Дело № 46-О12-55

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 декабря 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 46-О12-55

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 декабря 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Коваля В.С.
судей Бирюкова Н.И., Бондаренко О.М.
при секретаре Стасенковой А.Ю.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Кубилюса Ю.В., адвокатов Моисеева М.Я., Сухинина Ю.И., общественного защитника Любаевой И.В. в защиту его интересов, адвоката Вантенкова В.В. в защиту интересов осуждённого Глазунова В.А. на приговор Самарского областного суда от 6 сентября 2012 г. (в приговоре ошибочно указано 6 августа 2012 г.), по которому Глазунов В А несудимый, осуждён по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М ) и по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М ) к 8 годам лишения свободы за каждое преступление.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний Глазунову В.А. назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Кубилюс Ю В , несудимый, осуждён к лишению свободы: по пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам; по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М ) и по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М ) к 10 годам за каждое преступление; по ч.З ст. 30, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ; по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

В соответствии с чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний Кубилюсу Ю.В. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Срок отбывания наказания с зачётом времени содержания под стражей исчислен: Глазунову В.А. с 10 октября 2011 г., а Кубилюсу Ю.В. с 11 октября 2011 г.

Постановлено взыскать с Глазунова В.А. в пользу М руб., М - руб. в возмещение материального ущерба и с него же компенсацию морального вреда в пользу М М М по руб. каждому. Постановлено взыскать с Кубилюса Ю.В. в пользу государственного учреждения здравоохранения « » руб., М - руб., М - руб. в возмещение материального ущерба и с него же компенсацию морального вреда в пользу М М М по руб. каждому, а в пользу Л - руб.

За потерпевшим М признано право на удовлетворение иска о взыскании средств, затраченных на лечение, и вопрос о его размере передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступления осуждённых Глазунова В.А., Кубилюса Ю.В., адвокатов Вишняковой Н.В., Моисеева М.Я., поддержавших доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Глазунов и Кубилюс осуждены за два факта разбоя, совершённого группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в особо крупном размере, а Кубилюс - с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Кроме того, Кубилюс осуждён за грабёж, совершённый группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, покушение на убийство двух лиц, сопряжённое с разбоем, умышленное убийство, сопряжённое с разбоем.

Преступления совершены 7 января, 19 мая, 28 июня 2011 г. в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах: осуждённый Кубилюс, адвокаты Моисеев, Сухинин, общественный защитник Любаева просят приговор в отношении Кубилюса изменить: дело в отношении Кубилюса по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по факту нападения на М и М ) прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; действия Кубилюса, квалифицированные по пп. «б», «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по факту нападения на М и Л ) переквалифицировать на п. «в» ч.

4 ст. 162, ч. 4 ст. 111 УК РФ и смягчить назначенное Кубилюсу наказание.

Адвокат Сухинин, кроме того, просит исключить из приговора осуждение Кубилюса по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Ссылаются на то, что Кубилюс виновным себя в совершении разбойного нападения и покушения на убийство М и М не признал. Его виновность в совершении этих преступлений основана на недопустимых доказательствах: явке с повинной Глазунова, протоколе просмотра видеозаписи беседы сотрудников правоохранительных органов с Глазуновым, протоколе опознания Кубилюса, заключении экспертов-криминалистов, показаниях следователя Б М М свидетелей Т Ю , Г Н Б , А , которые добыты с нарушениями уголовно-процессуального закона и противоречивы. По факту нападения на кардиологический диспансер также не добыто доказательств виновности Кубилюса. Его опознание проведено с нарушениями закона и основано на противоречивых показаниях потерпевшей Л Не доказан умысел на убийство М и завладение деньгами и часами последнего. Кубилюс показания на допросе в качестве подозреваемого не подтвердил. Незаконно было отказано в удовлетворении ходатайств стороны защиты об отводе государственного обвинителя, истребовании сведений из изолятора о посещении Н и Т Г о проведении почерковедческой экспертизы.

Общественный защитник Любаева обращает внимание на то, что было нарушено право на защиту Кубилюса, поскольку она не могла в полной мере защищать его интересы из-за того, что суд не вынес письменного постановления о её допуске к участию в судебном заседании, в связи с чем она была лишена возможности получить конфиденциальные свидания с Кубилюсом. Указывает, что суд не учёл при назначении наказания Кубилюсу того, что он проживал в гражданском браке, воспитывал ребёнка, его отец и сестра являются инвалидами и нуждаются в его помощи. Сторона защиты просит снизить размеры сумм, взысканных с Кубилюса в части компенсации морального вреда потерпевшей Л , и отказать в удовлетворении исковых требований М о возмещении похищенных часов и в удовлетворении исковых требований М адвокат Вантенков просит приговор в отношении Глазунова изменить: дело в отношении его по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М и М ) прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; действия Глазунова, квалифицированные по п. «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по факту нападения на М и Л ), переквалифицировать на ч. 2 ст. 161 УК РФ с назначением по этой статье наказания, не связанного с лишением свободы. Ссылается на то, что Глазунов виновным в совершении разбойного нападения на М и М себя не признал. Его виновность в совершении этих преступлений основана на недопустимых доказательствах: явке с повинной Глазунова, протоколе просмотра видеозаписи беседы сотрудников правоохранительных органов с Глазуновым, заключении экспертов-криминалистов, показаниях М М свидетелей Т Н Б , которые добыты с нарушениями уголовно- процессуального закона и противоречивы. Незаконно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об истребовании сведений из изолятора о посещении Н и Т Глазунова. Считает, что не добыто доказательств, свидетельствующих о применении Глазуновым оружия при совершении нападения на М и Л и насилия, опасного для их жизни и здоровья. Виновность Глазунова в совершении разбойного нападения на указанных потерпевших не доказана. Просит учесть то, что Глазунов несудим, имеет на иждивении ребёнка, состоит в браке и характеризуется положительно.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Негуляев В.М., потерпевшие М Л считают приговор законным и обоснованным, назначенное наказание справедливым, просят оставить приговор без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, в возражениях на кассационные жалобы, выслушав стороны, Судебная коллегия находит, что виновность Глазунова и Кубилюса в совершении преступлений, за которые они осуждены, материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осуждёнными, включая время, место, способ, мотивы и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

Доводы, приведённые в кассационных жалобах стороны защиты, о непричастности Глазунова и Кубилюса к совершению преступлений в отношении М и М , Кубилюса к совершению грабежа чужого имущества, неправильной квалификации их действий в отношении М и Л , несостоятельны и опровергаются показаниями самих осуждённых, данных ими на предварительном следствии, показаниями потерпевших М , М , Л Л свидетелей Н , Т Б , Г , Ю А У К К ^ С , М , протоколами явки с повинной Глазунова, видеозаписи беседы с ним Н и Т осмотра мест происшествия, заключениями экспертов и другими доказательствами.

Так, из протокола явки с повинной Глазунова следует, что они с Кубилюсом и лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, по наводке лица, в отношении которого уголовное дело также выделено в отдельное производство, в январе 2011 года совершили разбойное нападение на М и похитили у него руб. В июне 2011 года они совершили нападение на М и похитили у него около руб. и часы.

Из явки с повинной Кубилюса следует, что в ходе разбойного нападения на М он три раза выстрелил в голову потерпевшему. Когда М упал, он снял с него наручные часы, а Глазунов забрал сумку.

Свидетели Н и Т - сотрудники правоохранительных органов - показали, что Глазунов явился с повинной и рассказал им о разбойных нападениях его, Кубилюса на М и о ранее неизвестном им нападении на М Т кроме того, показал, что для фиксации явки с повинной Глазунова применялась видеокамера и был составлен протокол.

Согласно протоколу просмотра видеозаписи беседы сотрудников правоохранительных органов Н и Т с Глазуновым последний в обстановке, исключающей возможность какого-либо давления на него, подробно рассказал об обстоятельствах подготовки и совершения разбойных нападений на М и М Из показаний М и М следует, что около 2 часов 7 января 2011 г. на они подверглись нападению трёх парней. По словам М один из них выстрелил из пистолета «Оса» ему в лоб и попытался сорвать с его плеча сумку. Когда это ему не удалось, парень ударил его пистолетом в затылочную часть головы. От этого удара он упал, и парень завладел его сумкой с деньгами в сумме руб.

М пояснил, что в него стреляли несколько раз. Пули попали ему в локтевой сустав и бедро слева. По окончании нападения он увидел М который был без сознания. Сумки с деньгами у М не было.

Согласно протоколу предъявления личности для опознания М опознал Кубилюса как человека, который произвёл выстрел из пистолета «Оса» в его лоб и похитил сумку с деньгами.

Как следует из показаний Кубилюса, в мае 2011 года лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, предложило ему совершить грабёж из кассы . Он согласился с этим предложением, и 19 мая 2011 г. они совершили открытое хищение денег из указанной кассы.

Потерпевшая Л - кассир - показала, что 19 мая 2011 г. она приготовила деньги для инкассаторов в сумме руб. Примерно в 15 часов 30 минут, когда она открыла дверь из кассы, в помещение ворвались два незнакомых человека.

Один из них толкнул её рукой в лицо, показал нож и потребовал ключи от сейфа. Второй парень взял кнопку вызова охраны, толкнул её в кресло, схватив за шею, прижал к столу. Ей удалось нажать кнопку вызова охраны. Первый ударил её два раза рукой в лицо, забрал руб.

По показаниям Кубилюса на допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте, 28 июня 2011 г. с целью завладения деньгами и часами они с Глазуновым напали на М . При этом он произвёл три выстрела из пистолета «Оса» в голову М . Глазунов завладел сумкой, а он часами потерпевшего.

Указанные показания о времени, месте, способе, мотивах, целях и последствиях совершения преступлений в отношении потерпевших М М М Л , подтверждаются показаниями потерпевших М М Л Л свидетелей Н , Т Б Г Ю А , У К К , С М явкой с повинной Кубилюса, протоколами явки с повинной Глазунова, видеозаписью беседы с ним Н и Т протоколами осмотра мест происшествия, предъявления личности для опознания, вещественными доказательствами, заключениями экспертов и другими доказательствами.

Доводы стороны защиты, приведённые в кассационных жалобах, о недопустимости доказательств, положенных в основу приговора, несостоятельны. Явки с повинной Глазунова и Кубилюса подписаны ими. При написании явки с повинной и составлении протокола явки с повинной участие адвоката уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Сотрудники правоохранительных органов Н и Т показали, что никакого давления на Глазунова и Кубилюса никто не оказывал. По сообщению из изоляторов временного содержания, следственных изоляторов, Глазунов и Кубилюс жалоб не высказывали, телесных повреждений и следов побоев у них зафиксировано не было. В судебном заседании подробно выяснялся вопрос об оформлении явки с повинной Глазунова и дате его составления. В связи с этим сотрудник правоохранительного органа Т 8 и 31 августа 2012 г., то есть два раза, допрошен в зале суда. Также был допрошен следователь Б , который пояснил, что явка с повинной Глазунова была получена 12 октября 2011 г., а не 14 октября 2011 г., поскольку Глазунов уже 13 октября 2011 г. был допрошен в качестве подозреваемого с участием адвоката. Указанным свидетелям для обозрения был предоставлен протокол явки с повинной Глазунова, которые, осмотрев протокол, заявили, что в протоколе цифра «2» исправлена на цифру «4» путём написания у цифры «2» «чёрточки» справа.

Т заявил, что цифры «2» и «4» он пишет не так, что видно в данном протоколе при написании им таких же цифр при указании времени составления протокола, даты рождения Глазунова, адреса проживания и места регистрации Глазунова, а также при указании суммы, вырученной от продажи часов. Кроме того, в судебном заседании Глазунов не заявлял о том, что на него оказывалось давление со стороны Н и Т Несостоятельны утверждения стороны защиты, изложенные в кассационных жалобах, о недопустимости протокола просмотра видеозаписи беседы сотрудников правоохранительных органов с Глазуновым и протокола опознания Кубилюса. Из указанной видеозаписи следует, что Глазунов дал показания в обстановке, исключающей возможность какого-либо давления на него, подробно рассказал об обстоятельствах подготовки и совершения разбойных нападений на М и М Из протокола судебного заседания следует, что после просмотра этой видеозаписи в суде Глазунов подтвердил, что рассказал сотрудникам правоохранительных органов о совершённых преступлениях. Доводы стороны защиты, изложенные в жалобах, о том, что данная видеозапись велась скрытно, слова не разборчивы, протокол не вёлся, не соответствуют материалам дела. Т и Н , сотрудники правоохранительных органов, в рамках предоставленных им полномочий работали по раскрытию убийства М . Во время беседы с Глазуновым по факту убийства М ими велась видеозапись. О ведении видеозаписи Глазунов был поставлен в известность и не возражал против этого. Ни Т ни Н не было известно о совершении Глазуновым и Кубилюсом разбойного нападения на М . Лишь после того, как Глазунов заявил о совершении ими этого преступления, Т и Н незамедлительно поставили в известность следователя Б Из протокола судебного заседания следует, что следователь Б был допрошен в качестве свидетеля в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона по ходатайству государственного обвинителя, поэтому доводы, приведённые в кассационных жалобах, о незаконном допросе в качестве свидетеля несостоятельны.

Что касается опознания Кубилюса М , то, как следует из протокола предъявления Кубилюса для опознания, данное следственное действие проведено в соответствии с требованиями закона, а именно с участием понятых и адвоката. Кубилюсу разъяснены его права. Ходатайств о предоставлении ему другого адвоката Кубилюс не заявлял. Отказавшись подписать протокол, Кубилюс также не сделал никаких заявлений о проведении данного следственного действия с участием другого адвоката.

Протокол подписан участвовавшим адвокатом также без каких-либо заявлений и замечаний. Следователь Б , допрошенная в суде в качестве свидетеля, показала, что при опознании Кубилюса М интересы Кубилюса представлял адвокат. Об отказе от этого адвоката и предоставлении другого адвоката Кубилюс ходатайств не заявлял. Когда М опознал его, Кубилюс отказался подписать протокол.

Довод стороны защиты, приведённый в кассационных жалобах, о том, что М стал инвалидом и из-за психического состояния не может правильно воспринимать происходящие события и давать о них правильные показания, не соответствует материалам дела, поскольку согласно заключению экспертов, проводивших в отношении его судебно-психиатрическую экспертизу по данному делу, М по своему психическому состоянию может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

Вопреки утверждениям стороны защиты, приведённым в кассационных жалобах, в соответствии с требованиями УПК РФ по ходатайству стороны обвинения были оглашены показания, данные М на предварительном следствии, поскольку местонахождение потерпевшего установить не представилось возможным. Родственники М проживающие в заявили, что не знают, где он находится. По данному делу не установлены места нахождения участника разбойного нападения и лица, способствовавшего преступлению в отношении М . В отношении пособника преступления, заключившего соглашение о сотрудничестве, было совершено нападение, в связи с чем он длительное время находился в больнице.

Данные обстоятельства известны М Суд обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты об отводе, заявленном государственному обвинителю, поскольку он не инструктировал следователя Б , как указано в кассационных жалобах, а сделал замечание по поводу её опоздания при явке в судебное заседание для допроса и не был прямо или косвенно заинтересован в исходе данного дела.

Несостоятельны и доводы стороны защиты, приведённые в кассационных жалобах, о том, что показания потерпевших и свидетелей, собранные по делу доказательства противоречивы. Судебная коллегия не усматривает существенных противоречий, влияющих на законность и обоснованность обжалуемого приговора. Показания оценены в совокупности с другими доказательствами, не противоречат им, а напротив, согласуются с ними.

Доводы стороны защиты, изложенные в кассационных жалобах, о том, что к Глазунову и Кубилюсу применялись незаконные методы ведения следствия, были проверены судом первой инстанции и не нашли своего подтверждения. Поэтому Судебная коллегия также отвергает их как необоснованные.

Нарушений требований УК и УПК РФ при расследовании и рассмотрении уголовного дела Судебная коллегия не усматривает, поскольку дело расследовано и рассмотрено в соответствии с требованиями указанных кодексов.

Несостоятельны утверждения стороны защиты в кассационных жалобах о противоречиях в заключении экспертов-криминалистов, касающиеся изъятия с места происшествия пуль другого калибра, поскольку при нападении на М и М были произведены выстрелы лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство. Данное лицо также было вооружено травматическим пистолетом, которое не изъято.

Доводы стороны защиты о неправильности квалификации действий Глазунова и Кубилюса несостоятельны. Действия Кубилюса по факту похищения денег обоснованно расценены как открытое похищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, поскольку сам Кубилюс заявил о том, что его цель была найти денежные средства и изъять их, а не вымогать, пытать, пугать и бить потерпевшую. Найдя деньги, он похитил их и удалился. Обвинение Кубилюсу в вымогательстве и причинении телесных повреждений Л не предъявлялось, и он за эти преступления не осуждён. Предварительный сговор на совершение грабежа в приговоре мотивирован.

Суд обоснованно пришёл к выводу о том, что Кубилюс с целью убийства несколько раз прицельно с близкого расстояния выстрелил в голову М , а не при превышении им пределов необходимой обороны, как на этом настаивает сторона защиты. О том, что Кубилюс, Глазунов и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, тщательно готовились к разбойному нападению на М свидетельствует и тот факт, что они заранее переоделись в форму сотрудников милиции, взяли с собой оружие и применили его при разбойном нападении.

Стоимость похищенных у М часов установлена показаниями свидетеля М . Оснований не доверять показаниям этого свидетеля не имеется. В связи с этим доводы стороны защиты, приведённые в кассационных жалобах, о другой стоимости указанных часов не могут быть приняты во внимание.

При таких обстоятельствах доводы, изложенные в кассационных жалобах адвокатов и осуждённых, о непричастности осуждённых к совершению преступлений в отношении М и М , Кубилюса к совершению грабежа чужого имущества, неправильной квалификации их действий в отношении М и других полностью опровергаются совокупностью приведённых выше доказательств. Оснований для оговора осуждённых потерпевшими и свидетелями не установлено.

Оценив все доказательства по делу в их совокупности, суд пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Глазунова и Кубилюса в совершении преступлений, за которые они осуждены, и правильно квалифицировал их действия.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что суд необоснованно сослался на показания свидетелей Н и Т в части содержания явки с повинной Глазунова.

Как отмечено в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. № 44-0, ч. 3 ст. 56 УПК РФ, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключает возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписания ст. 50 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Поэтому следует признать, что суд неправомерно использовал показания Н и Т в качестве доказательств в части содержания явки с повинной Глазунова и сослался на них при постановлении обвинительного приговора.

Судебная коллегия исключает из приговора ссылку на показания свидетелей Н и Т о содержании явки с повинной Глазунова В.А., как недопустимые доказательства.

Вместе с тем исключение показаний свидетелей Н и Т в части содержания явки с повинной Глазунова не влияет на выводы суда о виновности Глазунова и Кубилюса в совершении преступлений, за которые они осуждены, поскольку их виновность подтверждается совокупностью приведенных в приговоре других доказательств, исследованных в судебном заседании.

Кроме того, из протокола судебного заседания следует, что приговор постановлен 6 сентября, а не 6 августа 2012 г. как ошибочно указано в приговоре. Поскольку эта опечатка не влияет на законность и обоснованность приговора, Судебная коллегия указывает днём постановления приговора 6 сентября 2012 г.

Наказание назначено осуждённым в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учётом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности осуждённых и других обстоятельств, влияющих на его вид и размер. При этом суд принял во внимание то, что Глазунов и Кубилюс совершили особо тяжкие преступления, характеризуются положительно.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судом признана их явка с повинной, а в отношении Глазунова наличие на иждивении малолетнего ребёнка.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Глазунову и Кубилюсу, суд признал совершение ими преступления с использованием форменной одежды сотрудников милиции.

Судебная коллегия считает, что наказания Глазунову и Кубилюсу назначены соразмерно содеянному каждым из них, с учётом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенных наказаний на их исправление.

Доводы общественного защитника Любаевой, изложенные в кассационной жалобе, об учёте при назначении наказания Кубилюсу проживания его в гражданском браке, воспитания ребёнка, инвалидности отца и сестры не могут быть приняты во внимание как основание для дальнейшего смягчения назначенного ему наказания. Как установлено по делу, Кубилюс сожительствовал с Любаевой, отцом её ребёнка является Л который содержал своего ребёнка, а не Кубилюс. Также общественным защитником не указано, на какие средства неработающий Кубилюс содержал ребёнка, отца и сестру.

На основании п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ суд обоснованно определил отбывание наказания обоим осуждённым в исправительной колонии строгого режима.

Оснований для признания назначенного каждому из них наказания явно несправедливым вследствие суровости не имеется.

Гражданские иски разрешены в соответствии с законом. Размер компенсации морального вреда определён с учётом характера причинённых потерпевшим нравственных страданий. Расходы на погребение подтверждены соответствующими документами.

При таких обстоятельствах доводы, приведённые в кассационных жалобах, удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 6 сентября 2012 г. в отношении Глазунова В А , Кубилюса Ю В изменить: исключить из приговора ссылку на показания свидетелей Н и Т о содержании явки с повинной Глазунова В.А., как недопустимые доказательства.

В остальном приговор в отношении Глазунова В.А. и Кубилюса Ю. В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 46-О12-55

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх