Дело № 46-О12-21

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Земсков Евгений Юрьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №46-О12-21

от 26 июля 2012 года

 

Председательствующего - Колышницына A.C.

при секретаре Стасенковой А.Ю.

с участием переводчика с узбекского языка [скрыто]

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Валиева И.Э.о и адвоката Хакимова И.С. в его интересах, осужденного Рузметова Ф.Ю. и адвоката Анашиной Л.В. в его интересах на приговор Самарского областного суда от 5 марта 2012 года, по которому

Валиев [скрыто] __о [скрыто] _

[скрыто]

ранее судимый:

1. 13.09.2006 Автозаводским районным судом г.Тольятти по пп.«а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Постановлением того же суда от 05.03.2008 года условное осуждение отменено, направлен в места лишения свободы для отбывания наказания. Освобожден 22 января 2010 года по отбытии срока;

2. 14.04.2011 Автозаводским районным судом г. Тольятти по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Взят под стражу с 22 января 2011 года,

осужден по пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года, без штрафа, без ограничения свободы; по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 9 лет, без штрафа, без ограничения

свободы; по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 19 лет, без ограничения свободы. В соответствии с ч. 3 ст.69 УК РФ - по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено лишение свободы сроком на 22 года без штрафа, без ограничения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ - по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Автозаводского райсуда г.Тольятти Самарской области от 14 апреля 2011 года назначено окончательно лишение свободы на срок 23 (двадцать три) года, без штрафа, без ограничения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Валиеву И. Э.о исчислен с 22 января 2011 года.

Рузметов Ф [скрыто] _

¦

ранее судимый:

1. 17.11.2008 года Ставропольским районным судом Самарской области по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободившийся 17.09.2010 года по отбытии срока, содержащийся под стражей с 22 января 2011 года,

осужден по п.п. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года без штрафа, без ограничения свободы; по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 9 лет, без штрафа, без ограничения свободы; по п.п.«ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 15 лет, без ограничения свободы. В соответствии с ч. 3 ст.69 УК РФ - по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы без штрафа без ограничения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Рузметову Ф.Ю. исчислен с 22 января 2011 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Земскова Е.Ю., выступления осужденного Рузметова Ф.Ю. и адвоката Вишняковой Н.В. в его интересах, адвоката Поддубного СВ. в интересах осужденного Валиева И.Э.о, в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В. об отсутствии оснований для удовлетворения кассационных жалоб, Судебная коллегия

 

установила:

 

Валиев и Рузметов признаны виновными в грабеже, то есть открытом хищении чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступление совершено 09 января 2011г., в период времени с 22 часов до 23 часов в г. [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

Кроме того Валиев и Рузметов признаны виновными в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному

сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью Ж Щ а также в совершении

убийства, то есть в умышленном сопряженном с разбоем причинении смерти Жа [скрыто] группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 22 января 2011г., в период времени с 00 часов 10 минут до 05 часов 30 минут в г. [скрыто] при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Валиев И.Э.о, ссылаясь на свою невиновность во всех преступлениях, просит приговор отменить (т.8 л.д.2).

Адвокат Хакимов И.С. ставит под сомнение обоснованность выводов суда о виновности Валиева И.Э.о, ссылается на недопустимость показаний Валиева и Рузметова на предварительном следствии, как полученных в результате физического и психического принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов. Не согласен с судебной оценкой показаний осужденного Рузметова.

Доказательств принадлежности Валиеву куртки со следами крови, помимо показаний Рузметова, не имеется. Оспаривает принадлежность Валиеву записки, которую, по выводам суда, тот пытался передать Рузметову во время очной ставки.

Не согласен с критической оценкой, которую суд дал показаниям свидетеля [скрыто] о совершении им преступления, инкриминируемого

Валиеву, показаниям свидетеля [скрыто] о том, что Валиев с 4 до 7-

7.30 утра 22 января 2011 года, то есть в возможное время убийства, находился у нее. Показания свидетеля [скрыто] о том, что в тот же

период времени, около 5-6 часов утра Валиев приходил к Рузметову, были оглашены без допроса свидетеля в судебном заседании, поэтому алиби осужденного не опровергают. В ходатайстве о допросе [скрыто] суд

отказал без достаточных оснований (т.7 л.д. 67). Просит отменить приговор в части осуждения по п. «в» ч.4 ст. 162, пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, смягчить наказание.

Осужденный Рузметов Ф.Ю. не согласен с приговором в части осуждения по второму эпизоду - разбойного нападения и убийства [скрыто].

Не отрицая факт совершения им и Валиевым преступления в отношении данного лица, Рузметов указывает, что он не виновен в убийстве и разбое, поскольку договоренность с Валиевым была на открытое хищение имущества. Валиев вышел за пределы сговора, совершив убийство. Признавая тот факт, что в момент убийства он находился на заднем сиденье автомобиля за водителем такси [скрыто] и держал ее по договоренности с

Валиевым, ссылается на то, что не осознавал фактический характер его действий, не видел наносимых ударов ножом, вследствие плохого обзора в салоне автомобиля и своего невысокого роста, полагал, что Валиев в рамках договоренности совершает грабеж.

Показания на следствии, в которых он признал вину в соучастии в убийстве, были им даны в результате применения к нему физического насилия сотрудниками полиции, располагавшими к моменту его задержания признанием Валиева об обстоятельствах преступления, которое его незаконно заставили подтвердить. На применение физического насилия к нему указывает наличие у него телесных повреждений. При этом суд не вызвал для допроса свидетелей [скрыто] которые

бы дали показания об отсутствии у него травм на работе до его задержания сотрудниками полиции.

При назначении наказания суд не учел, что в отличии от Валиева он активно способствовал раскрытию преступления, не позволил ему обмануть суд, в предпринятой им попытке переложить свою вину на [скрыто]

Считает несоразмерно суровым назначенное наказание. Просит переквалифицировать его действия с п. «в» ч.4 ст. 162 на пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, снизив наказание, отменить приговор в части осуждения по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, прекратив уголовное преследование в этой части.

Адвокат Анашина Л.В., приводя аналогичные доводы, ссылается на недоказанность предварительного сговора на убийство, на недопустимость показаний Рузметова на следствии, положенных судом в основу приговора, на заключение экспертизы, подтверждающее применение к осужденному физического насилия сотрудниками полиции, на необоснованность противоположного вывода суда, на ошибочность критической оценки показаний Рузметова в судебном заседании, где он отрицал осведомленность о намерениях Валиева совершить убийство, не видел ножа и нанесенных им ударов, на отсутствие достаточных доказательств вины осужденного.

Просит рассматривать действия Валиева как эксцесс исполнителя, действия Рузметова переквалифицировать с п. «в» ч.4 ст. 162 на пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, снизив наказание, а в части осуждения по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ приговор отменить, прекратив уголовное преследование за отсутствием состава преступления.

Проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Доводы кассационной жалобы Валиева о невиновности в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФЛ опровергаются его собственными показаниями в судебном заседании, в которых он вину признал за исключением того, что он и Рузметов заранее договорились о совершении преступления.

Однако указанные доводы осужденного получили надлежащую критическую оценку в приговоре, поскольку опровергаются показаниями осужденного Рузметова, который обвинение в грабеже [скрыто] по предварительному сговору с Валиевым признал полностью, суду сообщил, что преступление совершили по предложению Валиева, то есть заранее о нем договорились.

Показания потерпевшего [скрыто] о том, что во время ограбления осужденные действовали согласованно, каждый выполняя свою роль, подтверждают показания Рузметова о том, что он и Валиев заранее договорились о совершении преступления. Утверждение потерпевшего о согласованном характере действий осужденных соответствует сообщенным им сведениям, из которых следует, что Валиев остановил его под предлогом закурить, в то время как второй парень подошел сзади, нанес удары ногами по голове и телу. Одновременно с насильственными действиями второго лица Валиев стал требовать деньги и телефон, которыми они в итоге и завладели.

Выводы суда подтверждаются протоколом предъявления Валиева для опознания потерпевшему [скрыто] заключением судебно-медицинской экспертизы о телесных повреждениях [скрыто] его заявлением о привлечении лиц, совершивших открытое хищение его имущества, протоколами явки с повинной Валиева и Рузметова, в которых они добровольно сообщили о совершении группой лиц открытого хищения имущества [скрыто]

На основании изложенных доказательств суд правильно установил фактические обстоятельства дела и верно квалифицировал преступление как открытое хищение чужого имущества, в том числе по признакам его совершения группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

По эпизоду разбойного нападения и убийства водителя такси [скрыто] обстоятельства преступления подтверждаются показаниями потерпевшей [скрыто] свидетелей [скрыто]

[скрыто] закг

[скрыто] заключениями

судебно-медицинской, медико-криминалистической, судебно-генетической экспертиз, протоколом явки с повинной Валиева, протоколами выемок вещественных доказательств, протоколами проверки показаний на месте Валиева и Рузметова, протоколами опознания Валиева, изъятых предметов, детализацией телефонных разговоров, а также показаниями Валиева и Рузметова в период предварительного следствия.

Доводы о том, что показания Валиева и Рузметова на предварительном следствии были получены в результате применения к ним физического насилия сотрудниками полиции, проверялись судом.

Само по себе наличие у осужденного Рузметова телесных повреждений не доказывает, что их причиной является физическое насилие, примененное к нему сотрудниками полиции.

Из заключения экспертизы от 28.01.2011 года следует, что у Рузметова обнаружены три ссадины на конечностях, при отсутствии каких-либо иных телесных повреждений на туловище, голове. Исходя из давности образования повреждений 5-14 суток с момента освидетельствования, суд сделал правильный вывод о недоказанности физического воздействия на осужденного сотрудниками полиции. С учетом давности телесные повреждения могли быть причинены ранее даты задержания 22.01.2011 года.

Отсутствие травм на работе, которые могли бы подтвердить недопрошенные судом свидетели, не является доказательством получения телесных повреждений при обстоятельствах, которые Рузметов указывает в кассационной жалобе. Суд правильно оценил в приговоре его доводы, указав, что повреждения могли быть получены при любых иных обстоятельствах.

В связи с изложенным необходимости в допросе указанных свидетелей не было, явка свидетелей в суд стороной защиты обеспечена не была, в отношении свидетеля [скрыто] были получены сведения об

отсутствии у него места постоянного жительства, что препятствовало его вызову в суд. Согласно закону суд не может отказать в допросе свидетеля только в том случае, если он явился в судебное заседание. В связи с изложенным доводы о необоснованном отказе суда в допросе свидетелей лишены оснований.

При оценке доводов о том, что показания Валиевым и Рузметовым были даны по причине физического насилия со стороны сотрудников полиции, суд обоснованно учел, что их допросы и проверки показаний на месте происходили в условиях, исключающих возможное противоправное воздействие сотрудников оперативных служб. Допросы проводились следователем в отсутствие оперативных сотрудников в присутствии защитников, а проверка показаний - и в присутствии понятых. Задержанные имели возможность заявить о примененных к ним противоправных методах получения показаний, если бы они имели место в действительности, располагали возможностью не свидетельствовать против себя, указанные права им были разъяснены. Отсутствие заявлений со стороны Валиева и Рузметова о физическом принуждении у при наличии у них указанного выбора своей позиции, обоснованно расценены судом как обстоятельства, опровергающие доводы о недобровольности, а, следовательно, и о недопустимости их показаний, явок с повинной, пояснений при проведении проверок показаний на месте.

Устные сообщения об обстоятельствах преступления, которые даны Валиевым и Рузметовым при вышеуказанных следственных действиях, обоснованно расценены судом как достоверные и положены в основу приговора, поскольку они соответствуют совокупности других доказательств по делу.

Согласно показаний Валиева на следствии, он и Рузметов договорились о совершении разбойного нападения на [скрыто] Долго выбирали безлюдное место соответствующее их намерениям. Находясь непосредственно в автомобиле, жестами и в понятных только им выражениях согласовали момент начала посягательства на потерпевшую. Рузметов, находясь на заднем сиденье автомобиля позади водителя такси [скрыто] схватил и стал ее держать, в то время как Валиев нанес несколько ударов ножом, а затем на предложение Рузметова добить ее, перерезал [скрыто] горло (т.1 л.д.72).

Фактические действия Рузметова, державшего [скрыто] в момент убийства, которые он признает, дают основание считать их скоординированными и согласованными, а при наличии прямых показаний Валиева, подтверждающих такую оценку, суд имел достаточные основания для вывода об их совершении по предварительному сговору.

В связи с изложенным доводы кассационной жалобы Рузметова и его защитника об эксцессе исполнителя со стороны Валиева, об отсутствии предварительного сговора на разбойное нападение и лишение жизни

об ошибочности выводов суда в этой части лишены оснований. Судом дана обоснованная оценка версии Валиева о своей непричастности и о совершении преступления в отношении [скрыто] Рузметовым совместно с другим лицом - [скрыто] который в судебном

заседании дал показания соответствующие утверждению Валиева.

Проверив указанную версию, суд привел в приговоре убедительные основания, по которым счел ее недостоверной.

Показания Валиева о его непричастности опровергаются показаниями Рузметова, показаниями Валиева на следствии, явками с повинной, протоколами проверки показаний на месте Валиева и Рузметова, другими доказательствами. Валиев опознан свидетелем [скрыто] как лицо, продавшее ему золотую цепь и два кольца, опознанные впоследствии родственниками

[скрыто] - [скрыто] и [скрыто] Из детализации

телефонных соединений по данным базовых станций следует, что Валиев совершал телефонные звонки 22.01.2011 года в 3:02:29 и 3:26:18, находясь в районе базовой станции по адресу ул. [скрыто], то есть вблизи места

преступления. По заключению экспертизы на куртке Валиева, изъятой у Рузметова, обнаружена кровь [скрыто]

При этом оснований ставить под сомнение показания Рузметова о принадлежности куртки Валиеву у суда не имелось. Доводы кассационной жалобы о наличии у Рузметова мотивов для оговора Валиева неубедительны. Суд обоснованно оценил в приговоре данный довод. Рузметов не оспаривает и не оспаривал своей причастности к совершению преступления. В связи с изложенным доводы о том, что Рузметов обижен на Валиева, так как он способствовал его задержанию, не подтверждают наличие мотивов для оговора.

Показания [скрыто] о том, что убийство совершил не Валиев, а он

совместно с Рузметовым, противоречат показаниям Рузметова, который

пояснил суду, что впервые видит свидетеля (т.7 л.д. 121). В момент совершения преступления в автомобиле вместе с Ж I находились он и Валиев.

Из показаний Рузметова (т.7 л.д. 121), свидетеля СИ 1 (т.7 л.д. 123)

суд установил также, что [скрыто] неправильно указал детали обстановки

квартиры (наличие двух дверей, железной и деревянной, ориентацию балкона во двор, наличие электрической плиты вместо газовой, дома серого панельного, а не из красного кирпича) (т.7 л.д. 121). Проявленная

неосведомленность [скрыто] свидетельствует о недостоверности его

показаний, поскольку по его утверждениям он вместе с Рузметовым распивал алкоголь в его квартире (т.7 л.д. 118), то есть находился в квартире в течение достаточного времени, чтобы правильно запомнить вышеуказанные обстоятельства.

Кроме того, [скрыто] допустил несоответствия в описании одежды [скрыто] ее сумки, не смог описать приметы и количество похищенных им золотых украшений у

Сведения, сообщенные [скрыто] об участии в убийстве [скрыто],

опровергаются показаниями на следствии Валиева, в которых он признавал вину, а также показаниями свидетеля [скрыто] которые не

подтверждают рассказ [скрыто] что он несколько раз приходил и уходил,

приносил спиртное. По показаниям иЩ [скрыто] после убийства ЖИ [он в квартиру Рузметова с ним не поднимался. По показаниям же [скрыто] Рузметов пришел в квартиру утром в 6-7 утра вдвоем, что соответствует показаниям на следствии Валиева и Рузметова.

Оценивая показания [скрыто] суд пришел к правильному выводу,

Статьи законов по Делу № 46-О12-21

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх