговоре преступлений и правильно квалифицировал его действия.

Оснований для оправдания Шилова и переквалификации его действий или отмены приговора, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельным являются и доводы осужденного Шилова о допущенных в ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушениях уголовно-процессуального закона.

Из имеющихся в уголовном деле материалов проверки по жалобам Шилова о незаконном переводе и содержании его в ходе предварительного следствия в учреждении [скрыто] и о применении там к нему физического и психического воздействия видно, что в указанное учреждение он был переведен в соответствии с требованиями закона и незаконные методы ведения следствия в отношении него не применялись, о чем вынесено соответствующее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Не усматривает судебная коллегия и каких-либо данных, свидетельствующих о том, что Шилов был ограничен в праве пригласить защитника по своему выбору, поскольку, как видно из материалов дела, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании Шилов не заявлял о том, что им или по его поручению другими лицами заключено соглашение на осуществление его защиты с выбранным им адвокатом, не заявлял он и

ходатайств об отказе от защитников, назначенных ему в порядке ст. 51 УПК РФ, и о предоставлении ему дополнительного времени для консультаций с ними.

Что касается доводов жалобы осужденного Шилова о том, что в нарушение требований УПК РФ представлявший его интересы на предварительном следствии адвокат Чистяков СЮ. ранее осуществлял защиту обвиняемого по этому же делу Боярских, то данное нарушение уголовно-процессуального закона было устранено в ходе дополнительного следствия после возвращения уголовного дела прокурору на основании постановления суда от 28 января 2004 года и на законность и обоснованность постановленного в отношении Шилова приговора не повлияло.

Вопреки доводам жалобы осужденного, не усматривается из материалов дела и обстоятельств, исключающих участие в производстве по данному уголовному делу других защитников, представлявших интересы Шилова как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Доводы осужденного Шилова о лишении его судом права выступить в дополнениях к судебному следствию, также не соответствуют действительности, поскольку из протокола судебного заседания видно, что данное право ему было предоставлено и им реализовано.

Несостоятельными являются и доводы жалобы о «фальсификации» протокола судебного заседания, поскольку, как видно из материалов дела, протокол судебного заседании соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, замечания осужденного Шилова на протокол судебного заседания рассмотрены, по результатам их рассмотрения председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ вынесено постановление, оснований сомневаться в обоснованности данного постановления не имеется.

Что касается доводов жалобы осужденного Шилова о несвоевременном рассмотрении его замечаний на протокол судебного заседания, то данное нарушение не является основанием к отмене приговора.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

Психическое состояние осужденного Шилова исследовано с достаточной полнотой. С учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрической экспертизы он обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному Шилову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, смягчающих и

отягчающих наказание обстоятельств, является соразмерным содеянному и справедливым.

Вместе с тем приговор в отношении Шилова подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, Шилов осужден по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) за кражу чужого имущества, совершенную с причинением значительного ущерба гражданину, то есть преступление, которое в силу положений ст. 15 УК РФ относится к категории средней тяжести.

В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истек срок в шесть лет после совершения преступления средней тяжести. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Поскольку указанное выше преступление Шилов совершил 12 июля 2001 года и течение срока давности привлечения его к уголовной ответственности за данное преступление не приостанавливалось, то следует признать, что на момент постановления приговора, то есть 8 ноября 2007 года, срок давности привлечения Шилова к уголовной ответственности по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) истек и поэтому суд в соответствии с требованиями п. 3 ч. 1 ст. 24 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ должен был освободить его от назначенного за данное преступление наказания.

Статьи законов по Делу № 45-О08-2

УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх