Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 46-О11-45

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 июня 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О11-45

от 23 июня 2011 года

 

председательствующего Толкаченко A.A., судей Бирюкова Н.И. и Эрдыниева Э.Б., при секретаре Прохоровой Е.А.,

на приговор Самарского областного суда от 6 апреля 2011 года, по которому

Сирачёв [скрыто]

несудимый,

осужден по ч.З ст.ЗО, п.«а»,«б» ч.2 ст. 105 УК РФ, с применение ст.64 УК РФ, - к 4 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год и 6 месяцев, с отбыванием основанного наказания в исправительной колонии строгого режима, с установлением предусмотренных ст.53 УК РФ ограничений по отбыванию дополнительного наказания.

Заслушав доклад судьи Толкаченко A.A. о деле, доводах кассационного представления, жалобы и возражений, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего доводы кассационного представления в полном объеме и полагавшего жалобу оставить без удовлетворения, выступление адвоката по назначению Поддубного СВ. в защиту интересов Сирачева Р.К., поддержавшего доводы его жалобы и возражавшего против удовлетворения представления, Судебная коллегия

 

установила:

 

Сирачев Р.К. приговором суда от 13 октября 2010 года был осужден по ч.З ст.30, п.«а»,«б» ч.2 ст. 105 УК РФ, с применение ст.64 УК РФ, - к 4 годам лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением от 25 января 2011 года указанный приговор по представлению государственного обвинителя отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Приговором от 6 апреля 2011 года Сирачев Р.К. признан виновным и осужден за покушение на убийство двух лиц, то есть за совершение действий непосредственно направленных на причинение смерти сотрудникам милиции [скрыто] и [скрыто] в связи с осуществлением ими служебной

деятельности, не обусловленной выполнением обязанностей по непосредственной охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, в условиях, когда преступление не было доведено до конца по независящим от осужденного обстоятельствам.

Преступление совершено 13 февраля 2010 года в [скрыто] при установленных и приведенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании осужденный Сирачев Р.К. виновным признал себя частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Лысова О.Г. оспаривает правильность квалификации действий Сирачева Р.К., просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение по тем же основаниям, что и в предыдущем представлении.

В обоснование своих доводов указывает, что вывод суда о совершении преступления в отношении сотрудников милиции, не осуществлявших деятельность по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, не мотивирован и не обоснован;

полагает, что преступление было совершено именно при исполнении потерпевшими обязанностей, явившихся следствием деятельности по обеспечению общественной безопасности, а, следовательно, в действиях Сирачева Р.К. имеются признаки оконченного преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ;

кроме того, считает, что при назначении наказания судом не были учтены все данные о личности осужденного, необоснованно применена ст.64 УК РФ, вследствие чего ему назначено чрезмерно мягкое, несправедливое и несоразмерное наказание.

В кассационной жалобе осужденный Сирачев Р.К. выражает несогласие с квалификацией его действий, просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение;

указывает, что умысла на причинение смерти потерпевшим не имел, выводы суда в этой части считает немотивированными;

утверждает, что он сам добровольно прекратил преступное посягательство, когда увидел, что [скрыто]. и [скрыто] являются

сотрудниками милиции;

целью его действий было причинить легкий вред пришедшим лицам, в которых он не сразу узнал работников милиции, в связи с чем в его действиях имеются только признаки преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Лысова О.Г. просит оставить содержащиеся в ней доводы без удовлетворения, считая их надуманными и не соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы представления, жалобы и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и мотивированным, а представление и жалобу - не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции пришел к выводам о наличии в действиях Сирачева Р.К. покушения на квалифицированное убийство и о его виновности в совершении указанного преступления, исходя из наличия для этого соответствующих фактических и правовых оснований по делу.

В основу такого решения положена достаточная совокупность представленных доказательств, исследованных с участием сторон с соблюдением принципа состязательности и равноправия, в соответствии с требованием закона, с учетом правил ст. 73, 88 УПК РФ.

При этом, вопреки доводам представления и жалобы, в приговоре разрешены имевшиеся в деле противоречия, а сомнения истолкованы в пользу подсудимого, как это предусмотрено ст. 15, 302 УПК РФ.

По результатам судебного следствия все исследованные доказательства получили надлежащую оценку суда, они признаны допустимыми, относимыми, достаточными и достоверными, в связи с чем обоснованно были положены в основу приговора.

В частности, в качестве таковых суд признал объяснения Сирачева Р.К. в период доследственной проверки, в том числе при составлении собственноручного заявления о явке с повинной, а также его показания при допросе в качестве обвиняемого о том, что на месте и во время происшествия

он умышленно вооружился топором и совершил насильственные действия, имея намерение убить прибывших к нему для проведения его опроса сотрудников милиции.

Суд взял за основу данные показания и привел их в приговоре в качестве доказательства виновности, поскольку они согласуются с показаниями потерпевших [скрыто]. и [скрыто] подробно и

последовательно показывавших об обстоятельствах совершенного Сирачевым Р.К. нападения на них в его квартире и о применении им топора в качестве орудия преступления; с протоколом осмотра места происшествия, в соответствии с которым в квартире осужденного на полу под журнальным столиком был изъят топор с деревянной ручкой, а также был изъят деревянный табурет со следами рубленого повреждения; с экспертными заключениями о характере, локализации, механизме и степени тяжести повреждений и о возможности причинения легкого вреда здоровью изъятым орудием преступления.

Довод представления о наличии в действиях Сирачева Р.К. признаков преступления, предусмотренного ст.317 УК РФ, являлся предметом исследования в суде первой инстанции и опровергнут обоснованными ссылками на законодательство, подзаконные нормативные акты Министерства внутренних дел РФ, на правовые позиции и сложившуюся практику, в соответствии с которыми под исполнением сотрудниками МВД обязанностей по охране общественного порядка понимается несение ими постовой или патрульной службы на улицах и общественных местах, поддержание порядка во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований и других массовых мероприятий, при ликвидации последствий аварий, общественных и стихийных бедствий, равно их непосредственное участие в предотвращении или пресечении противоправных посягательств по правилам УПК РФ, КоАП РФ и других законов.

Во исполнение указаний суда кассационной инстанции в судебном заседании при новом рассмотрении дела установлено, что [скрыто] и

[скрыто] при следовании в квартиру осужденного 13 февраля 2011 года,

т.е. спустя 7 дней после имевшего место 6 февраля 2011 года сигнала соседей о действиях Сирачева Р.К. с бензином, а также находясь в его квартире, непосредственно не занимались деятельностью по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а осуществляли иную служебную деятельность, обусловленную их положением, персональным распределением обязанностей и конкретным служебным поручением руководства. А именно производили проверку в отношении Сирачева Р.К. в соответствии с распоряжением руководителя милиции общественной безопасности Автозаводского РУВД г. Тольятти Самарской области по факту задержания осужденного на чердаке жилого дома с емкостями из-под бензина, а также профилактическую беседу о вреде токсикомании.

Указанные действия продолжением проводившихся 6 февраля 2011 года мероприятий, в том числе по задержанию Сирачева Р.К., не являлись и неотложного характера не носили. Непосредственной угрозы 13 февраля 2010 года со стороны находившегося в своей квартире Сирачева Р.К. общественной безопасности и общественному порядку не было.

В этой связи, как установлено судом, оснований для применения в отношении Сирачева Р.К., с учетом его поведения 6 и 13 февраля 2011 года, мер в порядке ст. 140-145 УПК РФ не имелось.

Эти установленные фактические обстоятельства в суде не опровергнуты и оснований для их переоценки не имеется.

Нахождение работников милиции при исполнении служебных обязанностей, когда целью их деятельности в конечном итоге являлось обеспечение общественного порядка, а также признание не действующим на территории Российской Федерации указанного в приговоре суда постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 года № 9 не влияет на существо указанных выводов суда.

При таких обстоятельствах, когда признаки специальной нормы об ответственности по ст.317 УК РФ, не подлежащей расширительному толкованию, не нашли своего подтверждения в суде, доводы кассационного представления о переквалификации действий осужденного следует признать противоречащими фактическим обстоятельствам дела, а потому не подлежащими удовлетворению. Мотив действий виновного нашел достаточное отражение в качестве квалифицирующего, т.е. отягчающего ответственность признака преступления, предусмотренного общей нормой УК РФ.

Приведенные в жалобе осужденного доводы об отсутствии у него умысла на причинение потерпевшим смерти также проверены и опровергнуты в приговоре на основе его показаний, данных при первоначальном его допросе и содержащихся в протоколе явки с повинной, в которых он указывал, что вооруженное нападение на сотрудников милиции он совершил, желая их убить, а затем скрыться («уйти в бега»).

При оценке вида и направленности его умысла суд учел множественное нанесение [скрыто] ~~1 и [скрыто] ударов острием топора,

локализацию ударов в жизненно важные органы, а также то, что осужденный после того, как потерпевшие покинули его комнату, не прекратил посягательств, а последовал за потерпевшими в другую комнату, где, также применяя топор, стремился достичь результата в виде их смерти в связи с осуществлением ими служебной деятельности.

Судом установлено, что все действия по выполнению объективной стороны убийства двух человек осужденным были выполнены, однако общественно опасные последствия в виде смерти потерпевших не наступили

ввиду их активного сопротивления и других обстоятельств, находящихся за рамками волевого контроля осужденного.

С учетом изложенного довод осужденного о том, что он самостоятельно прекратил преступное посягательство, увидев, что нападает на сотрудников правоохранительных органов, не соответствует установленным в приговоре обстоятельствам, противоречит исследованным доказательствам и является позицией его защиты.

Суждения жалобы Сирачева Р.К. о том, что при расследовании дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, ограничившие его права, носят характер субъективных предположений.

Они опровергаются материалами дела, согласно которым все следственные действия в отношении Сирачева Р.К. проводились в соответствии требованиям закона, в условиях, исключающих оказание на него какого-либо физического или психического давления, в присутствии адвоката, а в необходимых случаях понятых, показания которых исследовались в суде и признаны достоверными.

Каких-либо замечаний, дополнений или ходатайств по процедуре и результатам проведенных следственных действий ни Сирачевым Р.К., ни его защитником заявлено не было.

Вопреки доводам представления и жалобы, при индивидуализации наказания суд правильно применил положения ст. 6, 60, 64, 53 УК РФ о его индивидуализации: учел характер и степень общественной опасности деяния, личность виновного и другие влияющие на наказание сведения. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд обоснованно признал явку с повинной. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

Кроме того, судом мотивировано решение о неприменении ст.73 УК РФ и о применении правил ст.64 УК РФ при назначении наказания; при этом наряду с явкой с повинной также учтены возраст осужденного, состояние его здоровья, положительные характеристики с места жительства и другие обстоятельства, оснований для переоценки которых в качестве исключительных не имеется. Вид режима исправительного учреждения определен в соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ.

При таких обстоятельствах, когда во исполнение указаний суда кассационной инстанции осужденному определено более строгое наказание, чем по предыдущему приговору, назначенное наказание нельзя признать несправедливым как вследствие его чрезмерной суровости, так и вследствие его чрезмерной мягкости. Поэтому доводы представления и жалобы в этой части также не подлежат удовлетворению.

С учетом изложенного оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в представлении, жалобе, а равно по другим предусмотренным законом обстоятельствам, не имеется.

Вместе с тем из описательно-мотивировочной части приговора в части мотивировки применения положений ст.64 УК РФ подлежит исключению указание о наличии заведомой и очевидной связи совершенных противоправных насильственных действий с заболеванием токсикоманией и состоянием токсического опьянения осужденного в момент происшествия. Вывод о такой связи не основан на исследованных в суде доказательствах, недостаточно мотивирован и носит характер предположений.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 6 апреля 2011 года в отношении

Сирачёва [скрыто] изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части слова «о наличии заведомой и очевидной связи совершенных им противоправных насильственных действий с его заболеванием токсикоманией и состоянием токсического опьянения в момент происшествия».

В остальной части приговор оставить без изменения,

а кассационное представление государственного обвинителя Лысовой

Статьи законов по Делу № 46-О11-45

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх