Дело № 48-О10-146СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 января 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №48-О10-146СП

от 18 января 2011 года

 

председательствующего Толкаченко A.A. судей Воронова A.B., Ситникова Ю.В. при секретаре Смирнове A.B.

- 15.09.2006 г., с учетом внесенных изменений, по ч.З ст. 158, ч.1 ст. 175 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

- 17.10.2006 г. по п. «а» ч.2 ст. 158, ч.1 ст. 150 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания 16.10.2008 г.;

- 27.07.2009 г. по пп. «а, в» ч.2 ст. 158, пп. «а, в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 02.10.2009 г. по ч.2 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по пп. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 10 лет без штрафа; по пп. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 лет; по ч.1 ст. 30, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа; по ч.2 ст. 326 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по ч.2 ст. 325 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ч.З ст. 69, п. «в» ч.1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Габитову Р.Б. 16 лет лишения свободы без штрафа.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 02.10.2009 г. окончательно Габитову Р.Б. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

, судимый:

- 25.03.2002 г., с учетом внесенных изменений, по ч.З ст. 158, ч.1 ст. 325 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы, освобожден условно - досрочно 05.11.2004 г.;

- 02.10.2009 г. по ч.2 ст. 162 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден по пп. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 11 лет без штрафа; по пп. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 лет; по ч.1 ст. 30, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа; по ч.2 ст. 326 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года; по ч.2 ст. 325 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; по ч.1 ст. 325 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год; по ч.З ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа.

На основании ч.З ст. 69, п. «в» ч.1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Иванову A.B. 20 лет лишения свободы без штрафа.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 02.10.2009 г. окончательно Иванову A.B. назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

- 27.07.2009 г., по пп. «а, в» ч.2 ст. 158, пп. «а, в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 02.10.2009 г. по ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

осужден по пп. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 9 лет без штрафа; по пп. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 14 лет; по ч.1 ст. 30, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет без штрафа; по ч.2 ст. 326 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года; по ч.2 ст. 325 УК РФ к штрафу в размере рублей; по ч.З ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ к

лишению свободы на срок 5 лет без штрафа.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Аухариеву Р.В. 17 лет лишения свободы со штрафом в размере рублей.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 02.10.2009 г. окончательно Аухариеву Р.В. назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере рублей.

Постановлено взыскать с Габитова Р.Б., Иванова A.B. и Аухариева Р.В. в пользу потерпевшего С [скрыто] рублей солидарно в возмещение материального ущерба. В пользу него же взыскана компенсация морального вреда в размерах: с Иванова A.B. [скрыто] рублей, с Габитова Р.Б. и Аухариева Р.В. - по [скрыто] рублей с каждого.

В удовлетворении иска потерпевшей [скрыто] о компенсации

морального вреда в размере [скрыто] рулей отказано.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова A.B., объяснения осужденных Габитова Р.Б. и Иванова A.B. в обоснование кассационных жалоб, выступление адвоката Артеменко Л.Н. в защиту осужденного Габитова Р.Б., выступления адвоката Степанцовой Е.М. и защитника Иванова В.М. в защиту осужденного Иванова A.B., выступление адвоката Панфиловой И.К. в защиту осужденного Аухариева Р.В., которые просили об удовлетворении кассационных жалоб, мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Габитов Р.Б., Иванов A.B., Аухариев Р.В. в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены: за разбой в отношении потерпевшего [скрыто], совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и его убийство, совершенное организованной группой, сопряженное с разбоем; за приготовление к разбою в отношении потерпевшей [скрыто], совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в крупном размере; за похищение у гражданина паспорта и другого важного личного документа; за использование заведомо подложного регистрационного знака в целях сокрытия преступления, совершенное организованной группой.

Иванов A.B. и Аухариев Р.В. также совершили покушение на мошенничество в отношении потерпевших [скрыто] и [скрыто]

путем обмана, организованной группой в крупном размере, а Иванов A.B. осужден за уничтожение официальных документов из иной личной заинтересованности.

Преступления совершены в марте 2009 года в городе

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденного Габитова Р.Б. высказывается просьба об отмене приговора. Как утверждает Габитов Р.Б., преступлений, за совершение которых он осужден, он не совершал, его вина не доказана, выводы следствия основаны на предположениях, присяжные заседатели неправильно оценили доказательства, приняв во внимание только доводы стороны обвинения. Приводя свою оценку обстоятельствам дела и доказательствам, исследованным в судебном заседании, Габитов Р.Б. далее в жалобе заявляет, что в убийстве потерпевшего [скрыто] он не участвовал, разбойного нападения не совершал, сговора между осужденными на совершение преступления не было, так же как и организованной группы. Не совершали они и приготовления к разбою в отношении лица, занимающегося обменом валюты, здесь со стороны осужденных имел место добровольный отказ от преступления. Подделки государственного регистрационного знака с их стороны также не имелось. Присяжные заседатели не должны были учитывать его показания на следствии, которые он давал под физическим давлением сотрудников милиции. Его ходатайства в ходе следствия необоснованно откланялись, нарушалось его право на защиту. В судебном заседании государственный обвинитель незаконно воздействовал на присяжных заседателей, употребляя юридические термины.

В кассационной жалобе адвоката Кузьменковой К. В. в защиту осужденного Габитова Р.Б. ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

По мнению адвоката, председательствующим допущены нарушения закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Вопросы №№. 2, 8 о совершенном деянии и доказанности совершения деяния Габитовым Р.Б. содержат противоречия. Вопрос № 8 является громоздким, присяжным заседателям было сложно понять его смысл. В вопросах №№. 11,12,15,18 использованы юридические термины «нападение», «с применением силы, опасной для жизни и здоровья». При постановке первого вопроса о доказанности события преступления не указаны все действия осужденных, которые вменялись им в вину, не отмечена роль Иванова A.B., как организатора. При назначении наказания Габитову Р.Б. не учтен его молодой возраст, что он воспитывался в неполной семье, его менее активная роль в содеянном. Он заслуживал менее сурового наказания.

В кассационной жалобе адвоката Пермякова СВ., поданной в защиту осужденного Аухариева Р.В. выражается просьба об изменении приговора и назначении осужденному более мягкого наказания. Указывается, что наказание назначено Аухариеву Р.В. несправедливое вследствие чрезмерной суровости. Судом недостаточно учтены смягчающие обстоятельства, в том числе положительные характеристики осужденного, отсутствие у него судимости, наличие на иждивении малолетнего ребенка, явка с повинной, способствование раскрытию преступления, а также менее активная роль в совершении преступлений по сравнению с соучастниками.

Осужденный Иванов A.B. в основной и дополнительной кассационных жалобах просит об отмене приговора и прекращении уголовного дела. Утверждает о своей невиновности по всем преступлениям, за совершение которых он осужден. В разбое в отношении потерпевшего [скрыто] и его убийстве он не участвовал. Со стороны осужденных имел место добровольный отказ от совершения разбоя в отношении [скрыто] и от мошенничества в отношении [скрыто] и [скрыто], государственный регистрационный знак он не подделывал. Ссылаясь на приговор Ленинского районного суда города

области от 2 октября 2009 года, Иванов A.B. заявляет об ошибочности признания его по настоящему делу организатором преступной группы, каковым, по утверждению осужденного, являлся Аухариев Р.В. Суд должен был по аналогии учесть выводы, содержащиеся в указанном приговоре. Подробно анализируя доказательства, исследованные в судебном заседании, в том числе показания Аухариева Р.В., Иванов A.B. утверждает об их противоречивости и лживости, что не учено присяжными заседателями. В судебных прениях государственный обвинитель исказил содержание очной ставки между ним и Аухариевым Р.В., необоснованно высказал свое мнение о

достоверности показаний Аухариева Р.В., дал свою оценку другим обстоятельствам дела, чем на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие. При обсуждении юридических последствий вердикта ему не была предоставлена возможность исследовать доказательства.

Председательствующий неоднократно останавливал государственного обвинителя, делал ему замечания, а также допускал в присутствии присяжных заседателей высказывания, унижающие достоинство Иванова A.B. и его защитников, что также повлияло на объективность вердикта. Имел место случай проведения судебного заседания в отсутствие защитника - адвоката Садриевой Г.Г. Судом необоснованно отказано в допуске Казаневой В.А. в качестве его защитника. На предварительном слушании ему незаконно был назначен адвокат Тони П.Д. в качестве защитника. Нарушением закона явилось также то, что при обсуждении юридических последствий вердикта подсудимые не имели его текста. Судом при назначении наказания необоснованно не применена в отношении него ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Садриева Г.Г. в защиту осужденного Иванова A.B. просит приговор отменить в связи нарушением уголовно -процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и с несправедливостью назначенного наказания.

Считает, что при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, были нарушены положения ст. 338 УПК РФ. Вопросы поставлены без учета результатов судебного следствия, прений сторон. Приводя свой подробный анализ обстоятельств дела и исследованных доказательств, адвокат утверждает, что в вопросном листе не отражена подтвержденная в судебном заседании ^гюзиция^стороны защиты о непричастности Иванова A.B. к убийству [скрыто], которое совершено одним Аухариевым Р.В. при эксцессе исполнителя, о том, что Иванов A.B. не являлся организатором преступлений, а в его действиях в отношении лица, занимающегося обменом валюты, а также и [скрыто]

имел место добровольный отказ от совершения преступлений. В сформулированных вопросах были предрешены ответы о виновности осужденного. Судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, председательствующим нарушен принцип состязательности, в результате чего сторона защиты была лишена возможности довести до присяжных заседателей информацию, имеющую значение для дела, в том числе о наличии в деле приговора по другому уголовному делу в отношении Аухариева Р.В. и других, согласно которому организатором аналогичных преступлений являлся Аухариев Р.В., а поэтому Иванов A.B. таковым являться по настоящему делу не мог. В напутственном слове председательствующий выразил свое мнение о виновности Иванова A.B., не изложил положения закона, ввел присяжных заседателей в заблуждение, высказав мнение о том, что выводы судебной экспертизы микрочастиц не имеют заранее

установленной силы. В ходе судебного заседателя председательствующий демонстрировал неуважение к стороне защиты, огласил присяжным заседателям частное постановление в отношении адвоката. Имел место факт проведения судебного заседания в отсутствие адвоката. Присяжные заседатели несколько раз незаконно по требованию председательствующего возвращались в совещательную комнату, вместо того, чтобы огласить вердикт. Судом дана неверная юридическая оценка действиям Иванова A.B., который подлежал оправданию. Наказание назначено Иванову A.B. несправедливое, с нарушением требований закона. Необоснованно удовлетворены гражданские иски.

Аналогичные доводы и просьбу приводит в кассационной жалобе и многочисленных дополнениях к ней защитник осужденного Иванова A.B. -Иванов В.М.

Приводя подробные ссылки на доказательства, исследованные в судебном заседании, излагая свою оценку обстоятельствам дела, защитник Иванов В.М. заявляет о невиновности Иванова A.B. по всем инкриминируемым ему в вину преступлениям. Утверждает, что уголовное дело в отношении Иванова A.B. сфальсифицировано, основано на недопустимых доказательствах и предположениях, на ложных показаниях Аухариева Р.В. и Габитова Р.Б., данных Габитовым Р.Б. под воздействием насилия со стороны следователя. О невиновности Иванова A.B. свидетельствует ряд доказательств, в том числе его заявление от 25 марта 2009 года, заключения экспертов [скрыто] и показания потерпевшей [скрыто] на следствии. Судом также не учтено, что в деле имеется решение суда в отношении Аухариева Р.В. и других, в соответствии с которым Аухариев Р.В. признан организатором преступлений и это исключало виновность Иванова A.B. в организации убийства и разбоя. Предварительное слушание проведено в отсутствие

защитника Иванова A.B. - адвоката Садриевой Г.Г., что лишило Иванова A.B. возможности реализовать свои процессуальные права, высказать отношение к обвинению. Судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном с нарушением принципа состязательности. Вопросы присяжным заседателям были основаны на предположениях, не соответствовали результатам судебного следствия и прений сторон, председательствующим не учтены вопросы стороны защиты, не вынесено решения по итогам рассмотрения замечаний защиты в отношении вопросов. Вопросный лист оглашен в отсутствие адвоката Садриевой Г.Г., присяжным заседателям доведены причины отсутствия этого адвоката в судебном заседании. Подсудимый Иванов A.B. был лишен возможности выступить в полном объеме при его допросе и в прениях. Лишен права на выступление в прениях в полном объеме и защитник Иванов В.М., которому не было обеспечено достаточное время для подготовки к прениям. В ходе судебного процесса не были обеспечены надлежащие условия содержания под стражей подсудимого Иванова A.B., в том числе его питание. Судьей

нарушались и права защитника Иванова В.М. Он не ознакомлен с протоколом судебного заседания по ходу судебного процесса, было нарушено его право на ознакомление с материалами уголовного дела и после судебного разбирательства, постановление суда от 17 августа 2010 года об ограничении ему времени для ознакомления с материалами уголовного дела - незаконно.

Осужденный Иванов A.B. и его защитник Иванов В.М. также ссылаются в дополнениях к жалобам на то, что секретарь судебного заседания 9 и 12 июля 2010 года несколько раз заходила в совещательную комнату к присяжным заседателям при вынесении ими вердикта, чем была нарушена тайна совещательной комнаты.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Попова O.A., потерпевшие [скрыто] С^^^^^^^Н считают их несостоятельными, просят приговор оставить без изменения.

Защитник Иванов В.М. в своих возражениях на кассационную жалобу адвоката Пермякова СВ. высказывает просьбу об оставлении этой жалобы без удовлетворения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Нарушений уголовно - процессуального закона в процессе расследования, в ходе судебного производства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, не допущено.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии со ст. 328 УПК РФ.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены. По окончании судебного следствия дополнений от сторон не поступило. Подсудимые и их защитники не делали заявлений о том, что кто - либо из свидетелей стороны защиты не допрошен или какие - либо другие доказательства в защиту кого — либо из подсудимых не были исследованы.

Доводы кассационных жалоб осужденного Иванова A.B., адвоката Садриевой Г.Г. и защитника Иванова В.М. о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, нарушении председательствующим принципа состязательности, нельзя признать состоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий руководил судебным заседанием в соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ, принимая все предусмотренные уголовно - процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон с учетом особенностей судопроизводства с участием присяжных заседателей. Данные о том, что председательствующий каким - либо образом выражал свое мнение в поддержку стороны обвинения, в деле отсутствуют.

Не основаны на материалах судебного разбирательства и утверждения осужденного Иванова A.B. и защитника Иванова В.М. о том, что со стороны председательствующего якобы имели место высказывания, унижающие их достоинство.

Вместе с тем при доведении до сведения присяжных заседателей фактов, не подлежащих исследованию с их участием, председательствующий обоснованно останавливал участников судебного разбирательства, в необходимых случаях делал им замечания, обращаясь к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание такие обстоятельства при вынесении вердикта. Об этом председательствующий напомнил присяжным заседателям в напутственном слове. Однако, данные разъяснения нельзя расценить как незаконное воздействие председательствующего на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение против подсудимых, в том числе подсудимого Иванова A.B., поскольку такие действия судьи базировались на положениях ст. 335 УПК РФ и заключались в принятии необходимых процессуальных мер, направленных на исключение возможности исследования вопросов, не подлежащих учету присяжными заседателями при вынесении вердикта.

Что касается утверждений осужденного Иванова A.B., адвоката Садриевой Г.Г. и защитника Иванова В.М. об оказании председательствующим воздействия на присяжных заседателей в связи с осуждением вопроса о неявке адвоката Садриевой Г.Г. в судебное заседание 1 июля 2010 года, то из протокола судебного заседания усматривается следующее.

30 июня 2010 года после обсуждения со сторонами, включая адвоката Садриеву Г.Г., вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, председательствующий в соответствии со ст. 388 ч.4 УПК РФ удалился в совещательную комнату для окончательного формулирования вопросного листа. В судебном заседании был объявлен перерыв до 10 часов 30 минут 1 июля 2010 года, по окончании которого, как было объявлено, полежал оглашению вопросный лист. Когда 1 июля 2010 года судебное заседание было продолжено, председательствующий в порядке ст. 388 ч.5 УПК РФ огласил в присутствии присяжных вопросный лист. При оглашении вопросного листа выяснилось, что в зале судебного заседания отсутствует адвокат Садриева Г.Г., в связи с чем после оглашения вопросного листа председательствующий

объявил перерыв до 10 часов 30 минут 2 июля 2010 года, доведя до сведения пристяжных заседателей его причину (отсутствие в зале судебного заседания адвоката Садриевой Г.Г.). В назначенное время судебное заседание было продолжено с участием сторон, в том числе адвоката Садриевой Г.Г., которая не заявила ходатайства о повторном оглашении вопросного листа. После обращения председательствующего к присяжным заседателям с напутственным словом, у сторон не имелось возражений в связи с его содержанием.

Частное постановление в адрес адвоката Садриевой Г.Г. от 1 июля 2010 года, вопреки утверждениям в жалобах, в присутствии присяжных заседателей не оглашалось.

При таких обстоятельствах осведомленность присяжных заседателей в том, что судебное разбирательство перенесено на следующий день в связи с отсутствием адвоката Садриевой Г.Г., на что обращается внимание в жалобах, не может свидетельствовать об оказании незаконного воздействия на присяжных заседателей, способного вызвать у них предубеждение в отношении этого участника процесса, поскольку вопрос о причинах неявки адвоката в судебное заседание в присутствии присяжных заседателей не обсуждался (т. 13, л.д. 107-109).

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании. Вопреки утверждениям защитника Иванова В.М., данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

Нельзя признать обоснованными также утверждения осужденного Габитова Р.Б., защитника Иванова В.М. в жалобах о том, что исследованные судом показания Габитова Р.Б. на следствии об обстоятельствах

преступлений даны в результате применения недозволенных методов следствия, в связи с чем являются недопустимыми доказательствами.

Как следует из материалов дела, допросы Габитова Р.Б. в качестве подозреваемого, обвиняемого, проверка его показаний на месте, в ходе которых он частично признал свою причастность к содеянному, проводились в присутствии адвоката, что исключало применение к Габитову Р.Б. каких - либо незаконных мер воздействия. В начале следственных действий Габитову Р.Б. разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации, ст. 46, ст. 47 УПК РФ. Он самостоятельно рассказал об обстоятельствах содеянного, протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у участников не возникало. О применении недозволенных методов ведения следствия Габитовым Р.Б. заявлений не делалось и об этом ничто в деле объективно не свидетельствовало.

Оценив вышеизложенные и иные обстоятельства в совокупности и взаимосвязи между собой, председательствующий обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о признании протоколов следственных действий с участием Габитова Р.Б., недопустимыми доказательствами, поскольку порядок их получения был соблюден. Указанные доказательства представлены присяжным заседателем обоснованно.

Судом были созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Как сторона защиты, так и сторона обвинения пользовались равными правами в судебном заседании.

Утверждения в жалобах в защиту осужденного Иванова A.B. о том, что Иванов A.B. и его защитники были ограничены в осуществлении своих процессуальных прав и лишены возможности довести до присяжных заседателей свою позицию относительно предъявленного обвинения, не основаны на протоколе судебного заседания, из которого видно, что свои процессуальные права в судебном заседании Иванов A.B. и его защитники реализовали и все имевшиеся у них доводы по предъявленному Иванову A.B. обвинению и фактическим обстоятельствам дела присяжным заседателям изложили.

В частности, как следует из протокола судебного заседания, Иванов A.B. во время судебного следствия, заявляя о невиновности, довел до сведения присяжных заседателей все свои версии по предъявленному ему обвинению, в том числе о том, что убийство [скрыто] совершено самостоятельно одним Аухариевым Р.В., что имел место добровольный отказ от совершения преступных действий в отношении [скрыто], [скрыто]., [скрыто], что он, Иванов, не являлся организатором преступлений и не подделывал государственный регистрационный знак, на котором не имеется признаков подделки. Эти версии Иванов A.B., адвокат Садриева Г.Г. и защитник Иванов В.М. непосредственно довели до сведения присяжных заседателей в прениях сторон.

Из протокола судебного заседания также видно, что доказательства, свидетельствующие, по утверждению защитника Иванова В.М., о невиновности его подзащитного, в частности, заявление Иванова A.B. от 25 марта 2009 года, акт экспертизы трупа [скрыто] от 24 апреля 2009 года (т.2 л.д. 45-

53), заключение эксперта по волокнистым материалам [скрыто] от 3 июня 2009 года (т.2, л.д. 142-151), явились предметом исследования в судебном заседании и, следовательно, получили оценку при вынесении вердикта.

Потерпевшая [скрыто] была непосредственно допрошена в присутствии присяжных заседателей, ответила на вопросы сторон, включая подсудимого Иванова A.B. и его защитника Садриеву Г.Г. Вопрос об оглашении

показаний потерпевшей Л<

данных ею на следствии, сторонами

не ставился и оснований для этого, предусмотренных ст. 281 УПК РФ, не имелось.

Все свои аргументы относительно предъявленного обвинения и фактических обстоятельств дела изложили присяжным заседателям и остальные осужденные, в том числе Габитов Р.Б., а также их защитники.

Позицию стороны защиты Иванова A.B., Габитова Р.Б. и Аухариева Р.В. председательствующий напомнил присяжным заседателям в напутственном слове.

Вопреки заявлению осужденного Иванова A.B., в материалах дела нет данных о том, что сторона обвинения незаконно воздействовала на присяжных заседателей, нарушила презумпцию невиновности.

Протокол очной ставки между Ивановым A.B. и Аухариевым Р.В., на который ссылается осужденный Иванов A.B., исследован в судебном заседании в установленном законом порядке, с согласия сторон. Подсудимый Аухариев Р.В., на недостоверности показаний которого настаивает Иванов A.B., допрошен в судебном заседании, ответил на все вопросы, которые ему заданы сторонами. Подсудимый Аухариев Р.В. в своей речи в прениях не заявлял о том, что якобы искажены его показания в прениях стороной обвинения.

Сама по себе оценка государственным обвинителем исследованных доказательств, в том числе показаний подсудимого Аухариева Р.В., протокола очной ставки между Ивановым A.B. и Аухариевым Р.В., оценка доказанности действий подсудимых и оценка самих этих действий, обращение к присяжным заседателям с предложением дать на поставленные перед ними вопросы такие ответы, о которых просит сторона обвинения, соответствуют требованиям ст. 15 УПК РФ об осуществлении уголовного судопроизводства на основе состязательности сторон, функциям стороны обвинения, ст. 292 УПК РФ о содержании и порядке судебных прений сторон, ст. 336 УПК РФ об особенностях прений сторон с участием присяжных заседателей.

При этом не могут служить основанием к отмене приговора доводы жалоб о том, что в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель допускал использование юридических терминов.

Как видно из протокола судебного заседания, после озвучивания прокурором таких понятий, председательствующий в соответствии с требованиями статьи 335 УПК РФ сразу же делал прокурору соответствующие замечания, указывая на недопустимость пользоваться в присутствии присяжных заседателей такой терминологией.

Присяжным заседателям, таким образом, была предоставлена возможность оценить доводы каждой из сторон и участвовать в исследовании всей совокупности имеющихся в деле фактических данных, как уличающих, так и оправдывающих подсудимых в инкриминируемых им в вину деяниях.

Окончательная же оценка представленных доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности или недостоверности, в силу статьи 17 УПК РФ в суде с участием присяжных заседателей относится к компетенции присяжных заседателей.

В этой связи заявления в жалобах осужденных Габитова Р.Б., Иванова A.B., адвоката Садриевой Г.Г. и защитника Иванова В.М. о невиновности осужденных Габитова Р.Б. и Иванова A.B., неправильном установлении судом фактических обстоятельств дела, включая вопрос об организаторе преступлений, неверной оценке присяжными заседателями доказательств, недостоверности, противоречивости отдельных доказательств, предположительном характере обвинения, согласно ст. 379 ч.2 УПК РФ не могут являться основанием для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не являются предметом проверки в суде кассационной инстанции.

Из материалов дела следует, что осужденные были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства.

Что касается ссылок в жалобах осужденного Иванова A.B., адвоката Садриевой Г.Г. и защитника Иванова В.М. на приговор Ленинского районного суда города Магнитогорска от 2 октября 2009 года по другому уголовному делу в отношении Аухариева Р.Б. и других, то указанный документ обоснованно не исследовался в присутствии присяжных заседателей, поскольку в силу положений ст. 335 УПК РФ документы, отражающие судимость соучастников, могут оглашаться только в отсутствие присяжных заседателей, что, как видно из протокола судебного заседания, и имело место при обсуждении последствий вердикта.

При этом мнение стороны защиты осужденного Иванова A.B. о том, что суд обязан был по аналогии учесть роль Иванова A.B. в преступных действиях, установленных в приговоре по другому уголовному делу, является ошибочным и противоречит положениям ст. 5 УК РФ, согласно которой суд обосновывает свои выводы о виновности лица, характере и степени его ответственности, исходя из оценки конкретных обстоятельств, установленных по рассматриваемому уголовному делу. Приговор по другому уголовному делу указанные обстоятельства предрешать не может.

Статьи законов по Делу № 48-О10-146СП

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 175. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УК РФ Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УК РФ Статья 5. Принцип вины
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх