Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 46-АПУ13-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 августа 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-АПУ13-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 августа 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бирюкова НИ., судей Земскова Е.Ю., Тришевой А.А. при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи апелляционные жалобы осуждённого Петряхина Д.М. и адвоката Макрушина Е.Г. на приговор Самарского областного суда от 19 февраля 2013 г., по которому Петряхин Д М, несудимый, осуждён к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет; п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 16 лет с ограничением свободы на 1 год с 2 установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ; по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 5 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений Петряхину Д.М. назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Срок отбывания наказания Петряхину Д.М. исчислен с 19 февраля 2013 г. с зачётом предварительного заключения с 15 сентября 2012 г. по 18 февраля 2013 г.

Постановлено взыскать с Петряхина Д.М. в пользу М руб. - компенсацию морального вреда. Признано за ООО « право на удовлетворение гражданского иска, и вопрос о размере возмещения гражданского иска передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осуждённого Петряхина Д.М. и адвокатов Книстяпиной Н.С. и Чичёва А.И. в обоснование доводов, приведённых в апелляционных жалобах, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Петряхин осуждён за убийство, сопряжённое с разбоем, за разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за разбой, совершённый группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 25 декабря 2011 г. в д.49 по ул.

и в ночь на 28 апреля 2012 г. в пос.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах: осуждённый Петряхин считает, что за убийство, сопряжённое с разбоем, и за разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего М он осуждён незаконно. Утверждает, что этого преступления он не совершал.

Ссылается на то, что он не мог сжечь форму работника полиции в том месте, где она была обнаружена, так как после убийства М был объявлен план , и там было много работников полиции. Данное обстоятельство никто не проверил. Указанную форму одежды нашли без его участия, и когда его привезли на это место, то в данном следственном действии участвовало много не указанных в протоколе сотрудников правоохранительных органов: вместо 7-8 около 15 человек. Адвокат 3 Саломасов не препятствовал следователю и на многие нарушения требований УПК РФ, допущенные на предварительном следствии, не реагировал. В ходе проведения этого следственного действия он дал признательные показания под воздействием следователя.

При ознакомлении с делом он просил допустить для участия в уголовном деле адвоката Шиханову, однако следователь нарушил его право на защиту и провёл это следственное действие с участием адвоката по назначению. Следователю, по его словам, некогда было искать адвоката Шиханову. При этом за один день с уголовным делом из 7 томов были ознакомлены все участники процесса, так как у следователя истекал срок окончания следствия по делу. В связи с заявленным ходатайством об обеспечении его адвокатом Шихановой при ознакомлении с делом в отношении его были применены незаконные действия, в результате чего он ознакомился с делом и подписал протокол об этом с участием адвоката по назначению.

28 декабря 2012 г., то есть в последний рабочий день, было утверждено и обвинительное заключение, а на 11 января 2013 г. было назначено предварительное слушание. Он не был извещён за 5 дней о дате, времени и месте этого заседания, постановление ему не вручалось. 11 января 2013 г., накануне судебного заседания, его ознакомили с этим постановлением, несмотря на то, что рассматривались вопросы, связанные с назначением судебного заседания и продлением срока содержания под стражей. Тем самым он был лишён права на участие в предварительном слушании, так как своевременно не был извещён о его проведении, не мог заявить ходатайство об исключении недопустимых доказательств, обжаловать постановления о назначении судебного заседания по существу предъявленного ему обвинения и продления срока содержание под стражей.

Не вызывался и не допрашивался в суде осуждённый по другому делу Гонт.

Он был лишён возможности задать ему вопросы, проверить достоверность явки с повинной, в которой он якобы сообщил Г о разбойном нападении и убийстве М . Также не допрашивался свидетель М который был задержан и обвинялся в разбойном нападении и убийстве М , на которого потерпевшая и свидетели указали как на лицо, совершившее указанное преступление. М заявил о недозволенных методах ведения следствия в отношении его для склонения к признанию в разбойном нападении и убийстве М . Полагает, что дело в части разбойного нападения и убийства М „ в отношении его фальсифицировано. Считает, что суд не исследовал доказательства, свидетельствующие о его непричастности к совершению этого преступления, в частности заключения экспертов о том, что человек, зафиксированный на видеорегистраторе, и он - это разные лица. Суд не вызвал экспертов и не допросил их и свидетеля М , что свидетельствует о необъективности и обвинительном уклоне судебного следствия. Постановления об отказе в 4 возбуждении уголовного дела по его заявлению о недозволенных методах ведения следствия в отношении его, на который суд сослался в опровержение его доводов о преступных злоупотреблениях правоохранительных органов, он не получал и не видел, в связи с чем был лишён возможности его обжаловать. Кроме того, в нарушение уголовно-процессуального закона суд не решил судьбу вещественных доказательств, не разъяснил ему право на ознакомление с протоколом судебного заседания, подачу замечаний на этот протокол. В заключение жалобы Петряхин ссылается на то, что после вынесения приговора ограничивается его доступ к правосудию. Сотрудники следственного изолятора не направляют в суд Красноярского и Сергиевского районов его жалобы на недозволенные методы ведения следствия по данному делу. Ограничивается его право на ознакомление с протоколом судебного заседания. К нему не поступают ответы на его заявления, ходатайства и жалобы. В протоколе судебного заседания не полностью зафиксирован ход судебного процесса, ответы на вопросы.

В дополнениях к апелляционной жалобе Петряхин просит уголовное дело в отношении его в части осуждения по п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить и вынести новое судебное решение об оправдании по п.

«в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В части осуждения по ч. 2 ст. 162 УК РФ он просит снизить назначенное ему наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Ссылается на то, что он преступлений в отношении М не совершал. Показания о совершении этих преступлений он дал под воздействием сотрудников правоохранительных органов, которые фальсифицировали в отношении его протоколы его допросов, проверок показаний на месте происшествия и обнаружения вещественных доказательств. Именно этим объясняется то, что его признательные показания противоречат показаниям потерпевшей М об обстоятельствах встречи с ней, нахождения в доме и убийстве М : к даче этих показаний его также готовили сотрудники правоохранительных органов. Также он был подготовлен к проверке показаний на месте уничтожения форменной одежды сотрудника полиции и дал показания по разработанному ими сценарию. Кроме того, в проведении этого следственного действия 19 сентября 2012 г. принимали участие сотрудники правоохранительных органов, не зафиксированные в данном протоколе как участники данного следственного действия. Именно не указанный в протоколе сотрудник полиции приходил к нему в изолятор за день до проведения этой проверки показаний на месте и объяснил ему, как и где он должен обнаружить обгоревшие остатки обмундирования. Наряду с этим участники этого следственного действия не были предупреждены о том, что при его проведении применялся металлоискатель. Следователь ему задавал наводящие вопросы по поводу обнаруженных вещей. Не зафиксирована находка обгоревших предметов. Эксперты не могли ответить на вопрос, что представляют собой изъятые при проведении данного следственного 5 действия предметы и заявили, что на них отсутствуют следы горюче­ смазочных материалов и легковоспламеняющей жидкости. Полагает, что форменное обмундирование заранее было подвергнуто горению и подложено на место предстоящей проверки его показаний сотрудниками правоохранительных органов. Его показания о том, что он сложил форму и ботинки в мешок и затем поджёг, не согласуются с заключением экспертов о наличии множественных разрывов обмундирования, отсутствии остатков ботинок, так как он не говорил, что рвал одежду. Несмотря на ходатайство стороны защиты о признании данного доказательства недопустимым и исключении из числа доказательств, суд оставил его без удовлетворения. Не свидетельствует о том, что он свободно ориентировался в доме М , протокол проверки его показаний на месте от 20 сентября 2012 г. Не соответствуют действительности обстоятельства изменения обстановки в домовладении М на которые он указал при проверке показаний на месте. Указывает, что 26 декабря 2011 г. он не покидал с. , что может подтвердить свидетель А которого он просит допросить об этом в суде апелляционной инстанции. Не было удовлетворено ходатайство об истребовании у оператора сведений о соединениях абонента Петряхина в день, когда он якобы избавился от оружия. Он не мог в тот день избавиться от пистолета и ножа. Этот сценарий избавления от оружия также был навязан ему сотрудниками полиции. Не выяснен вопрос, как же он по истечении четырёх месяцев совершил нападение с этим пистолетом на магазин « Доводы водолазов о том, что пистолет могло снести течением, является неубедительным, поскольку он имеет большой вес. О ложности его показаний, связанных с приобретением парика, свидетельствует то, что по показаниям свидетеля Д клея в её отделе не было, а он утверждал, что там же приобретал клей. Не представляют ценности и показания свидетеля Л , поскольку показания о продаже форменной одежды на рынке « не свидетельствуют о приобретении им этой одежды. Не соответствует также время отравления собаки, указанное им, заявленному потерпевшей и свидетелями, так как он не приобретал и не изготавливал яд, так же как и не травил собаку М Не установлено судом, на каком автомобиле он передвигался.

М и продавцы из принадлежащего М магазина не об нимание на дефект его речи. Счи суд подошёл избирательно и необъективно к изложению доказательств в приговоре и оценил лишь те, которые выгодны обвинению и содержат неопределённые выводы. В заключение жалобы Петряхин просит назначить ему по ч. 2 ст. 162 УК РФ 2 года 6 месяцев лишения свободы, как и его подельнику Г адвокат Макрушин просит уголовное дело в отношении Петряхина в части осуждения по п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. В части осуждения Петряхина по ч. 2 ст. 162 УК РФ адвокат 6 просит снизить назначенное ему наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы. При этом адвокат, приведя в апелляционной жалобе свою оценку доказательств, указывает на то, что выводы суда о достоверности показаний Петряхина на предварительном следствии, которые согласуются с показаниями потерпевшей М и другими доказательствами, несостоятельны. Утверждает, что показания Петряхина, данные на предварительном следствии, противоречат показаниям потерпевшей М К даче этих показаний на предварительном следствии, при проверке их на месте, как утверждает Петряхин, его готовили сотрудники правоохранительных органов, фальсифицировавшие поджог форменной одежды работника полиции. Протокол проверки показаний на месте является недопустимым доказательством, так как в проверке участвовали сотрудники правоохранительных органов, не зафиксированные в протоколе. Ходатайство об исключении этого доказательства не было удовлетворено. В дальнейшем изъятые при проведении этого следственного действия предметы были признаны вещественными доказательствами и исследовались экспертами при проведении химической и товароведческой экспертиз. Не указанный в протоколе проверки показаний на месте сотрудник правоохранительных органов, по словам Петряхина, приходил к нему в камеру вместе с начальником криминальной полиции и объяснял ему, где и как он должен обнаружить остатки сгоревшего форменного обмундирования. В ходе проверки показаний на месте Петряхину задавались наводящие вопросы.

Кроме того, в протоколе не отмечено применение технических средств, в частности металлоискателя, не зафиксирован видеокамерой сам факт находки обгоревших предметов. При таких обстоятельствах адвокат считает, что заключения экспертов о причине возгорания вещей, принадлежности их к форменному обмундированию, отсутствие на них следов ГСМ и ЛВЖ, пояснения специалиста Ш ^ не свидетельствуют о причастности Петряхина к преступлению. Не подтверждает виновности Петряхина протокол проверки его показаний на месте происшествия, поскольку он получил информацию об убийстве М со слов работников полиции и знал, как следует действовать, поскольку был проинструктирован начальником криминальной полиции. Был навязан, по словам Петряхина, сценарий избавления от ножа и пистолета, поскольку водолазы, принимавшие участие в проверке показаний на месте, не смогли обнаружить эти предметы, сославшись на быстрое течение реки, глубину и незаиленное дно. Адвокат полагает, что результаты этого следственного действия должны толковаться в пользу Петряхина, как основанные на предположении. Его ходатайство об истребовании сведений о телефонных соединениях Петряхина в день, когда он избавился от ножа и пистолета при поездке в С на предмет подтверждения его местонахождения было оставлено без овлетворения. Вместе с тем ни обвинение, ни суд, по мнению адвоката, не задались вопросом, как по истечении 4 месяцев после 7 убийства М Петряхин совершил нападение на магазин с применением того же пистолета. Утверждает, что показания свидетелей Ш и Д прямо не указывают на то, что Петряхин приобретал парик в торговом центре « », так же как показания Л о приобретении им форменной одежды на рынке в г. На непричастность Петряхина к преступлениям в отношении М указывает вывод эксперта о том, что видеоизображение человека в форме с видеорегистратора в магазине « с. не позволяет сделать вывод, что им является Петряхин. По мнению адвоката, Петряхин не покупал компоненты, не изготавливал яда и не травил собаку, поскольку она была отравлена ядом, предназначенным для травли грызунов, а Петряхин, по сценарию, разработанному сотрудниками правоохранительных органов, импровизировал то, что о компонентах яда узнал из Интернета, изготовил совсем другой яд и отравил собаку накануне убийства М хотя собака была отравлена за 5 дней до этого. Далее адвокат обращает внимание на то, что не опровергнут довод о недозволенных методах ведения следствия в отношении Петряхина, в связи с чем следует критически отнестись к постановлению о прекращении уголовного дела по этому заявлению Петряхина. Указывает, что работники правоохранительных органов располагали информацией о совершении преступления и сломили волю осуждённого, который взял на себя разбойное нападение и убийство М Показания Петряхина о недозволенных методах ведения следствия в суде не опровергнуты, поскольку не допрошены следователь и другие сотрудники правоохранительных органов. Ходатайство стороны защиты об их допросе оставлено без удовлетворения. Наряду с этим адвокат полагает, что суд необоснованно критически отнёсся к показаниям свидетелей П и и Б об алиби Петряхина и дате продажи том основан состоят в родстве между собой. Показания свидетелей А , Т Б Б потерпевших М изл ом избират выгодном для , несмотря на то, что все они, описывая преступника, говорят совсем о другом человеке, и ни одна из них не опознала его и не указала на дефект его речи и на него как на лицо, совершившее преступление. Указанные лица ранее опознали М как лицо, совершившее преступление, несмотря на то, что по истечении 8 месяцев правоохранительные органы пришли к выводу о непричастности М к преступлениям в отношении М . Вместе с тем Пет на М не похож, а М п ального преступника. В отличие от указанных потерпевших и свидетелей продавцы магазина « обратили внимание на дефект речи Петряхина и дали показания об этом. На основании изложенного адвокат делает вывод о том, что Петряхин не имеет внешнего сходства с лицом, совершившим преступление в отношении М , и не является преступником. В приговоре не нашли отражение 8 показания М о применении к нему недозволенных методов ведения предварительного следствия, результатом которых стал самооговор в виде признательных показаний. В связи с этим адвокат считает, что дело в отношении Петряхина рассмотрено с обвинительным уклоном. В заключение адвокат просит снизить назначенное Петряхину наказание по ч.

2 ст. 162 УК РФ, поскольку Г было назначено за это преступление 2 года 6 месяцев, а Петряхину 5 лет лишения свободы, несмотря на то, что их роли в совершении преступления и общественная опасность ничем не отличались.

В возражениях на приведённые в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель Маврина Т.Е. и потерпевшая М просят приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его отмены или изменения.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства. Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о расследовании дела с явным обвинительным уклоном, равно как и данных о фальсификации материалов уголовного дела, Судебной коллегией не установлено.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 35-36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

Выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осуждённым, включая время, место, способ, мотивы и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированны.

При этом судом в приговоре, как это предусмотрено ст.307 УПК РФ, указаны мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства.

Вывод суда о виновности Петряхина в убийстве М сопряжённом с разбоем, в разбое с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в разбое, совершённом группой лиц по предварительному сговору, основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Вывод суда о виновности осуждённого в разбое, совершённом группой лиц по предварительному сговору, и юридическая квалификация этих действий в апелляционных жалобах не оспариваются. 9 Что касается доводов, приведённых в апелляционных жалобах, о том, что Петряхин убийства М , сопряжённого с разбоем, и разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего не совершал, то они являются необоснованными. Эти доводы опровергаются показаниями самого осуждённого, данными им на предварительном следствии, о том, что он, испытывая острую нужду в деньгах, решил ограбить М . С этой целью он убил М ранил его жену и вынужден был скрыться с места происшествия, поскольку был замечен посторонними лицами.

Суд первой инстанции тщательно проверил показания осуждённого и нашёл их допустимым доказательством, подтверждающим его вину.

Судебная коллегия находит такую оценку, данную судом показаниям Петряхина, правильной, поскольку он дал эти показания в присутствии адвоката и после разъяснения ему положений ст. 51 Конституции РФ. К тому же его показания согласуются с другими исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре доказательствами: показаниями потерпевшей М свидетелей Щ Д Л специалистов Г и Ш , протоколами следственных действий, экспертными заключениями.

Доводы стороны защиты, приведённые в апелляционных жалобах и в их выступлениях в суде апелляционной инстанции, о том, что Петряхин 25 декабря 2011 г. не мог совершить преступление в отношении М а 26 декабря 2011 г. выбросить пистолет и нож в реку Сок, поскольку находился постоянно в это время с А и никуда из с. не выезжал, то есть об алиби осуждённого Петряхина, несостоятельны.

Показания Петряхина о том, что он с 20 часов 25 декабря 2011 г. и почти до утра 26 декабря 2011 г. находился с А после чего они расстались и встретились примерно в 11 часов 26 декабря 2011 г. и были вместе примерно до 23 часов 26 декабря 2011 г. не согласуются с показаниями свидетеля А допрошенного в суде апелляционной инстанции в качестве свидетеля, по ходатайству стороны защиты, который заявил, что был с Петряхиным примерно с 19 или с 19 часов 30 минут 25 декабря 2011 г. до 23 часов 26 декабря 2011 г. Кроме того, показания А не согласуются с показаниями свидетелей защиты Б и Петряхиной, заявившими о том, что Петряхин пришёл к ним домой также в 19 часов 25 декабря 2011 г. Показания А и свидетелей Б и П являются взаимоисключающими.

Петряхин и А заявили, что находятся в дружеских отношениях.

Это подтверждает обоснованность вывода суда первой инстанции о том, что свидетели защиты Б и П дали такие 10 показания, чтобы помочь Петряхину избежать уголовной ответственности за содеянное им.

При наличии таких противоречий в показаниях Петряхина и А учитывая их взаимоотношения, Судебная коллегия также критически относится к показаниям А и расценивает их, как желание помочь Петряхину избежать уголовной ответственности за преступления, совершённые им в отношении М Несостоятельны доводы стороны защиты, содержащиеся в апелляционных жалобах, о том, что показания осуждённого, с одной стороны, и потерпевшей М , свидетелей, с другой стороны, противоречивы. В показаниях указанных лиц существенных противоречий, влияющих на законность и обоснованность обжалуемого приговора, не имеется. Показания оценены в совокупности с другими доказательствами, не противоречат им, а, напротив, согласуются с ними.

Так, доводы стороны защиты, изложенные в апелляционной жалобе, о противоречиях между показаниями Петряхина, с одной стороны, М и свидетелей, с другой стороны, в части: дефекта речи, места ожидания Петряхиным М и разговора с ней; представлялся ли он М ; ограбления или покушения на убийство семьи; о месте встречи с мужем и дочерью потерпевшей, участниках осмотра двора М месте написания заявления об установке видеорегистраторов, моменте демонстрации пистолета, обстоятельствах применения ножа и того, в каком направлении он скрылся, объясняются степенью детализации обстоятельств происшедшего, состоянием каждого участника имевшего место события, в частности Петряхина, от которого, по словам потерпевшей М исходил запах спиртного, временем, прошедшим с момента происшествия и допроса участников и очевидцев. Преступления совершены 25 декабря 2011 г. Потерпевшая М допрошена 26 декабря 2011 г., А - 27 декабря 2011 г., Т - 28 декабря 2011 г., то есть непосредственно после совершения преступлений, а Петряхин - 18 сентября 2012 г., то есть спустя 9 месяцев после происшествия. Нельзя согласиться с утверждениями в апелляционных жалобах стороны защиты о том, что потерпевшая и очевидцы происшествия не обратили внимание на речь Петряхина, так как они показали, что мужчина ни с кем не обменивался длинными фразами, контролировал свою речь, говорил глуховато, сквозь зубы, тянул слова, тем самым мог изменить свою речь. Вместе с тем все эти обстоятельства не повлияли на установление места, времени, способа, мотива, последствий и других обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также на законность и обоснованность приговора. Время прихода Петряхина в магазин М участники событий и очевидцы происшествия указывают примерно - 18 часов 25 декабря 2011 г., обращают внимание на кратковременность нахождения Петряхина в помещении магазина, поэтому довод стороны защиты, приведённый в апелляционной жалобе в обоснование 11 его невиновности, о том, что на видеорегистраторе магазина не отразился разговор Петряхина по телефону в 18 часов 58 минут, является несостоятельным, поскольку не установлено того, чтобы он разговаривал по телефону в помещении магазина.

Несостоятельно утверждение стороны защиты, приведённое в апелляционных жалобах, о применении Петряхиным одного и того же пистолета при совершении преступлений 25 декабря 2011 г. и 28 апреля 2012 г., поскольку сам он заявил, что после совершения преступлений он избавился от них, выбросив в реку.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционных жалобах, о нарушении требований УПК РФ в ходе предварительного следствия, в частности при проведении проверок показаний Петряхина на месте, проверены в состязательном процессе с участием сторон и обоснованно отклонены на основе исследованных доказательств. Участие в проверке показаний Петряхина на месте сотрудника полиции, не заявленного в начале следственного действия, не является обстоятельством, исключающим допустимость и достоверность этого протокола. То, что применялся металлоискатель при дополнительном осмотре местности, в протоколе, вопреки утверждениям в апелляционных жалобах стороны защиты, указано.

Наводящих вопросов Петряхину следователь не задавал. Остатки обнаруженного обгоревшего обмундирования зафиксированы на месте проверки. Преступления были совершены зимой, проверка показаний имела место в другое время года, спустя 9 месяцев, поэтому Петряхин не мог сразу определить место уничтожения обмундирования. Из материалов дела следует, что в ходе проверки показаний в домовладении и магазине М Петряхин свободно ориентировался в магазине, во дворе и в самом доме. При этом он указал на изменения, происшедшие во дворе, отсутствие ранее вольера для собак, место нахождения журнального стола в доме. Протоколы проверки показаний Петряхина на месте составлены в соответствии с требованиями ст. 166, 194 УПК РФ. Оснований для переоценки указанных выводов суда не имеется.

Необоснованными следует признать доводы стороны защиты, приведённые в апелляционных жалобах, о нарушении права на защиту Петряхина при ознакомлении его с делом, назначении судебного заседания, продлении срока содержания под стражей и в ходе судебного разбирательства. Как следует из представленных материалов, 8 декабря 2012 г. Петряхин после ознакомления с 1 и 2 томами уголовного дела с участием адвоката по соглашению С отказался от его услуг с просьбой предоставить ему адвоката Шиханову И.А., которая ранее представляла его интересы на предварительном следствии, и от её услуг он также отказался. Следователь С принял меры к удовлетворению ходатайства, заявленного Петряхиным, однако адвокат Шиханова И.А. отказалась от участия в следственных действиях с участием Петряхина. 12 Тогда следователь оставил без удовлетворения ходатайство Петряхина в предоставлении ему адвоката Шихановой, а Петряхин и его адвокат отказались от подписания протокола об ознакомлении с 1 и 2 томами уголовного дела без объяснения причин. В связи с этим следователь обратился в коллегию адвокатов для обеспечения Петряхина адвокатом по назначению. Для защиты Петряхина был назначен адвокат Семёнкин А.А., однако Петряхин отказался выходить из камеры. По ходатайству адвоката Семёнкина следователь ознакомил адвоката с делом и направил дело прокурору для утверждения обвинительного заключения. 10 декабря 2012 г.

прокурор возвратил дело следователю для обеспечения его требуемым адвокатом с установлением срока для исполнения этого и других указаний прокурора до одного месяца, то есть до 10 января 2013 г. 13 декабря 2012 г.

для защиты интересов Петряхина прибыл адвокат по соглашению М с участием которого было проведено ознакомление с материалами уголовного дела, назначение судебного заседания, продление срока содержания под стражей и судебное разбирательство.

Довод стороны защиты, изложенный в апелляционных жалобах, о том, что было нарушено право Петряхина на проведение предварительного слушания, также несостоятелен. Петряхин при ознакомлении с материалами уголовного дела ходатайство в соответствии с п.З ч.5 ст. 217 УПК РФ о проведении предварительного слушания не заявлял, суд при назначении судебного заседания также не усмотрел оснований для проведения предварительного слушания.

Несостоятелен и довод Петряхина, содержащийся в апелляционной жалобе, о том, что ему не вручалось постановление суда о назначении судебного заседания от 11 января 2013 г., поскольку в материалах дела имеется расписка о его вручении.

При таких обстоятельствах право на защиту Петряхина в ходе предварительного следствия, при назначении дела к слушанию и при судебном разбирательстве нарушено не было, поскольку в деле участвовали адвокаты, предоставленные Петряхину по его письменным заявлениям.

Кроме того, как сам Петряхин, так и его адвокаты, знакомясь с протоколами, видеозаписями и другими документами, замечаний по их содержанию не имели.

Нельзя согласиться и с приведёнными в апелляционных жалобах стороны защиты доводами о том, что дело рассмотрено неполно и с обвинительным уклоном. Как видно из материалов дела, при рассмотрении настоящего уголовного дела в судебном заседании все ходатайства стороны защиты и обвинения были рассмотрены по существу и по ним были приняты решения с соблюдением правил состязательности, тщательно исследованы все доказательства, представленные органами расследования.

Доводы стороны защиты, приведённые в жалобе, о даче признательных показаний Петряхиным на предварительном следствии под принуждением были предметом оценки суда первой инстанции и 13 мотивированно отвергнуты. Основания подвергать сомнению данную судом аргументированную оценку отсутствуют.

Доводы стороны защиты, приведённые в апелляционных жалобах, о непричастности Петряхина к убийству М и даче признательных показаний под давлением сотрудника полиции - начальника криминальной полиции С - несостоятельны. Осуждённый Петряхин на протяжении длительного времени в ходе следствия давал последовательные, логичные показания об обстоятельствах разбойного нападения на М и убийстве М указывая на детали, о которых не знали сотрудники правоохранительных органов, о них мог знать только человек, совершивший данное преступление. На допросах Петряхина участвовал защитник по соглашению, что исключало применение к нему недозволенных методов следствия. Кроме того, в отношении была проведена проверка в порядке ст. 144, 145 УПК РФ, в ходе которой не подтвердились доводы Петряхина и его защитника о том, что на него оказывалось психологическое давление данным лицом, принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении С за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных ст. 285, 286 УК РФ. Вопреки утверждениям осуждённого, содержащимся в апелляционной жалобе, данное постановление было вручено Петряхину с разъяснением права на его обжалование.

Вопреки доводам стороны защиты, содержащимся в апелляционной жалобе, показания допрошенного в суде М не могут являться доказательством оказания давления со стороны сотрудников полиции на Петряхина, поскольку М давал показания об обстоятельствах его содержания под стражей, а не Петряхина, и виновным себя в разбойном нападении на М и убийстве М никогда не признавал, а на предварительном следствии жалоб и замечаний не имел.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционных жалобах, о том, что свидетели обвинения - продавцы магазина, а также потерпевшая имели возможность наблюдать преступника вблизи на протяжении длительного времени, в светлое время суток, и, тем не менее, не указали в суде на Петряхина как на лицо, совершившее преступления, вследствие чего последний не является преступником, являются надуманными и не основаны на доказательствах по делу.

Из показаний свидетелей Б , Б А и Т в суде следует, что у преступника были темные волосы и брови, большие усы, закрывающие нижнюю часть лица, он был среднего или крупного телосложения, ростом см и возрастом лет. Кроме того, свидетели Б , А Т наблюдали «полицейского» несколько секунд, лицо он своё всё время от них отворачивал. Свидетель Б в суде показала, что видела Петряхина, когда его привозили в магазин на 14 следственный эксперимент, и определила его сходство с преступником по росту, телосложению, возрасту, выражению глаз.

То обстоятельство, что в ходе предварительного следствия потерпевшая М свидетели А и Б опознали иного человека как лицо, совершившее нападение на М основанием для оправдания Петряхина не является, поскольку причастность его к этим преступлениям установлена другими доказательствами, приведёнными в приговоре. Кроме того, как показала потерпевшая М , в тот момент она была в шоковом, стрессовом состоянии и могла опознать кого угодно как лицо, совершившее преступление, а свидетели Б и А показали, что также не были уверены в результатах опознания, и указали на человека, который больше всего был похож на фоторобот.

Довод стороны защиты, указанный в апелляционных жалобах, о том, что заключение эксперта от 26 ноября 2012 г. прямо указывает на непричастность Петряхина к совершению преступлений против М , является надуманным, поскольку заключения экспертов, исследованные в судебном заседании, в том числе содержащиеся в акте комплексной фототехнической портретной судебной экспертизы от 4 декабря 2012 г., указывают на то, что видеорегистрация из магазина « от 25 декабря 2011 г. для проведения сравнительного идентификационного исследования по признакам внешнего облика не пригодна, в связи с чем однозначно утверждать о том, что изображённое лицо не Петряхин, нет никаких оснований.

Вопреки доводам стороны защиты, приведённым в апелляционных жалобах, в судебном заседании исследовались все доказательства, в том числе заключения экспертов по уголовному делу и с согласия сторон показания свидетеля Г на основании ст. 281 УПК РФ. Ходатайство о вызове Г в суд для допроса заявлено не было. Выводы экспертов и показания свидетелей отражены в приговоре суда.

Несостоятельны утверждения, приведённые в апелляционных жалобах стороны защиты, о том, что Петряхин не приобретал и не изготавливал яд и не травил собаку М . Судом установлено время совершения этих действий и то, что он приобрёл медикаменты для отравления собаки, смешал их с мясным фаршем и дал отравляющее вещество собаке М Собака умерла за непродолжительный период времени, исчисляемый часами.

Эксперт указала, что отравляющее вещество, указанное Петряхиным в останках собаки можно обнаружить лишь в течение 6 часов после её смерти.

Не соответствует материалам дела довод Петряхина, содержащийся в апелляционной жалобе, о неразъяснении ему права на ознакомление с протоколом судебного заседания, так как из протокола судебного заседания следует, что это право ему разъяснено. Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке с вынесением законного, обоснованного и мотивированного постановления. 15 Оценка доказательств судом первой инстанции дана в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ и сомнений не вызывает. Исследовав в судебном заседании обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд в соответствии с требованиями закона оценил все юридически значимые обстоятельства и указал мотивы, по которым он положил в основу приговора одни доказательства и отверг другие, в том числе показания свидетелей защиты П П и Б Судом тщательно проверены все доводы, приведённые осуждённым и его адвокатом, аналогичные содержащимся в апелляционных жалобах, эти доводы обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью собранных по уголовному делу доказательств.

Какие-либо не устранённые судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осуждённого, по делу отсутствуют.

Вопреки доводам, приведённым в апелляционных жалобах, в ходе судебного разбирательства не установлено каких-либо нарушений требований уголовно-процессуального законодательства, влекущих признание недопустимыми доказательствами оглашённых и исследованных в судебном заседании протоколов проверки показаний Петряхина, а также показаний потерпевших, свидетелей и экспертных заключений.

Довод Петряхина, приведённый в апелляционной жалобе, о том, что он не мог уничтожить форму работника полиции в том месте, где она была обнаружена, несостоятелен, поскольку противоречит материалам дела и опровергается указанными доказательствами.

Все ходатайства Петряхина, касающиеся жалоб на недозволенные методы ведения следствия по данному делу, были рассмотрены в ходе предварительного следствия и проверены в ходе судебного разбирательства.

Суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что таких нарушений не допущено. Поскольку приговор по данному делу обжалован в апелляционном порядке, Петряхин и его защитник в своих апелляционных жалобах также привели доводы о недозволенных методах ведения следствия.

Судебная коллегия таких нарушений не усмотрела. Доводы Петряхина о том, что ему препятствуют в направлении таких же жалоб и заявлений по данному делу в другие суды, в частности районов области, не основаны на законе. Все жалобы и заявления с указанными доводами подлежат рассмотрению совместно с итоговым решением в отношении Петряхина в зависимости от того в какой инстанции рассматривается дело в противном случае производство по ним прекращается либо выносится решение об отказе в их принятии. 16 Нарушение норм уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, не допущено.

Действия осуждённого квалифицированы правильно.

При назначении наказания Петряхину суд учёл характер и степень общественной опасности совершённых им преступлений, данные о его личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи. При этом суд обоснованно учёл в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, использование Петряхиным при совершении разбойного нападения на М и убийства М форменной одежды сотрудника полиции. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал то, что Петряхин ранее не судим, характеризуется положительно, имеет малолетнего ребёнка, а также явки с повинной, показания Петряхина в ходе предварительного следствия об обстоятельствах разбойных нападений и убийства, активное способствование раскрытию преступлений, частичное возмещение ущерба, связанного с разбойным нападением на магазин , признание вины по этому преступлению, в связи с чем назначил наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исковые требования о компенсации морального вреда потерпевшей М разрешены в соответствии с требованиями ст. 151, 1101 ГК РФ с учётом конкретных обстоятельств дела, нравственных страданий потерпевшей, требований разумности и справедливости. Оснований для снижения размера компенсации морального вреда не имеется.

Решение о судьбе вещественных доказательств соответствует требованиям закона и мотивированно.

Оснований для отмены либо изменения приговора не имеется ввиду его законности, обоснованности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 19 февраля 2013 г. в отношении Петряхина Д М оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённого Петряхина Д.М. и адвоката Макрушина Е.Г. - без удовлетворения

Статьи законов по Делу № 46-АПУ13-12

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 144. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении
УПК РФ Статья 145. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 194. Проверка показаний на месте
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх