Дело № 47-О08-56

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тонконоженко Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №47-О08-56

от 20 октября 2008 года

 

Председательствующего Свиридова Ю.А. Судей Тонконоженко А.И. и Журавлева В.А.

ИЩАНОВ [скрыто]

судимый 29.12.207 г. по ст. 199.1 ч.1 УК РФ к [скрыто]

штрафу на 50000 руб.,

осужден по ст.ст.ЗЗ ч.4, 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 11 годам лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По настоящему делу также осужден Давитян Д.В., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ищанов признан виновным в подстрекательстве к совершению убийства [скрыто] по найму.

Преступление совершено 2 ноября 2000 года [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Ищанов просит об отмене приговора, прекращении дела, ссылаясь на то, что наличие неприязни между ним и [скрыто] подтвержден лишь родственниками [скрыто] которые являются заинтересованными лицами. [скрыто] пропал без вести будучи избит и ограблен криминальными личностями, которые не получив деньги с [скрыто], решили эту сумму повесить на него. По мнению осужденного, выводы суда о виновности его и Давитяна не соответствуют действительности, он был лишен возможности присутствовать при проведении фоноскопической, психолого-лингвистической экспертизы, которые следует признать недопустимыми доказательствами. Считает, что свидетели Д [скрыто] дали ложные показания, осуждённый Давитян уличающие показания дал в результате применения к нему недозволенных методов расследования, с достаточной полнотой не было исследовано психическое состояние Давитяна, повторная судебно-психиатрическая экспертиза не была проведена.

В кассационной жалобе адвокат Лагутин СВ. просит приговор в отношении Ищанова отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что суд не обеспечил осужденного Давитян переводчиком, не признал недопустимым доказательством кассету, дал неправильную оценку показаниям свидетелей [скрыто], потерпевшей [скрыто] необоснованно отклонил ходатайства, заранее предрешил обвинительный приговор.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Ищанова осужденный Давитян выражает своё несогласие с доводами Ищанова, считает, что Ищанов оговаривает его в том, что он не совершал. Ищанов неоднократно ему угрожал, требовал, чтобы он всю вину взял на себя.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката и осужденного потерпевшая [скрыто] просит приговор оставить без изменения, ссылаясь на

то, что Ищанов обоснованно признан виновным в гибели ее мужа. Она боялась сообщить в милицию о том, что Ищанов заказал убийство ее мужа. Осужденный Давитян в России живет с 1975 года, неоднократно бывал у нее дома, в переводчике никогда не нуждался.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Ерастов A.B. просит жалобы осужденного и адвоката оставить без удовлетворения, ссылаясь на то, что судом дана правильная оценка показаниям свидетелей, потерпевшей и другим доказательствам, действия осужденного квалифицированы правильно, а мера наказания назначена справедливая. Все доводы, изложенные в жалобах были предметом исследования в суде первой инстанции и не нашли своего подтверждения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Ищанова в содеянном подтверждена не только уличающими показаниями осужденного Давитяна, но и показаниями свидетелей, потерпевшей, протоколами опознания, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал правильную оценку.

Доводы Ищанова о его непричастности к убийству [скрыто] в судебном заседании были тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, роль Ищанова в совершенном преступлении заключалась в склонении Давитяна путем просьб и

уговоров к подысканию исполнителей убийства [скрыто] по найму, передаче

исполнителю информации о вознаграждении за совершение убийства, согласовании с исполнителем преступления, при содействии Давитяна условий и порядка передачи оплаты за исполнение убийства, передаче исполнителю преступления, при содействии Давитяна, оплаты в качестве аванса за исполнение убийства.

При этом Ищанов действовал с прямым умыслом, поскольку он осознавал общественную опасность своих действий, а также действий Давитяна, исполнителей преступления, предвидел наступление общественно опасных последствий - смерти [скрыто] желал наступление его смерти.

Таким образом, Ищанов явился подстрекателем, поскольку именно он обратился к Давитян с просьбой о поиске людей, способных совершить убийство

Когда Давитян после первого обращения не выполнил его просьбу, Ищанов обратился во второй раз, уговаривал Давитяна найти исполнителей убийства,

которым за убийство [скрыто] он готов был заплатить 100 т. зерна.

При исследовании взаимоотношений, возникших между осужденными, суд правильно пришел к выводу, что Давитян был в определенной зависимости от Ищанова, и эту зависимость он использовал при подстрекательстве его к поиску убийц [скрыто].

Когда же Давитян сообщил о необходимости предоплаты за убийство

[скрыто], Ищанов, незамедлительно передал 2 машины с зерном в качестве предварительной оплаты совершения убийства [скрыто], при этом по договоренности Давитян должен был контролировать процесс сдачи зерна на зернохранилище и получение исполнителем преступления денег от реализации зерна.

Основаны на материалах дела и выводы суда о мотиве совершения преступления, как Давитяном, так и Ищановым.

У Давитяна было желание поддержать дальнейшие деловые отношения с председателем СПК <Щ Щ», добиться его благосклонности, а мотивом

совершения преступления Ищановым стали личные неприязненные отношения с [скрыто] в связи с противоправной деятельностью [скрыто], занимавшегося

хищением зерна с полей СПК [скрыто]».

Доводы Ищанова о том, что с потерпевшим у него не было неприязненных отношений, опровергаются показаниями свидетелей [скрыто]

[скрыто]., [скрыто] которые не только

подтверждают факт наличия неприязненных отношений, но и причину их возникновения и дальнейшего развития. Они подтвердили в суде, что лично от [скрыто] i знают, аК [скрыто]

что тот и К

период их работы в СПК <

занимается хищением зерна с полей СПК признали и личное участие в хищениях, в

Наличие неприязненных отношений подтвердили и свидетели

Из их показаний следует, что Ищанов лично говорил [скрыто] неоднократно жаловался [скрыто]

ненавидит [скрыто]

что последний стал неуправляем, ворует зерно, просил [скрыто]

на

[скрыто] что говорил, разобраться с

Свидетель этом Ищанов кричал, что [скрыто] нужно.

был очевидцем одной из сор Ищанова и [скрыто], при ворует пшеницу и таких, как [скрыто] убивать

Факт наличия неприязненных отношений между [скрыто]. и

новым подтвердили и бывшие сотрудники [скрыто] РОВД, на тот

период, руководители [скрыто] п ™ 1-1 *'

и его заместитель [скрыто]

_

[скрыто] и [скрыто]

принадлежащий ему автомобиль [скрыто] в этом [скрыто]

а также участковый инспектор показали, что Ищанов предполагал, что [скрыто]» подожгли, при этом Ищанов подозревал

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться в достоверности уличающих показаний и осужденного Давитяна о том, что между Ищановым и [скрыто] были неприязненные отношения и именно в связи с этим он просил его найти исполнителя убийства потерпевшего.

Опровергая доводы Ищанова об оговоре его Давитяном, суд правильно пришел к выводу, что Давитян изобличал не только подстрекателя и возможных исполнителей убийства [скрыто], но самого себя в причастности к этому преступлению.

С достаточной полнотой судом проверены и доводы осужденного Давитяна о применении к нему недозволенных методов расследования. Сделанные выводы суда не противоречат оценке, сделанной судом первой инстанции о достоверности уличающих показаний Давитяна.

При исследовании доводов осужденного и его адвоката об исключении из числа доказательств аудиозаписи и экспертиз, проведенных по этим записям, суд правильно пришел к выводу, что оснований для этого не имеется.

По делу с достоверностью установлено, где и как была обнаружена аудиокассета, признанная в качестве вещественного доказательства.

Достоверность содержания сведений, зафиксированных на этой кассете, судом были тщательно проверены путем исследования совокупности других собранных по делу доказательств.

Хотя органы следствия и не установили, кем именно производилась аудиозапись, что за текст был стерт на кассете, но факт производства данной аудиозаписи именно в связи с убийством [скрыто], именно в ноябре-декабре 2000 года, достоверно установлен в ходе судебного следствия.

Согласно протоколу осмотра предметов, в пакете, обнаруженном у входа в парк [скрыто] 1, находилась микро аудиокассета.

Сам осужденный Ищанов, а также свидетели [скрыто]

подтвердили факт наличия на данной аудиокассете своих голосов, что согласуется и с выводами фоноскопических и психолого-лингвистической экспертиз.

Кроме того свидетели [скрыто] и [скрыто], в судебном заседании, в ходе

прослушивания имеющихся на кассете фонограмм, опознали голоса Давитяна, [скрыто] а», подтвердили факт того, что в записанном на аудиокассету разговоре, речь идет о совершенном убийстве [скрыто] и о

заказчике данного убийства Ищанове К.Н.

Из показаний, как осужденного, так и свидетелей, [скрыто] следует, что информация о наличии такой

аудиозаписи поступала в ОВД неоднократно с весны 2001 года, установлен факт

производства данной аудиозаписи в 2000 году, то есть до возбуждения уголовного дела.

После проведения соответствующей проверки, в рамках возбужденного уголовного дела, в установленном законом порядке, данная аудиокассета изъята в ходе осмотра места происшествия, признана вещественным доказательством и приобщена к материалам уголовного дела и только после этого были проведены соответствующие экспертизы.

Согласно заключению фоноскопической экспертизы в разговоре, записанном на аудиокассете, принимало участие не менее семи мужчин, при этом присутствуют голоса, которые могут принадлежать Ищанову К.Н., Давитяну Д.В. и [скрыто] На представленной фонограмме имеются шесть участков с

признаками стирания информации. Других признаков монтажа фонограммы не обнаружено.

Согласно заключению психолого-лингвистической экспертизы учетом уровня личностного психологического, интеллектуального развития, особенности речи Ищанова К.Н., можно утверждать, что речь, записанная на аудиокассете, принадлежит Ищанову К.Н., а речь Ищанова К.Н. на видеозаписи очной ставки Давитян Д.В. и Ищанова К.Н. на двух видеокассетах абсолютно идентична речи на микро-аудиокассете по тембру голоса, особенностям интонации и лексическим особенностям языка.

По содержанию разговора, записанного на аудиокассете можно сказать, что речь в нем идет о совершенном убийстве и Ищанов К.Н. является заказчиком убийства.

Несостоятельной является и ссылка осужденного на то, что его лишили возможности участвовать в проведении этих экспертиз.

Как видно из материалов дела, осужденного и его адвоката знакомили с постановлениями о назначении указанных экспертиз. Однако о своем участии осужденный Ищанов ни в одном, ни в другом случае не заявлял.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований сомневаться в достоверности уличающих показаний, как осужденного Давитяна, так и

I к

[скрыто] Б

свидетелей [скрыто]

М;

к!

В приговоре приведены мотивы, по которым суд признал достоверными одни показания и отверг другие.

Оценка, данная этим показаниям, является объективной и основана на всей совокупности исследованных в суде доказательств.

Психическая полноценность Давитяна в суде исследована с достаточной полнотой. Он судебно-психиатрической экспертизой признан вменяемым, а инкриминируемые ему деяния совершил вне какого-либо временного психического расстройства.

В кассационных жалобах не приведено каких-либо мотивов, по которым выводы указанной экспертизы являются ошибочными или необъективными.

Суд правильно квалифицировал действия Ищанова по ст.ст.ЗЗ ч.4, 105 ч.2 п. «з» УК РФ.

Статьи законов по Делу № 47-О08-56

УК РФ Статья 199.1. Неисполнение обязанностей налогового агента

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх