Дело № 47-О10-17СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 апреля 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тонконоженко Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №47-О10-17СП

от 26 апреля 2010 года

 

Председательствующего Толкаченко A.A. Судей Тонконоженко А.И. и Воронова A.B.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Казанцевой Т.В., кассационной жалобы I/ потерпевшей [скрыто] приговор Оренбургского областного суда от 24

декабря 2009 года, которым

СИБАКОВ [скрыто]

судимый 17.12.2007 г. по ч.2 [скрыто]

ст.318 УК РФ к лишению свободы на 5 лет, условно, с испытательным сроком 1 год, по ст.319 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей в доход государства, на основании 4.2 ст.71 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно,

оправдан по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ за непричастностью к совершению данного преступления на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения оправданного Сибакова И.Г., адвоката Добрусина Е.И., просивших приговор оставить без изменения, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей кассационное представление, полагавшей приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного следствия Сибаков И.Г. обвинялся в убийстве [скрыто] и [скрыто]. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 24.12.2009 г. признано недоказанным совершение Сибаковым данного преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Казанцева Т.В. просит об отмене приговора направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то что, в ходе судебного рассмотрения данного уголовного дела со стороны председательствующего по делу имели место нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на содержание поставленных перед присяжными заседателями доказательств. Недопущение председательствующим оглашения в полном объеме заключения ситуационной и судебно-медицинской экспертиз лишило сторону обвинения возможности представить доказательство, опровергающее версии подсудимого, представленные как на следствии, так и в суде.

Вопреки положениям статьи 334 УПК РФ, в ходе рассмотрения уголовного дела участники судебного разбирательства со стороны защиты в присутствии присяжных заседателей неоднократно выясняли обстоятельства, которые не подлежали разрешению с участием присяжных заседателей и с помощью которых было оказано незаконное воздействие на последних.

В частности, адвокатом Добрусиным Е.И. у свидетеля [скрыто]

выяснялся вопрос о наличии в доме потерпевших оружия, в том числе боевого, у свидетеля [скрыто] - вопрос о проблемах по бизнесу у потерпевшего [скрыто] наличии угроз со стороны третьих лиц. У свидетеля

выяснялся вопрос о том, кто присутствовал в доме при осмотре места

происшествия, у свидетелей [скрыто] - обстоятельства задержания подсудимого Сибакова И.Г. сотрудниками СОБРа.

По ходатайству стороны защиты в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей обозревалась оружейная обойма, представленная свидетелем [скрыто]., которая с ее слов, ранее была изъята при обыске в

доме подсудимого и передана ей следователем по расписке. При обозрении обоймы соответствующие пояснения свидетель [скрыто]. давала также в присутствии присяжных заседателей. Данная оружейная обойма не признана вещественным доказательством, по мнению стороны обвинения, не имеет отношения к существу рассматриваемого дела, а, следовательно, не может быть осмотрена в присутствии присяжных заседателей.

В прениях сторон адвокатом обращалось внимание присяжных заседателей на то, что в ходе предварительного следствия защиту подсудимого Сибакова И.Г. он не осуществлял, а при вступлении в дело и изучении его материалов увидел, что имеющихся доказательств не достаточно для направления дела в суд. Лишь только после попытки сравнить ситуацию с сюжетом фильма, адвокату было

председательствующим разъяснено о недопустимости проводить и обсуждать связь поступления дела в суд и обстоятельств по делу с фильмами, социальными и общественными событиями. Более никаких замечаний и разъяснений присяжным заседателем по поводу сказанного адвокатом не давалось.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона ограничили права государственного обвинителя и повлияли на ответы поставленных перед присяжными заседателями вопросы, что привело к оправданию подсудимого Сибакова И.Г. по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Государственный обвинитель не имел возможности получить ответы от кандидатов в присяжные заседатели на заранее подготовленные вопросы на стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

Так, кандидатам в присяжные заседатели среди прочих председательствующим был задан вопрос: «Есть ли среди кандидатов в присяжные лица, которые имели дело с судом, правоохранительными органами, привлекались к административной ответственности, и это повлекло негативное отношение к суду либо правоохранительным органам?»

Данный вопрос является достаточно общим, он не направлен на выяснение указанных в нем обстоятельств в отношении близких родственников кандидатов в присяжные заседатели.

В результате этого, в состав коллегии присяжных заседателей под [скрыто] и [скрыто] вошли кандидаты под [скрыто], сын которой

привлекался к уголовной ответственности, кандидат в присяжные заседатели Щ- [скрыто], отец которого - [скрыто],

привлекался к уголовной ответственности по ст. 199 ч.2 п. «а» УК РФ, уголовное дело в отношении которого было прекращено.

В кассационной жалобе потерпевшая [скрыто] просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что в ходе рассмотрения дела Сибаковым и его защитниками допускались нелестные высказывания о личности потерпевших, что повлияло на объективность при вынесении вердикта. Суд делал неоднократно замечания Сибакову вплоть до удаления его из зала судебного заседания, на несколько дней прерывался процесс

из-за замечаний адвокату. Стороной защиты присяжные умышленно вводились в заблуждение, в их присутствии защита говорила о процессуальных вопросах.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Добрусин Е.И., считая доводы представления необоснованными, указывает, что указанные государственным обвинителем факты привлечения родственников двух присяжных заседателей к уголовной ответственности, не относятся к фактическим обстоятельствам дела и это никак не могло повлиять на их тенденциозность. Кроме того, судимость родственника присяжного давно погашена, и он считается юридически не судимым гражданином, а родственник второго заседателя вообще не был судим, т.к.

уголовное дело в отношении него было прекращено на стадии следствия. Кандидаты в присяжные заседатели ответили на все заданные им вопросы правдиво, оснований сомневаться в их честности нет. Государственный обвинитель не заявляла о роспуске присяжных заседателей в соответствии с ч.1 ст.ЗЗО УПК РФ.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и оснований считать ее состав незаконным не имеется.

При исследовании заключений ситуационной и судебно-медицинской экспертиз председательствующим обоснованно не оглашалась исследовательская часть экспертиз т.к. эта часть экспертиз указывает не на фактические обстоятельства дела, а на процессуальный порядок получения данного доказательства, что оглашать присяжным заседателям строго запрещено. При этом государственный обвинитель в ходе судебного заседания никаких возражений по этому поводу не заявлял. Таким образом, никаких ограничений прав прокурора со стороны председательствующего допущено не было. Стороной защиты не исследовались обстоятельства, не подлежащие исследованию в присутствии присяжных заседателей. Кроме того, в ходе судебного заедания государственный обвинитель не просила суд отвести вопросы стороны защиты, и не заявляла возражений на действия председательствующего.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Латышева Т.Н. просит приговор оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя без удовлетворения. По мнению адвоката, государственный обвинитель необоснованно утверждает, что председательствующий ограничил права стороны обвинения при формировании коллегии присяжных заседателей. В ходе формирования коллегии присяжных заседателей были выяснены все обстоятельства, связанные с предоставлением присяжными информации о себе и об отношениях с другими участниками уголовного процесса. Экспертные заключения в суде исследовались в присутствии присяжных заседателей только в той части, какая относится только к фактическим обстоятельствам, при этом стороной обвинения не было высказано ни одного возражения против действий председательствующего. При исследовании обстоятельств, связанные с наличием автомата «Калашникова» в доме [скрыто] председательствующий

руководствовался требованиями закона о равенстве сторон в представлении доказательств и их исследовании. Процессуальные моменты задержания Сибакова в присутствии присяжных заседателей защитой не выяснялись. В напутственном слове председательствующий разъяснил коллегии присяжных заседателей, какие обстоятельства они не должны учитывать при вынесении вердикта.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

В соответствие со ст.385 ч.2 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений закона в кассационном представлении государственного обвинителя не приведено.

Как следует из протокола судебного заседания, заключения ситуационных судебно-медицинских экспертиз, исследовались в судебном заседании с участием присяжных заседателей с достаточной полнотой. При этом права сторон в исследовании этих доказательств в той мере, в какой они подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей, не ограничивались.

Заключения судебно-медицинских экспертиз в отношении [скрыто]. и [скрыто]. именно по предложению государственного обвинителя в

присутствии присяжных заседателей исследовались только в части выводов этих экспертиз, без приложений, как и заключение баллистической экспертизы.

По ходатайству государственного обвинителя стороной обвинения оглашалось заключения судебно-медицинских ситуационных экспертиз, в части, при этом государственный обвинитель предъявил присяжным заседателям схемы раневых каналов, а стороной защиты присяжным заседателям на обозрение была предъявлена схема места преступления с расположением тел и копия схемы места совершения преступления без фотографий.

Никакие другие ходатайства об исследовании указанных экспертиз в других частях государственным обвинителем не заявлялись.

Несостоятельными являются и доводы государственного обвинителя о том, что на присяжных заседателей оказывалось воздействие посредством выяснения обстоятельств, которые не подлежат разрешению с участием присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, сторона защиты неоднократно пыталась исследовать такие обстоятельства в присутствии присяжных заседателей. Однако председательствующим своевременно принимались меры по пресечению такого исследования. Стороне делались замечания, а присяжным заседателям в каждом случае разъяснялось, что при вынесении вердикта присяжные заседатели не должны принимать во внимание прозвучавшие в их присутствии высказывания.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий также разъяснил, что при вынесении вердикта мнения защитников относительно процесса получения доказательств и процедуры производства следственных действий не должны учитываться.

Обращено внимание присяжных заседателей и на то, что все исследованные при них доказательства тщательно проверялись на их допустимость и соответствие требованиям закона.

Замечаний по напутственному слову по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности от участников судебного разбирательства не поступило.

На стадии формировании коллегии присяжных заседателей требования ст. 328 УПК РФ выполнены с достаточной полнотой.

Председательствующий всесторонне и полно разъяснил кандидатам в присяжные заседатели их обязанность правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

Именно такую информацию все кандидаты в присяжные, вошедшие в коллегию присяжных, и предоставили.

Ссылка государственного обвинителя на привлечение к уголовной ответственности сына присяжного заседателя под №1 и отца заседателя под №11 не относится к информации о себе кандидата в присяжные или об отношениях к другим участникам уголовного судопроизводства.

Кроме того, от всех кандидатов была получена информации о неснятой или непогашенной судимости, о возбуждении уголовного дела, избрании меры пресечения, о предъявлении обвинения, о привлечении в качестве подозреваемых или обвиняемых.

Председательствующий выяснял, имеются ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица, имеющие иные основания, препятствующие объективному и непредвзятому отношению к стороне обвинения или защиты, к установлению обстоятельств по делу.

Среди кандидатов в присяжные заседатели, вошедших в коллегию, таких не установлено.

При реализации своего права задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели государственный обвинитель выяснил, что среди кандидатов нет лиц, кто испытывает неприязненное отношение по любым причинам к сотрудникам правоохранительных органов или судебной системы, а также лиц, у которых заранее сложилось мнение о виновности или невиновности подсудимого.

При таких обстоятельствах отбор состава коллегии присяжных заседателей, постановившей оправдательный вердикт, произведен без нарушений требований уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных о недоказанности совершения Сибаковым вмененного ему деяния, является законным и обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Оренбургского областного суда с участием присяжных заседателей от 24 декабря 2009 года в отношении Сибакова [скрыто] оставить без

изменения, кассационную жалобу потерпевшей Тщ [скрыто]., кассационное

представление государственного обвинителя Казанцевой Т.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 47-О10-17СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УК РФ Статья 319. Оскорбление представителя власти
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: +7 (916) 346-29-09
Телефон: +7 916 473-57-01


Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх