Дело № 46-О07-68

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-О07-68

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 31 октября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Никоновой Ю.Ю., кассационные жалобы осужденных Александрова А.Г., Борисова И.П., Шадрина П.В., адвокатов Сизова А.Ю., Иванова Я.В., Бондаренко П.В. на приговор Самарского областного суда от 30 мая 2007 года, которым Александров А Г , , судимый 8 сентября 2005 года по ч.З ст.30, ч.З ст.158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; - осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05г., потерпевший С ) на 5 лет; - по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05г., потерпевшие У Д ) на 5 лет 6 месяцев; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 27.12. 05г., потерпевший Г ) на 9 лет; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05г., потерпевший Р ) на 10 лет; - по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05г., потерпевший Р ) на 6 лет 6 месяцев; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 18.12.05г. потерпевший Е ) на 10 лет 6 месяцев; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25.12.05г., потерпевший Н ) на 9 лет 6 месяцев; - по п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05г., потерпевший В на 7 лет; - ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05г., потерпевший Г ) на 8 лет; - » ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30.12.05г., потерпевший Л на 8 лет 6 месяцев; - по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05г., потерпевшая Ф на 6 лет; - по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 12.12.05г., потерпевший Алексеев) на 6 лет 4 месяца; - по ч.1 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 14.12.05г., потерпевший Кондратьев) на 3 года; - по ч.2 ст. 159 УК РФ (по эпизоду от14.12.05г.) на 2 года 6 м - по ч.1 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 15.12.05г., потерпевшая С ) на 3 года 6 месяцев; - » ч.2 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 15.12.05г., потерпевшая Николаева) на 2 года; -по ч.2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 26.12.05г., потерпевший Пенин) на 5 лет 8 месяцев; - по ч.Зст. 30, , з» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 18.12.05г., потерпевший Елисеев) на 11 лет; - ,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ ( по : от 27.12.05г. потерпевший Горников; от 28.12.05г. потерпевший Ратченко) на 15 лет.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 08.09.05г. и окончательно назначено наказание в виде 23 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Александров А.Г. по ч. , п. «а» ч.4 ст.162 УК РФ ( по эпизоду от 11.12.05г., потерпевший Мережко); по ч.З ст. 30. п.п. «а,ж 105 УК РФ ( по эпизодам: от терпевший Нестеренко; от 2 потерпевший Гильметдинов; от 3 г. потерпевший Лисовский; о .05г. потерпевший Пенин; от 12.12.05г.

потерпевший Алексеев); по » ч.4 ст. 162 УК РФ ( по эпизоду от 28.12.05г. потерпевший Воронков) - оправдан.

Остринский В Е , судимый 1 ноября 2004 года по ст.ст. 166 ч.2 п. «а», 166 ч.2 п.

«а», 166 ч.2 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; - осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05г.

потерпевшие Д , У ) на 3 года; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 11.12.05г. потерпевший М ) на 5 лет; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05г. потерпевший Р ) на 4 года; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 18.12. 05г. потерпевший Е ) на 4 года 4 месяца; - по ч.2 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УКРФ (по эпизоду от 28.12.05г.

потерпевший Р ) на 3 года 6 месяцев; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 25.12.05г. потерпевший Н ) на 5 лет 5 месяцев; - по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 27.12.05г. потерпевший Г ) на 5 лет 6 месяцев; - по ч.З ст. 30, п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 18.12.05г. потерпевший Е ) на 6 лет; - по п.п. «а,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ ( по эпизодам от: 27.12.05г. потерпевший Г ; 28.12.05г. Р ) на 6 лет 6 месяцев.; - по п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ, с учётом ст. 88 УК РФ (по эпизоду от 21.12. 05г. потерпевший А ) на 3 года 6 месяцев.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 01.11.04г. и окончательно назначено наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Остринский В.Е. по ч.З ст. 30, п.п. «а,ж,з,и» ч.2 ст. 105 УК РФ по эпизодам в отношении потерпевших: М от 11.12.05г.; Н от 25.12.05г.; В от 28.12.05г.; Г . от 28.12.05г.; Л . от 30.12.05г., а также по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ в отношении потерпевшего В .

от 28.12.05г.; по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ в отношении потерпевшего Г от 28.12.05г.; по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ в отношении потерпевшего Л . от 30.12.05г. - оправдан.

Абрамов А М , - осужден к лишению свободы: по ч.2 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевший С ) к 3 годам, по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевший М ) к 6 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05 г., потерпевший Р ) к 5 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 28.12.05 г., потерпевший Р к 5 годам 6 месяцам.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Абрамов А.М. по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ по эпизоду от 11.12.05 г. в отношении потерпевшего М . оправдан.

Борисов И П , ; - осужден к лишению свободы: по ч.2 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевший С ) к 3 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевшие Д , У ) к 3 годам 6 месяцам, по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевший М ) к 6 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 02.12.05 г., потерпевшая Д к 4 годам, по п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 11.12.05 г., потерпевшая П к 2 годам, по п.п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ с учетом ст.88 УК РФ (по эпизоду от 27.12.05 г., потерпевшая П к 2 годам 6 месяцам.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Шадрин П В - осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 11.12.05 г., потерпевший М ) к 8 годам, по ч.1 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 10.12.05 г., потерпевшая Ш к 4 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 02.12.05 г., потерпевшая Д ) к 5 годам, по ч.2 ст.162 УК РФ (по эпизоду от 20.12.05 г., потерпевшие А , Б к 6 годам, по п.п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ (по эпизоду от 27.12.05 г., потерпевшая П к 4 годам 6 месяцам.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешены гражданские иски, в том числе постановлено взыскать с Остринского В.Е. материальный ущерб и компенсацию морального вреда в пользу У , Д ., М , Г , Р , Н ., до достижения Остринским совершеннолетнего возраста, обязанность возмещения материального вреда и компенсации морального вреда возложена на мать Остринского - О По данному делу также осуждены Пожидаев А.В. и Мамедов К.Т.о., каждый по ч.2 ст.162 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснения осужденных Александрова А.Г., Шадрина П.В., законного представителя Б ., адвоката Кочергиной И.Х., потерпевших Р ., Н мнение прокурора Лущиковой В.С, поддержавшей кассационное представление в части доводов о необходимости квалификации действий осужденных Александрова А.Г. и Остринского В.Е. по нескольким преступлениям как покушение на убийство, судебная коллегия

установила:

Все осужденные признаны виновными в совершении ряда разбоев, в том числе, Александров и Остринский с причинением потерпевшим тяжкого вреда здоровью, Александров, Борисов, Шадрин также в совершении грабежей, Александров в совершении мошенничества, и, кроме того, Александров, Остринский в совершении убийств Г и Р по предварительному сговору группой лиц, сопряженных с разбоем. Кроме того, Александров, Остринский осуждены за покушение на убийство Е , сопряженное с разбоем, группой лиц, Александров и Остринский за причинение тяжкого вреда здоровью, из хулиганских побуждений, соответственно, В и А Преступления совершены в период с 19 ноября по 30 декабря 2005 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственным обвинителем Никоновой ставится вопрос об отмене приговора в отношении Александрова, Остринского, Абрамова, Борисова, Шадрина ввиду неправильного применения уголовного закона, назначения несправедливого наказания.

Считает, что суд необоснованно исключил признак совершения преступлений в составе организованной группой вышеуказанными осужденными по эпизодам разбойных нападений на потерпевших С Д , У , М , Р Г , Е и покушения на его убийство, Р , Г и их убийства, Н , В , Л , поскольку признаки организованной группы нашли свое подтверждение в ходе предварительного и судебного следствия, ссылаясь на совершение осужденными данных преступлений в течение непродолжительного периода времени, показания Александрова, Остринского, Абрамова на предварительном следствии, из которых следует, что они перед нападениями разрабатывали план и распределяли роли, Александров являлся их руководителем, а также у них имелось два ножа, пневматический пистолет, револьвер.

Выражает несогласие с квалификацией действий Абрамова, Шадрина, Борисова по эпизоду нападения на М по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ, указывая, что удары ножом потерпевшему, в результате чего ему и был причинен тяжкий вред здоровью, были нанесены Остринским, и доказательств, подтверждающих, что Остринский и остальные осужденные договаривались на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью не имеется, т.е. со стороны Остринского имелся эксцесс исполнителя, в связи с чем, полагает, что действия Абрамова, Шадрина, Борисова следует переквалифицировать на ч.2 ст.162 УК РФ, назначив им соответствующее наказание. Также полагает, что действия Александрова по эпизоду в отношении потерпевшего Е следует переквалифицировать с п. «в» ч.4 ст.162 и ст.ст.ЗО ч.З, 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ на ч.2 ст.162 УК РФ, поскольку, в ходе предварительного и судебного следствия не нашел своего подтверждения предварительный сговор между Александровым и Остринским на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью и его убийство, т.е. со стороны Остринского, нанесшего потерпевшему удары ножом, в результате чего ему был причинен тяжкий вред здоровью, имелся эксцесс исполнителя.

Полагает, что суд ухудшил положение осужденных, указывая, что органами предварительного следствия Александров и Остринский по нескольким эпизодам обвинялись по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ, а суд квалифицировал их действия по п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ и по ч.З ст.30, п.п. «ж, з» ч.2 ст.105 УК РФ и назначил наказание по совокупности данных преступлений, чем ухудшил их положение. При этом суд необоснованно переквалифицировал действия Остринского по эпизоду в отношении потерпевшего А . на п. «д» ч.2 ст.111 УК РФ, поскольку, свой умысел на убийство потерпевшего Остринский не смог довести до конца в связи с тем, что А смог добежать до ТЦ « », охранник которого К вызвал машину «скорой помощи» и ему своевременно была оказана медицинская помощь. Также по эпизоду в отношении потерпевшего В суд необоснованно переквалифицировал действия Александрова с ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ на п. «д» ч.2 ст.111 УК РФ и оправдал его по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ, а Остринского оправдал по п.п. «а, в» ч.4 ст.162, ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ, поскольку, показания В о том, что на него напал Александров, Остринский стоял рядом, и они убежали после того, как он сказал, что рядом милиция; показания Остринского, данные им на предварительном следствии о том, что в то время, когда Александров с целью убийства из корыстных побуждений напал на В и нанес ему удар ножом в спину, он наблюдал за обстановкой и в любой момент был готов прийти ему на помощь, а убежали они только потому, что потерпевший стал звать на помощь, рядом находилось отделение милиции, а также заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии у потерпевшего раны на задней поверхности грудной клетки, ран в поясничной области, в том числе проникающая в брюшную полость, свидетельствуют об умысле осужденных на убийство потерпевшего.

Также считает, что и по нескольким другим преступлениям судом дана неправильная оценка действиям осужденных.

Указывает, что по эпизоду в отношении потерпевшего Г суд необоснованно оправдал Александрова по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ, Остринского по п.п. «а, в» ч.4 ст.162, ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ и квалифицировал действия Александрова лишь по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ, ссылаясь на данные в ходе предварительного следствия показания потерпевшего о том, что Александров наносил ему удары ножом, а Остринский преграждал ему путь, показания Остринского о том, что поспорив кто больше убьет людей, они с Александровым стояли возле дома и ждали на кого можно напасть, подошел Г , стал набирать номер на домофоне, Александров ножом нанес ему удары в спину, в это время из арки выехала автомашина, поэтому им пришлось убежать; показания Александрова о том, что он нанес удары потерпевшему и вынужден был убежать, когда увидел въезжающую во двор машину; заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии у Г трех ран грудной клетки, образовавшихся от воздействия острого предмета, обладающего свойствами колюще-режущего, что свидетельствует об умысле осужденных на убийство потерпевшего с целью завладения его имуществом.

Указывает, что по эпизоду в отношении потерпевшего Л суд необоснованно оправдал Александрова по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ, Остринского по п.п. «а, в» ч.4 ст.162, ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ и квалифицировал действия Александрова лишь по п.п. «а, в» ч.4 ст.162 УК РФ, ссылаясь на данные в ходе предварительного следствия показания Остринского о том, что у них с Александровым был спор, кто больше убьет людей, 30.12.05 поехали в город, чтобы кого-нибудь ограбить, вечером увидели Л и Александров сразу пошел его резать, не довели свой умысел до конца, т.к. потерпевший стал кричать, подбежал к какому-то парню, стал звонить; заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии у Л трех ран грудной клетки, образовавшихся от воздействия острого предмета, обладающего свойствами колюще-режущего, что свидетельствует об умысле осужденных на убийство потерпевшего и завладение его имуществом.

Указывает, что по эпизоду в отношении потерпевшего П суд необоснованно оправдал Александрова по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» ч.2 ст.105 УК РФ и квалифицировал его действия только по ч.2 ст.162 УК РФ, поскольку, из показаний Остринского, данных на предварительном следствии, следует, что у них с Александровым был спор, кто первым убьет 10 человек, при встрече 26.12.05 г. Александров ему сказал, что убил парня , похитил телефон; а также умысел на убийство П со стороны Александрова не был доведен до конца, т.к. потерпевшему была своевременно оказана медицинская помощь.

По эпизоду мошенничества в отношении П полагает, что суд недостаточно исследовал материальное положение потерпевшего и необоснованно квалифицировал действия Александрова по ч.2 ст. 159 УК РФ по признаку причинения значительного ущерба потерпевшему, в связи с чем, считает, что его действия следует переквалифицировать на ч.1 ст. 159 УК РФ.

Кроме того, считает, что приговор в отношении Абрамова и Остринского является несправедливым ввиду назначения им чрезмерно мягкого наказания, поскольку, суд не в достаточной степени оценил, что Абрамовым совершено четыре преступления, одно из которых относится к категории особо тяжких, три к тяжким преступлениям, а Остринским совершено 10 преступлений, при этом были лишены жизни двое потерпевших и четырем гражданам был причинен тяжкий вред их здоровью.

В кассационных жалобах: - осужденный Александров считает выводы суда несоответствующими фактическим обстоятельствам дела, указывая на свое несогласие с квалификацией его действий. По эпизоду в отношении потерпевшего Р указывает, что он знал о наличии ножа у Остринского, но о его применении для нанесения телесных повреждений они не договаривались, что подтвердил суду Абрамов, умысла на убийство Р у него и Абрамова не было, и в действиях Остринского имеется эксцесс исполнителя, в связи с чем, полагает, что его действия следует квалифицировать по ч.2 ст.162 УК РФ. По эпизоду в отношении потерпевшего Е указывает, что потерпевшему он нанес лишь удары ногой, от которых вреда здоровью не наступило, а нанесение Остринским ударов ножом потерпевшему для него было неожиданным, поскольку они об этом не договаривались, считает, что его действия следует квалифицировать только по ч.2 ст. 162 УК РФ, оправдав по покушению на убийство Е . По эпизоду разбойного нападения на Н указывает, что умысел его был направлен на грабеж, доказательств, подтверждающих единый умысел с Остринским на применение ножа в отношении потерпевшего и причинение ему тяжкого вреда здоровью по делу не имеется. По эпизоду в отношении потерпевшего Г указывает, что его убийство он совершил в отсутствие Остринского, на почве возникших личных неприязненных отношений в ходе происшедшего между ними конфликта, а умысел на хищение имущества потерпевшего у него возник уже после того, как он ему нанес удары ножом, его показания не опровергнуты, считает, что его действия следует квалифицировать по ч.1 ст.105 и ч.1 ст.158 УК РФ. По эпизодам разбойных нападений на потерпевших Ф и А считает, что его алиби не опровергнуто, указывает, что 10.12.05 г. он находился со своей знакомой Л , а 12.12.05 г. у своих родителей также проходил процедуру отметки в инспекции ОВД, как условно осужденный, что подтверждается журналом отметки. Показания, данные им на предварительном следствии, он не подтверждает, поскольку, подписал протокол допроса, которая проводила следователь С не ознакомившись с его содержанием, а при допросе от 7 апреля 2006 года не присутствовал его адвокат Сизов и он оговорил себя, опасаясь незаконного воздействия со стороны работников милиции. По эпизоду мошенничества считает, что его умысел на завладение телефоном не доказан, телефон потерпевшему П он не смог вернуть, т.к. был заключен под стражу, в настоящее время ущерб потерпевшему возмещен, претензий он не имеет, и поэтому полагает, что дело в этой части подлежит прекращению за примирением сторон. Считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым, указывает, что проходя службу в Российской Армии, участвовал в операциях по ликвидации бандформирований , вину по части преступлений признает, в материалах дела имеются его явки с повинной, просит снизить ему наказание.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Сизова А.Ю. в интересах осужденного Александрова.

- осужденный Борисов выражает несогласие с квалификацией его действий по эпизоду нападения на М по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ, указывая, что о наличии ножа у Остринского он, Шадрин и Абрамов не знали, о чем они пояснили в судебном заседании, а также они не договаривались о применении ножа, при этом после того, как он ударил М и забрал у него телефон, необходимости применять нож не было, и сам Остринский пояснил, что намерение ударить потерпевшего ножом у него появилось во время избиения М . Считает, что его действия по данному эпизоду должны быть квалифицированы как грабеж. Также считает себя невиновным в совершении разбоя в отношении Д указывая, что суд признал его виновным без допроса потерпевшей и без проверки обстоятельств дела по данному эпизоду. С учетом изложенного, а также возмещения им ущерба потерпевшим, состояния его здоровья, совершения преступлений в несовершеннолетнем возрасте, просит снизить ему наказание.

- осужденный Шадрин считает приговор необоснованным, указывая, что по эпизоду в отношении М он в сговор с Остринским, Абрамовым, Борисовым на совершение разбоя и причинение вреда здоровью потерпевшего не вступал, о наличии у них ножа и пистолета не знал, а он только разнимал Борисова и М , увидев, что они дерутся, при этом нанес несколько ударов руками М и оттащил Остринского, когда тот стал наносить М удары ножом. Считает, что его доводы показаниями потерпевшего не опровергаются, при этом ссылаясь на то, что удар ножом был нанесен в спину М и он упал на землю, подвергает сомнению его опознание М . Полагает, что его действия следует квалифицировать по ст.115 УК РФ. По эпизоду разбойного нападения в отношении потерпевших Б и А указывает, что в сговор с Мамедовым на разбой он не вступал, возле кафе, где происходила драка между компанией Мамедова и компанией Б , А , при этом он видел у какого-то парня два пистолета, на него напали, видимо, перепутав его с кем-то и поэтому он лишь защищался, после чего, он и Мамедов уехали к Абрамову, с которым поехали в ночной клуб, по пути заехали к нему домой, где он взял стартовый пистолет, а также Мамедов передал ему на хранение сотовый телефон, который как затем выяснилось принадлежал А . В судебном заседании Мамедов признал, что это он забрал у потерпевших куртку, телефон и деньги, а также потерпевшие пояснили, что пистолетом им угрожали другие парни, Б пояснил, что в ходе следствия на него оказывалось давление.

Считает, что его вина в совершении разбоя не доказана и он может нести ответственность лишь за причинение вреда здоровью потерпевших Б и А . По эпизодам разбойных нападений на потерпевших Д и Ш считает, что его опознание потерпевшими было проведено с нарушением закона, суд не удовлетворил его и защитника ходатайство о вызове в суд статистов П и С для допроса по обстоятельствам проведения опознания, в связи с чем, полагает, что он должен быть оправдан по данным эпизодам. Указывает, что вину в совершении преступления в отношении потерпевшей П он признал полностью, но суд назначил ему за данное преступление чрезмерно суровое наказание. Считает, что при назначении наказания суд не учел то, что ранее он не судим, его положительные характеристики по месту жительства и учебы, участие в спортивных соревнованиях, его роль по предотвращению действий Остринского в отношении потерпевшего М в связи с чем просит о снижении наказания с применением ст.64 и назначении отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

- адвокат Иванов Я.В. в интересах осужденного Шадрина приводит аналогичные доводы по преступлениям, совершенным в отношении потерпевших М , А и Б , а также назначению Шадрину наказания с применением ст.64 УК РФ.

- адвокат Бондаренко П.В. в интересах осужденного Остринского считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, указывая, что Остринский не имел умысла на убийство Е , Р , что подтверждается показаниями Александрова, Абрамова, а он лишь хотел завладеть их имуществом, при этом в отношении Р имело место причинение ему тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности его смерть, в связи с чем, полагает, что действия Остринского по эпизоду в отношении Е следует переквалифицировать с ч.З ст.30, п.п. «ж, з» ч.2 ст.105 УК РФ на п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ, а по эпизоду в отношении Р с п.п. «а, ж, з» ч.2 ст.105 УК РФ на п. «в» ч.4 ст.162, ч.4 ст.111 УК РФ.

Ссылаясь на показания Остринского, Александрова, свидетеля И полагает, что Остринский непричастен к совершению преступления в отношении Г , а ножом Остринского мог воспользоваться Александров. Указывает, что поводом к совершению преступления в отношении потерпевшего А явилась аморальность поведения потерпевшего, не установлено происхождение явок с повинной Остринского, допросы Остринского производились в отсутствие законного представителя и педагога, при этом продолжительность допросов Остринского в суде превышала два часа. Указывает на несогласие с решением суда в части возложения обязанности возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда на мать Остринского до достижения им совершеннолетия, поскольку, имущественное положение Остринского не выяснялось, вина его матери в причинении вреда не установлена. Полагает, что при назначении наказания судом не учтены обстоятельства, которые смягчают ответственность Остринского - совершение преступлений в силу зависимости от осужденного Александрова, аморальность поведения потерпевшего А , перенесенная в детстве семейная драма, в связи с чем, считает назначенное Остринскому наказание несправедливым. Также в связи с достижением в настоящее время Остринским совершеннолетия просит заменить вид исправительного учреждения с воспитательной колонии на исправительную колонию общего режима.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Никонова Ю.Ю. считает доводы жалоб необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах, за исключением эпизода в отношении потерпевшего М соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Вина Александрова и Остринского в совершении разбойных нападений на Г Р и их убийстве в ходе разбойных нападений, соответственно, 27 и 28 декабря 2005 года, подтверждается показаниями Александрова и Остринского, данными ими на предварительном следствии, которые будучи допрошенными с соблюдением требований уголовно- процессуального закона, поясняли, что на потерпевших они нападали с целью завладения их имуществом, предварительно договорившись об этом, при этом удары ножами Г в подъезде дома, где пытался скрыться потерпевший, который кричал и звал на помощь, наносили оба, а в эпизоде с Р удары ножом наносил Остринский, а удары рукояткой пистолета МР-654 по голове потерпевшего Александров.

Данные показания объективно согласуются с другими исследованными по делу доказательствами, т.е. показаниями свидетеля Л о том, что в ночь на 27 декабря около 1 часа Александров и Остринский пошли на улицу, вернулись через непродолжительное время, у Александрова был сотовый телефон « », на ее вопрос пояснили, что напали на мужчину в подъезде дома, нанесли ему ножевые ранения, похитили телефон, в комнате они положили свои ножи и она увидела на них следы крови; свидетеля Б , слышавшей 27 декабря во втором часу ночи мужской крик с нижнего этажа подъезда, как будто человеку причинили сильную боль, затем услышав, что кто-то выходит из подъезда, подойдя к окну увидела двух молодых людей, у одного из них был в руках сотовый телефон; показаниями свидетеля С проснувшейся примерно в 1 час ночи от мужского крика, звавшего на помощь, встав, услышала звуки борьбы с площадки первого этажа и два мужских голоса, разговаривавших между собой, затем выглянув в окно, увидела вышедших из подъезда двух молодых людей; показаниями свидетеля И , слышавшего крик мужчины с нижнего этажа, а через некоторое время увидевшего под козырьком подъезда одного парня, а за козырьком другого, после чего эти двое парней ушли; протоколами изъятия ножей у Александрова и А которому Остринский передал на хранение нож; заключением эксперта о том, что часть повреждений на одежде Г могла быть причинена клинком ножа №1 (нож Александрова), а другая часть клинком ножа №2 (нож Остринского); показаниями осужденного Абрамова, данными на предварительном следствии и подтвержденными в судебном заседании, из которых следует, что после того, как они догнали потерпевшего Р и обыскали его, при этом Александров угрожал потерпевшему пистолетом, а Остринский нанес ему несколько ударов ножом, Остринский и Александров о чем-то поговорили и затем Остринский стал добивать Р ножом, а Александров также стал наносить удары потерпевшему уда ем ножом или пистолетом он не видел, т.к. было темно, что также согласуется с показаниями Остринского, пояснявшего на предварительном следствии, что он спрашивал Александрова нужно ли добить потерпевшего, на что Александров ответил утвердительно; показаниями свидетеля Р обнаружившей своего сына в парке, сын был мертв, карманы одеж вывернуты, рядом валялись пропуск и проездной билет; протоколом выемки у Г пневматического пистолета ИЖ-МР 654, проданный ему Е ко как пояснила свидетель Л она продала пистолет по как 31 декабря 2005 года был задер ександров, т.е. вышеприведенные доказательства опровергают доводы кассационных жалоб о непричастности Остринского к убийству Г и Александрова к убийству Р и отсутствии у них договоре их убийство.

Необоснованными являются и доводы кассационных представления и жалоб в части квалификации действий Александрова и Остринского по эпизоду в отношении потерпевшего Е . Как следует из показаний Остринского, данных им на предварительном следствии, с Александровым они шли по улице с целью напасть на кого-нибудь и завладеть имуществом, когда они увидели мужчину, т.е. Е он первым догнал его, вытащил нож из внутреннего карман куртки и нанес им удар в спину потерпевшего Е , который упал, перевернулся и стал кричать, звать на помощь, после чего он вновь нанес ему три удара ножом в область груди, а подбежавший Александров стал наносить ему удары ногами по голове, нанес не менее пяти ударов. Е продолжал звать на помощь, в связи с чем Александров и он стали уходить с места нападения, при этом он еще трижды ударил потерпевшего ножом; данные показания согласуются с показаниями потерпевшего Е , из которых следует, что на него напали сзади, один бил ножом по телу, а другие ногами по голове, от чего он потерял сознание и ничего не помнит, очнулся в больнице в реанимации; по заключению судебно-медицинской экспертизы от 7.06.06 г. у Е установлены раны на груди справа на уровне 5 ребра, на уровне 7 ребра, проникающие в плевральную и брюшную полости с повреждением диафрагмы, печени, раны на груди слева на уровне 6-8 ребер по лопаточной линии, проникающие в плевральную полость, рана в поясничной области, проникающая в забрюшинное пространство и брюшную полость с ранением 12-перстной кишки, причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, гематома вокруг глаза; по заключению эксперта на куртке Е имеются пять сквозных колото-резаных и три резаных повреждений, которые пространственно соответствуют пяти колото-резаным ранам на правой боковой, на задней поверхности туловища; колото-резаные повреждения на куртке и пространственно соответствовавшие им раны, имеющиеся на теле Е могли быть причинены клинком представленного ножа №1 (нож О ого). Таким образом, выводы суда о виновности Остринского и Александрова в совершении разбойного нападения на Е и покушении на его убийство, сопряженное с разбоем, группой лиц, м совместные действия осужденных, выразившиеся в неоднократном нанесении ударов ножом в область расположения жизненно-важных органов и нанесении неоднократных ударов ногами в голову Е свидетельствует о наличии у них умысла на лишение жизни потерпев нованы на материалах дела и подтверждаются исследованными по делу доказательствами.

Правильно квалифицированы действия Александрова по эпизоду в отношении потерпевшего Н поскольку, из показаний потерпевшего следует, что когда на него напали Александров и Остринский, при этом Александров сбил его с ног и они вдвоем стали наносить ему удары ногами по телу и голове, а он стал сопротивляться, то тогда Александров схватил его за шею и стал его удерживать, а Остринский в это время нанес ему четыре удара ножом в область спины и грудной клетки, и свои действия они прекратили после того как в результате их совместных действий он перестал оказывать им сопротивление, после чего они обыскали его и похитили сотовый телефон « ». Данные показания потерпевшего согласуются, в частности, с показаниями Остринского на предварительном следствии, из которых следует, что они напали на Н по предложению Александрова, при этом в ответ на его предложение он сказал Александрову, что в случае необходимости поможет ему ножом, т.е. порежет парня, а также по заключению судебно-медицинской экспертизы Н причинены две непроникающие и две проникающие в плевральную область раны с пересечением длинной мышцы спины, причинившие тяжкий вред здоровью, т.е. выводы суда о виновности Александрова, а также Остринского в совершении в отношении Н разбоя по предварительному сговору группой лиц, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего подтверждаются исследованными по делу доказательствами.

Не имеется оснований и для удовлетворения доводов кассационного представления об отмене приговора в связи с неправильной квалификацией действий Остринского, Александрова по эпизодам в отношении потерпевших А , В Г Л П Как следует из показаний потерпевшего А когда он проходил мимо парка, его сзади догнали двое парней и Остринский нанес ему два удара ножом в спину в область почек, после чего, парни посмеялись над ним и ушли, а он пошел в сторону торгового центра; по заключению судебно-медицинской экспертизы А были причинены две проникающие раны в поясничной области с повреждением внутренних органов, повлекшие тяжкий вред его здоровью; из показаний потерпевшего В следует, что когда мимо него проходили двое парней, он почувствовал удар сзади и один из парней, т.е. Александров нанес ему три удара ножом в спину и бедро, один удар он отбил. Когда он отбежал от них, он сказал нападавшему, что ты делаешь, рядом милиция, затем парни убежали, второй парень в нападении не участвовал, после этого он поднялся с земли и пошел в медвытрезвитель, где ему была оказана медицинская помощь; по заключению судебно-медицинской экспертизы В были причинены рана в правой поясничной области, проникающая в брюшную полость с ранением в реберной поверхности печени, причинившая тяжкий вред здоровью и раны на задней поверхности грудной клетки справа, в левой поясничной области, на наружной поверхности правого бедра, вызвавшие кратковременное расстройство здоровья; а также из показаний Александрова на предварительном следствии видно, что он не подтверждал наличие спора с Остринским о том, кто из них убьет больше людей. При таких обстоятельствах, оценив вышеприведенные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости квалификации действий Остринского по эпизоду в отношении потерпевшего А и действий Александрова по эпизоду в отношении потерпевшего В по п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ, поскольку, как установлено умысел Остринского и Александрова был направлен не на убийство потерпевших, а на причинение им тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений, что следует из характера их действий, т.е. нанеся потерпевшим удары ножом и имея реальную возможность доведения умысла до конца, они оставляли потерпевших на месте преступления и скрывались. Кроме того, доводы представления о том, что из показаний Остринского следует, что во время нападения Александрова на В , он наблюдал за обстановкой, не основаны на материалах дела, оснований считать, что Остринский являлся соучастником данного преступления не имеется, а также не имеется и каких- либо оснований считать, что поведение потерпевшего А было аморальным, что явилось поводом для совершения преступления, о чем указывается в кассационной жалобе, и данные доводы также не основаны на материалах дела.

Из показаний потерпевшего П следует, что когда он находился у подъезда своего дома, к нему подбежал ранее незнакомый Александров с ножом в руке, схватил его за шею и наклонив к земле, потребовал сотовый телефон, он отказался, тогда Александров ударил его ножом в грудь, вновь потребовал телефон, он попытался оказать ему сопротивление, но тот ударил его ножом в спину, приставил к шее нож и вновь потребовал телефон, он достал телефон и отдал его Александрову, который сразу же убежал; по заключению судебно-медицинской экспертизы Л были причинены раны мягких тканей правой боковой поверхности грудной клетки и в левой надлопаточной области, которые вызвали кратковременное расстройство здоровья; из показаний потерпевшего Г следует, что подойдя к подъезду дома, где проживал его знакомый, увидел двух парней, стал ждать, когда откроется входная дверь, так как в подъезде был домофон, и затем один из них, т.е. Александров нанес ему в спину три удара ножом, он отбежал к другому подъезду, стал звонить по телефону, второй парень никаких действий не предпринимал, после этого парни ушли; по заключению судебно-медицинской экспертизы Г были причинены две раны грудной клетки, проникающие в плевральную полость, причинившие тяжкий вред здоровью и одна рана на уровне 4-ого грудного позвонка, вызвавшая кратковременное расстройство здоровья; из показаний потерпевшего Л следует, что когда он шел через территорию школы, на него напали, нападавший был один, нанес ему несколько ударов ножом по телу, после чего он убежал; по заключению судебно-медицинской экспертизы Л были причинены две раны в 6-ом и 10-м межреберье, проникающие в плевральную полость с повреждением внутренних органов, причинившие тяжкий вред здоровью, раны на уровне 3 и 6 ребра, правого предплечья вызвали кратковременное расстройство здоровья; из показаний Александрова и Остринского, данных на предварительном следствии следует, что нападения на потерпевших Александровым совершались с целью хищения их имущества, при этом Александров не пояснял о том, что он преследовал цель-их убийство. При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу, что нож Александровым применялся не с целью убийства, а с целью облегчения совершения хищения имущества, наличие прямого умысла у Александрова на совершение убийства потерпевших не установлено, в связи с чем, квалифицировал действия Александрова по п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ, а по эпизоду в отношении П по ч.2 ст.162 УК РФ. Кроме того, оснований считать, что Остринский являлся соучастником данных преступлений не имеется, при этом потерпевший Г пояснил суду, что Остринский каких-либо действий в отношении его не совершал, дорогу ему не преграждал.

Также несостоятельны доводы кассационного представления об ухудшении судом положения осужденных, поскольку суд, придя к выводу о наличии в действиях осужденных по ряду эпизодов состава преступления, предусмотренного п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ, а не покушений на убийство, предусмотренных ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» УК РФ, обязан был переквалифицировать данные действия осужденных, так как санкция ч.2 ст.111 УК РФ является менее строгой, чем санкция ч.З ст.30, ч.2 ст.105 УК РФ, при этом, соответственно, уменьшается объем обвинения по ч.З ст.30, п.п. «а, ж, з, и» УК РФ, т.е. в данном случае судом были исключены пункты «а, и», поэтому, оснований считать, что совокупность преступлений, предусмотренных п. «д» ч.2 ст.111 УК РФ и ч.З ст.30, п.п. «ж, з» ч.2 ст.105 (один эпизод) УК РФ ухудшает положение осужденных, не имеется.

Несостоятельными являются доводы кассационных представления и жалобы Александрова о неправильной квалификации его действий по ч.2 ст. 159 УК РФ. Как следует из показаний потерпевшего П данных им на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании, Александров попросил у него сотовый телефон позвонить и он, доверяя ему, поскольку Александров являлся знакомым его напарника А , с которым они работали охранниками в торговых рядах « », отдал ему свой телефон « » красного цвета, затем отвлекся и не заметил как Александров вышел из будки охраны, он спросил А , где Александров с его телефоном, и он пояснил, что тот куда-то ушел, взяв его телефон. Примерно через неделю он увидел возле « Александрова с девушкой, окликнул его, тот сделал вид, что не слышит, тогда он подбежал к нему, стал спрашивать о телефоне и Александров ответил, что у него телефона нет, но он вернет его, больше Александрова он не видел. Ущерб для него является значительным, поскольку, сотовый телефон, стоимостью рублей, он приобрел в конце октября 2005 года на собственные заработанные деньги, а зарплата его была ровно рублей. Данные показания согласуются с другими исследованными доказательствами: показаниями Александрова, данными на предварительном следствии, из которых следует, что телефон он у потерпевшего похитил обманным путем под предлогом позвонить и когда тот отвлекся, он с телефоном скрылся, показаниями свидетеля Д , пояснившего, что Александров в середине декабря 2005 года продал ему сотовый телефон « » красного цвета, протоколом выемки у П документов на похищенный сотовый телефон « », т.е. суд обоснованно дал критическую оценку доводам Александрова об отсутствии у него намерения похищать телефон и его желании возвратить потерпевшему телефон, и правильно квалифицировал его действия по ч.2 ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества путем обмана с причинением значительного ущерба потерпевшему, оснований для переквалификации действий Александрова на ч.1 ст. 159 УК РФ и прекращения дела за примирением сторон не имеется.

Доводы Александрова о его непричастности к совершенным разбойным нападениям на потерпевших Ф и А опровергаются показаниями самих потерпевших об обстоятельствах совершения на них нападений Александровым, который в обоих случаях под угрозой применения ножа требовал у них сотовые телефоны, а когда А отказался выполнить его требование, стал наносить ему удары ножом; протоколами опознания потерпевшими Александрова как парня, совершившего с ножом нападение на каж похитившего их имущество; показаниями понятых В и Т пояснившими, что потерпевшие уверенно опознавали Александрова, при этом они поясняли о его действиях при нападении; протоколом задержания Александрова, где при личном обыске у него был изъят нож, который согласно протокола предъявления предмета на опознание был опознан Ф как нож, которым Александров угрожал ей, направлял его ей в лицо и приставлял к руке, в которой она держала сотовый телефон; показаниями Александрова, данными на предварительном следствии, где он допрошенный следователем С с соблюдением требований уголовно- процессуального закона, в присутствии адвоката Сизова, что подтверждается подписями Александрова и адвоката, подробно пояснял об обстоятельствах нападений на Ф и А и данные показания объективно согласуются с показаниями потерпевших. Кроме того, из показаний свидетеля Д , работающего начальником уголовно-исполнительной инспекции , следует, что Александров как условно осужденный был поставлен у них на учет и был обязан являться на регистрацию два раза в месяц, регистрация у них проходит до 13 часов и 12 декабря 2005 года Александров отмечался у него, скоростная электричка путь от г.

проходит за 4,5-5 часов в зависимости от скоростного режима, разница во времени между этими городами один час и в г.

более позднее время, т.е. данные показания свидетеля не противоречат выводам суда и показаниям потерпевшего А о совершении Александровым нападения на него примерно в 22.30-23 часа 12 декабря 2005 года.

Вина Борисова, Шадрина в совершении разбойного нападения в отношении потерпевшей Д а также Шадрина в отношении потерпевшей Ш подтверждается следующими доказательствами: показаниями потерпевшей Д данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании в соответствии со ст.281 УПК РФ, при этом возражений от участников процесса не имелось, из которых следует, что во время нападения, один из нападавших стал закрывать ей рот рукой, приставил ей к горлу нож и потребовал передать принадлежащее ей имущество, угрожая в случае отказа убить ее, а другой в это время стал обыскивать ее одежду и обнаружив в ее куртке сотовый телефон « », стоимостью рублей и ключи от квартиры, похитил их, после чего они убежали. Опознать их может с уверенностью, при этом она описала внешность нападавших; показаниями потерпевшей Ш , пояснившей суду о том, что шедший ей навстречу Шадрин дернул ее за сумку, висевшую на плече, хотел ее сорвать, но она сумку не отпустила, он стал вырывать сумку, от рывка она упала и Шадрин протащил ее несколько метров и от боли она вынуждена была отпустить сумку, в которой находились документы и деньги, в результате действий Шадрина и борьбы с ним ей были причинены телесные повреждения, т.е. перелом шейки плеча.

Шадрина она запомнила хорошо и при опознании сразу его опознала по выражению и чертам лица.

Из протоколов опознания следует, что Д опознала Шадрина как парня, который похитил сотовый телефон, и опознала Борисова как парня зажимавшего ей рот и приставившего нож к ее горлу, опознала их по телосложению, росту, чертам и форме лица, при этом пояснила, что Шадрина опознает также и по отсутствию переднего верхнего зуба, поскольку при нападении Шадрин говорил ей, чтобы она не кричала, что они обыщут ее и уйдут.

Из протокола опознания следует, что Ш опознала Шадрина как парня, который вырвал у нее сумку, опознает его по форме и чертам лица.

Оснований считать протоколы опознания недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку данные следственные действия проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, при этом каких-либо замечаний, дополнений со стороны Шадрина, Борисова и их защитников, присутствовавших при их опознании относительно порядка проведения опознания или допущения каких-либо нарушений закона, не заявлялось. Кроме того, из показаний свидетелей В , Ф являвшимися понятыми при опознании Шадрина, следует, что Шадрин и два других статиста были похожи, также они были примерно одного роста и телосложения, Д и Ш опознавали Шадрина уверенно, пояснили по каким приметам, а также Ф дополнила, что Д опознала его и по отсутствию переднего зуба. Свидетель И , являвшийся понятым при опознании Борисова также пояснил, что Д опознала Борисова уверенно, указала приметы, т.е. необходимости в вызове и допросе в судебное заседание статистов не имелось.

Свои показания об обстоятельствах совершенного на нее нападения Д подтвердила и на очных ставках с Шадриным и Борисовым.

По заключению судебно-медицинской экспертизы Ш был причинен закрытый перелом шейки левой плечевой кости, который образовался от ударного воздействия, направленного вдоль оси плечевой кости, данное повреждение причинило средний тяжести вред здоровью потерпевшей.

Выводы суда о совершении Шадриным разбойного нападения в отношении потерпевших Б и А подтверждаются следующими доказательствами: показаниями потерпевших, данными на предварительном следствии и подтвержденными ими в судебном заседании, т.е. из показаний А следует, что в кафе он находился с Б , за соседним столиком находилось несколько парней и кто-то из них ударил его рукой в спину, после чего они предложили им выйти на улицу, и когда он вышел на улицу, вслед за ним вышли несколько парней, среди них находился Шадрин, после чего его ударили чем-то по голове, он упал, его стали пинать где-то трое человек и один из них вытащил у него из кармана джинсов сотовый телефон « », в это же время он увидел, что с парнями стал драться Б . Впоследствии, когда ему в милиции вернули его похищенный телефон, то он там видел Шадрина, он его сразу узнал по чертам лица, волосы у него короткие, светлые, нет одного переднего зуба; из показаний Б следует, что когда парень, сидевший за соседним столиком, локтем ударил А и он обернулся к нему, то А сказали, что он им должен деньги, предложили выйти на улицу и А с ними вышел. Когда он вышел за ними, то увидел, что А уже лежит на земле и его избивают трое парней, среди них был Шадрин, у которого была короткая стрижка, русые волосы, отсутствовал передний верхний зуб. Затем его также стали избивать, среди нападавших был и Шадрин, который бил его руками и ногами, а затем стал приставлять ему пистолет к виску, а другой высокий худощавый парень, на котором были две кобуры, приставил ему второй пистолет в область сердца и они стали требовать отдать сотовый телефон, угрожая ему убийством, стали вдвоем его обыскивать и из брюк забрали сотовый телефон « », а также куртку « », в которой были деньги в сумме рублей, при этом Мамедов возвратил ему его паспорт и зачетную книжку. Он не согласен с показаниями, данными на следствии, в части, касающейся Мамедова, поскольку, пистолет, кроме Шадрина, приставлял к нему не Мамедов, а высокий парень, в связи с чем, на него оказывалось давление со стороны сотрудников милиции; из показаний свидетелей Б , Г следует, что во время патрулирования они увидели молодого человека, который что-то делал с сотовым телефоном и увидев их патрульную машину, попытался скрыться, но они его задержали, им оказался Шадрин, при этом обнаружили у него сотовый телефон « » и пистолет без патронов, на вопрос чей телефон, Шадрин ответил, что его друга, но по телефонной книжке телефона они установили подлинного владельца телефона-А т.е. изложенные доказательства полностью опровергают доводы Шадрина о его непричастности к совершенному разбойному нападению на Б и А .

Кроме того, суд правильно пришел к выводу о необходимости исключения из обвинения осужденных квалифицирующего признака - совершение преступлений в составе организованной группы, поскольку, для организованной группы характерны наличие постоянных связей между ее членами и специфических методов преступной деятельности по подготовке и совершению преступлений, профессионализм и устойчивость, стабильность и сплоченность ее состава, подчинение групповой дисциплине, разработка плана совершения преступления, распределение ролей, и эта разновидность соучастия, в отличие от соучастия с предварительным сговором группы лиц, отличается большей степенью устойчивости, согласованности между ее участниками, однако, данные признаки организованной группы не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор в части эпизода в отношении потерпевшего М подлежит изменению. Из показаний Абрамова, данных им на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании, следует, что когда он и Шадрин, а чуть впереди их Остринский и Борисов шли по ул. и увидели ранее незнакомого М , то по предложению Борисова решили напасть на М и после того как М стал спрашивать у Борисова и Остринского как пройти к какому-то дому, Борисов первым ударил его по лицу, тот упал и они все вместе стали избивать его, нанося удары ногами, каждый нанес не менее пяти ударов по голове, он также нанес ему удары рукояткой пистолета по голове, поскольку тот стал сопротивляться, при этом Остринский неожиданно выхватив нож, нанес им несколько ударов в тело М , после чего они обыскали его и похитили сотовый телефон « ».

Данные показания согласуются с другими доказательствами: показаниями потерпевшего М , из которых следует, что идя к своему товарищу, он позвонил ему, чтобы тот его встретил, а увидев четырех парней, идущих позади его, он решил спросить их о том, где находится нужный ему дом, однако вместо ответа они вчетвером обступили его, Борисов ударил его в лицо и они все стали его избивать, при этом ему нанесли два удара рукояткой пистолета по голове и три удара ножом в тело, после чего его обыскали и похитили сотовый телефон « », наручные часы, портмоне и деньги. В результате нападения ему были причинены проникающие ранения в легкое, два рассечения на затылке и множественные рассечения на лице с последующими гематомами; из протоколов опознания следует, что М опознал Абрамова, Остринского, Шадрина и Борисова как лиц, совершивших на него нападение и похитивших его имущество, при этом, в частности, при опознании Шадрина пояснил, что Шадрин обыскивал его карманы, разжимал его руку, в которой был его сотовый телефон и снимал с его левой руки наручные часы, что М подтвердил и в судебном заседании, т.е. выводы суда о совершении Борисовым, Остринским, Шадриным и Абрамовым разбойного нападения на М по предварительному сговору группой лиц, при этом все осужденные нанося потерпевшему множественные удары ногами по голове применили насилие, опасное для его жизни и здоровья, подтверждаются исследованными по делу доказательствами. При этом, доводам Шадрина о его непричастности к совершению разбоя в отношении М судом обоснованно дана критическая оценка, поскольку они опровергаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, предварительной договоренности на применение Абрамовым пистолета и Остринским ножа, тем более на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, а данный вред был причинен М в результате нанесения ему ударов ножом Остринским, между осужденными не имелось, в связи с чем, действия Борисова, Шадрина, Абрамова подлежат переквалификации с п. «в» ч.4 ст.162 на ч.2 ст.162 УК РФ как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, и действия Абрамова также квалифицируются по признаку - с применением предмета, используемого в качестве оружия, в связи с чем, наказание, назначенное Борисову, Шадрину, Абрамову за совершение преступления в отношении М , подлежит снижению.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Допросы Остринского на предварительном следствии проводились с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката, законного представителя О , отсутствие последней на нескольких допросах не препятствовало проведению допроса, поскольку, она уведомлялась о проведении допроса и в своем собственноручном заявлении О указала, что она просит следственные действия с ее сыном проводить без ее участия, что видно из имеющихся в материалах дела уведомлений и заявления О Кроме того, незначительное превышение длительности непрерывного допроса Остринского в судебном заседании не повлияло на правильность изложения им обстоятельств инкриминируемых ему преступлений, возражений на продолжение допроса Остринским не заявлялось.

Гражданские иски по возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда судом разрешены в соответствии с требованиями закона, за исключением иска потерпевшей П , которая заявила в судебном заседании, что исковые требования она не поддерживает и отказывается от них, в связи с чем из приговора подлежит исключению указание о взыскании с Борисова И.П. в пользу П материального ущерба, и кроме того, в связи с переквалификацией действий Борисова и Шадрина и непричастностью их к причинению тяжкого вреда здоровью М , подлежит снижению размер взыскания компенсации морального вреда в пользу М . с Борисова и Шадрина.

Кроме того, при назначении наказания Остринскому суд учел в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание - явку с повинной и признал отсутствие отягчающих обстоятельств, поэтому с учетом положений ст.62 УК РФ, наказание, назначаемое несовершеннолетнему Остринскому по ч.З ст.30, п.п. «ж, з» ч.2 ст.105 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего Е ), не могло превышать 5 лет 7 месяцев 15 дней лишения свободы, однако суд назначил ему наказание в виде 6 лет лишения свободы, в связи с чем, данное наказание подлежит снижению.

Наказание Остринскому, Александрову, Борисову, Шадрину, Абрамову за совершение остальных преступлений назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельств, смягчающих наказание - явки с повинной Александрова, Остринского, несовершеннолетний возраст Остринского, Абрамова, Борисова, активное способствование Абрамова в раскрытии преступлений, данных, характеризующих их личности, и является справедливым. Оснований как для смягчения наказания, так и для отмены приговора в связи с необоснованной мягкостью назначенного наказания, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Самарского областного суда от 30 мая 2007 года в отношении Абрамова А М , Борисова И П , Шадрина П В и Остринского В Е изменить.

Переквалифицировать действия Абрамова А.М. с п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего М ) на ч.2 ст.162 УК РФ, по которой назначить 4 года лишения свободы без штрафа.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 6 лет лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 5 лет.

Переквалифицировать действия Борисова И.П. с п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего М ) на ч.2 ст.162 УК РФ, по которой назначить 4 года лишения свободы без штрафа.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, п. «г» ч.2 ст.161, п.п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Переквалифицировать действия Шадрина П.В. с п. «в» ч.4 ст.162 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего М ) на ч.2 ст.162 УК РФ, по которой назначить 6 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.162, ч.1 ст.162, ч.2 ст.162, ч.2 ст.162, п.п. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Снизить назначенное Остринскому В.Е. наказание по ч.З ст.30, п.п. «ж, з» ч.2 ст.105 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего Е ) до 5 лет 7 месяцев лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 162, п. «в» ч.4 ст. 162, п. «в» ч.4 ст. 162, п. «в» ч.4 ст. 162, ч.2 ст. 162, п. «в» ч.4 ст. 162, п. «в» ч.4 ст. 162, ч.З ст. 30, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105, п.п. «а, ж, з» ч.2 ст. 105, п. «д» ч.2 ст. 111 УК РФ путём частичного сложения наказаний назначить 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить не отбытое наказание по приговору от 01.11.04г. и окончательно назначить Остринскому В.Е. наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Снизить размер взыскания компенсации морального вреда в пользу М с Борисова И.П. до рублей и с Шадрина П.В. до рублей.

Исключить указание о взыскании с Борисова И.П. в пользу П материального ущерба в сумме рублей.

В остальной части приговор в отношении Абрамова А.М., Борисова И.П., Шадрина П.В., Остринского В.Е., а также этот же приговор в отношении Александрова А Г оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 46-О07-68

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх