Дело № 45-О12-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №45-О12-5

от 20 февраля 2012 года

 

председательствующего Шмаленюка СИ., судей Безуглого Н.П. и Шалумова М.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Зверева A.B. и его защитника Фотиевой Л.С. на приговор Свердловского областного суда от 15 декабря 2011 года, которым

осужден по пп. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 21 июня 2011 г.

Заслушав доклад судьи Шалумова MC, объяснения осужденного Зверева A.B. в режиме видеоконференцсвязи, и его защитника Богославцевой О.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Зверев A.B. признан виновным в убийстве четырех лиц - [скрыто]

[скрыто] -' [скрыто] -' с целью скрыть другое

преступление, совершенном 20 июня 2011 г. в [скрыто]

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Зверев A.B., не оспаривая своей причастности к лишению жизни потерпевших, высказывает несогласие с приговором как постановленным с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона и права обвиняемого на защиту, в числе которых приводит следующие.

При назначении экспертиз следователь не разъяснял его процессуальные права, с постановлениями он был ознакомлен не сразу после назначения экспертиз, а по окончании предварительного следствия, тем самым он был лишен возможности задать экспертам дополнительные вопросы. Адвокат Пономарев В.Н. в ходе судебного разбирательства ненадлежащим образом, формально, осуществлял его защиту, не знакомился с материалами дела, не беседовал с ним наедине, не выяснял его позицию по делу, а заявления подсудимого по этому поводу в судебном заседании не отражены в протоколе; таким же формальным было участие в конце судебного разбирательства адвоката Фотиевой Л.С, что, по мнению Зверева, свидетельствует о неэффективной защите подсудимого. Обращает внимание на то, что суд сослался в приговоре на вещественные доказательства, которые в судебном заседании непосредственно не исследовались, и тем самым незаконно положил их в основу приговора.

Полагает, что данное дело об особо тяжком преступлении подлежало в силу закона рассмотрению коллегиальным составом суда, однако рассмотрено судьей единолично, чем также грубо нарушены права обвиняемого.

С учетом приведенных доводов просит приговор отменить и направить дело на новое разбирательство коллегиальным составом суда, либо изменить приговор и с учетом смягчающих обстоятельств заменить пожизненное лишение свободы на наказание в виде лишения свободы на определенный срок.

В кассационной жалобе защитник Фотиева Л.С. полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, относительно мотивов убийства

не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а его действия по данному эпизоду необоснованно квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В подтверждение ссылается на показания Зверева A.B. в судебном заседании о том, что он выстрелил в [скрыто] вслед через дверь, «просто так, сгоряча», не думая о последствиях, и не имея цели скрыть предыдущее убийство [скрыто] и [скрыто]. Поведение осужденного после совершенных убийств также свидетельствует об отсутствии у него намерения скрыть следы преступления либо скрыться самому.

Назначенное Звереву наказание считает чрезмерно суровым. По мнению защитника, суд не учел в полной мере смягчающие обстоятельства и исключительно положительные характеристики осужденного, а также то, что потерпевшие [скрыто] и Т [скрыто], которые оскорбляли осужденного, выражались в его адрес нецензурной бранью, своим противоправным поведением спровоцировали совершение им преступлений. Полагает, что действия осужденного явились также следствием неблагополучной обстановки в семье, поскольку потерпевшие - его сын [скрыто]. и жена 3 [скрыто] злоупотребляли спиртными напитками, сын в нетрезвом

состоянии был агрессивным, привлекался к уголовной ответственности, жена не работала, домашним хозяйством не занималась, на этой почве в семье часто происходили ссоры, драки.

На этом основании просит приговор изменить, исключить из осуждения квалифицирующий признак, предусмотренный п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, заменить пожизненное лишение свободы на наказание в виде лишения свободы на определенный срок.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Соколов Д.С. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит оставить жалобы без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению.

Выводы суда о виновности Зверева в совершении инкриминированного ему преступления подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Так, Зверев в судебном заседании свою вину в предъявленном обвинении полностью признал и в основном подтвердил свои показания на

предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также сведения, сообщенные в ходе проверки этих показаний на месте преступления, оспаривая лишь квалификацию его действий по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ в отношении В [скрыто], утверждая, что просто выстрелил в дверь.

Из сообщенных Зверевым в ходе следственных действий непротиворечивых сведений следует, что в последнее время его жена, 3 [скрыто], и сын В [скрыто] злоупотребляли спиртными напитками, жена не работала, пила в компании с соседями В [скрыто], сын тратил его деньги, на этой почве между ними часто происходили ссоры, он бил жену, дрался с сыном. 20 июня 2011 г. вечером он спал в своей комнате, к нему пришли сын с другом, ТЯ [скрыто] были немного пьяные, стали смеяться над ним, говорить ему обидные слова, что он ни на что не способен, возникла ссора, он сказал им: «Вы не знаете, на что я способен», принес из гаража охотничье ружье с патронами, зарядил ими оба ствола и пришел в комнату сына. Сначала наставил ружье на тЦ^^^Я, но и сын стали говорить

ему, что он все равно не выстрелит, так как он «тряпка», тогда выстрелил сначала в голову тЦ^^^Я, отчего тот упал на диван, затем в сына в область лица, отчего сын упал на пол.

В это время из кухни выбежала жена и побежала во двор дома [скрыто]. Он понял, что убил [скрыто] и сына> решил убить также и жену, так как она ему по вышеуказанным причинам надоела, вновь зарядил ружье патронами и побежал за женой. Во дворе соседнего дома выстрелил в жену в область правого плеча, она упала, он увидел, что в это время сосед, [скрыто], забежал со двора к себе в дом и стал закрывать дверь, решил убить [скрыто], для чего выстрелил тому в грудь. В сарае пытался покончить жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову. При проверке показаний на месте преступления уточнил, что [скрыто] убил потому, что тот оказался очевидцем совершенного им убийства жены и мог оказать ему противодействие, задержать.

Данные сведения суд правомерно признал правдивыми в той части, в которой они соответствуют другим достоверным доказательствам, в том числе:

показаниям свидетелей -

[скрыто] ^Н-' прибывшего на место преступления в составе

оперативно-следственной группы, которому [скрыто] показала трупы мужчины и женщины, и сообщила, что в погибших стрелял сосед; когда они подошли к соседнему дому, то из бани вышел Зверев с окровавленной головой и сказал, что это он всех убил, и выдал ружье, а также показал еще два трупа;

[скрыто]. сообщившего аналогичные сведения;

которой Зверев говорил, что это он убил всех четверых, так как они его довели;

[скрыто] ' Л ( [скрыто], сообщивших в основном аналогичные сведения;

сведениям, содержащимся:

в протоколе осмотра места происшествия;

заключениях судебно-медицинских экспертиз о том, что смерть всех потерпевших наступила от огнестрельных ранений с близкого расстояния; заключении комиссии экспертов о том, что изъятые из трупов [скрыто]

и [скрыто] дробь и пыжи являются однородными, а патроны, компоненты снаряжения которых были изъяты с места происшествия и из трупов указанных потерпевших, имеют единый источник снаряжения с самодельно заряженными патронами, изъятыми с места происшествия;

заключениях эксперта по одежде [скрыто], эксперта-криминалиста по патронам, изъятым с места происшествия;

заключении судебной генетической экспертизы; иных материалах дела.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к показаниям Зверева в судебном заседании о том, что, стреляя в [скрыто] через дверь, не имел цели скрыть совершенные преступления, как к надуманным и противоречащим совокупности исследованных доказательств.

Квалификация действий осужденного является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела. Оснований для их переквалификации на закон о менее тяжких преступлениях Судебная коллегия не усматривает.

Доводы кассационной жалобы защитника об отсутствии у Зверева при выстреле в [скрыто] цели скрыть убийства 3 [скрыто], [скрыто] и [скрыто]

опровергаются приведенными выше сведениями, в том числе первоначальными показаниями самого Зверева о причинах, по которым он выстрелил в В [скрыто] Аналогичные доводы самого Зверева, выдвинутые в ходе судебного разбирательства, проверялись судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимому и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих

повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Приведенные в кассационной жалобе Зверева доводы о допущенных в отношении него нарушениях уголовно-процессуального закона и права на защиту не основаны на законе и материалах дела.

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ, суд первой инстанции рассматривает в составе коллегии из трех судей федерального суда общей юрисдикции уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 205, 206 ч.ч. 2-4, 208 ч. 1, 212 ч. 1, 275, 276, 278, 279 и 281 УК РФ, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со статьей 231 Кодекса, - уголовные дела о преступлениях, предусмотренных другими статьями, в том числе ст. 105 частью второй УК РФ.

Зверев после разъяснения ему следователем в присутствии защитника права обвиняемого на коллегиальное рассмотрение дела, предусмотренного указанной нормой, заявил, что данным правом воспользоваться не желает, ходатайств о рассмотрении его дела коллегией судей не заявлял (т. 4 л.д. 189190, т. 5 л.д. 19), поэтому основания для коллегиального рассмотрения дела отсутствовали, и дело правильно рассмотрено единолично судьей областного суда.

Как видно из материалов дела, с постановлениями о назначении судебно-медицинских и дактилоскопической экспертиз Зверев ознакомлен сразу же после их вынесения, о назначении других экспертиз - 23.09.2011, т.е. более чем за 2 недели до его уведомления об окончании предварительного следствия, с заключениями экспертиз - по окончании следствия.

При этом ему в присутствии защитника разъяснялись следователем его процессуальные права, что подтверждено соответствующими подписями в протоколах, он не был лишен возможности заявлять различные ходатайства, в том числе о постановке перед экспертами дополнительных вопросов, однако согласно протоколам, таких ходатайств ни от него, но от защитника не поступало, а содержание самих результатов экспертиз Зверев не оспаривает.

Судебная коллегия не находит оснований для признания деятельности адвокатов, осуществлявших защиту Зверева в судебном разбирательстве, недобросовестной, а доводы осужденного об этом считает надуманными. Адвокат Пономарев В.Н., назначенный судом, ознакомился с материалами дела (т. 5 л.д. 130-131), активно участвовал в допросах потерпевших и свидетелей, задавал им вопросы в защиту подсудимого, допрашивал подсудимого, участвовал в исследовании других доказательств, заявлял

ходатайства, выступал в прениях, его позиция не противоречила позиции подсудимого.

В связи с тем, что судебное следствие и прения проводились в г. [скрыто] а завершено разбирательство в г. [скрыто] судом с согласия сторон произведена замена адвокатов и для защиты интересов Зверева назначена адвокат Фотиева Л.С, которая, также изучив материалы дела (т. 5 л.д. 132-133), выступила по гражданскому иску, присутствовала при предоставлении подсудимому последнего слова и оглашении приговора, знакомилась с протоколом судебного заседания, написала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ в интересах осужденного Зверева и оказала ему помощь в подготовке его кассационной жалобы.

Каких-либо замечаний по поводу действий обоих адвокатов Зверев не высказывал, отводов им не заявлял.

Все предметы, обнаруженные в ходе следствия и имеющие значение для дела, осмотрены следователем и приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, в судебном заседании протоколы их осмотров оглашены государственным обвинителем.

Поскольку стороны не заявляли о необходимости непосредственного осмотра судом данных предметов, суд ограничился оглашением протоколов их осмотров и правомерно сослался на них в приговоре как на допустимые доказательства.

Таким образом, каких-либо существенных нарушений закона, прав Зверева как обвиняемого и подсудимого, не установлено.

Наказание Звереву назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о его личности, в том числе и тех, на которые ссылается в своей кассационной жалобе защитник Фотиева Л.С, оно полностью отвечает требованиям ст. 6, 60 УК РФ, и потому является справедливым, а доводы кассационных жалоб о его чрезмерной суровости нельзя признать заслуживающими внимания.

Достаточных оснований для признания поведения потерпевших [скрыто] противоправным или аморальным, и

явившимся поводом для совершения Зверевым преступления в отношении них, суд первой инстанции не установил, и Судебная коллегия их также не усматривает.

Решение суда о необходимости назначения Звереву, с учетом его исключительной опасности для общества, наказания в виде пожизненного лишения свободы, является обоснованным, мотивированным, и полностью соответствует требованиям уголовного закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Свердловского областного суда от 15 декабря 2011 года в отношении Зверева [скрыто] оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Зверева A.B. и его защитника Фотиевой Л.С. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 45-О12-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 30. Состав суда
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх