Дело № 48-О11-70

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №48-О11-70

от 21 июля 2011 года

 

председательствующего Бондаренко О.М.

при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Согрина Д.А. и адвоката Эрихмана Е.В., кассационное представление государственного обвинителя Калининой Е.С. на приговор Челябинского областного суда от 16 июля 2007 года, по которому

Согрин Д

[скрыто] судимый 25

декабря 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «б,в» УК РФ с применением ст.ст. 64, 70 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы,

осуждён к лишению свободы по ст.ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 1 УК РФ на два года; по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на тринадцать лет; по ст. 162 ч. 3 УК РФ на восемь лет; по ст. 105 ч. 2 пп. «ж», «к» УК РФ на пятнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении осуждённых Булашова [скрыто]

Шестакова [скрыто] Кочкина [скрыто]

[скрыто] Марухина [скрыто] Варламова

Чудинова [скрыто] вступил в законную силу

Постановлено взыскать с Булашова А.Н., Согрина Д.А. и Кочкина A.A. в пользу [скрыто] в счёт компенсации морального вреда [скрыто]

рублей с каждого; с Булашова А.Н., Согрина Д.А. и Кочкина A.A. солидарно в пользу [скрыто] рублей в счёт погашения материального

вреда.

Постановлением Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 11 января 2010 года в порядке ст. 10 УК РФ изменён приговор Челябинского областного суда от 16 июля 2007 года в отношении Согрина Д.А., по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ назначено 2 года лишения свободы, по ч. 3 ст. 162 УК РФ - 8 лет лишения свободы, по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - 13 лет лишения свободы, по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - 13 лет 4 месяца лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 16 лет 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Челябинского областного суда от 30 июня 2010 года изменено указанное постановление суда, постановлено считать Согрина осуждённым вместо ч. 3 ст. 162 УК РФ по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ со снижением наказания до 3 лет 4 месяцев лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 2011 года отменено кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 июля 2008 года в отношении Согрина [скрыто] и дело

направлено на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осуждённого Согрина Д.А. и адвоката Сачковской Е.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Савинова Н.В., не поддержавшего доводы кассационного представления, но просившего переквалифицировать действия осуждённого с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить 3 года лишения свободы и снизить назначенное наказание по совокупности преступлений, Судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда Согрин признан виновным и осуждён за покушение на открытое хищение имущества [скрыто] за его умышленное убийство группой лиц, а также за разбойное нападение на потерпевших [скрыто] и

[скрыто] ^ группой лиц по предварительному сговору, с незаконным

проникновением в помещение, и умышленное убийство потерпевшего [скрыто] группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть

преступление. Данные преступления совершены в августе и сентябре 2005 года в г. [скрыто] при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Калинина просит приговор в отношении Согрина отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что в приговоре неправильно изложены доказательства, не мотивирована квалификация действий Согрина по ст.ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 1 УК РФ; исключая квалифицирующий признак разбоя - с применением предмета, используемого в качестве оружия, суд не учёл, что потерпевшие воспринимали нож, демонстрируемый осуждёнными как реальную угрозу; суд не признал в качестве отягчающего наказание Согрина обстоятельства - рецидив преступлений.

В кассационных жалобах осуждённый Согрин отмечает, что судом не было обеспечено всестороннее, полное и объективное рассмотрение дела; у него не было умысла на хищение имущества [скрыто] и его убийство, отсутствуют доказательства сговора на совершение этого убийства; Варламов оговорил его; оставлены без внимания показания [скрыто] о причастности к убийству потерпевшего [скрыто]; не установлена причина смерти [скрыто] а предположения не могут быть положены в основу приговора; нет доказательств его сговора с другими осуждёнными на разбойное нападение, при этом потерпевшим ножом не угрожали, к убийству [скрыто] он не причастен; указав в приговоре о нанесении им удара в шею потерпевшего, суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения; судебно-медицинский эксперт не обосновал свой вывод о причине смерти X ~1 вместе с тем, суд оставил без удовлетворения ходатайства о его допросе и исключении акта экспертизы из числа доказательств. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе от 27.05.2011 г. осуждённый утверждает, что его действия по фактам убийств должны квалифицироваться пунктом «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, он необоснованно осуждён по ст. 162 УК РФ, при назначении наказания нарушены правила ст. 62 УК РФ, суд не учёл его заболевание. Просит пересмотреть приговор суда и назначить наказание в соответствии со ст. 64 УК РФ.

Адвокат Эрихман в кассационных жалобах также просит отменить приговор в отношении Согрина и дело направить на новое судебное рассмотрение, обращая внимание на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, при рассмотрении дела нарушен уголовно-процессуальный закон; по мнению автора жалоб, суд не признал, что Согрин наносил [скрыто] удары ножом, однако сделал вывод о том, что

он причинил совместными действиями с другими осуждёнными колото-резаные ранения; судебно-медицинский эксперт не обосновал свой вывод о наступлении смерти [скрыто] от комбинированной травмы, вместе с тем, суд оставил без удовлетворения ходатайство о допросе эксперта, проведении повторной экспертизы и исключении акта экспертизы из числа доказательств; в приговоре не получили оценки показания Булашова и Кочкина на предварительном следствии; суд не обосновал квалификацию действий осуждённого по каждому из преступлений.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, Судебная коллегия приходит к следующему.

Вина Согрина подтверждается показаниями осуждённых, как в ходе расследования, так и в судебном заседании, показаниями потерпевших, свидетелей, актами судебно-медицинских, криминалистических экспертиз и другими доказательствами, анализ которым дан в приговоре.

Так, из показаний осуждённого Булашова усматривается, что на [скрыто]. и [скрыто] он, Согрин и Кочкин напали с целью завладения

рациями, а затем убили [скрыто]

Осуждённому в ходе следствия были разъяснены его процессуальные права, в том числе, предусмотренные статьёй 51 Конституции РФ. Доводы о применении недозволенных методов ведения следствия были проверены и обоснованно отвергнуты, к тому же в допросах участвовали адвокат и законный представитель, присутствовали понятые, что исключало возможность оказания на осуждённого какого-либо воздействия, заявлений о ненадлежащим исполнении адвокатом и законным представителем своих обязанностей от осуждённого не поступало.

При таких обстоятельствах суд, оценив указанные показания Булашова на следствии в совокупности с другими доказательствами, правильно пришёл к выводу об их объективности. Показания осуждённого Булашова подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

Так, осуждённый Варламов показал, что Булашов обманным путём завёл [скрыто] на стройку, где Согрин и Булашов осмотрели одежду потерпевшего с целью завладения ценностями. После чего нанесли В множество ударов руками, ногами и деревянным брусом по голове и телу.

У Варламова не было оснований оговаривать осуждённого, его показания последовательные, подтверждаются материалами дела.

Осуждённые Согрин и Булашов на следствии не отрицали факт избиения потерпевшего.

Из показаний осуждённого Кочкина следует, что Булашов сообщал ему информацию об ограблении потерпевшего, и его избиении.

По заключению судебно-медицинского эксперта, на трупе [скрыто] об-наружено множество повреждений, которые могли образоваться от воздействия твёрдых предметов. Причину смерти, в связи с гнилостными изменениями, установить невозможно.

Доводы Согрина о том, что убийство [скрыто] совершил Варламов, о чём указывал и свидетель [скрыто] были должным образом проверены и обоснованно отвергнуты.

Из показаний потерпевшего [скрыто] следует, что в сторожевое

помещение вошли Булашов, Согрин, Кочкин, которые потребовали передать им радиостанции, нанесли ему и [скрыто] удары, обыскали помещение.

узнал Булашова и его осуждённые увели.

Осуждённые Булашов, Согрин, Кочкин в ходе расследования не отрицали своей причастности к нападению на потерпевших и убийству [скрыто], при этом каждый приуменьшал свою роль в преступлении.

Согрин и Кочкин не имели оснований для оговора других участников преступления, показания давали в условиях, исключающих возможность оказания на них воздействия.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, смерть [скрыто] на-

ступила от комбинированной травмы, включающей 36 колото-резаных ранений туловища и шеи, а также закрытую черепно-мозговую травму.

Квалификация эксперта у суда не вызывала сомнение, выводы экспертизы не противоречат другим доказательствам, в связи с чем проведение повторной экспертизы не вызывало необходимость.

В обвинительном заключении, касаясь данного преступления, указано, что Согрин нанёс ножом удар [скрыто] в левую половину шеи. Поэтому, признав данное обстоятельство в приговоре, суд не вышел за пределы предъявленного обвинения, на что указывает осуждённый в жалобе.

Как видно из протокола судебного заседания все заявленные сторонами ходатайства, в том числе о вызове экспертов, проведении повторных экспертиз, признании доказательств недопустимыми были, после соответствующего обсуждения, должным образом разрешены.

Суд всесторонне, полно, объективно исследовал все обстоятельства дела, обоснованно признал Согрина виновными в совершённых преступлениях и правильно квалифицировал, за исключением разбойного нападения. При этом суд в приговоре по каждому составу преступления и в отношении каждого из осуждённых мотивировал свои выводы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами, и предъявленным обвинением.

Судебная коллегия не находит оснований квалификации действий Согрина по фактам двух убийств пунктом «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку обвинение по данному закону ему не предъявлялось, а предлагаемая квалификация действий повлечёт нарушение права Согрина на защиту.

Суд исключил из обвинения Согрина и Кочкина по эпизоду разбойного нападения квалифицирующий признак - с применением предметов, используемых в качестве оружия, признав, что не добыто доказательств применения осуждёнными ножа при нападении.

Другие действия, опасные для жизни и здоровья потерпевших или угрозы таких действий, как это следует из приговора, осуждённые не совершали.

При таких обстоятельствах действия осуждённого Согрина подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 2 пп. «а», «в», «г» УК РФ, предусматривающую ответственность за покушение на открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение и применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые служили бы основанием отмены приговора, по делу не допущено.

Согрину судом было назначено справедливое наказание, с учётом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела, в том числе его явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств.

Вместе с тем, Федеральным законом от 14.02.2008 N 11-ФЗ внесены изменения в ч. 1 ст. 62 УК РФ, а Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ внесены изменения в ч. 2 ст. 161 УК РФ, улучшающие положение

осуждённого, поэтому указанные законы в силу ст. 10 УК РФ подлежат применению в отношении Согрина.

В связи с переквалификацией действий на новую редакцию уголовного закона, Судебная коллегия назначает Согрину наказание в соответствии с положениями ст. 6, 60, 62, 66 УК РФ, учитывая все установленные по делу обстоятельства, в том числе его заболевание.

В соответствии с положениями ст. 64 УК РФ более мягкое наказание, чем предусмотрено за преступление, назначается при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействий участника группового преступления раскрытию этого преступления. Учитывая все установленные по делу обстоятельства, основания для применения ст. 64 УК РФ в отношении Согрина отсутствуют.

Другие, не принятые судом, доводы кассационного представления не могут служить основанием для отмены либо изменения приговора.

Гражданские иски [скрыто] разрешены в соответствии с требова-

ниями закона, размер компенсации морального вреда определён с учётом характера причинённых потерпевшей нравственных страданий.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 16 июля 2007 года, постановление Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 11 января 2010 года, постановление президиума Челябинского областного суда от 30 июня 2010 года в отношении Согрина

изменить.

Переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), назначив 3 года лишения свободы.

Снизить наказание по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 13 лет 4 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161; п. «ж» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 30, пп.

назначить наказание в виде 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном эти же приговор и постановления оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого Согрина Д.А. и адвоката Эрихмана Е.В., кассационное представление государственного обвинителя Калининой Е.С.- без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 48-О11-70

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх