Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 45-О08-30

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 мая 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №45-О08-30

от 19 мая 2008 года

 

председательствующего - Пелевина Н.П. судей - Грицких И.И. и Подминогина В.Н.

ТИМЕРГАЛИН [скрыто]

осуждён по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

постановлено взыскать с Тимергалина И.К. в пользу [скрыто] рублей компенсации морального вреда.

Тимергалин И.К. признан виновным в совершении убийства на почве личных неприязненных отношений [скрыто] года рождения и

[скрыто] года рождения с целю сокрытия другого преступления.

Преступления совершены в г. [скрыто] 30 января 2007 года при

изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осуждённого Тимергалина И.К., поддержавшего кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Погореловой В.Ю., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Тимергалин И.К. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе осуждённый Тимергалин И.К. считает приговор несправедливым, необоснованным, постановленным без учёта смягчающих наказание обстоятельств. Полагает, что не приняты во внимание его доводы о том, что потерпевший [скрыто]. ругался и оскорблял его нецензурной бранью, замахивался на него топором, которым он отобрал у него, испугавшись за свою жизнь, но тот пытался выхватить у него топор. Лишь после этого, опасаясь за свою жизнь, он нанёс потерпевшему несколько ударов топором по голове в целях самозащиты, не полностью осознавая свои действия из-за стрессового состояния. После этого он зашёл в комнату и стал наносить удары по голове потерпевшей [скрыто] а когда увидел на тумбочке деньги и

сотовый телефон, забрал их и из квартиры ушёл. Свои действия он совершил не осознанно, не контролируя их, поэтому наказание считает чрезмерно суровым, назначенным без учёта наличия у него малолетнего ребёнка, нуждающегося в помощи и воспитании. Просит с учётом всех смягчающих обстоятельств снизить ему наказание.

В кассационной жалобе адвокат Фоминых О.Б. указывает, что приговор в части осуждения Тимергалина по ст. 105 ч. 2 п.п. «а,к» УК РФ является незаконным ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона. Суд признал достоверными его показания на предварительном следствии и в судебном заседании, однако фактически не принял во внимание доводов осуждённого о нападении на него потерпевшего с топором и необходимости защиты от нападения, чем допустил противоречивость выводов в приговоре. Ссылка суда на то, что осуждённый не подтвердил свои доводы другими доказательствами, не основана на законе, поскольку опровергать его доводы обязана сторона обвинения, которая не сделала этого. В подтверждение доводов осуждённого в

жалобе даётся подробный анализ доказательств, в том числе, и его показаний, которые являются последовательными и непротиворечивыми. Факт нанесения потерпевшему большого количества ударов не исключает их нанесение в состоянии сильного душевного волнения или необходимой обороны, и данному факту следовало дать оценку с учётом требований ч. 1 ст. 37 УК РФ. Вывод суда об отсутствии у осуждённого состояния аффекта является немотивированным, без учёта и оценки доказательств в их совокупности, поведения осуждённого в момент содеянного, отличающегося неадекватностью ситуации. Просит приговор изменить, действия Тимергалина с п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении [скрыто] переквалифицировать на ст. 107 ч. 1 УК

РФ, а по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ по факту убийства [скрыто] его оправдать на основании ч. 1 ст. 37 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель

Соколов Д.С. и потерпевшая М считают их необоснованными и не

подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Тимергалина И.К. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осуждённого Тимергалина И.К. в судебном заседании усматривается, что 30 января 2007 года он пришёл к [скрыто] —(по личным

вопросам, но её не оказалось дома, там был только хозяин квартиры [скрыто] сообщивший, что она скоро вернётся, и разрешил ему подождать её в квартире. Через некоторое время [скрыто] без какого-либо повода стал выталкивать его из квартиры, несмотря на просьбы остаться, а затем вышел из комнаты с топором, которым руганью стал замахиваться на него, но он отобрал у него топор. Тот пытался вернуть топор и развязать драку, но он оттолкнул [скрыто], который ударился о стену и упал, но вскочил и снова бросился на него. Опасаясь за свою жизнь и перестав себя контролировать, он стал наносить [скрыто] удары топором, не зная их количества, отчего [скрыто] упал на спину, но дышал. После этого услышал голос из другой комнаты, выяснявший происходящее. Он знал о наличии в квартире других жильцов, но в этот день никого не видел. С топором он забежал в другую комнату без какой-либо цели, не осознавая своих действий, увидел там женщину и стал наносить ей удары топором, не помнит, сколько ударов, пока она не упала на диван. Бросив топор, он увидел в комнате сотовый телефон и деньги около [скрыто] рублей, забрал их и ушёл, заперев дверь ключом, телефон в этот же день продал на вокзале. В отделение милиции пришёл сам и написал явку с повинной.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осуждённого Тимергалина И.К. в судебном заседании были исследованы его явка с повинной и показания, данные на предварительном следствии.

Согласно явки с повинной, обстоятельства прихода Тимергалина И.К. в квартиру потерпевшего соответствуют тем, которые указаны в его показаниях в судебном заседании, в том числе, о причине конфликта с [скрыто]. Когда

последний стал выгонять его из квартиры и размахивать топором, он толкнул его, и тот упал на пол, но пытался встать и ударить его. Испугавшись, он нанёс [скрыто] не менее 10 ударов топором по голове, после чего услышал женский крик из соседней комнаты. Испугавшись, что его увидели, он решил убить эту женщину, для чего топором взломал запертую дверь в комнату, зашёл туда и сидевшей на кровати женщине нанёс около 10 ударов топором по голове. Когда она перестала подавать признаки жизни, он осмотрел комнату, взял деньги около [скрыто] рублей, сотовый телефон и похитил их, запер ключом дверь и ушёл,

продав телефон на вокзале, после чего уехал в область (т. 3 л.д. 38-39).

Такие же обстоятельства содеянного Тимергалин И.К. изложил при его допросах в качестве подозреваемого (т. 3 л.д. 45-51), при проверке его показаний с выходом на место происшествия (т. 3 л.д. 53-61), в качестве обвиняемого (т. 3 л.д. 65-66, 80-81).

После их оглашения в судебном заседании Тимергалин И.К. подтвердил дачу их добровольно и их достоверность, а отдельные несоответствия в показаниях объяснил тем, что на следствии обстоятельства дела помнил лучше, чем по истечении времени до судебного разбирательства.

Приведённым выше показаниям осуждённого Тимергалина И.К. в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшей М III- видно, что она является

дочерью погибшей [скрыто], проживавшей в комнате одной квартиры с

[скрыто], который злоупотреблял спиртными напитками и приводил в

квартиру посторонних лиц. Об убийстве матери и [скрыто] ей стало известно в тот же день, а по приезду туда обнаружила пропажу у матери сотового телефона.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что он с сожительницей

М Щ проживал в одной из комнат квартиры, где проживал также

[скрыто] который в пьяном виде был спокойным и ложился спать. 30 января 2007 года днём ему позвонила соседка [скрыто] и сообщила, что в их

комнату взломана дверь, [скрыто] находится там вся в крови, по приезду

домой он обнаружил её мёртвой с обширной травмой головы, все было в крови.

В комнате был беспорядок, все вещи выброшены из шкафов. В коридоре находился окровавленный труп [скрыто] и окровавленный топор, обмотанный полотенцем. Дверь в их комнату была взломана, пропали сотовый телефон и деньги в сумме около ^рублей, стоимость телефона [скрыто] рублей.

Показания потерпевших и свидетелей судом мотивированно признаны достоверными, поскольку они соответствуют другим доказательствам.

Факт обнаружения в квартире следов преступления и трупов [скрыто]. и [скрыто] с явными признаками насильственной смерти

подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 2 л.д. 3-7).

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует:

смерть [скрыто] наступила от сочетанной механической травмы головы и правой верхней конечности в виде множественных ран головы с повреждениями мягких покровов, костей черепа и твёрдой мозговой оболочки, с кровоизлияниями под оболочки и в вещество мозга, а также в виде ран правого предплечья с повреждениями мягких тканей, сопровождавшейся развитием травматического шока (т. 2 л.д. 11-13);

смерть [скрыто] Наступила в результате рубленых, оскольчатых,

вдавленных и линейных переломов костей свода и основания черепа, острых эпи-, интра- и субдуральных кровоизлияний; субарахноидального, кортикальных и мелкоочаговых внутристволовых кровоизлияний; кровоизлияния в кожный лоскут головы; шестнадцати рубленых ран головы; ушибленной раны щёчной области справа; трёх рубленых ранений шеи с повреждением 4 шейного позвонка, осложнившейся развитием травматического шока тяжёлой степени (т. 2 л.д. 27-29).

Данные выводы судебно-медицинских экспертиз дополняются приведёнными в приговоре выводами медико-криминалистических экспертиз (т. 2 л.д. 41-58, 60-86).

Согласно акту судебно-биологической экспертизы на обнаруженном в квартире топоре обнаружена кровь человека, принадлежность которой [скрыто]. и [скрыто] не исключается (т. 2 л.д. 91-95).

Проанализировав и оценив приведённые выше доказательства в их совокупности, суд обоснованно признал их достаточными для выводов о виновности Тимергалина И.К. в совершении преступлений при установленных в судебном заседании обстоятельствах.

Доводы осужденного Тимергалина И.К. и адвоката Фоминых О.Б. в кассационных жалобах о нападении на осуждённого вооружённого топором потерпевшего [скрыто], от действий которого он был вынужден защищаться и находился в состоянии необходимой обороны, а также то, что от действий потерпевшего он находился в стрессовом состоянии и обоих потерпевших лишил жизни в состоянии аффекта, являются аналогичными их позициям в ходе судебного разбирательства.

Этим их доводам дана мотивированная оценка в приговоре, свидетельствующая о несостоятельности версии осуждённого о нападении на

него потерпевшим Щ

При таких обстоятельствах необоснованными являются доводы кассационных жалоб об освобождении Тимергалина от уголовной ответственности за убийство потерпевших на основании положения ч. 1 ст. 37 УК РФ.

Ссылка в жалобе адвоката на неадекватность поведения осуждённого сложившейся ситуации также является необоснованной.

Приведённые в приговоре доказательства, в том числе, и последовательные показания на предварительном следствии самого осуждённого, не свидетельствуют о неадекватности его поведения сложившейся ситуации и каких-то психических отклонениях в момент совершения преступлений, чему в приговоре дана соответствующая оценка.

Согласно выводам стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, Тимергалин И.К. каким-либо психическим расстройством не страдал и не страдает, у него не было специфичных для аффекта изменений сознания, и не установлено психотравмирующих воздействий со стороны потерпевших, которые могли бы вызвать аффективный взрыв (т. 2 л.д. 162-168).

Данные выводы экспертизы получили оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами, на основании чего суд мотивированно указал на вменяемость осуждённого при совершении преступлений и отсутствие у него аффекта.

Юридическая квалификация действий Тимергалина И.К. по ст.ст. 105 ч. 2 .п. «а,к», 158 ч. 1 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о неправосудности приговора и давали основание для его отмены, по делу не имеется.

Наказание Тимергалину назначено с учётом требований ст.ст. 6, 60 УК РФ, характера содеянного, данных о его личности и тех смягчающих наказание обстоятельств, на которые он ссылается в кассационной жалобе, а поэтому данное наказание не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб осуждённого и адвоката по изложенным в них доводам и снижения ему наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 26 марта 2008 года в отношении Тимергалина [скрыто] оставить без изменения, а кассационные

жалобы осуждённого Тимергалина И.К. и адвоката Фоминых О.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий - Пелевин Н.П.

Судьи - Грицких И.И., Подминогин В.Н.

Пелевин Н.П.

иа 10.06

Статьи законов по Делу № 45-О08-30

УК РФ Статья 37. Необходимая оборона
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх