Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 48-О08-29

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 мая 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бондаренко Олег Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 48-О08-29

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 мая 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Бондаренко О.М. и Кузьмина Б.С.
при секретаре

рассмотрев в судебном заседании 29 мая 2008 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных БОЛТИНА И.И. и ГРИДЯКОВА А.Е., адвокатов ПЛОТНИКОВОЙ Т.М. и БЕРЕЗНЯКОВСКОИ Н.В., по кассационному представлению государственного обвинителя ЧЕБЛАКОВОИ Г.Н. на приговор Челябинского областного суда от 24 декабря 2007 года, по которому БОЯГИН И И ранее судимый: 3 апреля 2003 года по ст.ст.30 ч.З и 158 ч.2 а.а. «а, б» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год. В связи с отменой условного осуждения, 15 марта 2004 года направлен в места лишения свободы, 2 освобожден 14 марта 2006 года в связи с окончанием срока наказания осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 14 годам; по ст. 158 ч.2 п.п. «а, в» УК РФ к 3 годам; по ст.ст.30 ч.З и 166 ч.1 УК РФ к 2 годам.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательное наказание БОЯГИНУ И.И. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ГРИДЯКОВ А Е , ранее судимый: 3 апреля 2003 года по ст.ст.30 ч.З и 158 ч.2 а.а. «а, б» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 год. В связи с отменой условного осуждения, 19 декабря 2003 года направлен в места лишения свободы, освобожден 18 января 2006 года в связи с окончанием срока наказания осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 15 годам; по ст. 158 ч.2 п.п. «а, в» УК РФ к 3 годам; по ст. 166 ч.1 УК РФ к 3 годам.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательное наказание ГРИДЯКОВУ А.Е. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания осужденным БОЯГИНУ И.И. и ГРИДЯКОВУ А.Е. исчислен со времени их фактического задержания, т.е. с 23 июля 2006 года.

БОЯГИН И.И. и ГРИДЯКОВ А.Е., кроме того, осуждены по ст. 167 ч.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, каждый.

На основании ст.ст.24 ч.1 п.З; 27 ч.1 п.2; 302 ч.8 УПК РФ осужденные БОДЯГИН И.И. и ГРИДЯКОВ А.Е. от наказания, назначенного им по ст. 167 ч.2 УК РФ, освобождены в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Постановлено взыскать с осужденных БОЯГИНА И.И. и ГРИДЯКОВА А.Е.: в пользу потерпевшей К - рублей, в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке; в пользу потерпевшей К . - рублей, в качестве компенсации морального вреда, в равных долях; 3 в пользу федерального бюджета - рублей копеек судебных издержек, в равных долях.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб и кассационного представления, выступление осужденного ГРИДЯКОВА А.Е.. поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, мнение прокурора ЩУКИНОЙ Л.В., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора и направлении уголовного дела для нового судебного разбирательства, Судебная коллегия

установила:

13 ноября 2002 года БОЯГИН и ГРИДЯКОВ, путем поджога, умышлено повредили имущество потерпевшего Е , причинив ему значительный ущерб.

23 июля 2006 года БОЯГИН и ГРИДЯКОВ, действуя группой лиц, умышленно причинили смерть Е ; тайно похитили его имущество, причинив значительный ущерб.

23 июля 2006 года БОЯГИН покушался на неправомерное завладение автомашиной Е без цели ее хищения; ГРИДЯКОВ неправомерно завладел автомашиной Е , без цели ее хищения.

Преступления были совершены в г. при обстоятельствах установленных судом и изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственного обвинителя ЧЕБЛАКОВОИ Г.Н. ставится вопрос об отмене приговора в отношении осужденных БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По мнению государственного обвинителя, основанием для отмены приговора являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также неправильное применение судом уголовного закона.

В представлении указывается на то, что суд неправильно установив фактические обстоятельства, при которых было совершено убийство потерпевшего Е и похищение принадлежащих ему золотого кольца и золотой цепочки, ошибочно оценил действия осужденных как совершение кражи. Совершая хищение открыто и, убивая потерпевшего уже после завладения его имуществом, БОЯГИН и ГРИДЯКОВ совершили разбой, т.е. более тяжкое преступление, чем-то, за которое были осуждены.

Кроме того, суд, по мнению государственного обвинителя, необоснованно исключил из обвинения осужденных по ст. 166 УК РФ квалифицирующий признак - «группой лиц по предварительному сговору».

Установленные в суде обстоятельства завладения ими автомашины 4 Е , без цели ее хищения, совместность и согласованность их действий, объективно свидетельствуют о том, что между осужденными, по «их молчаливому согласию», состоялся «предварительный сговор».

Указанное обстоятельство также привело к тому, что БОЯГИНЫМ и ГРИДЯКОВЫМ было совершено более тяжкое преступление, чем-то, за которое они были осуждены.

В своих возражениях на кассационное представление осужденный БОЯГИН просит признать приводимые в нем доводы необоснованными и приговор суда отменить по иным, изложенным в его кассационных жалобах доводах.

Осужденный ГРИДЯКОВ в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Отмечая предвзятый и обвинительный, по его мнению, характер предварительного расследования, осужденный ГРИДЯКОВ, в жалобе указывает на то, что суд также необъективно подошел к установлению фактических обстоятельств дела.

По утверждениям ГРИДЯКОВА потерпевший Е сам спровоцировал ссору и драку, стал избивать БОЯГИНА металлическим предметом. Защищая БОЯГИНА он дважды ударил Е кулаком, а после того как БОЯГИН выбежал из гаража стал наносить ему удары и ногами. Затем, случайно попавшимся ему под руку металлическим предметом, он нанес потерпевшему по голове несколько ударов, хотел его успокоить. После того как Е потерял сознание, он снял с него золотые украшения, а из кармана забрал телефон.

Осужденный ГРИДЯКОВ настаивает на том, что смерть потерпевшему он причинил без участия БОЯГИНА, завладел имуществом Е также в одиночку, т.е. в то время, когда БОЯГИН убежал из гаража.

Таким образом, ГРИДЯКОВ ставит вопрос о переквалификации его действий на ст. 105 ч.1 УК РФ и смягчении наказания, которое он считает необоснованно суровым.

В кассационной жалобе адвоката БЕРЕЗНЯКОВСКОИ Н.В., защищающей интересы осужденного ГРИДЯКОВА, ставится вопрос об изменении приговора, переквалификации действий ее подзащитного со ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ на ст. 158 ч.1 и со ст. 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ на ст. 105 ч.1 УК РФ; смягчении назначенного наказания.

По утверждениям адвоката, убийство Е было совершено по мотивам личной неприязни и не было связано с желанием похитить его имущество. Фактическое завладение вещами потерпевшего происходило тайно, т.е. уже после того как осужденный перестал наносить жертве удары ломом по голове, а Е перестал подавать признаки жизни. 5 В жалобе отмечается, что при назначении наказания судом не были в полной мере учтены обстоятельства смягчающие для ГРИДЯКОВА наказание: признание им своей вины и раскаяние, оказание помощи следственным органам.

Осужденный БОЯГИН в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает, что осужден необоснованно, т.к. в ходе предварительного расследования допущено большое число процессуальных нарушений, нарушались его законные права, а обстоятельства преступления установлены необъективно.

В кассационной жалобе адвоката ПЛОТНИКОВОЙ Т.М., защищающей права осужденного БОЯГИНА ставится вопрос об отмене приговора, и при этом предлагается переквалифицировать его действия на ст. 116 УК РФ, оправдать его по ст. 166 УК РФ и назначить наказание, соответствующее принципам гуманизма и справедливости.

По мнению адвоката, материалы уголовного дела не содержат доказательств того, что БОЯГИН имел умысел причинить смерть Е и причинил ему телесные повреждения, которые могли бы привести к наступлению смерти. Смерть потерпевшего наступила от действий Е , а ответственность БОЯГИНА, нанесшего потерпевшему несколько ударов должна быть квалифицирована по ст. 116 УК РФ.

Назначая БОЯГИНУ несправедливо суровое наказание, суд не учел тяжелых условий жизни БОЯГИНА, а также и того, что потерпевший Е сам явился инициатором ссоры и драки.

Проверив материалы уголовного дела, доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора суда.

Виновность осужденных БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА в совершении преступления при установленных приговором суда обстоятельствах полностью подтверждена совокупностью доказательств, которые были добыты в период предварительного следствия, проверены в ходе судебного заседания и приведены в приговоре.

Доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осужденных, были получены с соблюдением требований уголовно- процессуального закона и являются допустимыми.

Исследованным в судебном заседании доказательствам в приговоре дана объективная и мотивированная оценка.

Предусмотренные законом права БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА, в том числе и право каждого из них на защиту от обвинения, на всех этапах уголовного процесса были реально обеспечены. 6 В ходе предварительного следствия и судебного заседания нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность вывода суда о доказанности виновности осужденных и на правильность квалификации их действий, допущено не было.

Виновность БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА подтверждена, а доводы их жалоб, жалоб их адвокатов, доводы кассационного представления опровергаются: показаниями БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА в судебном заседании, а также их показаниями в ходе предварительного следствия, которые были исследованы в судебном заседании и подробно проанализированы в приговоре; показаниями потерпевшего К , свидетелей К , Е Р , В Г Ш , В , М А С О ; протоколами осмотра места происшествия, трупа потерпевшего Е его автомашины - госномер протоколом обыска в квартире дома по ул. , где были задержаны БОЯГИН и ГРИДЯКОВ, изъятием у них части похищенного, одежды со следами преступления; проколом выемки у К документов, которые были похищены БОЯГИНЫМ и ГРИДЯКОВЫМ у Е ; заключениями судебно-биологических экспертиз, подтвердившими обнаружение на одежде, изъятой у осужденных, следов крови, происхождение которой не исключается от потерпевшего Е ; заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Е , которой установлено, что смерть наступила в результате открытой черепно-мозговой травмы, в комплекс которой вошли: множественные оскольчато-фрагментарные переломы костей свода и основания черепа, лицевых костей, ушиб - размозжение вещества головного мозга, кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки и в мягкие ткани головы, множественные ушибленные раны волосистой части головы и лица, проникающее колото-резаное ранение лица с повреждением костей основания черепа слева, осложнившихся развитием массивной кровопотери; материалами проверки обстоятельств пожара в гараже Е , произошедшего 13 ноября 2002 года.

Доводы кассационного представления и кассационных жалоб о необъективном установлении судом фактических обстоятельств дела и неправильной квалификацией действий осужденных нельзя признать обоснованными.

Оценивая представленные стороной обвинения доказательства, каждое в отдельности и в совокупности, суд первой инстанции обоснованно исходил из положений закона, обязывающих суд толковать возникающие 7 сомнения в пользу подсудимых, квалифицировать их действия в точном соответствии с установленными в судебном заседании обстоятельствами совершенных преступлений, не выходя за рамки предъявленного подсудимым обвинения.

Исходя из указанных обстоятельств, суд, объективно установив, что БОЯГИН и ГРИДЯКОВ нанося потерпевшему многочисленные удары, совокупность которых и привели к наступлению его быстрой смерти, действовали, сознавая и желая наступления смерти потерпевшего, являлись соисполнителями совершаемого убийства.

Судебная коллегия отмечает, правильность выводов суда первой инстанции, положивших в обоснование виновности БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА их собственные показания в период предварительного следствия, имея при этом в виду, что их показания, как доказательства, являются допустимыми, т.к. получены в соответствии с требованиями процессуального закона.

Мотивом нападения БОЯГИНЫМ и ГРИДЯКОВЫМ на Е , как это следует из предъявленного им обвинения и, как это подтверждено в суде, являлись их длительные неприязненные отношения, а не корыстный мотив. Указанное обстоятельство, а также отсутствие безусловных доказательств совершения осужденными открытого похищения имущества потерпевшего, причинения ему тяжких телесных повреждений с корыстной целью, подтверждает правильность выводов суда о том, что завладение имуществом потерпевшего осужденные осуществлял уже после наступления его смерти.

Также необоснованными являются и доводы кассационного представления о необходимости квалификации действий БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА, по эпизоду угона автомашины Е как действия совершенные «по предварительному сговору группой лиц». Формулировки предъявленного БОЯГИНУ и ГРИДЯКОВУ обвинения в этом преступлении, а также оценка характера совершаемых каждым из них действий, привела суд первой инстанции к правильному выводу о необходимости квалификации их действий, как самостоятельно совершаемых преступлений.

Действия БОЯГИНА и ГРИДЯКОВА суд правильно квалифицировал: по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ, как совершение убийства, т.е. умышленного причинения смерти другому человеку, группой лиц; по ст. 158 ч.2 п.п. «а, в» УК РФ, как совершение кражи, т.е. тайного похищения чужого имущества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба; 8 по ст. 167 ч.2 УК РФ, как умышленное повреждение чужого имущества, путем поджога.

Кроме того, действия БОЯГИНА суд правильно квалифицировал по ст.ст.30 ч.З и 166 ч.1 УК РФ, а действия ГРИДЯКОВА по ст. 166 ч.1 УК РФ.

При назначении наказания суд первой инстанции в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные характеризующие личность виновных, роль и степень виновности в совершении групповых преступлений, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.

Судебная коллегия отмечает, что назначенное БОЯГИНУ и ГРИДЯКОВУ наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, а доводы кассационных жалоб о его несправедливой суровости являются необоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 386, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 24 декабря 2007 года в отношении БОЯГИНА И И и ГРИДЯКОВА Е оставить без изменения, а доводы кассационного представления государственного обвинителя, доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 48-О08-29

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх