Дело № 48-О11-98

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №48-О11-98

от 15 сентября 2011 года

 

председательствующего Журавлева В.А.,

при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ибрагимова С.С.О. и адвоката Журавлевой О.В. на приговор Челябинского областного суда от 13 июля 2011 г., по которому

Ибра [скрыто] 1ГИМОЕ [скрыто] о [скрыто]

[скрыто], несудимый,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать с осужденного в счет возмещения материального ущерба в пользу [скрыто] I py6B [скрыто] коп., [скрыто]

руб. ГП коп. В счет компенсации морального вреда постановлено взыскать в пользу [скрыто] руб., [скрыто] руб.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела, содержание кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденного Ибрагимова С.С.О. в режиме видеоконференц-связи, выступление адвоката Вишняковой Н.В., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Филимоновой СР., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Ибрагимов С.С.О. признан виновным в убийстве двух лиц иР [скрыто]

Преступление совершено 20 июля 2010 г. в г. [скрыто]

~~I при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

адвокат Журавлева О.В. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Осужденный Ибрагимов в ходе предварительного следствия и в суде утверждал, что умысла на лишение жизни потерпевших не имел, ножевые ранения причинил, защищаясь от нападения потерпевших. Считает, что показания осужденного о причинении повреждений потерпевшим при превышении пределов необходимой обороны нашли подтверждение исследованными в судебном заседании доказательствами. Полагает, что характер телесных повреждений и механизм их причинения, установленные экспертным путем, свидетельствуют о хаотичном нанесении ударов режущим предметом, что также подтверждает показания осужденного о самообороне. Обращает внимание на то, что в судебном заседании не исследован с достаточной полнотой вопрос о наличии повреждений у самого осужденного. Ставит под сомнение обоснованность вывода суда относительно мотива преступления. Просит изменить приговор, переквалифицировать действия Ибрагимова с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ и при назначении наказания принять во внимание состояние здоровья осужденного, положительные характеристики по месту работы и жительства, отсутствие

судимостей, частичное признание вины, а также противоправность поведения потерпевших;

осужденный Ибрагимов С.С.О. считает, что исследованными в судебном заседании доказательствами его вина не установлена. Утверждает, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном. Указывает, что, признавая его виновным в умышленном причинении смерти потерпевшим, суд исходил лишь из фактически наступивших последствий преступления, при этом его показания, подтвержденные свидетелем [скрыто], о том, что ножевые ранения потерпевшим причинены при

превышении пределов необходимой обороны, судом не приняты во внимание. Оспаривает вывод суда относительно мотива преступления. Считает, что судом неправильно применен уголовный закон. Просит пересмотреть решение судьи по гражданскому иску и отказать потерпевшим в компенсации морального вреда. Ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство.

Государственный обвинитель Бесидская Е.В. в возражениях на кассационную жалобу адвоката Журавлевой О.В. просит оставить ее без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вопреки доводам кассационных жалоб судом верно установлены фактические обстоятельства, согласно которым Ибрагимов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, во дворе дома нанес имевшимся при нем охотничьим кинжалом удары ранее незнакомым [скрыто] и [скрыто]

причинив им проникающие ножевые ранения с повреждением внутренних органов, от которых они скончались на месте.

Вывод суда о виновности Ибрагимова в убийстве [скрыто] и [скрыто]

основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, в том числе показаниях свидетелей и потерпевших, заключениях судебных экспертов, протоколах осмотров места происшествия и трупов, протоколах выемки и осмотра вещественных доказательств, других доказательствах, подробно приведенных в приговоре.

В ходе предварительного расследования и в судебном заседании осужденный Ибрагимов не отрицал факт причинения потерпевшим ножевых ранений. Не оспаривает он данное обстоятельство и в кассационной жалобе, утверждая, однако, что указанные повреждения причинил потерпевшим при превышении пределов необходимой обороны.

Довод осужденного о том, что повреждения потерпевшим причинил, защищаясь от их нападения, судом проверен и отвергнут, как не нашедший подтверждения.

Опровергая данный довод, суд сослался на показания свидетеля [скрыто] который показал, что совместно с [скрыто]

[скрыто] и [скрыто] он распивал пиво на детской площадке,

расположенной во дворе дома. Около 2 часов ночи они стали расходиться. Первым ушел домой Л , затем к [скрыто] и ^ Направились в сторону ул.

[скрыто], а он, [скрыто] и [скрыто] пошли в сторону пр. [скрыто]. Проходя мимо мусорных контейнеров, они увидели незнакомого человека, как оказалось, [скрыто] который что-то искал в контейнерах. [скрыто] в шутку крикнул:

«Не трогай мою мусорку!». Сразу после этого [скрыто] отошел от контейнеров и направился в сторону одного из жилых домов. Они тоже разошлись, при этом он пошел домой к ул. [скрыто], а [скрыто] и [скрыто] - к ул. [скрыто], чтобы

купить сигареты в магазине, который работал круглосуточно. Пройдя не более 15 метров, на что он потратил несколько секунд, услышал крик [скрыто] будто

от физической боли, и тут же вернулся. [скрыто] находясь в полусогнутом положении и держа руку в области груди, сказал, что его ударили, и просил вызвать службу «Скорой помощи». Примерно в 10-15 метрах от мусорных контейнеров лежал б! 1а рядом с ним находился [скрыто] который, обхватив рукой шею [скрыто] крикнул: «Не подходи, а то сверну ему шею!»,

имея в виду б I Рядом стоял Ибрагимов с ножом в руке, который,

обратившись к [скрыто], сказал: [скрыто] I, уходим!». Он видел, как они зашли в один из подъездов близлежащего жилого дома, о чем сообщил сотрудникам милиции, которыми через некоторое время Ибрагимов и [скрыто] были

задержаны.

Свидетели и к [скрыто] подтвердили показания [скрыто] о том, что спустя незначительное время после того, как расстались, они услышали крик, вернулись во двор дома и обнаружили [скрыто] и [скрыто] с ножевыми ранениями.

Признавая достоверность сведений, сообщенных названными свидетелями, суд исходил из того, что их допросы проведены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, а показания согласуются между собой и подтверждены другими доказательствами по делу.

На основании показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто] суд

признал установленным, что от момента, когда указанные свидетели и потерпевшие [скрыто]и [скрыто] расстались, до момента, когда свидетели

услышали крик [скрыто] прошел короткий промежуток времени, исчисленный

[скрыто] в 20 секунд, [скрыто] - в 1,5 - 2 минуты, а >^ (- в 3-5 минут,

и пришел к обоснованному выводу о том, что в этот промежуток времени выполнение действий, о которых давал показания осужденный, а именно совершение нападения, сопровождавшегося последующей борьбой с

нанесением множественных ударов в течение продолжительного времени, невозможно.

Обосновывая данный вывод, суд при этом правильно указал, что показания С Щ относительно обстоятельств, при которых он пытался

подойти к лежавшему на земле [скрыто], но был остановлен [скрыто]

подтверждены последним. Следовательно, нашли подтверждение и показания [скрыто] о времени его появления на месте преступления, когда оно еще не

было окончено.

Свидетели О

и [скрыто] пояснили также, что

непосредственно перед преступлением потерпевшие [скрыто] и [скрыто] шли

по тропе в направлении магазина спокойным шагом, были в хорошем расположении духа, шутили, и их поведение не свидетельствовало о намерении совершить нападение на кого-либо, никаких орудий преступления при них не было. Данное обстоятельство также опровергает довод осужденного о нападении потерпевших.

Утверждение Ибрагимова в обоснование данного довода о наличии у него телесных повреждений, в частности резаной раны ноги и гематомы в области носа, несостоятельно.

Так, при допросе в качестве подозреваемого осужденный не мог объяснить обстоятельства, при которых ему была причинена резаная рана правого бедра, высказав предположение о том, что указанное ранение могли причинить ему нападавшие. В судебном заседании он не исключил возможность его причинения собственной рукой. По заключению судебно-медицинского эксперта указанное повреждение располагается в пределах досягаемости собственной руки.

Что касается гематомы в области носа, то, как показали свидетели [скрыто] и [скрыто] присутствовавшие при задержании Ибрагимова, кроме

раны правого бедра, других повреждений у него не было.

Отсутствие у Ибрагимова иных, кроме раны ноги, повреждений подтверждено заключением судебно-медицинского эксперта, а также иными медицинскими документами, в том числе сведениями из журнала первичного осмотра задержанных за 20 июля 2010 г.

Утверждение в жалобах о том, что следователем необоснованно отклонено ходатайство о медицинском освидетельствовании Ибрагимова, не основано на материалах дела, согласно которым указанное ходатайство, заявленное осужденным при допросе в качестве подозреваемого, разрешено следователем в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. Отказывая в его удовлетворении, в постановлении от 23 июля 2010 г.

следователь указал, что наличие у Ибрагимова резаного ранения правого бедра и прохождение им в связи с этим лечения делают невозможным производство экспертизы до окончания лечения.

Между тем из материалов уголовного дела следует, что 20 июля 2010 г. Ибрагимов дважды проходил медицинский осмотр: при поступлении в изолятор временного содержания и при обращении в травматологический пункт городской больницы №Щ при этом, кроме резаной раны правой ноги, других повреждений у него обнаружено не было.

По окончании курса лечения, который Ибрагимов проходил по поводу резаной раны правой ноги, судебно-медицинская экспертиза, о производстве которой он ходатайствовал, была проведена, при этом, кроме резаной раны ноги, наличие у него других повреждений не установлено.

При судебно-медицинском исследовании трупов [скрыто] и [скрыто] каких-либо телесных повреждений, кроме ножевых ранений, тоже не обнаружено, признаков возможной борьбы или самообороны не установлено.

Отсутствие телесных повреждений, характерных для борьбы и самообороны, как у потерпевших, так и у осужденного, опровергает довод Ибрагимова о якобы имевшей место борьбе с потерпевшими с нанесением друг другу множественных ударов по различным частям тела.

Показания свидетеля [скрыто], на которые ссылается осужденный в

обоснование довода о нападении потерпевших, судом оценены и приняты во внимание лишь в той части, в которой они подтверждены другими доказательствами.

Оценивая показания осужденного Ибрагимова, суд нашел их непоследовательными и противоречивыми как относительно количества лиц, совершивших нападение на него, так и характера действий каждого из них.

Так, в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого Ибрагимов показал, что нападение совершили двое парней, при этом удары ему наносил только один из них, действий второго парня он не видел, но потом на него напал также и второй парень, с которым он тоже боролся.

В судебном заседании Ибрагимов утверждал о нападении на него троих лиц и нанесении ими множественных ударов в тот момент, когда он лежал на земле, а один из них сидел у него на животе.

При допросе в качестве подозреваемого Ибрагимов не сообщал о том, что видел у нападавших предмет, похожий на складной нож, а в судебном заседании заявил об этом. Кроме того, он пояснил, что, защищаясь от ударов парня, сидевшего у него на животе, кинжал держал клинком вверх, в судебном заседании же он утверждал, что кинжал находился у него в руке лезвием к запястью.

Эти противоречия суд признал существенными, а его показания не соответствующими действительности.

При отсутствии достоверных данных об общественно опасном посягательстве на осужденного, у суда не имелось оснований для вывода о том, что Ибрагимов действовал в условиях необходимой обороны и повреждения потерпевшим причинил при превышении ее пределов. Следовательно, не было оснований и для признания в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Исследуя вопрос о содержании умысла осужденного, суд пришел к правильному выводу о его направленности на лишение жизни потерпевших, о чем свидетельствуют применение им охотничьего кинжала, нанесение ударов в жизненно важные части тела и причинение не совместимых с жизнью повреждений, от которых наступила смерть потерпевших на месте преступления.

Тот факт, что осужденный не был знаком с потерпевшими, не ставит под сомнение обоснованность вывода суда о мотиве преступления, который установлен на основании фактических обстоятельств и подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ибрагимова в умышленном причинении смерти потерпевшим [скрыто] и [скрыто] на почве возникших неприязненных отношений и

правильно квалифицировал его действия по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Довод осужденного о том, что судебное разбирательство проводилось с обвинительным уклоном, является несостоятельным.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что председательствующий судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, не установлено.

Не приведены такие факты и в кассационной жалобе осужденного.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что председательствующим судьей были созданы необходимые условия для

исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Предусмотренные законом права осужденного, в том числе его право на защиту от предъявленного обвинения и право на квалифицированную юридическую помощь, были реально обеспечены.

В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на объективность выводов суда о доказанности виновности Ибрагимова, допущено не было.

Психическое состояние Ибрагимова исследовано. По заключению экспертов, проводивших судебно-психиатрическую экспертизу, Ибрагимов обнаруживает признаки органического расстройства личности, однако изменения психики выражены не столь значительно, в период, относящийся к деянию, признаков какого-либо болезненного расстройства психической деятельности не обнаруживал, находился в состоянии простого алкогольного опьянения.

С учетом заключения экспертов, данных о его личности, иных установленных по делу обстоятельств судом он обоснованно признан вменяемым.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Судом приняты во внимание все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, в том числе приведенные в кассационных жалобах.

В судебном заседании данных о противоправном поведении потерпевших не было получено, поэтому оснований для признания его обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, Судебная коллегия не находит.

Гражданский иск разрешен с соблюдением закона, при этом во внимание приняты требования разумности и справедливости, а также материальное положение осужденного, отсутствие у него постоянного источника дохода и другие обстоятельства. В связи с этим довод осужденного о пересмотре решения суда в этой части удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 48-О11-98

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх