Дело № 48-О08-117

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 января 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тонконоженко Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №48-О08-117

от 15 января 2009 года

 

Председательствующего Свиридова Ю.А. Судей Тонконоженко А.И. и Талдыкиной Т.Т.

ВАСИЛЬЕВ [скрыто]

осужден по ст. 319 УК РФ к обязательным работам сроком на 160 часов, -по ст. 317 УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69, п. «г» ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено Васильеву В.А. 12 (двенадцать) лет 6 (шесть) месяцев 20 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать с Васильева в пользу [скрыто] рублей в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения осужденного Васильева В.А., поддержавшего жалобу, мнение прокурора Филимоновой СР., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Васильев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти - участкового уполномоченного милиции [скрыто]. при исполнении

им своих должностных обязанностей, а также в посягательстве на его жизнь в целях воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

Преступления совершены 13 февраля 2008 года в

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Васильева просит приговор по ст.317 УК РФ отменить, снизить ему наказание, ссылаясь на то, что ранение потерпевшего могло произойти случайно, однако эта версия не была исследована; судом дана неправильная оценка показаниям свидетелей и потерпевшего. При назначении наказания учтены не все смягчающие обстоятельства, поэтому назначенное наказание является чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Шерстнёв В.А. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что конфликт между потерпевшим и осужденным перерос из рамок служебных правоотношений в личные неприязненные отношения, в этой связи суд сделал неправильные выводы, неправильно применил уголовный закон. Вывод суда об угрозах физической расправой со стороны Васильева не основан на достоверных доказательствах. После нанесения удара Васильев отошел от потерпевшего и больше к нему не походил, хотя имел такую возможность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Васильева в совершенных преступления подтверждена не только уличающими показаниями самого осужденного, но и показаниями свидетелей, потерпевшего, протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал правильную оценку.

Доводы осужденного о том, что у него не было умысла на убийство [скрыто] судом были тщательно проверены и обоснованно признаны

несостоятельными. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, находясь на улице, Васильев совершил противоправные действия, выражался нецензурной бранью в адрес [скрыто], на замечания участкового инспектора милиции

[скрыто] не реагировал.

Потерпевший [скрыто] действуя в соответствии со своими должностными обязанностями по пресечению правонарушения, пытался усадить Васильева в машину, однако Васильев сопротивлялся, отталкивал [скрыто]. После того как [скрыто] сказал, что доставит Васильева в медицинский вытрезвитель и попросил предъявить паспорт, Васильев в ответ на законные требования [скрыто] с целью

воспрепятствования выполнению им своих должностных обязанностей, а также с целью посягательства на его жизнь, стал высказывать в его адрес угрозу физической расправы, при этом угрожал, что если [скрыто] не отпустит, то потерпевший не уйдет живым. В продолжение своего умысла на причинение смерти О " Побужденный нанес один удар потерпевшему ножом в область грудной клетки.

Ссылка адвоката на то, что после нанесения ножевого ранения потерпевшему осужденный больше ударов не наносил, хотя имел такую возможность, не опровергает выводы суда о том, что при нанесении удара ножом в жизненно важную часть тела у осужденного был прямой умысел на убийство [скрыто]

При таких обстоятельствах суд правильно пришел к выводу, что посягательство на жизнь участкового уполномоченного милиции [скрыто] было

совершено Васильевым умышленно в связи с осуществлением потерпевшим своей служебной деятельности. Иные мотивы действий Васильева по делу не установлены.

По делу с достоверностью установлено, что Васильев умышленно применил в отношении сотрудника милиции [скрыто] насилие, опасное для жизни. Он

нанес удар потерпевшему ножом в левую часть грудной клетки, однако довести свой умысел на убийство [скрыто] до конца не смог по независящим от его воли

обстоятельствам. Активными действиями потерпевшего Васильев сразу же был обезоружен. Потерпевшему удалось выбить нож из руки Васильева, повалить Васильева на землю и удерживать до приезда сотрудников милиции.

О направленности умысла Васильева именно на лишение жизни [скрыто] свидетельствует и высказанная непосредственно перед причинением ранения угроза убийством в адрес [скрыто] направление удара ножом в жизненно -важную часть тела - в переднюю часть поверхности грудной клетки. В результате этого ранения потерпевшему была удалена селезенка.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности последовательных показаний потерпевшего о том, что именно Васильев нанес ему удар ножом.

Как следует из показаний О Щ, после удара именно в руке осужденного он увидел нож и выбил его. Впоследствии нож был изъят, а на его лезвии была обнаружена кровь, принадлежащая согласно заключению генетической экспертизы именно потерпевшему.

По делу с достоверностью установлено, что [скрыто] и Васильев находились друг напротив друга, удар потерпевшему был нанесен в переднюю часть тела - в левую подмышечную область грудной клетки, что соответствует тому, что Васильев держал нож в правой руке, стоял лицом к [скрыто] и нанес удар соответственно в левую часть тела потерпевшего. Такие выводы суда полностью согласуются со всей совокупностью собранных по делу доказательств. Борьба между потерпевшим и Васильевым, о которой показали свидетели, происходила после нанесения последнему удара, когда [скрыто] принимал меры к обезоруживанию Васильева, наступал на него, пытался выбить нож и задержать осужденного. До нанесения удара никакой борьбы между Васильевым и [скрыто] не было. [скрыто] принимал законные меры к задержанию Васильева, брал его за руку и пытался посадить в машину, а Васильев сопротивлялся, отталкивал руки О

Всем этим действиям предшествовали оскорбления в адрес [скрыто] который был направлен к месту происшествия по сообщению о нарушении общественного порядка, поступившему в дежурную часть УВД.

Из показаний свидетеля [скрыто] ~~) следует, что именно он вызвал

милицию, так как в дверь стучали, и женщина в коридоре кричала, что вызовет милицию.

По делу с достоверностью установлено, что ранее [скрыто] и Васильев

знакомы не были, какого-либо конфликта, предшествующего оскорблению, между ними не было.

Из заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы следует, что Васильев В.А. обнаруживает признаки психических и поведенческих расстройств, вследствие употребления психоактивных веществ. Однако изменения психики Васильева выражены не столь значительно, не сопровождаются нарушениями восприятия мышления, интеллекта и памяти, критические способности у него сохранены. Признаков какого - либо временного болезненного расстройства психической деятельности в момент инкриминируемого ему деяния не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Он мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как в момент инкриминируемого ему деяния, так и в настоящее время. В настоящее время по психическому состоянию в принудительном лечении не нуждается.

Судом дана правильная оценка и показаниям свидетеля [скрыто] в

судебном заседании о том, что [скрыто] и Васильев взаимно оскорбляли друг друга. Суд критически оценил эти показания, поскольку они опровергаются показаниями [скрыто] и [скрыто]

О том, что высказанные в адрес [скрыто] нецензурные, унизительные

выражения были оскорбительными, унижающими честь и достоинство, свидетельствуют не только показания потерпевшего, но и свидетелей [скрыто] и [скрыто] - очевидцев произошедшего, а также заключение

лингвинистической экспертизы.

При таких обстоятельствах действия Васильева по ст.ст. 317, 319 УК РФ квалифицированы правильно.

При назначении наказания Васильеву судом в полной мере учтены, как характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, так и обстоятельства, смягчающие наказание, данные о личности осужденного.

Назначенное наказание является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Челябинского областного суда от 24 октября 2008 года в отношении Васильева [скрыто] ь оставить без изменения,

кассационные жалобы осужденного Васильева, адвоката Шерстнёва В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 48-О08-117

УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УК РФ Статья 319. Оскорбление представителя власти
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх