Дело № 47-О11-14СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 марта 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 47-О11-14СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 31 марта 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Воронова А.В.
судей Эрдыниева Э.Б. и Бирюкова Н.И.
при секретаре Андреевой Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Федорова СИ., адвокатов Бровченко С.А., Ермолина И.В. на приговор Оренбургского областного суда с участием присяжных заседателей от 29 декабря 2010 года, которым Федоров С И ранее судимый 30 июля 2007 года по ст.222 ч.1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; - осужден к лишению свободы: по ст.30 ч.З, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 21.07.2004 г.) к 11 годам, по ст.222 ч.З УК РФ к 5 годам.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору Ленинского районного суда г. Оренбурга от 30.07.2007 г., окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Имангулов Р Р ранее не судимый; - осужден к лишению свободы: по ст.30 ч.З, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. от 21.07.2004 г.) к 10 годам, по ст.222 ч.З УК РФ к 5 годам. 2 На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Федорова СИ., выступление представителя потерпевшего К адвокатов Бровченко С.А., Долматовой С.Д., мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей необходимым отменить приговор в отношении Федорова СИ., приговор в отношении Имангулова Р.Р. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

По приговору суда с участием присяжных заседателей Федоров СИ. и Имангулов Р.Р. признаны виновными в покушении на убийство Д совершенное по найму, организованной группой, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой.

Преступления совершены, соответственно, 1 декабря 2006 года и в течение 2006 года, в частности, в период с октября по декабрь, в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах: - осужденный Федоров СИ. считает приговор незаконным ввиду допущенных нарушений уголовно-процессуального закона. Указывает, что решение о возобновлении, продолжении и окончании судебного заседания 28 декабря 2010 года председательствующим принято самостоятельно, без ходатайства сторон, не в совещательной комнате, в отсутствие подсудимых, что лишило его права на участие в прениях и он был лишен последнего слова. Считает, что было допущено нарушение требований ст.252 УПК РФ, поскольку государственный обвинитель, выступая в прениях сторон, и обосновывая мотив совершенного деяния, довел до присяжных заседателей свою версию, указав, что Федоров вступил в преступный сговор со С на физическое устранение Д в связи с подозрениями Д в хищении акций..., хотя в обвинительном заключении указано о том, что Федоров действуя с неустановленными лицами в целях пресечения действий Д по возмещению в судебном порядке похищенных у него акций на общую сумму не менее решили убить Д то есть государственный обвинитель, а также представитель потерпевшего К назвали С заказчиком данного преступления, что не соответствует обстоятельствам дела и выходит за пределы предъявленного обвинения, при этом С является по настоящему делу свидетелем. Указывает, что у присяжных заседателей не выяснялось их отношение к С , хотя среди них могли быть лица, имеющие неприязнь к С , что могло повлиять на принятие незаконного вердикта. Также указывает, что в ходе судебного следствия 3 председательствующим, государственным обвинителем неоднократно сообщались присяжным заседателям данные о личностях подсудимых, то есть о том, что они являются бывшими сотрудниками милиции, а также данные, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела. В присутствии присяжных заседателей было продемонстрировано табельное оружие судебного пристава - пистолет , хотя органами предварительного следствия оружие и боеприпасы не были обнаружено, то есть был ликвидирован пробел следствия. Считает, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, указывая, что постановление Промышленного районного суда г. Оренбурга, разрешающее контроль и запись телефонных переговоров не было принято судом, поскольку было составлено оперативным сотрудником А а другое разрешение суда на контроль и запись телефонных переговоров С и Федорова отсутствует в материалах дела. Также считает недопустимыми доказательствами заключения фоноскопических экспертиз поскольку предметом исследования являлись аудиозаписи, полученные с нарушением закона, в заключении принадлежность исследуемых фонограмм С не установлена, в заключении отсутствуют стенограммы образцов речи Федорова. Просит с учетом допущенных нарушений закона отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

- адвокат Бровченко С.А. в интересах осужденного Федорова СИ. считает приговор незаконным в связи с существенным нарушением положений УПК РФ. Указывает, что председательствующим нарушена процедура назначения судебного заседания в отсутствие подсудимого, поскольку данное решение им принято самостоятельно, без ходатайства сторон, не в виде отдельного процессуального документа и не в совещательной комнате. Кроме того, суд рассмотрев в отсутствие подсудимого Федорова последствия вердикта, тем самым лишил Федорова возможности представлять доказательства, участвовать в прениях, последнего слова. В связи с этим, считает, что данные нарушения закона, а также нарушение права на защиту Федорова, допущенные судом, являются основанием для отмены приговора. Также указывает, что государственный обвинитель, выступая перед присяжными заседателями в прениях, а также представитель потерпевшего назвали С являющегося свидетелем по делу, заказчиком данного преступления, что не соответствует обстоятельствам дела и выходит за рамки предъявленного Федорову обвинения, в связи с чем, полагает, что данное нарушение закона могло повлиять на принятие присяжными заседателями незаконного вердикта. Указывает, что председательствующий, государственный обвинитель и представитель потерпевшего неоднократно сообщали присяжным заседателям данные о личностях подсудимых, в частности, о том, что они являются бывшими работниками милиции, СОБР, участвовали в боевых действиях, что могло вызвать у присяжных заседателей предубеждение против подсудимых. Считает, что в ходе судебного разбирательства были исследованы недопустимые доказательства - запись 4 телефонных переговоров Федорова и С поскольку, как полагает адвокат, постановление Промышленного районного суда г. Оренбурга, разрешающее контроль и запись телефонных переговоров являлось незаконным в связи с тем, что оно было составлено оперативным работником А другое разрешение суда на контроль и запись телефонных переговоров С и Федорова в материалах дела отсутствует. В постановлениях о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности и о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности не содержится сведений о том, какие результаты рассекречены и предоставлены органам предварительного следствия, не содержится сведений, когда и кем санкционировалось данное ОРМ, имелось ли судебное разрешение на его проведение, что не соответствует требованиям Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд от 13 мая 1998 года. Также, поскольку, объектом исследования фоноскопических экспертиз являлись аудиозаписи, полученные с нарушением закона, данные заключения должны быть исключены из перечня доказательств, при этом заключением принадлежность исследуемых фонограмм С не установлена, в заключении отсутствуют стенограммы в речи Федорова. Кроме того, указывает, что присяжные заседатели Х и О при формировании коллегии присяжных заседателей скрыли факт привлечения их к административной ответственности, что лишило сторону защиты заявить им отвод. Считает, что допущенные нарушения закона являются основанием для отмены приговора. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

- адвокат Ермолин И.В. в интересах осужденного Имангулова Р.Р. считает, что у суда отсутствовали законные основания для проведения судебного заседания по обсуждению вердикта, прений сторон в отсутствие подсудимого Имангулова Р.Р., при этом полагает, что положения ч.5 ст.247 УПК РФ в данном случае неприменимы, указывая, что достоверных сведений о причинах неявки Имангулова в судебное заседание у суда не имелось.

Кроме того, указывает, что в судебном заседании были допущены нарушения требований ст.335 УПК РФ, что повлекло вынесение необоснованного вердикта, судом необоснованно вменен Имангулову квалифицирующий признак «совершение преступления организованной группой», а также наказание является чрезмерно суровым, не соответствует тяжести преступления, личности осужденного. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного, адвокатов государственный обвинитель Кукишева Т.П. и представитель потерпевшего К считают доводы жалоб необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам. 5 Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст.ст.З26-328 УПК РФ, при этом данных о том, что в состав коллегии присяжных заседателей вошли лица, которые в соответствии с Федеральным Законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 года (с последующими изменениями) не могли принимать участие в рассмотрении дела, не имеется. Доводы адвоката Бровченко о том, что присяжные заседатели Х и О при формировании коллегии присяжных заседателей скрыли факт привлечения их к административной ответственности являются голословными и не основанными на материалах дела, при этом адвокатом также не представлены какие-либо сведения об их привлечении к административной ответственности и достоверные данные о недобросовестном характере оставления ими данного вопроса без ответа.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями закона. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не допущено.

Кроме того, ссылка в прениях государственного обвинителя и представителя потерпевшего на С как на заказчика убийства потерпевшего, сама по себе не может свидетельствовать о нарушении требований ст.252 УПК РФ, поскольку, само судебное разбирательство проводилось только в отношении подсудимых и в пределах предъявленного им обвинения, при этом каких-либо действий, мер, направленных на исследование, проверку версии о причастности С к убийству председательствующим в ходе судебного следствия не предпринималось, а также не исследовались в ходе судебного следствия с вышеуказанной целью и какие-либо другие доказательства. Также, согласно обвинительному заключению, С входил в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, как свидетель обвинения. Перед кандидатами в присяжные заседатели список лиц оглашался в полном объеме, заявлений о знакомстве со С от них не поступило.

Несостоятельными являются и доводы жалоб о том, что в ходе судебного заседания присяжным заседателям необоснованно сообщались данные о личностях подсудимых.

Согласно предъявленному обвинению, роль Федорова и неустановленных лиц заключалась в том, чтобы для совершения убийства потерпевшего привлечь лиц, имеющих навыки и умение ведения боевых действий, приобретенных во время прохождения срочной службы в рядах 6 Российской Армии, а также навыки оперативной работы в правоохранительных органах (системе УБОП и УИН).

Согласно ч.8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется.

Поэтому, в связи с отказом подсудимых от своих показаний в ходе предварительного следствия, отрицания своего участия в совершении преступлений и умения обращаться с оружием, в судебном заседании и выяснялись сведения о прохождении подсудимыми службы в правоохранительных органах, участие в боевых действиях, где были приобретены навыки стрельбы, то есть сведения, относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, доказанность которых устанавливалась присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Несостоятельными являются и доводы Федорова о подлоге со стороны обвинения.

Согласно предъявленному обвинению, Федоров для совершения убийства потерпевшего незаконно хранил, перевозил, носил и передавал Г и Имангулову огнестрельное оружие - пистолет калибра 9 мм.

В судебном заседании государственный обвинитель заявил ходатайство - разрешить судебному приставу продемонстрировать коллегии присяжных заседателей имеющееся у него оружие - пистолет при этом возражений со стороны подсудимых и их защитников не имелось, в связи с чем присяжным заседателям и участникам процесса было продемонстрировано данное оружие, аналогичное, указанному в обвинении, при этом нарушений закона допущено не было.

Доводы жалоб о том, что в ходе судебного разбирательства были исследованы недопустимые доказательства - запись телефонных переговоров между Федоровым и С являются необоснованными, поскольку данная запись произведена на основании постановления Промышленного районного суда г. Оренбурга от 28.11.2006 г., разрешающего прослушивание телефонных переговоров с телефона, зарегистрированного на Федорова, при этом постановление суда, а также постановления о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности, то есть вышеуказанных записей телефонных переговоров, и о рассекречивании результатов оперативно-розыскной деятельности, имеющиеся в материалах дела, приняты в соответствии с требованиями закона, а также поскольку данные записи были получены при прослушивании телефона, зарегистрированного на Федорова, то необходимости на получение другого судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров С не требовалось.

Не имелось оснований и для признания недопустимыми доказательствами заключений фоноскопических экспертиз поскольку они проведены в соответствии с требованиями закона, экспертами, имеющими специальные познания в данной области, ответы экспертами 7 были даны в соответствии с поставленными вопросами, на основании проведенного исследования вышеуказанных записей телефонных переговоров, с использованием образцов речи Федорова и С При постановке вопросов перед присяжными заседателями судом соблюдены требования ст.ст. 338, 339 УПК РФ. Вопросы сформулированы в соответствии с предъявленным обвинением, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, в понятных для присяжных заседателей формулировках и не требовали от них юридической оценки содеянного.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме его мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, правильно приведено содержание обвинения и правильно изложены позиции государственного обвинителя и защиты, разъяснены основные правила оценки доказательств, сущность принципа невиновности, положение о том, что вердикт может быть основан лишь на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании и их выводы не могут основываться на предположениях, при этом стороны не заявили возражений по поводу его необъективности.

Принятый присяжными заседателями вердикт является ясным и непротиворечивым и в соответствии со ст.348 ч.2 УПК РФ обязателен для председательствующего судьи.

Доводы адвоката Бровченко о том, что на объективность вынесения присяжными заседателей вердикта 11 июня 2010 года могла повлиять публикация в газете «Комсомольская правда» от 9.06.2010 года статьи о судебном процессе в отношении Федорова являются необоснованными, поскольку 9, 10, 11 июня 2010 года присяжные заседатели перед началом судебного заседания сведений об оказании на них воздействия в связи с рассматриваемым делом не заявляли, при этом вопросы им о прочтении данной публикации сторонами не задавались, оснований считать, что присяжные заседатели были ознакомлены с данной статьей и она повлияла на объективность принятия ими вердикта, не имеется.

Таким образом, судебная коллегия находит доводы кассационных жалоб о допущенных в ходе судебного разбирательства нарушениях требований ст.335 УПК РФ, повлекших вынесение присяжными заседателями незаконного вердикта, несостоятельными.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, в судебное заседание для обсуждения последствий вердикта 15 июня 2010 года подсудимые Федоров и Имангулов не явились, сведений о причинах их неявки в суд представлено не было, Федоров по адресу, указанному в подписке о невыезде не проживал, в связи с чем, действия подсудимых судом обоснованно были расценены как нарушение ранее избранной меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и постановлением суда они были объявлены в розыск, мера пресечения им изменена на заключение под стражу, производство по делу приостановлено. 8 В судебном заседании 28 декабря 2010 года председательствующим на обсуждение сторон был поставлен вопрос о возможности возобновления производства по делу, продолжении судебного заседания, обсуждения последствий вердикта и окончания рассмотрения дела в отсутствие подсудимых Федорова и Имангулова, находящихся в розыске. В своем выступлении государственный обвинитель Кукишева Т.П. заявила о необходимости возобновления производства по делу и продолжении судебного заседания по обсуждению последствий вердикта, по результатам которого вынести приговор в отсутствие подсудимых Федорова и Имангулова в связи с их нахождением в розыске. Данное заявление государственного обвинителя председательствующим было обоснованно расценено как заявление ходатайства о продолжении судебного заседания в отсутствие подсудимых, в связи с чем, председательствующий в протокольной форме постановил о возобновлении, продолжении и окончании судебного заседания в отсутствие скрывшихся подсудимых.

Данное решение председательствующим принято в соответствии с ч.5 ст.247 УПК РФ, при этом оно надлежащим образом подробно мотивировано.

Согласно ч.2 ст.256 УПК РФ, определение или постановление о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела, о назначении судебной экспертизы и т.д., а также о судебном разбирательстве в случае, предусмотренном частью 5 статьи 247 УПК РФ в отсутствие подсудимого выносится в совещательной комнате и излагается в виде отдельного процессуального документа, поскольку, предполагается, что для принятия данных решений необходимо обсуждение достаточно сложных правовых вопросов и наличие мотивированного изложения сделанного судом вывода.

В данном случае, как уже указывалось выше, решение председательствующим принято в соответствии с ч.5 ст.247 УПК РФ и надлежащим образом подробно мотивировано, поэтому оснований для отмены данного постановления суда лишь только по причине того, что оно принято не в совещательной комнате и не в виде отдельного процессуального документа, не имеется.

Однако, как видно из кассационных жалоб Федорова и его защитника Бровченко, в них выражается несогласие с приговором также и в связи с тем, что при обсуждении последствий вердикта, Федоров ввиду отсутствия в судебном заседании, был лишен права на представление доказательств, выступление в прениях и лишен последнего слова.

Согласно ч.7 ст.247 УПК РФ, в случае устранения обстоятельств, указанных в ч.5 настоящей статьи, приговор, вынесенный заочно, по ходатайству осужденного или его защитника отменяются в порядке, предусмотренном главой 48 УПК РФ. Судебное разбирательство в таком случае проводится в обычном порядке.

С учетом данных требований закона, а также доводов Федорова и его защитника о несогласии с приговором ввиду проведения судебного заседания в отсутствие подсудимого Федорова, которые расцениваются судебной коллегией как выражение их ходатайства на проведение нового судебного 9 заседания с участием Федорова, приговор в отношении Федорова подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта.

С целью обеспечения условий проведения судебного рассмотрения дела в отношении Федорова, судебная коллегия считает необходимым избрать в отношении Федорова меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 месяца.

Вместе с тем, приговор, постановленный в отношении Имангулова, основан на вердикте присяжных заседателей и составлен в соответствии с правилами, установленными ст.351 УПК РФ.

К обстоятельствам дела, касающихся Имангулова, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно, в том числе и осуждение Имангулова по признаку «организованной группой».

Наказание Имангулову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельств, смягчающих его наказание, данных, характеризующих его личность, и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Оренбургского областного суда от 29 декабря 2010 года в отношении Федорова С И отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей, со стадии обсуждения последствий вердикта.

Избрать Федорову С И меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 месяца, то есть до 30 июня 2011 года.

Этот же приговор в отношении Имангулова Р Р оставить без изменения, а кассационные жалобы подсудимого Федорова СИ.

и адвокатов Бровченко С.А. и Ермолина И.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 47-О11-14СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 247. Участие подсудимого
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх