Дело № 47-О09-62СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 октября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Колесников Николай Афанасьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №47-О09-62СП

от 6 октября 2009 года

 

председательствующего - Свиридова Ю.А., судей - Колесникова H.A., Талдыкиной Т.Т. при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 6 октября 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Кукишевой Т.П. и кассационную жалобу потерпевшего [скрыто] на приговор Оренбургского областного

суда с участием присяжных заседателей от 18 мая 2009 года, которым

ФЕДОРОВ О

судимый 30 июля 2007 года Ленинским районным судом г. Оренбурга по ст.ст. 222 ч. 1, 222 ч. 1, 69 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

ИМАНГУЛОВ Pi

1

ГАРИПОВ Й

оправданы за непричастностью к совершению преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж,з», 222 ч. 3 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Колесникова H.A., мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей об отмене приговора и направлении дела в Оренбургский областной суд на новое рассмотрение,

судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Федоров СИ., Гарипов И.Р. и Имангулов P.P. обвинялись в совершении следующих преступлений.

Федоров СИ. и неустановленные следствием лица [скрыто] в 2006

по возмещению в судебном [скрыто] > на сумму не

году с целью пресечения действий Д порядке стоимости похищенных акций ОАО менее

рублей, договорились лишить жизни

Осуществляя задуманное, Федоров СИ. до 25.10.2006 года привлёк за вознаграждение в качестве исполнителей лишения жизни [скрыто] -

Гарипова И.Р. и Имангулова P.P., с которыми вступил в преступный сговор. Они разработали план убийства и распределили роли.

Федоров предоставил им 25 октября проживания квартиру [скрыто]

2006

26 октября 2006 года карту f адрес и данные о личности [скрыто]

[скрыто], ксерокопии фотографий

года для временного ' и передал им же

[скрыто] сим-карты сотовой связи, автомобиль документы на него, доверенность на его управление, пистолет «ИМ» с глушителем, 2 обоймы к нему, снаряженные патронами 9-го калибра в количестве не менее 16 штук, а также определил время и место лишения жизни [скрыто] После неудачной попытки

покушения на жизнь [скрыто] 30 октября 2006 года Федоров дал

указание Гарипову и Имангулову возвратиться [скрыто] и вернуться [скрыто]

через месяц.

29 ноября 2006 года Федоров передал Гарипову и Имангулову пистолет ПМ с глушителем, 2 обоймы к нему, снаряженные патронами 9-го калибра в количестве не менее 16-ти штук, сим-карты сотовой связи, автомобиль [скрыто], доверенность на его управление и другие неустановленные госномера на автомобиль, дав указание поставить их на автомобиль по приезду I

прибыли

30 ноября 2006 года Имангулов и Гарипов с целью лишения жизни на автомобиле [скрыто] под управлением Гарипова

и утром 1 декабря 2006 года подъехали к дому [скрыто]

В период времени с 9-00 до 9-30 часов Имангулов произвёл не

менее 8-ми выстрелов в [скрыто] причинив последнему телесные

повреждения в виде огнестрельного слепого ранения грудной клетки и живота с повреждением желудка и печени, огнестрельного оскольчатого перелома правого плеча, сквозного пулевого ранения мягких тканей левого предплечья, травматического шока 2-3 степени. После этого Имангулов и Гарипов на автомобиле ¦ с места происшествия скрылись.

1 декабря 2006 года Федоров в квартире [скрыто] за совершённое покушение на жизнь [скрыто] передал Гарипову и

Имангулову не менее [скрыто] рублей каждому.

Указанные действия Федорова, Имангулова и Гарипова органами следствия были квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж,з» УК РФ, как покушение на убийство, совершённое организованной группой, из корыстных побуждений, по найму.

Кроме того, Федоров обвинялся в том, что он в неустановленное время до октября 2006 года [скрыто] приобрёл у неустановленного лица нарезное

огнестрельное оружие - пистолет «ПМ» 9-го калибра, пригодный для производства выстрелов и не менее 16 патронов калибра 9 мм, являющихся боеприпасами, глушитель и 2 обоймы, которые без соответствующего разрешения перевозил, носил и хранил при себе [скрыто], а затем

26 октября 2006 года в квартире [скрыто]

передавал пистолет, боеприпасы, глушитель и 2 обоймы Гарипову и Имангулову.

Гарипов и Имангулов также обвинялись в том, что они без соответствующего разрешения 26 октября 2006 года [скрыто]

получили от Федорова пистолет «ПМ» 9-го калибра,

боеприпасы, глушитель и 2 обоймы, а в период с 26 по 30 октября 2006 года и 30 ноября по 1 декабря 2006 года перевозили, носили и хранили при себе [скрыто], после чего вернули данное оружие,

оставшиеся боеприпасы, глушитель и 2 обоймы Федорову.

Действия Федорова, Имангулова и Гарипова, связанные с незаконным оборотом оружия и боеприпасов, органами следствия были квалифицированы по ст. 222 ч. 3 УК РФ, как незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов, совершённое организованной группой.

По делу в отношении Федорова, Имангулова и Гарипова коллегией присяжных заседателей 14 мая 2009 года вынесен оправдательный вердикт, а 18 мая 2009 года постановлен судом с участием присяжных заседателей оправдательный приговор о непричастности Федорова, Имангулова и Гарипова

к совершению преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж,з», 222 ч. 3 УК РФ.

В кассационном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Кукишева Т.П. просит отменить приговор суда в отношении Федорова, Имангулова и Гарипова, а дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение. В кассационном представлении указывается, что приговор постановлен с нарушениями требований ст.ст. 328, 335, 336, 339, 340, 343, 345 уголовно-процессуального законодательства, что привело к вынесению незаконного оправдательного приговора. В нарушение требований ч. 6 ст. 335 УПК РФ имело место рассмотрение процессуальных вопросов в присутствии присяжных заседателей. Допускались высказывания, в которых ставилась под сомнение допустимость собранных по делу доказательств, а также исследовались данные о личности обвиняемых.

Систематическое нарушение стороной защиты порядка судебного заседания и недопустимые высказывания в присутствии присяжных заседателей поставили под сомнение исследованные в судебном заседании доказательства, что отрицательно повлияло на формирование мнения присяжных заседателей и предопределило вынесение оправдательного вердикта.

В нарушение требований ст.ст. 338, 339 УПК РФ в вопросном листе при постановке вопросов по эпизоду незаконных действий с огнестрельным оружием перед присяжными заседателями не поставлен отдельно вопрос о том, доказано ли, что данное деяние имело место. Этот вопрос является обязательным и присяжные заседатели на него должны были обязательно ответить. Перед присяжными заседателями в вопросном листе под №№ 12, 15 и 18 были поставлены вопросы лишь о том, доказано ли что незаконные действия с огнестрельным оружием, его составными частями и боеприпасами совершили Федоров, Гарипов и Имангулов, на которые присяжные заседатели ответили отрицательно. В вопросном листе в вопросе № 1 поставлен лишь один общий вопрос о доказанности совершения деяния, связанного с покушением на лишение жизни потерпевшего [скрыто] В данном вопросе о доказанности совершения деяния, связанного с незаконными действиями с огнестрельным оружием и боеприпасами, поставлено не было.

В соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ перед присяжными заседателями не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации и другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта. В нарушение требований ст.ст. 338, 339 УПК РФ использование при формулировании в вопросном листе специальных юридических терминов: «возмещение», «похищенные акции», «было решено убить», «разработали план убийства», похищенные акции», «вступили в

преступный сговор», значение которых требует юридических знаний и содержание которых не было раскрыто председательствующим, затруднило понимание присяжными заседателями сути поставленных перед ними вопросов и предопределило вынесение оправдательного вердикта.

При формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели в соответствии со ст. 328 ч. 3 УПК РФ обязаны правдиво отвечать на задаваемые вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства. Однако ряд кандидатов в присяжные заседатели, вошедших затем в состав коллегии присяжных заседателей (В ~1 1Ш I !•) в нарушение требований ч. 3 ст. 328 УПК РФ правдиво не ответили на вопросы государственного обвинителя, скрыли факты привлечения к административной ответственности, а своих близких - и к административной, и к уголовной. В результате умышленного сокрытия кандидатами в присяжные заседатели указанной информации государственный обвинитель на стадии формирования коллегии присяжных заседателей был лишён возможности воспользоваться своими правами на мотивированный и немотивированный отвод кандидатов в присяжные заседатели.

В кассационной жалобе потерпевший [скрыто]. просит отменить

оправдательный приговор в отношении Фёдорова, Гарипова и Имангулова, а дело направить на новое рассмотрение в суд. Он ссылается на то, что нарушения требований уголовно-процессуального законодательства (ст.ст. 328, 335, 336, 337, 340 УПК РФ), допущенные при формировании коллегии присяжных заседателей, в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей, в прениях и репликах сторон, в последнем слове подсудимых, при обращении председательствующего с напутственным словом - повлекли за собой принятие присяжными заседателями необоснованного вердикта.

В возражении на кассационное представление и кассационную жалобу потерпевшего Фёдоров СИ. и адвокат Артемьев СВ. просят оставить оправдательный приговор в отношении Фёдорова, Гарипова и Имангулова без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

Обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, возражений на них, проверив материалы дела, судебная коллегия находит, что оправдательный приговор суда с участием присяжных заседателей подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

При формировании коллегии присяжных заседателей кандидаты в присяжные заседатели в соответствии с требованиями ст.328 ч.З УПК РФ обязаны правдиво отвечать на задаваемые вопросы, а также представить

необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства. Однако ряд кандидатов в присяжные заседатели, вошедших затем в состава коллегии присяжных заседателей [скрыто]) в нарушение требований ч.З ст.328 УПК РФ правдиво не

ответили на вопросы государственного обвинителя, скрыли факты привлечения к административной ответственности, а своих близких - и к административной и к уголовной ответственности. В результате сокрытия кандидатами в присяжные заседатели указанной информации государственный обвинитель на стадии формирования коллегии присяжных заседателей был лишён возможности воспользоваться своими правами на мотивированный и немотивированный отвод кандидатов в присяжные заседатели.

В соответствии со ст.335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, в ходе судебного следствия в их присутствии подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ. Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления.

Данные требования уголовно-процессуального закона при судебном разбирательстве дела были нарушены.

В нарушение требований ч.ч.5,6,7 ст.335 УПК РФ в ходе рассмотрения уголовного дела в присутствии присяжных заседателей судом неоднократно рассматривались вопросы процессуального характера, в том числе вопросы допустимости либо недопустимости собранных по делу доказательств, а также исследовались данные о личности подсудимых.

Так адвокат Артемьев во вступительном заявлении относительно позиции по предъявленному обвинению сообщил присяжным заседателям, что подсудимый Гарипов имеет навыки восточных единоборств, участвовал в вооружённых конфликтах, то есть намеренно довёл до сведения присяжных заседателей данные о личности Гарипова.

Подсудимый Фёдоров на данной стадии судебного разбирательства заявил, что к данному делу сфабрикованному его бывшими коллегами, он отношения не имеет, то есть своим заявлением перед присяжными заседателями поставил под сомнение законность и обоснованность собранных против него доказательств.

При допросе свидетеля [скрыто] выяснялись вопросы

процессуального характера, относящиеся к обстоятельствам проведения допроса данного свидетеля и процессуальных действий следователя по сбору и

процессуальному оформлению полученных в ходе предварительного следствия доказательств, что недопустимо в присутствии присяжных заседателей.

До присяжных заседателей неоднократно доводились данные относящиеся к характеристике личности подсудимых (в показаниях свидетеля В Щ., подсудимого Гарипова).

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона председательствующим пресечены не были, присяжным заседателям не разъяснялось, что они не должны принимать во внимание незаконно полученные в ходе судебного разбирательства доказательства.

В нарушение требований ст.ст. 338, 339 УПК РФ в вопросном листе при постановке вопросов по эпизоду незаконных действий с огнестрельным оружием не поставлен перед присяжными заседателями отдельно вопрос о том, доказано ли, что данное деяние имело место. Этот вопрос является обязательным согласно п.1 ч.1 ст.339 УПК РФ и присяжные заседатели на него должны были ответить. Перед присяжными заседателями в вопросном листе под №№ 12,15 и 18 были поставлены вопросы лишь о том, доказано ли, что незаконные действия с огнестрельным оружием его составными частями и боеприпасами совершили Фёдоров, Гарипов и Имангулов, на которые присяжные заседатели ответили отрицательно. В вопросном листе в вопросе № 1 поставлен лишь один общий вопрос о доказанности совершения деяния, связанного с покушением на лишение жизни потерпевшего [скрыто]. В

данном вопросе о доказанности совершения деяния, связанного с незаконными действиями с огнестрельным оружием и боеприпасами, поставлено не было.

Допущенные нарушения УПК РФ, выразившиеся в отсутствии в вопросном листе по эпизоду незаконных действий с огнестрельным оружием, его основных частей и боеприпасов первого основного и обязательного вопроса о том, имело ли место это преступное деяние, затруднило целостность и последовательность восприятия присяжными заседателями поставленных перед ними вопросов и повлияло на данные им ответы.

В соответствии с ч.5 ст.339 УПК РФ перед присяжными заседателями не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации и другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своём постановлении № 23 от 22 ноября 2005 года «О применении судами норм УПК РФ, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей» недопустима постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями с использованием таких юридических терминов, как убийство, убийство с особой

жестокостью, убийство из хулиганских побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п.

Судом эти требования закона нарушены. При формулировании вопросов в вопросном листе допущено использование специальных юридических терминов, таких, как «было решено убить», « разработали план убийства», «вступили в преступный сговор» и другие.

Поскольку приговор в отношении Фёдорова, Имангулова и Гарипова постановлен с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, он не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене по основаниям, предусмотренным ст.385 ч.2 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда с участием присяжных заседателей от 18 мая 2009 года в отношении Фёдорова [скрыто],

Имангулова [скрыто] и Гарипова [скрыто] отменить, дело

направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Председательствующий - Свиридов Ю.А.

Судьи - Колесников H.A., Талдыкина Т.Т.

Верно: судья Верховного Суда РФ

22.10.09 иа,вп

Статьи законов по Делу № 47-О09-62СП

УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 337. Реплики сторон и последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх