Дело № 46-О09-53

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 августа 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-О09-53

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 31 августа 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Журавлева В.А.,
судей Воронова А.В. и Толкаченко А.А.,
при секретаре Андреевой Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных ЖариноваМ.В., МаскаеваИМ., осужденного Сидорова Н.И. и адвоката в защиту его интересов Миханькова А.В., осужденного Альменеева Е.М. и адвоката в его защиту Селюковой Е.М. на приговор Самарского областного суда от 22 мая 2009 года, которым Жаринов М В , , судимый: приговором Октябрьского районного суда г. Самары от 12.10.2001 г. по ч.1ст.222, п.п.«а,б,в,г»ч.2ст.158 УК РФ, с применением ч.З ст.69 УК РФ - к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 3 года; приговором Октябрьского районного суда г. Самары от 28.08.2002 г. по ч.З ст.30 и п.п.«а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ - к 2 годам лишения свободы; постановлением судьи от 7.10.2003 г. освобожденный от отбывания наказания условно-досрочно на 10 месяцев и 20 дней; приговором Кировского районного суда г. Самары от 2.03.2005 г. по п.«б» ч.2 ст. 158, по п.«б» ч.2 ст. 158, ч.З ст. 158 УК РФ, с применением ч.З ст.69, ст.70 УК РФ - к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы, постановлением судьи от 7.06.2007 г. освобожденный от отбывания наказания условно- досрочно на 1 год 2 месяца 1 день; осужден к лишению свободы без штрафа: по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12 октября 2007 года)- на 9 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 24 октября 2007 года) - на 9 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 30-31 октября 2007 года) - на 9 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 8 ноября 2007 года) - на 9 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 10 декабря 2007 года) - на 9 лет; по ч.1 ст. 158 УК РФ (за преступление от 30 сентября 2007 года) - на 1 год, по п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ (за преступление от 30-31 октября 2007 года) - на 6 лет; по п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ (за преступление от 9 ноября 2007 года) - на 6 лет; по п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ (за преступление от 14 ноября 2007 года) - на 6 лет; по п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ (за преступление от 1-7 декабря 2007 года) - на 6 лет; по ч.2 ст.209 УК РФ - на 9 лет; по ч.З ст.222 УК РФ - на 5 лет; на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, -на 11 лет и 6 месяцев; в соответствии со ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, - на 12 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Сидоров Н И , судимый: приговором Сергиевского районного суда Самарской области от 30.06.1999 г. по ч.ч.3,5 ст.ЗЗ и п.п.«а,б,в,г» ч.2 ст. 162, ч.ч.3,5 ст.ЗЗ и п.п.«а,б,в,г» ч.2 ст. 158, с применением ст.64, ч.З ст.69 УК РФ - к 5 годам лишения свободы, освобожденный 25.06.2002 г. условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 3 дня; приговором Сергиевского районного суда Самарской области от 10.12.2003 г. по ч.2 ст.ЗЗО УК РФ, с применением ст.70 УК РФ - к 3 годам лишения свободы, освобожденный в 2004 году; осужден к лишению свободы без штрафа: по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12 октября 2007 года)- на 10 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 30-31 октября 2007 года) - на 10 лет; по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 8 ноября 2007 года) - на 10 лет; по ч.2 ст.209 УК РФ - на 9 лет; на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - на 11 лет и 6 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии особого режима; Альменеев Е М , судимый: приговором Кинель-Черкасского районного суда Самарской области от 13.04.2000 г. по п.п.«а,б» ч.2 ст. 163 УК РФ, п.п.«б,д» ч.2 ст. 161 УК РФ - к 3 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 20.08.2003 г.; приговором Сергиевского районного суда Самарской области от 11.11.2005 г. по п.п.«а,б» ч.2 ст. 158 УК РФ - к 3 годам лишения свободы, постановлением судьи от 17.08.2006 г. освобожден от наказания условно- досрочно на 1 год 10 месяцев 26 дней; осужден к лишению свободы без штрафа: по п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 21 декабря 2006 года)- на 9 лет; по ч.2 ст. 162 УК РФ (за преступление от 10 декабря 2007 года) - на 7 лет; на основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, - на 10 лет; в соответствии со ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, - на 10 лет и 6 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Маскаев И М , осужден к лишению свободы без штрафа: по п.«б»ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 21 декабря 2006 года) - на 8 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; при этом в силу ч.5 ст.69 УК РФ постановлено исполнять самостоятельно приговор Нефтегорского районного суда Самарской области от 28.05.2007 г.

Этим же приговором ввиду непричастности к совершению преступления оправданы: Сидоров Н.И. - по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ (в части преступления от 24 октября 2007 года); Альменеев Е.М. - по ч.2 ст.209 УК РФ.

Приговором удовлетворены гражданские иски потерпевших и принято решение о взыскании в счет возмещения имущественного ущерба: с Жаринова М.В. в пользу В - рублей; с Жаринова М.В. и Сидорова Н.И. в солидарном порядке в пользу Х . - рублей; с Жаринова М.В. в пользу А .- рублей; с Жаринова М.В. в пользу ООО « » (М ) - копеек; с Жаринова М.В. в пользу Н . - рублей; с Жаринова М.В. в пользу О . - рублей; с Жаринова М.В. в пользу Г . - рублей; за Г признано право на удовлетворение иска в части компенсации амортизационного износа автомобиля и других затрат - в порядке гражданского судопроизводства.

Кроме того, приговором решена судьба вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Толкаченко А.А. об обстоятельствах дела, доводах жалоб и возражений на них, объяснения в режиме видеоконференц-связи осужденных Альменеева Е.М., Жаринова М.В., Сидорова Н.И., адвокатов в их защиту Карпухина СВ., Поддубного СВ., Миханькова А.В., Сачковской Е.А., поддержавших доводы жалоб в полном объеме, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего оставить кассационные жалобы без удовлетворения, а приговор - без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Маскаев и Альменеев признаны виновными и осуждены за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества в особо крупном размере (автомобильного крана стоимостью рублей, принадлежавшего ООО « »), с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в иное хранилище, группой лиц по предварительному сговору между собой и с Я , уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью.

Альменеев также осужден за разбой, то есть нападение на С в целях хищения чужого имущества (автомобиля ), с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору с Я и Жариновым.

Жаринов и Сидоров осуждены за 3 разбойных нападения (на граждан Х и М , на Д и на Н ) в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой с участием Я .

Кроме того, Жаринов и Сидоров осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенных ею нападениях.

Помимо этого Жаринов осужден за разбойное нападение (на А ) в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой с участием Я Жаринов также осужден за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества В Он же осужден: за 4 тайных хищения чужого имущества из магазина ООО « », потерпевших Н , О Г , с причинением значительного ущерба гражданам, с незаконным проникновением в жилище, помещение, иное хранилище, организованной группой с Я а также за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, обреза винтовки «ТОЗ-8», организованной группой с Я .

Преступления совершены в 2006-2007 годах в городе и области при установленных судом и изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Сидоров, Альменеев виновными в инкриминированных им деяниях себя не признали; осужденные Маскаев и Жаринов виновными признали себя частично.

В основных и дополнительных кассационных жалобах осужденные и адвокаты в их защиту считают приговор незаконным и просят его отменить ввиду его несправедливости и неправильного применения уголовного закона, нарушений уголовно-процессуального законодательства и несоответствий выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

При этом осужденные Маскаев, Альменеев, отрицая свою причастность к совершению разбойного нападения на ООО « », считают показания Я об этом не состоятельными, показания потерпевшего М и свидетеля Х - противоречивыми; кроме того, не согласны с вмененной стоимостью похищенного автокрана; вместе с тем, Маскаев, не опровергая свое нахождение на месте хищения автокрана вместе с Я и Альменеевым, просит изменить приговор, переквалифицировать содеянное им на п.«в» ч.З ст. 158 УК РФ об ответственности за кражу в крупном размере и снизить наказание.

Осужденный Альменеев и адвокат Селюкова просят приговор отменить и дело в отношении Альменеева прекратить; указывают, что: суд в нарушение уголовно-процессуального закона огласил и положил в основу обвинительного приговора показания на предварительном следствии умершего Я ; работники правоохранительных органов свидетели Х , Д являются заинтересованными в исходе дела лицами, в связи с чем суд необоснованно, по их мнению, принял во внимание их показания; сотрудники УБОП в ходе следствия применяли физическое насилие к Альменееву и Маскаеву; в суде не были допрошены свидетели, указанные в деле под псевдонимами С и И ; Сидоров оговорил Альменеева в ходе предварительного следствия под воздействием работника правоохранительных органов У из показаний свидетеля Х не следует, что именно похищенный автокран был поставлен на стоянку в поселке также ссылаются на то, что: Альменеев по преступлению, совершенному 21 декабря 2006 года, был опознан только Маскаевым, а потерпевший М и свидетель Р его не опознали; по преступлению, совершенному 10 декабря 2007 года, к показаниям потерпевшего С о причастности к разбою Альменеева следует отнестись критически, поскольку нападение на потерпевшего было совершено в темное время суток, опознание Альменеева потерпевшим С считают проведенным с нарушениями уголовно-процессуального закона, а Жаринов отрицает участие Альменеева в данном преступлении.

Осужденный Жаринов, выражая несогласие с приговором, просит его изменить и снизить назначенное ему наказание с применением ст.64 УК РФ.

В обоснование своих доводов: заявляет, что чистосердечно раскаялся и в ходе всего следствия активно способствовал раскрытию преступлений; утверждает, что не совершал хищения автомобиля Г совместно с Я который был задержан на похищенном автомобиле и оговорил его. Поэтому в суде он, Жаринов, отказался от ранее данных им на следствии показаний об участии совместно с Я в указанной краже; не согласен с осуждением по ч.2 ст. 209 УК РФ, поскольку не знал, что он и Я состояли в банде; заявляет, что фактически был задержан в связи с данным делом и содержался под стражей не с 11 января 2008 года, как это указано в приговоре, а с 28 декабря 2007 года, когда к нему применили административный арест на срок 15 суток за нахождение в нетрезвом состоянии, что суд не принял во внимание, несмотря на наличие документов и ходатайств стороны защиты; просит исчислять срок его наказания с 28 декабря 2007 года.

Осужденный Сидоров и адвокат в его защиту Миханьков в жалобе просят приговор отменить и дело в части осуждения Сидорова прекратить; в дополнительной жалобе Сидоров просит приговор отменить и дело направить на новое расследование.

В обоснование своих доводов считают недоказанным исследованными в суде и содержащимися в приговоре доказательствами участие Сидорова в 3-х разбойных нападениях (на Х и М на Д и на Н ) организованной группой с участием Я и Жаринова, а также его участие в банде и в совершенных ею нападениях; ссылаясь на первоначальную явку с повинной Жаринова, на показания потерпевших Х М , Д Н , свидетелей С , С , С , И , Г , на постановление суда о частичном прекращении материалов дела в отношении Сидорова в части оборота оружия, а также краж и разбоев, в том числе совершенных 30-31 октября 2007 года, считают, что указанные доказательства опровергают выводы суда о виновности осужденного; также заявляют, что потерпевшему Н никакого имущественного вреда фактически причинено не было; полагают, что Жаринов изменил показания в ходе следствия и оговорил Сидорова в связи с давлением на него со стороны оперативных сотрудников милиции, также по причине наличия у Жаринов олигофрении в степени дебильности и потому его повышенной внушаемости; считают искаженными в приговоре показания в суде потерпевшей Н и свидетеля, допрошенного под псевдонимом «П »; утверждают об использовании судом в обоснование обвинительных выводов недопустимых доказательств, которыми они считают показания умершего Я показания заинтересованных лиц - оперативных сотрудников, в частности, Х Д , К протокол допроса свидетеля П - вследствие примененного к нему физического насилия; справки заместителя начальника УБОП при ГУВД области, отрицательно характеризующей Сидорова; заявляют о применении к Сидорову в период следствия физического воздействия со стороны работников милиции, из-за чего он подписал бумаги об обнаружении обреза огнестрельного оружия у себя под гаражом после схода снега, что не может свидетельствовать о приобретении, хранении оружия и об участии Сидорова в банде; ссылаются не необоснованное неудовлетворение судом ходатайств стороны защиты о допросе в суде свидетелей под псевдонимами «П », «И » и «С », а также о проведении в отношении Сидорова почерковедческой экспертизы записки, обнаруженной в следственном изоляторе, в которой, по мнению стороны обвинения, содержались угрозы Сидорова в адрес Жаринова.

Кроме того, Сидоров утверждает, что во время совершения указанных преступлений находился дома, где постоянно злоупотреблял спиртными напитками, что оценивает как алиби, подтвержденное указанными им свидетелями; что Я и Жаринов, которые в тот период иногда ночевали у него в бане, оговорили его, поскольку из некоторых их показаний следовало, что с ними в преступлениях участвовал мужчина по имени Э ; что председательствующий судья ряд доводов его кассационной жалобы расценил замечаниями на протокол судебного заседания и отдельными постановлениями отклонил их, чем, по мнению Сидорова, превысил свои полномочия, нарушил закон и ограничил права осужденного в суде кассационной инстанции, в связи с чем просит отменить указанные постановления судьи.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель со ссылкой на материалы дела просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним и возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Содержащиеся в приговоре решения суда о виновности осужденных и о доказанности инкриминированных им преступлений, об исключении из обвинения Сидорова, Альменеева, Жаринова ряда деяний и отдельных квалифицирующих признаков вмененных им преступлений носят обоснованный и мотивированный характер.

Выводы суда в части установления и оценки фактических обстоятельств содеянного Жариновым, Сидоровым, Альменеевым и Маскаевым основаны на достаточной совокупности исследованных и проверенных доказательств, как это предусмотрено ст.ст. 73, 88, 307 УПК РФ.

Представленные сторонами доказательства критически оценены с точки зрения предмета доказывания, их относимости, допустимости, достоверности, а в их совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При этом суд в соответствии со ст.307 УПК РФ проверил доводы стороны защиты, включая алиби и те, которые содержатся в кассационных жалобах, указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, в том числе отдельные показания осужденных, потерпевших, свидетелей, данных ими в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

Оценки суда в этой части Судебная коллегия признает обоснованными, а доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов в их защиту о несоответствии приговора фактическим обстоятельствам, о неправильном применении уголовного закона, о неполноте судебного следствия, о нарушении по делу норм УПК РФ, в том числе правил доказывания, - не подлежащими удовлетворению.

Так, не могут быть признаны состоятельными доводы Маскаева о переквалификации его действий со ст. 162 на ст. 158 УК РФ, утверждения адвоката Селюковой и Альменеева о непричастности последнего к разбойному нападению на производственную базу ООО « » и завладению автокраном стоимостью рублей.

Квалификация действий Альменеева и Маскаева по «б» ч.4 ст. 162 УК РФ как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего М которому причинен вред здоровью средней тяжести, группой лиц по предварительному сговору между собой и с Я , с незаконным проникновением в иное хранилище (производственную базу), в целях завладения имуществом в особо крупном размере (автокраном стоимостью рублей) обоснована исследованными в суде доказательствами, признанными допустимыми, и мотивирована со ссылкой на нормы закона.

Такое решение базируется на явке с повинной Я , на его последовательных и потому признанных достоверными показаниях в качестве подозреваемого, подтвержденных при их проверке на месте и в ходе очной ставки с Маскаевым, согласующихся с показаниями Маскаева о его нахождении на месте преступления и о частичном признании своей вины в части хищения автокрана путем кражи, с показаниями свидетелей Р , Х , потерпевших М , Н и с другими приведенными в приговоре материалами, из которых, в частности,следует, что Маскаев в ночь на 21 декабря 2006 года находился в районе совершения преступления и вел телефонные переговоры с Я , Альменеевым, Х , который также видел его там.

Вопреки содержащимся в жалобах утверждениям, вывод суда о стоимостной оценке похищенного автокрана сделан в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ и мотивирован исследованными в состязательном процессе с участием сторон материалами.

Доводы о том, что из показаний Х не следует, что именно похищенный с ООО « » автокран был поставлен на стоянку в п.

, не могут быть признаны заслуживающими внимания, поскольку в своих показаниях в ходе судебного следствия, Х показал, что в ночь с 20 на 21 декабря 2006 года ему позвонил Я по поводу автокрана и они договорились о встрече в районе пос. . Там Х увидел Я за рулем автокрана. Другой автомашиной « » черного цвета управлял Маскаев, вместе с которым находился Альменеев. Он, Х , предложил поставить автокран на стоянку в пос. , что и было сделано.

Вопреки доводам стороны защиты о том, что Маскаев не говорил об участии Альменеева в совершении разбойного нападения на М , из оглашенных в суде показаний Маскаева, данных им с участием адвоката, следует, что он показывал о непосредственном участии Альменеева и Я в нанесении телесных повреждений М .

Доводы об оказании работником милиции У психологического и физического воздействия на Маскаева и Сидорова также проверены судом и мотивированно опровергнуты на основе сопоставления исследованных доказательств, в том числе путем допроса У в суде в качестве свидетеля. Его показания о неприменении воздействий на осужденных судом признаны согласующимися с показаниями свидетеля С в суде о том, что при допросе Сидоров самостоятельно рассказывал о том, что со слов Альменеева ему известно об обстоятельствах хищения автокрана и лицах, совершивших это преступление. При этом Сидоров собственноручно подписал протокол, оперативные сотрудники при допросе не присутствовали.

Не может быт признано соответствующим фактическим обстоятельствам дела утверждение Альменеева о том, что он был опознан только Маскаевым, а потерпевший М и свидетель Р его не опознали.

Данный довод осужденного не соответствует действительности, поскольку потерпевший М и свидетель Р в ходе предварительного и судебного следствия показали, что вообще не могут опознать нападавших на них лиц, так как они никого из них не запомнили.

Также не могут быть признаны обоснованными доводы адвоката Селюковой и осужденного Альменеева о непричастности последнего к разбойному нападению на С а также их заявления и доводы Сидорова о нарушениях по делу уголовно-процессуального закона, в частности оглашения показаний умершего Я применения к осужденным в период следствия насилия и о недопустимости ряда указанных ими в жалобах доказательств.

Выводы суда о переквалификации действий Альменеева в отношении С с ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ и об их оценке как разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору с Я и Жариновым, основаны на достаточной совокупности исследованных в суде доказательств и в приговоре мотивированы.

Они основаны на явке с повинной Жаринова и его неоднократных, последовательных показаниях в ходе предварительного следствия, подтвержденных в ходе их проверке на месте, на очной ставке с Альменеевым и согласующихся с показаниями свидетелей Т , А С , потерпевшего С опознавшего Альмееева и Жаринова в ходе предварительного следствия, сведениями о детализации телефонных переговоров, согласно которым Альменеев, вопреки своим доводам, во время разбойного нападения находился в месте его совершения.

Доводы осужденных и стороны защиты о нарушениях по делу норм УПК РФ, о признании недопустимыми ряда доказательств, в том числе протокола опознания С Альменеева, судом проверены в ходе судебного следствия, в состязательном процессе с участием сторон и мотивированно отвергнуты в приговоре на основе исследованных в суде доказательств и материалов.

Суд по ходатайству стороны обвинения огласил данные в ходе предварительного следствия показания Я поскольку тот умер, а его показания имели существенное значение для правильного рассмотрения дела и их оглашение по ходатайству сторон действующим уголовно-процессуальным законодательством, в частности ст. 285 УПК РФ, не запрещено.

Доводы адвоката Селюковой о том, что судом тем самым нарушены требования ст.ст. 276, 281 УПК РФ не могут быть признаны состоятельными, поскольку ст.276 УПК РФ предусмотрено оглашение показаний подсудимого, а ст.281 УПК РФ - оглашение показаний потерпевшего и свидетелей. Я в ходе предварительного следствия в присутствии адвоката неоднократно был допрошен в качестве подозреваемого, в связи с чем судом не были нарушены требования уголовно-процессуального законодательства при оглашении этих его показаний в судебном заседании.

Также не подлежат удовлетворению доводы Альменеева и адвоката Селюковой о том, что протокол проведения опознания потерпевшим С Альменеева является недопустимым доказательством, поскольку к Альменееву сотрудниками УБОП применялось физическое насилие.

Заявления Альменеева, как и Сидорова, неоднократно проверялись, по результатам проверок вынесены и приобщены к делу постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления.

Согласно имеющимся в материалах дела медицинским справкам, Альменеев в госпитализации не нуждался, мог принимать участие в проведении следственных действий.

Доводы о применении к Альменееву и Сидорову физического насилия с целью дачи показаний проверены судом с исследованием указанных материалов и допросом в суде в качестве свидетелей сотрудников правоохранительных органов.

С учетом изложенного указанные доводы признаны позицией защиты. В том числе с учетом показаний потерпевшего С и того, что Альменеев не давал показаний, а воспользовался правом, предоставленным ст. 51 Конституции РФ.

Так, согласно показаниям С , подтвержденных показаниями свидетеля Ш при проведении опознания телесных повреждений у Альменеева не было, С сразу уверенно опознал Альменеева как лицо, совершившее в его отношении преступление. Кроме того, С пояснял, что хорошо запомнил Альменеева, поскольку в месте совершения преступления было освещение от светившего у дома фонаря.

Вывод суда о признании опознания достоверным доказательством мотивирован, в том числе тем, что оснований не доверять показаниям потерпевшего у суда не имелось, поскольку ранее С с Альменеевым знаком не был и неприязненных отношений не имел.

Содержащиеся в жалобах Сидорова и адвоката Миханькова доводы о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра и добровольной выдачи оружия Сидоровым, протоколов допроса свидетелей Ш и П проверены судом в ходе судебного разбирательства и мотивированно отвергнуты. Новых сведений в этой части в кассационных жалобах не содержится.

При этом Судебная коллегия принимает во внимание прекращение судом уголовного преследования Сидорова в части незаконного оборота оружия ввиду отказа государственного обвинителя от поддержания части обвинения, в обоснование которого были представлены указанные доказательства, по реабилитирующим основаниям.

Также нельзя согласиться с доводами Сидорова и Альменеева об отклонении в суде их ходатайств о допросе свидетелей, указанных под псевдонимами - С и И , а также с заявлением Сидорова о неназначении в суде экспертизы его почерка.

Согласно протоколу судебного заседания, с которым знакомилась сторона защиты, свидетель под псевдонимом П допрошен в суде.

Ходатайств о допросе иных свидетелей и о проведении экспертизы стороны не заявляли.

По окончании судебного следствия, несмотря на разъяснения председательствующего по делу судьи, ходатайств о его дополнении, продолжении ввиду неполноты никем заявлено не было.

Вопреки доводам жалоб, в приговоре отсутствует ссылки на недостоверные и недопустимые доказательства.

Доводы Сидорова о его непричастности к разбойным нападениям в отношении Х и М , Д Н со ссылкой на свое алиби, проверены судом и в приговоре отвергнуты на основе совокупности исследованных в суде и отраженных в приговоре доказательств.

При этом судом дана критическая оценка косвенным показаниям свидетелей защиты С , С С П , являющихся близкими родственниками и друзьями Сидорова.

Их показания, не образующие алиби Сидорова, а также довод последнего о том, что он не пользовался телефоном, а передал сим-карту телефона № Я , который и использовал ее при совершении преступлений, опровергнуты достаточной совокупностью взаимосвязанных доказательств, что мотивировано приговоре.

Указанные выводы суда основаны, в частности, на последовательных показаниях в ходе предварительного следствия Жаринова о том, что указанным номером телефона пользовался именно Сидоров.

С этого номера объективными средствами зафиксированы постоянные звонки на телефон, которым пользовалась сожительница Сидорова - гражданка С А из показаний С и Сидорова следует, что Я с С по телефону не созванивались.

Согласно списку телефонных вызовов именно абонент с указанным номером находился в зоне обслуживания станции , при этом у него имелись телефонные соединения с номером абонента, которым пользовался в то время Я Допрошенный в качестве обвиняемого Жаринов неоднократно показывал, что на дом Д как на объект разбойного нападения, указал Сидоров, который ездил к месту совершения преступления, был на связи и о доме Н рассказал Я При проведении очной ставки с Н Жаринов согласился с тем, что к нападению причастен Сидоров.

Из показаний свидетеля Н следует, что от Жаринова ей стало известно, что за домом следили и что Сидоров был «наводчиком».

Согласно показаниям свидетеля под псевдонимом П , он слышал разговор Я и Сидорова, в ходе которого последний рассказывал о доме Н и о его заработной плате.

В соответствии с показаниями свидетелей Г и И накануне нападения на Д они видели мужчин на автомашине , которые интересовались Д . Вопреки доводам жалоб Сидорова, при этом из их показаний не следовало, что это были молодые люди.

Согласно исследованным в суде материалам о телефонных соединениях, Сидоров 31 октября 2007 года находился в зоне обслуживания телефонной станции п. , по месту жительства Д Довод о причастности к разбойным нападениям вместо Сидорова мужчины по имени Э специально исследован в суде и в приговоре мотивированно отвергнут на основе совокупности взаимосвязанных доказательств.

С учетом изложенного, Судебная коллегия признает обоснованным вывод суда о достаточной совокупности указанных доказательств виновности Сидорова в инкриминированных разбойных нападениях, положенных в основу приговора.

Вопреки доводам жалоб Маскаева, Сидорова и защитника Миханькова, разбой, совершенный организованной группой, признается оконченным и исполненным с момента нападения, назависимо от наступления для потерпевших, в частности Н , каких-либо последствий материального или физического характера, и независимо от того, в какой форме проявилось участие в нем Сидорова совместно с Жариновым и Я С учетом изложенного, квалификацию совершенных Сидоровым разбойных нападений следует признать соответствующей требованиям закона.

Судебная коллегия также не находит оснований для удовлетворения доводов Жаринова о том, что он не совершал хищения имущества Г .

Содержащиеся в приговоре выводы суда в этой части обоснованы оглашенными в суде показаниями в ходе предварительного следствия Я о том, что он совершил это преступление совместно с Жариновым; неоднократно данными в ходе предварительного следствия показаниями самого Жаринова, признававшего себя виновным в данном преступлении; показаниями в ходе предварительного следствия Сидорова о том, что слышал разговор Я и Жаринова об угоне автомашины Доводы Жаринова об отклонении судом его ходатайства о приобщении к материалам дела копии постановления Клявлинского суда о его административном аресте, не соответствуют действительности.

Данное ходатайство судом удовлетворено, постановление о его административном аресте сроком на 15 суток приобщено к делу и имеется в нем.

Само по себе заявление Жаринова о том, что его арестовали в административном порядке связи с совершенными им преступлениями, не свидетельствует о том, что время его административного ареста подлежит зачету в срок уголовного наказания.

Как следует из материалов дела, указанный довод исследовался в суде с участием сторон и судом отвергнут. При этом Жаринов не отрицал, что его задержание имело место не сразу после совершения преступлений, как подозреваемого, а позднее и что в момент задержания работниками милиции он действительно находился в нетрезвом состоянии.

При таких обстоятельствах оснований считать вступившее в законную силу постановление о его административном аресте на срок 15 суток необоснованным, не имеется, в связи с чем указанный довод Жаринова удовлетворению не подлежит.

Также не могут быть признаны состоятельными содержащиеся в кассационных жалобах Жаринова, Сидорова и адвоката Миханькова доводы о необоснованной квалификации действий осужденных, как участие в банде по ч.2 ст.209 УК РФ, а также довод Сидорова о том, что ссылки в приговоре суда на причастность к преступлениям умершего Я при отсутствии в суде адвоката в его защиту является нарушением уголовно-процессуального закона.

Содержащиеся в приговоре выводы суда в этой части обоснованы исследованными в судебном заседании доказательствами, с учетом того, что состав бандитизма имеет формальный характер, он признается оконченным при наличии всех его установленных судом признаков, в том числе признака наличия оружия хотя бы у одного из членов банды и осведомленности об этом других членов банды. Совершение же в банде каждым из ее участников конкретных самостоятельных деяний образует совокупность преступлений, как это предусмотрено ст. 17 УК РФ.

Суд со ссылкой на исследованные в суде надлежащие доказательства, анализ и оценка которых даны в приговоре, мотивированно признал установленным, что в сентябре 2007 года Сидоров, Жаринов и Я организовались в устойчивую вооруженную группу, объединенную единым умыслом, и в течение продолжительного времени занимались совместной преступной деятельностью, имея в своем распоряжении транспортные средства, в том числе похищенные у потерпевших Х и Г несколько видов пригодного к целевому применению огнестрельного оружия (обрез и ружье), о котором все участники были осведомлены, а также биту, маски с прорезями для глаз, средства мобильной связи. Совершение разбойных нападений указанными лицами планировалось, каждый из нападавших выполнял отведенную ему роль, для совершения нападений заранее подыскивались материально обеспеченные лица. При совершении разбойных нападений осужденные действовали согласованно, а способ нападения был одинаков.

Выводы суда о квалификации содеянного, как бандитизм, судом обоснованы тем, что разбойные нападения в составе банды с применением огнестрельного оружия на Х и М Д и Н были совершены Сидоровым, Жариновым и Я ; разбойные нападения в составе банды с применением оружия на А С были совершены Жариновым и Я , а также тем, что Жаринов и Я организованной группой совершили хищения чужого имущества из магазина «Товары повседневного спроса», у потерпевших Н и О - из их домов, а у потерпевшего Г - из гаража.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда в этой части соответствуют положениям ст.73 УПК РФ о предмете доказывания и ст. 17 УК РФ о совокупности преступлений, они не содержат обвинений Сидорова в том, что он снабжал банду средствами связи и оружием.

С учетом изложенного, Судебная коллегия признает основанным на законе решение суда о квалификации действий Жаринова и Сидорова по ч.2 ст.209 УК РФ, как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Вопреки доводам Сидорова, содержащиеся в приговоре упоминания о Я как о соучастнике инкриминированных осужденным преступлений, не нарушают требований УПК РФ о пределах судебного разбирательства и обусловлены объемом предъявленного осужденным обвинения; они не нарушают и прав умершего Я так уголовное преследование в его отношении прекращено в связи с его смертью, т.е. по нереабилитирующему основанию.

Заявление Сидорова о том, что его доступ к правосудию в суде кассационной инстанции ограничен постановлением судьи, которым ряд доводов его жалоб признан замечаниями на протокол судебного заседания и отклонен, удовлетворению не подлежит по следующим основаниями.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает форму подачи замечаний на протокол судебного заседания, которые в силу ст.260 УПК РФ председательствующий обязан рассмотреть, после чего вынести соответствующее постановление.

Факт отказа в удостоверении замечаний на протокол судебного заседания ограничением прав осужденного не является, так как не снимает с суда кассационной инстанции обязанности рассмотреть в судебном заседании все доводы, заявленные до начала и в ходе судебного заседания, в полном объеме, в том числе расцененные судом первой инстанции замечаниями на протокол судебного заседания доводы Сидорова.

С учетом изложенного оснований для отмены постановлений суда о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания не имеется.

Выводы суда о вменяемости всех осужденных, включая Жаринова с учетом его психического заболевания, мотивированы.

Наказание осужденным как за каждое из преступлений, так и по их совокупности, правильно назначено и индивидуализировано в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом отягчающих и смягчающих обстоятельств, а также данных о личности осужденных, в том числе тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Вопреки доводами жалоб, наличие у осужденных малолетних детей судом учтено при индивидуализации наказания и мотивировано в приговоре.

Оснований для признания назначенных наказаний несправедливыми, а также для применения к осужденным правил ст.64 УК РФ не имеется.

Вместе с тем, решение суда в части признания у Сидорова особо опасного рецидива и определения ему в этой связи для отбывания наказания исправительного учреждения в виде исправительной колонии особого режима не основано на законе, в частности ст. 10 УК РФ о его обратной силе.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года ч.2 ст. 162 УК РФ, по которой Сидоров ранее был осужден в 1999 году, не отнесена к числу особо тяжких преступлений, что суд ошибочно указал в приговоре.

С учетом изложенного, назначенное Сидорову наказание подлежит отбыванию с учетом наличия у осужденного не особо опасного, а опасного рецидива преступлений, т.е. на основании ст.ст. 18, 58 УК РФ в исправительной колонии строгого режима.

Вопреки доводам жалоб, решения суда в части размера гражданского иска и его взыскании в солидарном порядке с осужденных, как это указано в приговоре, основаны на законе и мотивированы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 22 мая 2009 года в отношении Сидорова Н И - изменить, местом отбывания назначенного ему наказания определить исправительную колонию строгого режима; в остальной части приговор о нем, а также этот же приговор в отношении Жаринова М В Альменеева Е М , Маскаева И М - оставить без изменения, а их кассационные жалобы и жалобы адвокатов Миханькова А.В. и Селюковой Е.М. - без удовлетворения

Статьи законов по Делу № 46-О09-53

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх