Дело № 47-АПУ14-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зателепин Олег Кимович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 47-АПУ14-20

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСкрябина К.Е.,
судейЗателепина О.К., Колышницына А.С.
при секретареМиняевой В.А.

с участием прокурора Савинова Н.В., адвокатов Поддубного СВ., Чигорина Н.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Осиновского Е.А., Чиликина Д.С. и адвоката Петрова А.Е. в интересах осужденного Осиновского Е.А. на приговор Оренбургского областного суда от 9 июня 2014 года, по которому ЧИЛИКИН Д С , судимый: 4 июня 2008 года по ч.1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; 1 июля 2008 года по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, постановлением от 19 августа 2008 года к назначенному наказанию по приговору от 4 июня 2008 года частично присоединено наказание по приговору от 1 июля 2008 года, окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы; постановлением от 1 марта 2012 года освобожден 12 марта 2012 года условно-досрочно на срок 2 года 6 месяцев 12 дней; 5 февраля 2013 года по ч.З ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ к 10 годам лишения свободы, I I осужден по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации, ОСИНОВСКИЙ Е А , судимый: 13 сентября 2012 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год; 31 октября 2012 года по ч. 1 ст. 161, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, приговор от 13 сентября 2012 года постановлено исполнять самостоятельно, осужден по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на год с 1 установлением ограничений и обязанности: не менять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, где он будет проживать, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы два раза в месяц для регистрации, приговор от 13 сентября 2012 года постановлено исполнять самостоятельно.

Срок отбывания наказания Чиликину исчислен с 9 июня 2014 года, в этот срок зачтено отбытое наказание по приговору Промышленного районного суда г. Оренбурга от 5 февраля 2013 года с 21 ноября 2012 года.

Срок отбывания наказания Осиновскому исчислен с 9 июня 2014 года. В этот срок зачтено отбытое наказание по приговору Промышленного районного суда г. Оренбурга от 31 октября 2012 года с 12 сентября 2012 года.

Мера пресечения в отношении Чиликина и Осиновского до вступления приговора в законную силу оставлена прежней - заключение под стражу.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина ОК. об обстоятельствах дела, доводах жалоб, выступление осужденных Чиликина и Осиновского, адвоката Чигорина в интересах осужденного Чиликина, адвоката Поддубного в интересах осужденного Осиновского, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Савинова Н.В., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Чиликин и Осиновский признаны виновными и осуждены за совершение грабежа группой лиц по предварительному сговору в отношении двух мужчин, личности которых не установлены, и их убийство группой лиц в ходе ссоры. Кроме того, Осиновский признан виновным в совершении грабежа с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Чиликин вину признал частично, только в части грабежа, в совершении убийства двух лиц не признал себя виновным; осужденный Осиновский вину признал частично, только в части ненасильственного грабежа в отношении Б , а также в совершении им убийства двух лиц.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденный Осиновский выражает несогласие с приговором суда, считая его необоснованным и несправедливым.

Оспаривает квалификацию действий в отношении потерпевшей Б , полагает, что насилия при хищении золотой цепочки с кулоном к потерпевшей не применял, телесные повреждения причинены в связи со срывом цепочки с ее шеи, об этом же свидетельствует и заключение эксперта от 3 октября 2012 года № а также его показания и показания потерпевшей и ее законного представителя.

Считает также ошибочной квалификацию его действий в отношении неустановленных лиц по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку Чиликин единолично совершил грабеж в отношении их.

Отрицает причастность Чиликина к убийству, утверждает, что убийство двух лиц он совершил единолично, без его помощи, который, наоборот, пытался предотвратить совершение этого преступления.

Указывает, что в ходе предварительного следствия давал неправдивые показания, так как на него оказывалось психологическое воздействие со стороны полицейских и следователя. Кроме того, показания, которые он давал, ему заранее подготовили, а он их лишь озвучил и в дальнейшем их придерживался. В целях заучивания ему также передали план-схему местности, где были подробно отражены все детали осмотра места происшествия, в том числе с указанием расстояний. Этой схемы нет в материалах дела, что свидетельствует о фальсификации уголовного дела.

Во время его опроса сотрудником полиции не присутствовал адвокат, несмотря на его просьбу об этом.

При проверке показаний на местности ему передали на 3 листах заранее подготовленные показания, которые он должен был озвучить в ходе этого следственного действия. На это обстоятельство он обращал внимание суда, который не счел возможным проверить этот довод и не вызвал в суд следователя Л В приговоре необоснованно имеется ссылка на заключение эксперта от 7 мая 2013 года № , поскольку оно подготовлено на основе показаний осужденных, данных ими в ходе следствия и не соответствующих действительности.

Считает фальсифицированным акт судебной психолого- психиатрической экспертизы в отношении его. Утверждает, что у него имеется психическое расстройство (тревожное расстройство личности), на что указывала свидетель О (мать), а также осужденный Чиликин, которому с трудом удалось его остановить в момент нанесения ударов потерпевшим. Указание на данное заболевание имеется в акте экспертизы, подготовленном по другому уголовному делу и отраженном в приговоре Промышленного районного суда г. Оренбурга от 13 сентября 2012 года.

Считает, что если бы в суде была исследована видеозапись его допроса, то было бы видно его плохое самочувствие, в то время у него были боли в сердце, в связи с чем он не мог давать адекватные показания.

Судом вынесено неправильное решение об уничтожении вещественных доказательств в виде фрагментов палки, поскольку эти доказательства не исследовались в судебном заседании.

В приговоре не указаны конкретные действия, которые совершены каждым из осужденных в процессе убийства потерпевших.

Утверждает, что протокол судебного заседания сфабрикован, поскольку в нем судом были исправлены те показания, которые являются самыми важными для правильного разрешения дела.

Просит принять во внимание при проверке дела в суде апелляционной инстанции показания, данные им в суде первой инстанции, и изменить соответствующим образом квалификацию содеянного им, учтя при этом смягчающие наказание обстоятельства, или вернуть дело на новое судебное рассмотрение.

В апелляционной жалобе адвоката Петрова А.Е. в защиту осужденного Осиновского указывается, что при совершении хищения имущества Б осужденный насилия к ней не применял, что подтверждается заключением эксперта, согласно которому наличие ссадины на ее шее явилось следствием срывания цепочки. Просит переквалифицировать содеянное на ч.1 ст. 161 УК РФ и при назначении наказания учесть смягчающие обстоятельства.

Оспаривает квалификацию действий осужденного в отношении неустановленных лиц по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку Осиновский никакого участия в изъятии имущества потерпевших не принимал, а грабеж совершил только Чиликин, о чем последний подробно рассказал в ходе судебного разбирательства.

Предлагает из осуждения Осиновского за убийство исключить п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, так как, с его слов, Чиликин не принимал участия в лишении жизни потерпевших. Просит снизить наказание за убийство, учесть при этом особенности личности осужденного.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденный Чиликин считает приговор суровым и несправедливым, противоречащим положениям ст. 3 и 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека.

Поддерживает показания свои и Осиновского, данные ими в ходе судебного разбирательства. Утверждает, что вынужден был себя частично оговорить на предварительном следствии, поскольку его ввел в заблуждение защитник Вольнов, дав совет о том, какие следует давать показания.

Вину в убийстве двух неизвестных лиц отрицает, указывает, что это преступление совершил Осиновский, о чем Чиликин добровольно сообщил сотрудникам полиции. В ходе следствия Осиновский его оговаривал, так как на него оказывалось давление со стороны оперативных сотрудников и следователей (на видеозаписи проверки показаний на месте имеются фрагменты, подтверждающие этот довод, в частности, передача следователем трех листков бумаги Осиновскому для зачитывания своих показаний без предварительного ознакомления с ней адвоката и понятых), а в судебном заседании Осиновский дал правдивые показания. Факт его оговора признал в суде и Осиновский. В ходе следствия он, Чиликин, давал правдивые показания об убийстве Осиновским двух лиц, при этом сообщал только то, что видел. Этим фактом объясняется вывод эксперта о том, что телесные повреждения потерпевшим не могли быть причинены при обстоятельствах, указанных им.

В совершении грабежа Осиновский участия не принимал, его совершил только Чиликин, поэтому его осуждение по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ следует исключить.

Полагает, что показания свидетеля Осиновской Л.А. о лидерстве Чиликина и оказании им влияния на осужденного Осиновского надуманны и подлежат исключению.

Судом вынесено неправильное решение об уничтожении вещественных доказательств в виде фрагментов бетона и палки с кровью, поскольку эти доказательства не исследовались в судебном заседании.

Считает, что суд необоснованно не удовлетворил его ходатайство о вызове в судебное заседание следователя Л Более того, это ходатайство не нашло отражения в протоколе судебного заседания.

Обосновывает необходимость признания видеозаписей допросов его и Осиновского, а также проверки их показаний на месте преступления недопустимыми доказательствами.

Обращает внимание на то, что протокол судебного заседания составлен с многочисленными нарушениями, неполно, неточно, не все его замечания на протокол получили разрешение при их рассмотрении судьей и нашли отражение в постановлении судьи, в частности его ходатайство о вызове в судебное заседание следователя Л а также информация свидетеля Б о нахождении 5 человек в комнате во время опроса Осиновского.

Просит приговор изменить, при назначении наказания учесть положительные характеристики, наличие малолетнего ребенка, состояние здоровья либо отменить приговор и направить дело для производства предварительного расследования.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Козина Т.П. выражает несогласие с изложенными в них доводами, считает их необоснованными, просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Вывод суда о виновности Чиликина и Осиновского в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Виновность Осиновского в совершении открытого хищения имущества Б 4 сентября 2012 года, кроме признательных показаний осужденного в суде, подтверждается также его заявлением о явке с повинной; оглашенными в установленном порядке в судебном заседании показаниями потерпевшей Б законного представителя потерпевшей - М ; показаниями свидетеля О (матери осужденного), В (сотрудника ломбарда); заключением судебно-медицинского эксперта от 3 октября 2012 года № ; залоговыми документами, изъятыми в ломбарде.

I Довод осужденного Осиновского и его адвоката о необходимости правовой оценки содеянного по ч. 1 ст. 161 УК РФ ввиду неприменения насилия в отношении потерпевшей не подлежит удовлетворению, поскольку такая квалификация не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Так, потерпевшая Б показала, что 4 сентября 2012 года около 15 часов, возвращаясь домой из школы, увидела двух парней, которые шли следом за ней. Когда она зашла в подъезд и стояла у лифта, к ней сзади подошел один из парней, сдавил ее шею рукой, а другой рукой стал срывать находящуюся на шее золотую цепочку, которая не сразу оборвалась, поэтому он дернул еще раз. От сдавливания шеи рукой она почувствовала сильную боль, впоследствии обнаружила на шее ссадины. Судебная коллегия не находит оснований не доверять показаниям потерпевшей.

В заключении эксперта подтверждено наличие телесных повреждений в виде ссадин на шее у Б , которые могли образоваться от действия твердых тупых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью в срок, соответствующий произошедшему, и при обстоятельствах, указанных потерпевшей.

Таким образом, установленный судом факт сдавливания руками шеи потерпевшей правильно оценен как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, поэтому содеянное подлежит квалификации по п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ.

Виновность осужденных Осиновского и Чиликина в совершении 6 сентября 2012 года грабежа группой лиц по предварительному сговору и убийства группой лиц двух мужчин, личности которых не установлены, также подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

В судебном заседании осужденный Осиновский показал, что 6 сентября 2012 года он с Чиликиным поехали в банк для оформления кредита, по дороге распивали перцовую настойку. Проходя с Чиликиным по улице , недалеко от лесополосы увидели двух мужчин, бомжей, рядом с которыми стоял велосипед. Он представился сотрудником полиции, поинтересовался у них, где они проживают, как их зовут. Чиликина все это время рядом не было. Потом подошел Чиликин, он отошел на время, а когда подходил, то увидел, что Чиликин наносил ладонью один удар мужчине низкого роста. Они решили идти на стан к бомжам. Чиликин взял у них велосипед, сел на него, ехал рядом с ними и вез сумку бомжей с различными вещами, которую осужденные забрали. Придя на место их лежанки, где было кострище, они стали ругаться с бомжами. В ходе словесной перебранки высокий мужчина что-то швырнул в него. В ответ он взял палку и хотел нанести удар мужчине высокого роста, но тот пригнулся, и удар пришелся мужчине низкого роста по шее. Мужчина высокого роста бросился бежать.

Он его догнал, повалил на землю, прижал коленом туловище к земле и палкой нанес ему удары по шее и голове, от чего пошла кровь. Он взял его за ноги и перетащил на другую сторону, положил в кострище. После того, видя, что мужчина низкого роста не подает признаков жизни, оттащил его туда же и положил сверху высокого мужчины и стал забрасывать их листвой.

Потом они пошли с Чиликиным на рынок и сдали за рублей старьевщику вещи бомжей и велосипед. На эти деньги купили пива и разошлись по домам.

В ходе предварительного расследования осужденный Осиновский давал иные показания, отрицал свою причастность к убийству бомжей, утверждая, что это преступление совершил Чиликин.

Так, исходя из исследованных в судебном заседании заявления о явке с повинной, показаний Осиновского в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проведении проверки показаний на месте, очной ставки событие преступления выглядит иначе.

В частности, в показаниях Осиновского от 23 ноября 2012 года, данных им в качестве подозреваемого, он утверждал, что недалеко от лесополосы увидели двоих мужчин, бомжей, рядом с которыми стоял велосипед красного цвета и два пакета. Один мужчина был высокого роста, примерно 180 см, второй мужчина был низкого роста, примерно 165 см, на вид им было 40-45 лет. Подошли к ним, он представился сотрудником полиции, увидев, что в пакетах находится медная проволока, он с Чиликиным отошли в сторону, договорились забрать велосипед, содержимое пакетов с целью последующей сдачи в скупку металла. Когда они вытряхнули содержимое второго пакета на землю, увидели, что в нем находились столовый нож, отвертка с насадками, ножницы, сотовый телефон, новая зарядка к нему, маленькая швейная машинка. Они забрали велосипед и сумку с вещами. Поскольку они не поверили бомжам, что те нашли телефон, то Чиликин за это нанес несколько ударов рукой мужчинам в лицо и область грудной клетки.

Попросили бомжей показать им место, где они обжигали провода. Чиликин ехал на велосипеде, и с велосипеда слетела цепь, когда высокий мужчина начал поправлять цепь, Чиликин нанес ему удар кулаком в грудь, поскольку полагал, что он медленно работает. Мужчина высокого роста попытался убежать, но Чиликин схватил его и повалил на землю. В это время он - Осиновский - кулаком ударил мужчину низкого роста в область поясницы.

После нанесенного удара низкий мужчина самостоятельно передвигаться уже не мог и его вел мужчина высокого роста. Мужчина высокого роста положил второго потерпевшего, который был без сознания, на землю и Чиликин нанес ему один удар ногой в область плеча. Мужчина высокого роста вновь попытался убежать, но он (Осиновский) догнал его в 10 метрах от лежанки, повалил на землю, нанес около трех ударов ногой в область грудной клетки, прижал коленом к земле. К его действиям присоединился Чиликин, стал избивать высокого мужчину ногами, а затем деревянной палкой по различным частям тела. Последний закрывался палкой, которая от ударов, нанесенных Чиликиным, сломалась. В результате Чиликин нанес около трех сильных ударов в область шеи и головы потерпевшему, от чего тот потерял сознание. По указанию Чиликина он взял потерпевшего за ногу и потащил к месту лежанки. Они вместе, взяв потерпевшего высокого роста за руки и за ноги, принесли его к лежанке, положили возле кострища. Затем Чиликин нанес мужчине низкого роста несколько ударов палкой в область шеи, чтобы добить его. После этого он с Чиликиным сложили тела потерпевших друг на друга, лицом вниз. По предложению Чиликина они забросали тела мужчин ветками и листвой, положили в кострище палку, которой избивали потерпевших, и вместе подожгли костер с разных сторон.

Когда костер разгорелся, они, взяв велосипед, сумку с имуществом, которые они забрали при встрече с мужчинами, пошли на центральный рынок, где продали похищенное за рублей.

Как следует из протокола проверки показаний на месте от 23 ноября 2012 года, в лесополосе на ул. Осиновский рассказал и показал, где они встретили двух бомжей, что договорились с Чиликиным забрать у них имущество, после этого забрали велосипед и сумку с вещами. Среди вещей был и телефон, который, как сказали мужчины, они нашли, но они не поверили им, и Чиликин ударил в лицо низкого мужчину, который упал, затем Чиликин нанес ему сильный удар кулаком по пояснице, от чего тот самостоятельно передвигаться не мог и его вел высокий мужчина. Когда пришли в стан, Чиликин нанес удар ногой в грудь высокому мужчине, от чего тот упал, потом встал и побежал. Осиновский его догнал, свалил, нанес ему три удара в грудь ногой, а Чиликин стал избивать его ногами по всему телу, а потом взял палку и палкой продолжил избивать его. Поскольку мужчина не подавал признаков жизни, они с Чиликиным перетащили его тело к лежбищу, затем Чиликин нанес палкой множество ударов по телу низкого мужчины, который не подавал признаков жизни. Они с Чиликиным сложили тела бомжей в кострище крест на крест, закидали мусором, листвой и подожгли.

При допросе Осиновского в качестве обвиняемого 18 марта 2013 года с участием защитника Петрова осужденный сослался на то, что убийство двух лиц совершил Чиликин, а про свои действия он рассказал при допросе в качестве подозреваемого и их подтверждает.

На очной ставке 27 марта 2013 года с Чиликиным осужденный Осиновский в целом подтвердил свои показания, данные им при допросе в качестве подозреваемого, указав, что Чиликин оговаривает его в совершении убийства. При этом о событиях на лежбище пояснил, что там Чиликин нанес потерпевшему высокого роста удар кулаком в лицо, тот упал, затем бросился бежать. Он (Осиновский) догнал потерпевшего, повалил его на землю, последний стал отмахиваться от него подобранной с земли палкой. Чиликин присоединился к его действиям и нанес деревянной палкой удар по телу потерпевшего высокого роста. В этот момент, второй потерпевший сидел на корточках у кострища. Они с Чиликиным перетащили тело высокого мужчины, который был в крови и не подавал признаков жизни, на кострище.

По указанию Чиликина он принес ему палку, которой тот нанес несколько ударов по шее мужчины низкого роста. От полученных ударов последний упал на землю и признаков жизни не подавал. Совместно с Чиликиным они перенесли тело потерпевшего низкого роста к кострищу и бросили его поверх тела потерпевшего высокого роста. Затем они закидали тела ветками, листвой, различными вещами и совместно подожгли костер, в котором лежали тела мужчин. Когда костер разгорелся, они взяли принадлежащие потерпевшим сумку с вещами, велосипед и ушли на центральный рынок, где реализовали похищенное, деньгами распорядились совместно.

Как следует из показаний в качестве обвиняемого от 19 июня и 18 июля 2013 года, Осиновский дополнил свои показания сообщением о том, что 6 сентября 2012 года в лесополосе по ул. он по предварительному сговору с Чиликиным совершили открытое хищение имущества у двух неизвестных мужчин, а именно забрали велосипед, инструменты, сотовый телефон, медную проволоку и прочее имущество, все продали на центральном рынке г. По факту совершения убийства двух мужчин указал, что он помогал Чиликину укрывать следы совершенного последним убийства, совместно с Чиликиным перемещал тела потерпевших в костер, забрасывал их мусором и листвой, поджигал костер с телами потерпевших. Все действия по лишению жизни двух мужчин совершил Чиликин.

В судебном заседании Чиликин показал, что днем 6 сентября 2012 года он вместе с Осиновским, подходя к лесопосадке, увидели двух мужчин, по виду бомжей, около которых был велосипед и сумка с вещами. Осиновский подошел к этим мужчинам и представился сотрудником полиции, поговорил с ними и отошел от них в лесополосу на некоторое время. Потом он подошел к мужчинам и сказал, что заберет у них сумку с вещами и велосипед. Затем он ударил внутренней стороной ладони одного мужчину, потом второго, забрал велосипед и сумку. Когда Осиновский подошел к нему, то увидел у него в руках эту сумку и велосипед. Они вчетвером пошли по проселочной дороге лесополосы, сумка стояла на багажнике, он ехал на велосипеде.

Когда они оказались непосредственно на месте лежанки этих бомжей, то он услышал нецензурную брань, оскорбления, крики. Повернулся и увидел, как Осиновский наносил удары мужчине низкого роста со стороны спины по затылку и шее палкой. Второй мужчина побежал в сторону улицы Осиновский его догнал, оттуда доносились крики, хлопки от ударов. Он подошел и увидел лежащего на земле высокого мужчину, голова которого была вся в крови. Осиновский взял высокого мужчину за ногу и протащил в сторону местонахождения второго, где было кострище, положил его на первого сверху, закидал их ветками и листвой, сверху бросил палку в крови. Они забрали велосипед и сумку с вещами и на центральном рынке продали все за рублей, на которые купили пиво.

Судебная коллегия отмечает, что из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного расследования осужденный Чиликин давал иные показания.

Так, в заявлении Чиликина о явке с повинной от 24 ноября 2012 года указано, что в лесополосе он и Осиновский увидели двух бомжей, у которых был велосипед « » и спортивная сумка. Осиновский предложил ему забрать велосипед, с этой целью они подошли к мужчинам, Осиновский представился сотрудником полиции и сказал, чтобы они предоставили сумку к осмотру. В сумке находилось различное имущество (маленькая швейная машинка, набор отверток, медь очищенная, сотовый телефон, ключи рожковые). Осиновский сказал, чтобы они показали место, где обжигают медь. Мужчины повели их по тропинке в лесополосу. У него (Чиликина) находился велосипед ». Бомжи привели их на то место, где они обжигали медь и ночевали. Там между этими мужчинами и Осиновским произошел конфликт, последний ударил палкой одного из мужчин, тот упал вниз лицом. Второй мужчина попытался убежать, но Осиновский его догнал, они стали бороться. Он помог Осиновскому сбить мужчину с ног. После того, как мужчина упал, Осиновский стал наносить ему удары палкой по голове, положил его сверху второго мужчины, засыпал листьями, тряпками и поджег. Они ушли на рынок, где продали велосипед и имущество бомжей, которое было в сумке.

Из показаний Чиликина, данных им в качестве подозреваемого, усматривается, что 6 сентября 2012 года днем они с Осиновским Е.А., встретив в лесополосе бомжей и увидев у них велосипед и сумку с различным имуществом, договорились забрать у последних содержимое сумок и велосипед, с целью последующей сдачи металла в скупку. После того, как они посмотрели содержимое сумки, Осиновский нанес несколько ударов рукой высокому мужчине в лицо, тот упал на землю. Мужчины привели их к месту, похожему на лежанку, где у них произошел конфликт.

Тогда Осиновский взял лежащую поблизости палку и нанес ею удар в область головы мужчины низкого роста. От полученного удара тот упал на кострище лицом вниз и больше не поднимался. Высокий мужчина попытался убежать, но Осиновский догнал его, повалил на землю, нанес около трех ударов руками и ногами по различным частям тела, в том числе по голове.

Затем он подошел к Осиновскому и помог ему, сбил с ног высокого мужчину. После этого Осиновский нанес лежащему на земле мужчине высокого роста около 10 сильных ударов деревянной палкой по различным частям тела, в том числе в область шеи или головы, от чего из раны потерпевшего по голове потекла кровь. Закрываясь руками, мужчина пытался вырвать палку. Тогда он - Чиликин - ударил мужчину по руке, тот разжал кулак и отпустил палку. Затем они вдвоем положили мужчину высокого роста на землю около кострища. Осиновский попытался привести в сознание мужчину низкого роста, но не смог и еще раз ударил мужчину высокого роста палкой по голове. Осиновский сложил тела мужчин друг на друга, лицом вниз, мужчину высокого роста положил на второго мужчину.

Последние не двигались. Они не проверяли, живы ли потерпевшие, так как им было безразлично. По предложению Осиновского они решили сжечь тела потерпевших и палку, используемую в качестве орудия, для того чтобы их не нашли. Забросав совместно с Осиновским тела мужчин, которые на тот момент признаков жизни не подавали, ветками и листвой, они вместе подожгли костер. Когда костер разгорелся, он с Осиновским взяли велосипед с сумкой, пошли на центральный рынок, где продали похищенное неизвестному мужчине за рублей, похищенный сотовый телефон остался у Осиновского. Чиликин отметил, что, когда Осиновский избивал потерпевших, он помог сбить с ног мужчину высокого роста и нанес ему несколько ударов по руке.

При проверке 24 ноября 2012 года показаний на месте Чиликин рассказал и показал на месте происшествия, что 6 сентября 2012 года в обеденное время он и Осиновский у лесополосы увидели двух бомжей, у которых был велосипед и сумка с вещами. Осиновский предложил ему завладеть этими вещами, на что он согласился. Посмотрели содержимое их сумки, где также была медная проволока, и забрали себе. Сказали им, чтобы они показали свое лежбище. Он взял велосипед, и все пошли на их стан.

Придя на место, Осиновский, сказав им, что они не всю медь им выдали, взял палку, которой сзади по голове ударил мужчину ростом пониже, и тот упал вниз лицом недалеко от кострища. Потом Осиновский стал палкой наносить удары высокому мужчине по голове и шее, тот бросился бежать, Осиновский его поймал, у них завязалась борьба. Он, помогая Осиновскому, свалил этого мужчину, а Осиновский с размаху стал бить его ногами в грудь, живот.

Мужчина закрывался от ударов Осиновского подобранной палкой, но он, Чиликин, выбил из рук мужчины палку, и Осиновский нанес в это время удары палкой по голове этому мужчине. Осиновский подтащил высокого мужчину к лежащему на земле низкому мужчине, положил их друг на друга.

Он и Осиновский забросали тела мужчин листвой и мусором, и Осиновский их поджег. Они забрали велосипед, вещи бомжей, которые были в сумке и все продали старьевщику на рынке за рублей.

Из протокола допроса в качестве обвиняемого от 4 марта 2013 года следует, что Чиликин подтвердил свои показания, данные им при допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте.

На очной ставке с Осиновским 27 марта 2013 года Чиликин также подтвердил свои показания в качестве подозреваемого и дополнил их тем, что, когда мужчина высокого роста, защищаясь от ударов, наносимых Осиновским палкой, схватился за палку, он - Чиликин - решил помочь Осиновскому и вырвал палку из рук мужчины. После этого тот встал, и Осиновский продолжил его избивать. Он помог Осиновскому передвинуть тело мужчины высокого роста на кострище. Совместно они забросали мусором и опавшей листвой тела мужчин, лежащие на кострище, но он костер не поджигал и не видел, поджигал ли костер Осиновский.

Судебная коллегия считает, что позиция осужденных в судебном заседании, а также в апелляционных жалобах, согласно которой они фактически разделили обвинение, а именно Чиликин признал вину лишь в завладении имуществом потерпевших, а Осиновский - в их убийстве, противоречит действительным обстоятельствам дела, установленным судом.

В приговоре суд, дав оценку показаниям осужденных Осиновского и Чиликина, сопоставив их с исследованными доказательствами, пришел к обоснованному выводу о том, что их показания на следствии по событию преступления совпадают, однако при этом каждый из них перекладывал вину в убийстве потерпевших на другого. По мнению суда, именно этим обстоятельством обусловлено изменение их показаний в ходе следствия в части убийства, при сохранении изложения других обстоятельств совершенных преступлений.

Как следует из показаний Осиновского и Чиликина, данных ими в ходе следствия, они не отрицали свою причастность к обнаруженным у потерпевших телесным повреждениям, но при этом каждый из них ссылался на то, что его удары не были смертельными.

Так, Осиновский признавался, что кулаком ударил мужчину низкого роста в область поясницы, после чего этот мужчина самостоятельно передвигаться уже не мог; повалил на землю мужчину высокого роста, нанес ему около трех ударов ногой в область грудной клетки, прижал коленом к земле; сложили вместе с Чиликиным тела потерпевших друг на друга, лицом вниз, забросали тела мужчин ветками и листвой, положили в кострище палку, которой избивали потерпевших, и вместе подожгли костер с разных сторон.

Из показаний Чиликина на предварительном следствии следует, что во время конфликта в месте проживания потерпевших он помог Осиновскому и сбил с ног высокого мужчину, который пытался убежать, далее он ударил этого мужчину по руке. После того, как Осиновский сложил тела мужчин друг на друга, лицом вниз, он и Осиновский, не проверяя, живы ли потерпевшие, так как им было безразлично, по предложению Осиновского решили сжечь тела потерпевших и палку, используемую в качестве орудия, для того чтобы их не нашли; он забросал совместно с Осиновским тела мужчин ветками и листвой, вместе подожгли костер.

Как усматривается из протокола осмотра места происшествия, на участке местности, расположенном в лесополосе в метрах от дома по ул. в г. , обнаружен тлеющий костер, а в нем обугленные трупы двух мужчин, лежащих друг на друге; труп № 1, лежа на животе, находился на трупе № 2, на котором уцелели шерстяные носки; на осматриваемом участке местности, от лесополосы по направлению к костру, обнаружены следы волочения на протяжении метров, а также два фрагмента палки со следами вещества бурого цвета, на земле листья со следами вещества бурого цвета, фрагмент бетона со следами вида крови.

Согласно заключению судебно-биологических экспертов от 26 сентября 2012 года № и от 5 октября 2012 года № на фрагменте бетона, фрагментах деревянных палок, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь человека, которая произошла от лица, чей труп (высокого мужчины) был обнаружен в лесополосе по ул. а г.

В соответствии с заключением эксперта от 27 сентября 2012 года , при исследовании трупа № 1 неизвестного мужчины (низкий рост), обнаружены телесные повреждения: кровоизлияния в мягкие ткани волосистой части головы, кровоизлияние над твердой мозговой оболочкой, обширные кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку вещества головного мозга и мозжечка, линейные переломы костей основания черепа, закрытые переломы 8 и 9 ребер слева по средне-подмышечной линии с повреждением пристеночной плевры, кровоизлияние в ткань левого легкого, обширное кровоизлияние в мягкие ткани грудной клетки слева, повлекшие тяжкий вред здоровью. Все указанные телесные повреждения прижизненные и образовались от неоднократного воздействия тупых твердых предметов незадолго до момента наступления смерти. Кроме того, при исследовании трупа обнаружены телесные повреждения в виде термических ожогов 100 % общей площади кожного покрова, которые образовались от действия высокой температуры (пламени огня) с последующим посмертным обугливанием мягких тканей и передней поверхности туловища, повлекшие тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, которые являются прижизненными, то есть потерпевший на момент воздействия высокой температуры (пламени огня) был жив. Смерть его наступила от травматического шока, развившегося как закономерное осложнение комплекса совокупности телесных повреждений в области головы (линейные переломы костей основания черепа, эпидуральное и субарахноидальное кровоизлияния), туловища (переломы ребер слева с повреждением пристеночной плевры с развитием внутреннего кровотечения) и тотальных термических ожогов 100 % общей площади кожного покрова.

Согласно заключению эксперта от 2 октября 2012 года № при исследовании трупа № 2 неизвестного мужчины (высокий рост) обнаружены телесные повреждения: тупая травма головы, закрытая черепно-мозговая травма: кровоизлияние в мягкие ткани височной области справа; кровоизлияние в мягкие ткани области левой щеки; кровоизлияние под твердую мозговую оболочку левого полушария головного мозга; диффузные кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку правой теменной, правой затылочной и левой теменной долей головного мозга, причинившие тяжкий вред здоровью и явившиеся причиной смерти. Эти телесные повреждения прижизненные, образовались незадолго до наступления смерти от воздействия (ударов) твердым тупым предметом, с ограниченной поверхностью действия. Кроме того, при экспертизе трупа обнаружены телесные повреждения в виде обгорания и обугливания трупа, которые являются посмертными, образовались от действия термического агента (пламени).

Как следует из акта ситуационной судебно-медицинской экспертизы от 7 мая 2013 года № телесные повреждения, обнаруженные при исследовании трупов потерпевших под № 1 и № 2, причинены при иных обстоятельствах, чем при тех, на которые указывает Чиликин, в изложенных им обстоятельствах отсутствуют сведения о механизме образования повреждений у потерпевшего низкого роста в виде перелома свода черепа с переходом на основание, переломов двух ребер; телесные повреждения у указанных потерпевших могли образоваться при обстоятельствах, изложенных Осиновским. Оснований не доверять результатам этой экспертизы, как об этом просит осужденный Осиновский, у Судебной коллегии не имеется.

Свидетель О в судебном заседании показала, что она расспрашивала сына по поводу убийства мужчин в лесополосе, и он ей сказал, что потерпевших они избивали вместе с Чиликиным, но, как считает сын, смертельные удары наносил Чиликин; ее сын всю вину в убийстве мужчин берет на себя под влиянием Чиликина, который при общении с сыном всегда его подавлял.

Как следует из материалов дела, о происшедшем 6 сентября 2012 года событии осужденные Чиликин и Осиновский сообщили правоохранительным органам добровольно и фактически независимо друг от друга.

Так, Чиликин во время проведения 21 ноября 2012 года его опроса в связи с совершенным им разбоем на территории района г. добровольно сообщил о событиях 6 сентября 2012 года сотруднику полиции П , который рапортом проинформировал об этом руководство УМВД по г. . При этом Чиликин указал, что он и Осиновский забрали вещи бомжей, а Осиновский, кроме этого, их убил, сложил тела и поджег. Начальник отдела уголовного розыска УМВД по г. Оренбургу К 21 ноября 2012 года взял объяснение от Чиликина, в котором он повторил ранее сообщенную информацию. Заместитель начальника оперативно-сыскного отдела Б в связи с получением рапорта П а 23 ноября 2012 года опросил Осиновского, находящегося под стражей по другому уголовному делу. Осиновский в целом подтвердил свое участие в событиях 6 сентября 2012 года, уточнив, что он и Чиликин, встретив в лесополосе бомжей, договорились забрать у них сумку с вещами и велосипед, чтобы продать, что и сделали впоследствии; кроме того, когда он стал избивать высокого мужчину, в том числе нанося удары ногами в грудь, Чиликин стал этого мужчину избивать палкой по голове, от чего палка сломалась, а также нанес удары палкой по шее и голове низкому мужчине; они сложили тела этих мужчин, забросали мусором и подожгли их.

Суд, проанализировав исследованные по делу доказательства, в том числе и показания, которые, как правильно отмечается в приговоре, могли дать только лица, непосредственно совершившие преступления, пришел к обоснованному выводу, что осужденные своими показаниями на следствии, согласующимися с другими исследованными доказательствами по делу, восстановили фактические обстоятельства происшедшего, из которых следует, что Чиликин и Осиновский, открыто завладев имуществом потерпевших, совместно нанесли каждому из них множество сильных ударов руками, ногами и палкой (дубиной) в жизненно важные органы (голову, грудь), подожгли их тела на кострище.

С учетом этих обстоятельств суд правильно оценил действия Осиновского и Чиликина как убийство в ссоре по личным мотивам двух лиц, совершенное группой лиц, и как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

На основании изложенного Судебная коллегия находит доводы жалоб о том, что грабеж совершил только Чиликин, а убийство потерпевших - Осиновский, не соответствующими материалам уголовного дела и установленным судом фактическим обстоятельствам преступлений.

Доводы осужденных Осиновского и Чиликина о том, что они давали в ходе следствия неправдивые показания, поскольку на них оказывалось психологическое давление со стороны сотрудников полиции и следователей, тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно были им отвергнуты.

Как видно из материалов дела, ни Чиликин, ни Осиновский не подавали каких-либо жалоб в ходе следствия на неправильное его ведение, не заявляли они об этом и в судебном заседании.

Из содержания заявлений о явке с повинной осужденных следует, что им разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, и они без принуждения, без оказания психологического и физического насилия сообщили о совершенном преступлении. При этом Осиновский в своих показаниях отметил, что явку с повинной и показания он дал добровольно, поскольку понял, что Чиликин рано или поздно его «сдаст», поэтому он решил опередить события и выразил желание на месте рассказать об обстоятельствах совершенных ими преступлений.

Как указал суд в приговоре, из видеозаписи проверки показаний Осиновского и Чиликина видно, что каждый их них показал место происшествия, хорошо ориентируясь на местности; они, действуя со знанием обстоятельств происшедшего, опережая вопросы следователя, рассказали и показали, как совместно совершили преступления. Причем Осиновский и Чиликин дополнили свои показания тем, что они добровольно давали показания без какого-либо психического либо физического давления.

В жалобах осужденных обращается внимание на то, что при проверке показаний на месте Осиновскому следователь передал листы бумаги с написанным текстом, который осужденный и озвучивал. Однако в ходе судебного заседания Осиновский пояснил, что он забыл улицу и в протоколе допроса в качестве подозреваемого посмотрел ее название. При этом в суде осужденный не заявлял ни о какой схеме местности с подробным изложением деталей осмотра места происшествия, которую ему якобы передали перед проверкой показаний на месте, поэтому довод о фальсификации дела ввиду отсутствия в нем этой схемы является также голословным.

В судебном заседании, судя по протоколу, осужденные не заявляли ходатайства о вызове на допрос следователя Л , как они указывают в своих жалобах. Более того, Чиликин и Осиновский пояснили суду после просмотра видеозаписей проверок их показаний на месте, что следователь Л разъяснял им положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, они добровольно согласились давать показания, никаких жалоб на сотрудников полиции и следователей в ходе следствия не писали.

Судебная коллегия не находит оснований для исключения этих видеозаписей из числа доказательств, как об этом просит осужденный Чиликин. Что касается исключения видеозаписей допросов осужденных, то они не были предметом исследования в суде и не использовались судом в качестве доказательств, поэтому исключены быть не могут.

Из материалов дела следует, что Осиновский не заявлял о плохом самочувствии в связи с болями в сердце, как указывается в его жалобе, ни в ходе допросов, ни в ходе проверки показаний на месте, не указывал он на это обстоятельство и в судебном заседании.

Ссылка осужденных Чиликина и Осиновского на некачественную защиту, в результате чего они давали на следствии показания, которые в судебном заседании не подтвердили, является надуманной. Осужденные в установленном порядке были обеспечены защитниками, которые участвовали во всех следственных действиях. При этом от назначенных им защитников они не отказывались, в протоколах следственных действий какие-либо замечания на действия адвокатов отсутствуют.

Вопреки доводам жалобы Чиликина, перед проведением проверки его показаний на месте, после того, как следователь разъяснил ему его права, он заявил, что от адвоката Вольнова и от дачи показаний не отказывается, намерен давать показания. Поэтому утверждение о том, что адвокат ввел его в заблуждение относительно того, какие показания надо давать, что привело его к оговору себя, является голословным.

Утверждение Осиновского о том, что во время дачи им объяснений полицейскому не присутствовал адвокат и тем самым было нарушено его право на защиту, является ошибочным. Уголовно-процессуальный закон не требует обязательного участия защитника при получении объяснений от лица. Свидетель Б пояснил, что Осиновский при даче объяснений не требовал, чтобы его обеспечили защитником.

Доводы осужденных Чиликина и Осиновского о том, что последний оговорил Чиликина в совершении убийства потерпевших, противоречат фактическим обстоятельствам дела. Судом не установлены мотивы, по которым возможен был такой оговор, не приведены они и в апелляционных жалобах осужденных.

Показания свидетеля О получены судом в установленном законом порядке, оснований для признания их недопустимыми доказательствами, как об этом просит Чиликин, не имеется.

В судебном заседании исследовался вопрос о вменяемости Осиновского.

Согласно заключению судебных психолого-психиатрических экспертов от 28 марта 2013 года № Осиновский хроническим психическим расстройством не страдает; инкриминируемые ему деяния совершил в состоянии простого алкогольного опьянения, при этом он сохранял ориентировку в окружающей обстановке, не обнаруживал психотических расстройств, действовал целенаправленно и согласованно; не был лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта либо ином эмоциональном состоянии, способном оказать существенное влияние на их способность к осознанной волевой регуляции деятельности, не находился.

Оснований считать акт экспертизы фальсифицированным, как об этом пишет Осиновский, не имеется. В ходе следствия он был ознакомлен с ним, никаких заявлений от него не поступило. В судебном заседании он также не заявлял о его исключении из числа доказательств. Кроме того, о наличии у Осиновского тревожного (уклоняющегося) расстройства личности, что он указывает в своей жалобе, экспертам было известно, так как в анамнезе имеется ссылка на заключение ВВК, согласно которому он признан ограниченно годным к военной службе именно по этому основанию.

Вопреки доводам осужденных суд в приговоре в соответствии с п. 12 ч.1 ст.299 УПК РФ и ст. 81 УПК РФ правильно разрешил судьбу вещественных доказательств. Уголовно-процессуальный закон не содержит положений, согласно которым суд обязан решить вопрос о судьбе только тех вещественных доказательств, которые были предметом исследования в судебном заседании.

Оснований признать протокол судебного заседания незаконным, фальсифицированным, как об этом просят в апелляционных жалобах осужденные Осиновский и Чиликин, не имеется. Как видно из материалов дела, протокол судебного заседания отвечает требованиям, предъявляемым к нему ст. 259 УПК РФ. Судьей в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ рассмотрены замечания осужденных на протокол судебного заседания и вынесены постановления об их отклонении. При этом в них нашли отражение и те замечания, о которых указывает осужденный Чиликин в своей жалобе. В частности, судья отметил, что в судебном заседании Чиликиным ходатайство о допросе следователя Л не заявлялось.

Утверждение Осиновского о фальсификации протокола является голословным, убедительных доводов об этом в жалобах не приведено.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы, им дана надлежащая оценка в приговоре, при этом приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом. Все заявленные ходатайства были рассмотрены, по ним судом приняты решения в установленном законом порядке.

Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, действиям Чиликина и Осиновского в приговоре дана правильная юридическая оценка.

Вопреки доводам осужденного Осиновского в приговоре указано, какие насильственные действия совершены Чиликиным и Осиновским.

По смыслу закона, убийство признается совершенным группой лиц, когда два и более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на причинение смерти, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них. Такая же оценка содеянного требуется и в тех случаях, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо.

По данному уголовному делу судом установлено совместное участие Осиновского и Чиликина в непосредственном процессе лишения жизни потерпевших, выразившееся в нанесении каждым из них потерпевшим множества сильных ударов руками, ногами и палкой (дубиной) в жизненно важные органы (в области головы, груди), поджог их тел на кострище.

Совершение этих насильственных действий свидетельствует об их умысле на убийство.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных об их личности, состоянии здоровья и всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые указывается в апелляционных жалобах, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденных. Оснований для его смягчения не имеется.

10 17 90 9Я На основании изложенного и руководствуясь ст. 389, 389, 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

апелляционные жалобы осужденных Осиновского Е.А., Чиликина Д.С. и адвоката Петрова А.Е. оставить без удовлетворения.

Приговор Оренбургского областного суда от 9 июня 2014 года в отношении Чиликина Д С и Осиновского Е А оставить без измене Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 47-АПУ14-20

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх