Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 45-О08-32

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 мая 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 45-О08-32

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 мая 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.
судей Пелевина Н.П. и Подминогина В.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 26 мая 2008 года кассационные жалобы осуждённых Левина А.С., Дорошковой А.И., Нечунаева О.А., адвоката Аршинской Э.А. на приговор Свердловского областного суда от 23 ноября 2007 года, по которому ЛЕВИН А С ранее судимый: 27 марта 2007 года по ст. 159 ч.2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием % заработка в доход государства; 23 апреля 2007 года по ст. 159 ч.2 УК РФ к 3 месяцам лишения свободы; осуждён по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст.ст.30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 12 годам лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний по совокупности преступлений ему назначено 20 лет лишения свободы; на основании ст.69 ч.5 УК РФ путём частичного сложения наказаний по приговору от 27 марта и 23 апреля 2007 года и по настоящему приговору окончательно Левину А.С. назначено 20 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ДОРОШКОВЛ А И , осуждена по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст.ст.ЗО ч.З, 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 11 годам лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ей назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

НЕЧУНАЕВ О А осуждён по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст.ст.ЗО ч.З, 105 ч.2 п.п. «ж,к» УК РФ к 12 годам лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Левин АС. и Дорошкова А.И. признаны виновными в совершении группой лиц убийства Б они же и Нечунаев О.А. признаны виновными в совершении убийства Я ., и покушения на убийство Б ., группой лиц по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены 3 февраля 2007 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осуждённых Левина А.С., Дорошковой А.И., Нечунаева О.А., адвокатов Аршинской Э.А. в защиту Левина АС, Шинелевой Т.Н. в защиту Дорошковой А.И., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Коваль К.И., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб осуждённых и адвоката полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Левин АС. и Дорошкова А.И. в судебном заседании виновными себя не признали, а Нечунаев О.А. вину признал частично.

В кассационной жалобе осуждённый Левин А.С. по эпизоду убийства Б считает, что в сговоре с Дорошковой он не состоял, умысла на убийство потерпевшей не имел, ударил её в ответ на оскорбления её матери, на горло не наступал и нож в руки не брал.

Показания свидетеля Ц считает ложными, поскольку он не являлся очевидцем убийства и показания дал со слов следователя.

Противоречиям в его показаниях судом оценки не дано. Судебно-медицинская экспертиза не свидетельствует о том, что потерпевшей наступали ногой на горло. Полагает, что его действия в отношении Б следовало квалифицировать по ст.116 ч.1 УК РФ как побои, и уголовное дело подлежало прекращению по ч.1 ст.27 УК РФ за отсутствием заявления потерпевшего. По эпизоду убийства Я он не может объяснить причину нанесения ему удара, так как был шокирован происходящим, но ножом его не ударял и обеими руками не бил, поскольку левая рука ввиду травмы была в гипсе, и по данному эпизоду свидетель Ц также дал недостоверные показания, не доказан факт перерезания потерпевшему вен, не установлено конкретное орудие преступления. Ложными считает и показания Ц об использовании при поджоге канистры с бензином, не соответствующие другим доказательствам.

Полагает, что данному эпизоду уголовное дело подлежит прекращению по тем же, указанным выше основаниям. По эпизоду покушения на убийство Б он не мог душить его подушкой по причине травмы руки, показания потерпевшего считает недостоверными, не получившими оценки в совокупности с другими доказательствами, его вину недоказанной, и состав данного преступления в его действиях отсутствует. Просит приговор в отношении его отменить и дело производством прекратить по указанным в жалобе доводам.

В кассационной жалобе осуждённая Дорошкова А.И. выражает несогласие с приговором и утверждает, что преступлений она не совершала.

Б ранее вообще не знала. В квартире ввиду алкогольного опьянения она уснула и о происходивших событиях не знает, когда проснулась, ничего необычного в комнате не заметила, лишь при уходе увидела незнакомого мужчину, бегавшего по комнате с тряпкой, трупов и следов крови не заметила, потерпевшего Б впервые увидела на очной ставке.

Осуждённые Нечунаев и Левин дали ложные и оговорили её с целью самим уйти от ответственности, либо скрыть настоящего преступника, которого не хотят называть. Показания их, свидетеля Ц и потерпевшего Б являются непоследовательными и противоречат друг другу, недостоверными и даны для поддержания версии следователя по сговору с ним.

Они являются заинтересованными в деле лицами, но суд не дал критической оценки их показаниям, при этом в жалобе дает подробную оценку их показаниям. Указывает, что на первом допросе ей не было разъяснено содержание ст.51 Конституции РФ. Просит решить вопрос о признании недопустимыми положенные в основу её обвинения доказательства и дать оценки допущенным нарушением уголовно-процессуального закона и её процессуальных прав во время предварительного следствия. Необоснованно в судебном заседании отклонены её ходатайства о вызове независимого судебно- медицинского эксперта и проверке достоверности её показаний с применением полиграфа. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Нечунаев О.А. указывает, что вину в соучастии в убийстве Я он признает полностью, но перед смертью его не избивал, на Б не покушался, последний вместе со свидетелем Ц оговорили его, при этом Ц мог сам быть причастным к преступлению. Их непоследовательным показаниям оценки не дано, и противоречия в них не устранены. Просит разобраться и принять справедливое решение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Аршинская Э.А. в защиту Левина А.С. указывает, что по эпизоду убийства Б в приговоре дана неправильная оценка показаниям осуждённого Нечунаева, который не подтвердил причинение ей смерти осуждённым Левиным, и свидетеля Ц который дал ложные показания, не будучи очевидцем причинения смерти потерпевшей. Показания осуждённых по данному эпизоду не вызывают сомнений в их правдивости и ничем не опровергаются, не учтено, что ссору с осуждёнными Левиным и Дорошковой спровоцировала Б ввиду сильного алкогольного опьянения и своим аморальным поведением. Не опровергнуты доводы Левина о том, что он не давил ногой на шею Б что подтверждается и выводами судебно-медицинской экспертизы о характере причинённых потерпевшей телесных повреждений.

Ударов ножом ей Левин не наносил и не предлагал сделать это Дорошковой, у которой имеется эксцесс исполнителя, а умысел Левина на лишение потерпевшей жизни не нашёл подтверждения и основан на предположениях суда. Фактически в его действиях содержится лишь состав преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, уголовное дело по которой могло быть возбуждено лишь по жалобе потерпевшего, которая в деле отсутствует, и оно подлежит прекращению. По эпизоду убийства Я суд разграничил действия каждого из осуждённых, при этом Лев иновным лишь в нанесении потерпевшему удара табуретом по голове, от которого экспертами не обнаружено каких-либо телесных повреждений, не принято во внимание то, что в связи с травмой руки Левин не мог совершить в отношении Я тех действий, за которые осуждён. В основу данного обвинения Левина положены противоречивые показания осуждённого Нечунаева и свидетеля Ц без оценки причин противоречий, а доводы Левина о том, что он не резал вены на руках Я , не опровергнуты, и к объективно данный факт вообще ничем не подтверждён, а в момент причинения потерпевшему телесных повреждений Левин выходил в туалет, по данному эпизоду в его действиях также содержится состав преступления, предусмотренного ст.116 ч.1 УК РФ, по которой он также не мог быть привлечён по изложенным выше основаниям. По эпизоду покушения на убийство Б показания последнего являются непоследовательными и противоречивыми, однако надлежащей оценки им не дано, состав преступления в действиях Левина отсутствует. Полагает, что суд допустил противоречие в выводах, признав, что Левин совершал покушение на убийство Б и с этим же умыслом на его убийство участвовал в поджоге дома, хотя ещё до поджога полагал, что тот мёртв. В дополнение к жалобе прилагает три заключения специалиста в области судебной медицины Г с приложениями, опровергающего выводы судебно- медицинского эксперта, как доказательство невиновности Левина. Считает, что при назначении Левину наказания не были учтены в качестве смягчающего обстоятельства противоправность и аморальность поведения Б и вынужденность действий осуждённого по защите чести и достоинства его матери, отрицательные данные о личности Я Просит приговор в отношении Левина отменить и дело производством прекратить по мотивам, изложенным в жалобе.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённых Левина А.С, Нечунаева О.А. и адвоката Аршинской Э.А. государственный обвинитель Щибрик М.Г. считает их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осуждённых и адвоката, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Левина, Дорошковой и Нечунаева основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах. Осуждённый Левин А.С, не признавая себя виновным, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании дал показания, имеющие доказательственное значение.

Из его показаний в судебном заседании следует, что во время распития спиртного Б стала оскорбительно высказываться о его матери, между ними произошла ссора, в ходе которой он ударил её рукой по телу, и она упала на пол. Дорошкова сказала, что если бы также сказали о её матери, она убила бы обидчика. Он заметил в руках Дорошковой нож, которым она ударила в шею Б , из которой потекла кровь. Потерпевшая хрипела около 20 минут, а они продолжали распивать спиртное. Потерпевшую он больше не трогал, на шею ей ногами не вставал. В этом время к ним пришёл Ц с парнем, которого он не знает. Они стали разговаривать с Я о его поведении в данной ситуации, и сказал, что его убивать не надо, он будет молчать и сам выбросит труп Б . Дорошкова предложила убить Я , опасаясь, что он сообщит в милицию. Он, Левин, ударил Я табуретом по голове, тот упал на пол и больше не вставал.

Дорошкова ножом перерезала ему вены на левой руке. Он больше Я не трогал и ушёл в туалет, а когда вернулся, потерпевший не подавал признаков жизни. Нечунаев воткнул ему в шею нож, а затем сломал его. Через некоторое время в квартиру пришёл Б , который был должен рублей за куртку, но денег не имел и обещал долг вернуть позднее, после чего увидел труп матери и попросил выпить. Ц во время разговора с Б о деньгах около трёх раз ударил его, и тот упал на диван, а Дорошкова села на него и ножом со сломанным клинком несколько раз провела ему по шее. Кто и что делал с Б дальше, он не помнит, но потерпевший перестал подавать признаки жизни. Не помнит, кто предложил поджечь квартиру.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осуждённого Левина А.С. судом были исследованы его показания, данные на предварительном следствии.

При допросе в качестве подозреваемого с участием адвоката Левин А.С показал, что после ссоры с Б по указанному выше поводу Дорошкова вышла из комнаты, после чего он услышал её крик и увидел, что Дорошкова проворачивает нож в горле лежавшей на полу Б которая хрипела. Дорошкова спросила у Нечунаева, что делать с Я , который видел убийство Б . Нечунаев посоветовал убить его, хотя тот обещал никому не говорить о содеянном. Однако Дорошкова и Нечунаев не отказались от решения убить его, в связи с чем Нечунаев три раза ударил потерпевшего рукой по голове, отчего он упал на пол, встал ему ногой на левую руку, а Дорошкова перерезала вены на руке. Он выходил из комнаты, а по возвращении заметил, что Я не подаёт признаков жизни. Нечунаев сказал, что он ударил его ножом в горло и сломал клинок. Когда пришёл Б он посадил его на кровать возле трупа матери и стал требовать от н сле чего Нечунаев нанёс ему около 5 ударов кулаком по лицу, угрожал убить его. Опасаясь сообщения в милицию, Дорошкова стала настаивать на убийстве Б которого Нечунаев повалил на диван, положил ему на лицо подуш на неё, а Дорошкова стала удерживать его за руки. Нечунаев три раза провёл ножом по шее Б , который перестал подавать признаки жизни. Дорошкова предложи ечь и уничтожить улики, с чем согласился Нечунаев, после чего Дорошкова подожгла одеяло (т.З л.д.146-150).

Из показаний Левина А.С. при допросе в качестве обвиняемого с участием адвоката видно, что он фактически подтвердил приведённые выше показаний (т.З л.д. 159-162).

После оглашения показаний Левина А.с. он подтвердил, что действительно давал их без какого-либо воздействия на него, и эти показания он подтверждает.

Из показаний осуждённой Дорошковой А.И. в судебном заседании видно, что она полностью отрицает свою причастность к происшедшим событиям, так как спала и ничего не слышала.

Судом в порядке ст.276 УПК РФ были исследованы её показания, данные на предварительном следствии.

Из протокола допроса Дорошковой А.И. в качестве подозреваемой с участием адвоката следует, что во время конфликта Левин ударил кулаком в грудь Б , которая упала на пол. Нечунаев схватил нож и ударил её в горло не менее 5 раз, после чего она плохо помнит дальнейшие события. Тем не менее помнит, что после этого Нечунаев ножом резал руку Я сломал клинок ножа и выбросил его в окно. Также помнит, как Левин наносил удары кулаком Б , сидевшему в кресле. Не помнит, как уходили из квартиры и кто её поджог. Свою причастность к убийству кого-либо отрицала (т.З л.д.80-83).

При допросе в качестве обвиняемой Дорошкова А.И. вину не признала, сославшись на провалы в памяти (т.З л.д.90-92).

При дополнительном допросе в качестве обвиняемой с участием адвоката Дорошкова А.И. показала, что от удара Левина Б упала на пол. К ней подошёл Нечунаев и ударил ножом в шею, а Левин встал ей ногой на шею, и она захрипела, а Левин продолжал давить ей ногой на шею, и когда убрал ногу, потерпевшая перестала хрипеть. Затем Левин табуретом не менее трёх раз ударил Я по голове, и тот упал на пол. Вены ему она не резала и ударов не наносила. Обстоятельств покушения на убийство Б она не помнит (т.З л.д.94-96).

После оглашения показаний Дорошковой А.И. она заявила о несоответствии их действительности и даче под воздействием следователя, применявшего к ней недозволенные методы следствия.

В связи с отказом Начунаева О.А. от дачи показаний в судебном заседании судом были исследованы его показания, данные на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Из показаний Нечунаева О.А. при допросе в качестве подозреваемого с участием адвоката следует, что во время распития спиртного в квартире Б Б стала оскорблять их, осуждённых, на что они предложили ей уйти в свою комнату и не мешать им, но потерпевшая стала оскорблять Левина и его мать. В ответ Левин ударил её кулаком, и она упала на пол, а они продолжили распивать спиртное. Через некоторое время Б вновь стала кричать и оскорблять их, и Левин несколько раз пнул её, Дорошкова также неоднократно пнула её по голове. Затем Дорошкова взяла кухонный нож и ударила им Б . в шею, отчего она захрипела. Тогда Левин наступил ногой на горло потерпевшей и давил около минуты, а в это время в квартиру пришёл Ц . Левин сказал, что Я является очевидцем убийства и сообщит об этом в милицию, хотя тот уверял, что не сделает этого и поможет выкинуть труп Б . Однако Левин табуретом нанёс ему удар по голове, отчего тот потерял сознание и упал. Левин взял нож, которым убили Б , и вскрыл им вены Я , который захрипел.

Он, Нечунаев, чтобы прекратить мучения Я , тем же ножом нанёс ему два удара в шею, при этом нож сломался, а потерпевший умер Вскоре в квартиру пришёл Б и сел рядом с трупом матери, он стал выяснять, почему Б не возвращает долг в сумме рублей, а затем Левин и Ц стали избивать его кулаками по лицу. Он, Нечунаев, ушёл в туалет, а по возвращении увидел Б лежащим на диване, возле него стояла Дорошкова, он понял, что потерпевший умер, но не знает, кто его убил.

Ц или Левин предложили поджечь квартиру для уничтожения следов преступления. Левин зажигалкой поджог простынь, а они стали стирать с предметов отпечатки пальцев, часть предметов, в том числе, орудия преступления, сложили в пакет и выбросили на улице. Считает себя виновным в убийстве только Я , Б он не избивал и не убивал (т.З л.д.8-12).

Из показаний Нечунаева О.А. при допросе в качестве обвиняемого он частично изменил свои показания, уточнил действия других осуждённых при лишении потерпевших жизни. В отношении своих действий пояснил, что Я он действительно два раза ударил ножом в горло, но в тот момент он был уже мёртв, сделал это из боязни, что Левин и его может убить.

Поджигать квартиру он не предлагал (т.З л.д. 19-21).

В последующих протоколах допросов в качестве обвиняемого Нечунаев О.А. вновь признал свою причастность к убийству Я и рассказал о своих объективных действиях (т.З л.д.23-26, 42-43).

В приговоре судом дана мотивированная критическая оценка показаний осуждённых и причин их противоречивости, и их достоверность обоснована в совокупности с другими доказательствами и в той части, в которой не противоречат им.

Потерпевшая Т . показал, что о смерти Я она узнала от Б которая также сообщила, что вместе с ним была убита Б ., а в их квартире был пожар.

Из показаний потерпевшего Б . следует, что по приходу домой он увидел мать лежащей на полу, накрытой одеялом, её сожитель Я также лежал на полу полураздетым. В комнате находилась ранее незнакомая Дорошкова, которая наносила удары ногами сверху Я по голове. В подъезде он увидел Ц и Нечунаева, который велел идти в квартиру, где также находился Левин. Нечунаев сдёрнул одеяло с головы матери и велел смотреть, что они сделали с ней, пообещав и с ним сделать то же самое. Увидев окровавленное лицо матери, он понял, что она убита, и впал в шоковое состояние. В этой же комнате на полу лежал Я , который бился в конвульсиях. Левин стал вести с ним разговор о деньгах, предложил выпить.

Через некоторое время Дорошкова стала выкручивать ему руки, он пытался сопротивляться, но кто-то попросил его лечь на диван, что он и сделал, понимая, что его убьют, как свидетеля. Дорошкова села ему на грудь, Нечунаев сел на бедро и держал ему руки. Дорошкова продемонстрировала ему нож с отломанным концом клинка и велела посмотреть, что они сделали с Я этим ножом, который лежал весь в крови. Дорошкова стала ножом резать ему шею, а Нечунаев держал его руки. Левин положил ему на лицо подушку и сел на нее, отчего он временно потерял сознание, делали это неоднократно. Очнулся он от боли в ноге и едкого дыма, в квартире был пожар, но он смог выйти на улицу и попросил вызвать пожарных и «скорую помощь», которая доставила его в больницу. У него была порезана шея, имелись ожоги.

В порядке уточнения его показаний были исследованы и получили оценку показания Б на предварительном следствии, не имеющие существенных противоречий (т. 1 л.д. 185-192), при этом он пояснил, что достоверными являются его показания, данные в судебном заседании.

Из показаний свидетеля Ц в судебном заседании видно, что во время ссоры Дорошковой с Б Левин ударил последнюю табуретом по голове и лежащую несколько раз пнул, после чего Дорошкова ударила её ножом в шею, а Левин наступил ей ногой на шею, пока она не перестала хрипеть. После этого Левин притащил из коридора Я и сказал, что с ним будет то же самое. Левин и Нечунаев стали избивать Я руками и ногами по различным частям тела, а когда тот упал Дорошкова потопталась на нём, после чего Левин ножом перерезал у него вены на руке, а Нечунаев удерживал его руки. Затем Нечунаев воткнул нож в горло потерпевшего. Когда в квартиру пришёл Б и увидел содеянное, ему стали угрожать, но он просил не убивать его, обЕщая молчать, однако ему не поверили. Левин и Нечунаев повалили его на диван, Дорошкова села ему на грудь, а Нечунаев держал за ноги. Левин положил ему на лицо подушку и давил на нее, пока потерпевший не перестал дёргаться. Убедившись, что он ещё жив, Нечунаев лезвием ножа провёл ему по шее, после чего нож оказался в руках у Дорошковой. Он не препятствовал действиям осуждённых, опасаясь расправы над ним, как свидетелем. Затем все стали стирать отпечатки пальцев, нашли канистру с бензином и решили все сжечь, а после поджога квартиры убежали.

В порядке уточнения показаний свидетеля Ц были оглашены его показания на предварительном следствии (т. 2 л.д. 17-22), в том числе и на очных ставках со свидетелем К (т. 2 л.д. 32-33), осуждёнными Левиным А.С, Нечунаевым О.А., Дорошковой А.И., которые существенных противоречий не имеют и получили оценку в их совокупности (т. 2 л.д. 54-59, 64-66, 60-63).

Из показаний свидетеля Б усматривается, что на место происшествия он прибыл в момент тушения его пожарными расчётами и от начальника расчёта узнал об обнаружении в квартире двух трупов, а еще одного из потерпевших увезла «скорая помощь». После локализации пожара в комнате он обнаружил труп женщины, а у окна - труп мужчины, которые сильно обгорели.

Его показания соответствуют протоколу осмотра места происшествия (т.

1 л.д. 167-174) и акту о пожаре (т. 1 л.д. 144-150).

Из актов судебно-медицинских экспертиз следует: на трупе Б обнаружены колото-резаное ранение передней поверхности шеи, проникающее в полость гортани; поверхностные колото- резаные ранения передней и правой боковой поверхностей шеи; кровоизлияние в кожный лоскут головы; обширный дефект мягких тканей в виде обугливания и обгорания тела общей площадью до 40%; колото-резаное ранение шеи свидетельствует о возможности наступления смерти от данного телесного повреждения (т. 2 л.д. 88-90, 106-108); на трупе Я обнаружены колото-резаная рана шеи слева с повреждением мышц шеи, внутренней яремной и общей сонной артерии слева, глубоких мышц шеи, мягких тканей околопозвоночной клетчатки шейного отдела позвоночника, с поверхностной насечкой на теле 3-го шейного позвонка, с массивными кровоизлияниями в окружающей ткани; две резаные раны шеи с повреждением кожи, подкожной клетчатки и поверхностных мышц шеи, с кровоизлияниями в окружности; конструкционные переломы 2 ребра слева по передней подмышечной линии, с 3 по 8 ребер слева по средней подмышечной линии, 2 ребра справа по средней ключичной линии, 4 ребра справа по средней ключичной линии и средней подмышечной линии, локальные переломы с 6 по 8 рёбер слева по передней подмышечной линии с кровоизлияниями под пристеночную плевру и межрёберные мышцы; причиной его смерти явилась колото-резаная рана шеи с повреждением ярёмной и общей сонной артерии, сопровождавшаяся развитием кровопотери (т. 2 л.д. 121-125, 143-144); на теле Б установлены непроникающая рана передней поверхности шеи, термические ожоги лица и шеи, области правого тазобедренного сустава 2-3 степени площадью 3-4%, повлекшие причинение вреда здоровью средней тяжести (т. 2 л.д. 152-156).

По заключению пожарно-технической экспертизы, наиболее вероятной непосредственной причиной пожара послужило тепловое воздействие открытого источника зажигания на сгораемые материалы в районе установленного очага пожара с применением легковоспламеняющихся либо горючих жидкостей (т. 2 л.д. 190-199).

Приведённые выше доказательства в их совокупности в приговоре получили мотивированную оценку с точки зрения их достоверности, допустимости, и обоснованно признаны достаточными для подтверждения вины в содеянном каждого из осуждённых, при этом проверены и мотивированно отвергнуты доводы осуждённых и их защиты о недостаточности доказательств их виновности.

При таких обстоятельствах необоснованными являются доводы кассационных жалоб осуждённых Левина, Дорошковой и адвоката Аршинской о неправильном установлении судом фактических обстоятельств дела и степени причастности осуждённых к содеянному, а также недоказанности их действий по отношению к каждому из потерпевших и наступившим последствиям.

Ссылка адвоката Аршинской Э.А. в кассационной жалобе на представленные ею в дополнении к жалобе заключения специалиста в области судебной медицины Г не могут влиять на объективность предварительного следствия и законность постановленного приговора в отношении осуждённых.

Указанные заключения специалиста являются его личным мнением в области судебной медицины, получено внепроцессуальным порядком, не было предметом исследования в судебном заседании судом первой инстанции, а поэтому не имеет силы доказательства и не может противоречит тем из них, которые добыты в установленном законом порядке и после их исследования в ходе судебного разбирательства получили мотивированную оценку в приговоре.

Кроме того, выводы судебно-медицинской экспертизы являются полными, объективными, получили надлежащую оценку в приговоре и в дополнительной проверке не нуждаются.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Левина по ст.ст. 105 ч. 2 п. «ж», 105 ч. 2 п.п. «ж, к», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ, Дорошковой по ст.ст. 105 ч. 2 п. «ж», 105 ч. 2 п.п. «ж, к», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ и Нечунаева по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, к», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ является правильной законной и обоснованной.

Психическое состояние каждого из осуждённых проверено надлежащим образом, выводы суда о их вменяемости сомнений в их обоснованности не вызывают.

Нарушений уголовно-процессуального закона, на что указано в кассационных жалобах, которые бы свидетельствовали о неправосудности приговора, по делу не имеется.

Наказание каждому из осуждённых назначено соразмерно содеянному ими, данным о личностях каждого из них и тех смягчающих обстоятельств, на которые имеются ссылки в жалобах, а поэтому данные наказания не являются чрезмерно суровыми и несправедливыми.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам и снижения осуждённым наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 23 ноября 2007 года в отношении Левина С Дорошковой А И и Нечунаева О А оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённых Левина А.С, Дорошковой А.И., Нечунаева О.А. и адвоката Аршинской Э.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 45-О08-32

УК РФ Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх