Дело № 48-О12-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 марта 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №48-О12-12

от 1 марта 2012 года

 

председательствующего Толкаченко A.A.,

при секретаре Собчук Н.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Дунаева К.В., Ахмадуллина P.P., адвокатов Гуровой Т.Н., Сурина В.Н. и Мозжерина С.А. на приговор Челябинского областного суда от 7 ноября 2011 г., по которому

Дунаев [скрыто] 1 в [скрыто]

[скрыто] судимый [скрыто]

28 июня 2010 г. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Дунаеву К.В. назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ;

Ахмадуллин [скрыто]

[скрыто], несудимыи,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ;

Гайтатулин [скрыто]

Ьесудимый,

осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к обязательным работам на срок 120 часов.

Принято решение о взыскании с осужденных Дунаева К.В. и Ахмадуллина P.P. в счет компенсации морального вреда в пользу [скрыто] руб. с каждого.

В возмещение расходов, связанных с погребением потерпевшей, постановлено взыскать с Дунаева К.В. и Ахмадуллина P.P. солидарно [скрыто] руб. в пользу [скрыто]

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела и содержание кассационных жалоб, объяснения осужденных Дунаева К.В. и Ахмадуллина P.P. по доводам жалоб, выступления адвокатов Пригодина В.В., Сачковского А.И. и Долматовой С.Д., поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах, мнение прокурора Филимоновой СР. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Гайтатулин И.Р. признан виновным и осужден за нанесение побоев потерпевшему [скрыто] совершение иных насильственных действий,

причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, а Дунаев К.В. и Ахмадуллин P.P. - за убийство потерпевшего, совершенное группой лиц.

Преступления совершены в ночь на 1 июня 2010 г. в [скрыто] обстоятельствах, изложенных в приговоре.

при

В кассационных жалобах (в основных и дополнениях к ним):

осужденный Дунаев К.В. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что убийство [скрыто] совершил один, без участия Ахмадуллина. Полагает, что в судебном заседании факт совершения преступления группой лиц не нашел подтверждения, в связи с чем просит изменить приговор и переквалифицировать его действий на ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля [скрыто] и считает, что показания Гайтатулина получены под воздействием

оперативных сотрудников. Кроме того, полагает, что при назначении наказания суд не учел, что он явился с повинной и раскаялся в содеянном. Просит учесть эти обстоятельства и снизить назначенное ему наказание;

адвокат Гурова Т.Н. в защиту осужденного Дунаева К.В., оспаривая законность и обоснованность приговора, указывает, что имел место эксцесс исполнителя; повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, причинены Дунаевым без участия Ахмадуллина и Гайтатулина. Считает безосновательной ссылку в приговоре на показания осужденного Гайтатулина и свидетеля [скрыто], данные ими в ходе предварительного следствия, так как в суде

они изменили свои показания, заявив о применении к ним недозволенных методов ведения следствия. Обращает внимание на то, что суд сослался в приговоре на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании, в частности, показания свидетелей [скрыто] Ш и [скрыто] в ходе

предварительного следствия, которые не оглашались в суде. С учетом приведенных доводов ставит вопрос об изменении приговора в отношении Дунаева и переквалификации его действий на ч. 1 ст. 105 УК РФ;

осужденный Ахмадуллин P.P. указывает, что приговор основан на лживых показаниях Гайтатулина, которые даны им под давлением оперативных сотрудников. Оспаривая достоверность показаний Гайтатулина, утверждает, что тот не мог видеть в темноте металлический прут в его руке. Обращает внимание, что стороной обвинения суду не представлены вещественные доказательства, в частности, орудия преступления, полагает, что отсутствуют и другие доказательства, подтверждающие его виновность. Просит изменить приговор и переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 116 УК РФ как причинение потерпевшему побоев, что фактически и имело место;

адвокат Сурин В.Н. в защиту осужденного Ахмадуллина P.P. со

ссылкой на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Не оспаривая, что между [скрыто] и Ахмадуллиным имел

место конфликт, в процессе которого последний нанес побои потерпевшему, полагает, что он не может нести ответственность за убийство, поскольку в его

действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ;

адвокат Мозжерин С.А. в защиту осужденного Гайтатулина И.Р.

ставит под сомнение законность и обоснованность приговора со ссылкой на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что выводы суда не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании. Кроме того, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. Считает, что показания [скрыто] и Гайтатулина в

ходе предварительного следствия безосновательно положены в основу приговора, так как они получены с нарушением закона. При этом проверка по заявлению осужденного Гайтатулина о применении к нему недозволенных методов ведения следствия не проводилась, решение об отказе в возбуждении уголовного дела не основано на каких-либо проверочных материалах, и ссылка суда на это решение несостоятельна. Полагает, что выводы суда о виновности Гайтатулина не нашли подтверждения в суде, обвинение построено на его показаниях, данных им в ходе следствия, от которых в суде он отказался. Просит приговор в отношении Гайтатулина отменить и уголовное дело в этой части прекратить за непричастностью к преступлению.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Андреев И.С. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Гайтатулина в нанесении побоев [скрыто], а Дунаева и Ахмадуллина - в его убийстве, совершенном группой лиц, правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которые подробно приведены и надлежаще оценены в приговоре.

В основу приговора судом обоснованно положены показания осужденного Гайтатулина и свидетеля [скрыто], которые, находясь на месте

преступления в момент его совершения, непосредственно наблюдали процесс лишения жизни потерпевшего.

Так, из показаний осужденного Гайтатулина И.Р. при допросе в качестве подозреваемого следует, что поздно вечером 31 мая 2010 г. он находился с друзьями во дворе одного из домов, где возник конфликт с незнакомым парнем, которого он, Дунаев и Ахмадуллин избили, а потом затолкали в автомобиль и привезли в лесопосадки. Потерпевший пытался убежать, но Дунаев и Ахмадуллин догнали его. Он тоже бежал, преследуя потерпевшего, но оступился и подвернул ногу, а когда догнал их, то увидел, что потерпевший

стоит на коленях, упершись руками в землю и прикрываясь от ударов, которые ему наносили Дунаев и Ахмадуллин. Находясь на некотором удалении от них, он видел, как Ахмадуллин металлическим прутом нанес 2 или 3 удара в область затылочной части головы потерпевшего. Затем к потерпевшему подошел Дунаев, сел рядом с ним на корточки, взял его за волосы и приподнял голову вверх, держа в правой руке нож, которым провел один раз по горлу, разрезав ему шею. При этом он слышал характерный звук, будто тот захлебывается собственной кровью (л.д. 152-158 т. 3).

Свидетель [скрыто] при допросе в ходе предварительного

следствия подтвердил показания осужденного Гайтатулина, пояснив, что на своем автомобиле он подъехал во двор одного из домов, где находились Дунаев, Ахмадуллин и Гайтатулин, при этом Гайтатулин и Ахмадуллин держали за руки парня, у которого ранее произошел конфликт с Ахмадуллиным. Гайтатулин и Ахмадуллин затащили этого парня на заднее сиденье его автомобиля и сели рядом с ним, а Дунаев - на переднее пассажирское сиденье, после чего по указанию Дунаева поехали в лесопосадки, где все вышли из машины. По просьбе Ахмадуллина он передал ему монтировку, которая имелась в салоне его автомобиля, и тот нанес этой монтировкой удар в затылочную часть головы потерпевшего. Н I соскочил и побежал в сторону леса. Дунаев, Ахмадуллин и Гайтатулин побежали за ним. Через некоторое время к машине вернулся Гайтатулин, который хромал. Затем подошел Дунаев, который рассказал, что парень чуть не убежал от них, но он нашел его в лесу и нанес ему удар ножом в шею. После этого Дунаев предупредил, чтобы они никому не говорили о случившемся (л.д. 75-82 т. 2).

Приведенные показания осужденного Гайтатулина и свидетеля [скрыто] суд признал достоверными, поскольку они подробны,

последовательны и подтверждены другими доказательствами, исследованными в судебном заседании. Их показания о причинах конфликта, лицах, участвовавших в избиении потерпевшего, последующих после избиения событиях и действиях каждого в процессе лишения жизни потерпевшего совпадают в деталях и, дополняя друг друга, позволяют восстановить событие преступления. Так, показания свидетеля [скрыто] о том, что Ахмадуллин

взял из его автомашины монтировку, дополнены показаниями осужденного Гайтатулина о том, что в его присутствии Ахмадуллин нанес потерпевшему несколько ударов монтировкой.

Объективно показания Гайтатулина и [скрыто] о нанесении

Ахмадуллиным ударов металлическим прутом (монтировкой) в затылочную часть головы потерпевшего подтверждены заключением судебно-медицинского эксперта, согласно которому у [скрыто] обнаружен вдавленный перелом

затылочной кости, перелом костей основания черепа, а также ушибленные раны головы.

Показания Гайтатулина о том, что Дунаев имевшимся при нем ножом нанес потерпевшему режущее ранение шеи справа, подтверждаются показаниями [скрыто] согласно которым Дунаев по возвращении к

автомашине сообщил, что в лесу он догнал потерпевшего и нанес ему удар ножом в шею, а также заключением судебно-медицинского эксперта об обнаружении у [скрыто] резаной раны шеи справа с повреждением яремной вены, сонной артерии, гортани и трахеи.

Из показаний свидетеля [скрыто] в ходе предварительного следствия и свидетеля К I в суде следует, что Дунаев рассказывал

о нанесении им потерпевшему удара ножом, при этом о применении им в отношении потерпевшего монтировки он не говорил. Показания названных свидетелей подтверждают утверждение Гайтатулина о том, что Дунаев причинил потерпевшему только ножевое ранение.

Достоверность показаний Гайтатулина о том, что при преследовании потерпевшего он оступился и повредил ногу, подтверждена показаниями свидетеля [скрыто] пояснившего, что некоторое время спустя к

автомашине вернулся Гайтатулин, который хромал и сообщил, что, преследуя потерпевшего, он оступился и подвернул ногу.

Факт повреждения Гайтатулиным ноги, о котором он сообщил в своих показаниях, подтверждается приобщенной к материалам дела копией листка временной нетрудоспособности, выданной 1 июня 2010 г. Гайтатулину в связи с травмой (л.д. 168 т. 3).

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что убийство [скрыто] совершено Дунаевым и Ахмадуллиным группой лиц, при этом

Ахмадуллин наносил удары металлическим прутом, а Дунаев - ножом. Поскольку повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, причинены каждым из них, суд правильно их действия квалифицировал по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Соглашаясь с выводом суда о виновности Ахмадуллина в убийстве потерпевшего, Судебная коллегия принимает во внимание также и тот факт, что конфликт у потерпевшего [скрыто] возник именно с Ахмадуллиным,

который обратился за помощью к Дунаеву и Гайтатулину, чтобы отомстить обидчику. Избиение [скрыто] и последующее его убийство, как видно из материалов дела, также инициировал Ахмадуллин.

С учетом этих обстоятельств показания осужденного Ахмадуллина о непричастности к убийству потерпевшего; осужденного Дунаева о совершении убийства им одним, без участия Ахмадуллина; осужденного Гайтатулина о том, что показания, уличающие Ахмадуллина и Дунаева в убийстве ?Щ Щ, он давал под давлением оперативных сотрудников, суд правомерно оценил как избранный ими способ защиты от предъявленного обвинения, обусловленный желанием представить незначительной степень своего участия в преступлении и добиться уменьшения объема обвинения, а следовательно, и применения в отношении их закона о менее тяжком преступлении, о чем они и просят в кассационных жалобах.

Опровергая довод Гайтатулина об оказании на него незаконного воздействия оперативными сотрудниками с целью склонения его к даче угодных им показаний, суд правильно указал, что его допрос проводился с соблюдением уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката. До начала допроса ему были разъяснены процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя и близких родственников, и он был предупрежден, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в том числе, и при последующем отказе от этих показаний. Замечаний по поводу порядка проведения следственного действия и оформления его результатов от него не поступило (л.д. 158 т. 3).

При проверке показаний на месте Гайтатулин подтвердил свои показания и об оказании на него какого-либо воздействия в процессе допроса либо до его начала не заявил. От присутствовавшего при проведении данного следственного действия адвоката Мозжерина С.А. заявлений о нарушении закона также не поступило (л.д. 181-196 т. 3).

Не вызывает сомнений обоснованность вывода суда о виновности Гайтатулина в нанесении побоев, который подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями самого осужденного, последовательно утверждавшего в ходе предварительного следствия и в суде о том, что он принимал непосредственное участие в избиении [скрыто] и лично нанес ему несколько ударов.

В судебном заседании каждое из представленных стороной обвинения доказательств, положенных в обоснование вывода о виновности осужденных, проверено и оценено в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 88 УПК РФ. В связи с этим безосновательны доводы осужденного Дунаева о недопустимости показаний свидетеля ф( [скрыто] В судебном заседании

ходатайств о признании его показаний недопустимыми доказательствами стороны, в том числе осужденный Дунаев, не заявляли.

Из материалов уголовного дела видно, что органами предварительного следствия принимались меры по обнаружению орудий преступления. Тот факт, что металлический прут, которым причинены повреждения потерпевшему, не обнаружен и не приобщен к уголовному делу, не ставит под сомнение обоснованность вывода суда об использовании Ахмадуллиным названного предмета в процессе лишения жизни Н

Довод адвоката Гуровой Т.Н. о том, что суд сослался на показания свидетеля Антакова A.A., которые в суде не оглашались, противоречит протоколу судебного заседания, согласно которому показания этого свидетеля оглашены по ходатайству государственного обвинителя. Замечаний на протокол судебного заседания ею не подавались (л.д. 65 т. 5).

Является голословным и ее утверждение о том, что в приговоре приведены неисследованные в судебном заседании показания свидетеля К ~~I данные им в ходе предварительного следствия. Из текста

приговора следует, что в нем приведены показания К( [скрыто] в суде

(с. 10 и 16 приговора).

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами адвоката Мозжерина CA. о нарушении закона при рассмотрении заявлений осужденных Гайтатулина, Дунаева и свидетеля [скрыто] о недозволенных методах

ведения следствия и находит неубедительным его утверждение о том, что проверка по данному факту не проводилась.

Поскольку осужденные Гайтатулин, Дунаев и свидетель [скрыто] об

оказании оперативными сотрудниками незаконного воздействия сообщили следователю при производстве следствия, то проверка этого сообщения проводилась в рамках уголовного дела, в частности, путем дополнительного допроса осужденных, свидетелей, проведения очных ставок, а также допросов понятых и других участников следственных действий. Соответственно и решение по результатам проверки было принято в рамках расследуемого уголовного дела, что не нарушает требований закона.

Вопреки утверждению в жалобе, сообщение о преступлении, оформленное рапортом следователя о том, что в ходе расследования уголовного дела им получена информация об оказании оперативными сотрудниками незаконного воздействия на Гайтатулина, Дунаева и [скрыто], зарегистрировано в установленном порядке в книге учета

сообщений о преступлениях следственного отдела по г. [скрыто] (л.д. 259 т.

2).

Оснований подвергать сомнению достоверность сведений, представленных официальным государственным органом, не имеется. Каких-

либо документов, опровергающих эти сведения, стороной защиты не представлено.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Вопреки доводам осужденного Дунаева суд признал смягчающим его наказание обстоятельством явку с повинной, при этом отягчающих его наказание обстоятельств не установил.

С учетом этого наказание Дунаеву за преступление, предусмотренное п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначено по правилам ч. 3 ст. 62 УК РФ в пределах санкции вмененной статьи. По своему размеру назначенное наказание соответствует содеянному.

Наказание, назначенное ему по совокупности преступлений, также нельзя признать чрезмерно суровым. Оснований для смягчения наказания, о чем он просит в кассационной жалобе, Судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания осужденному Ахмадуллину судом приняты во внимание все предусмотренные законом обстоятельства, влияющие на его вид и размер. Назначенное ему наказание является справедливым.

Таким образом, по мотивам, приведенным в кассационных жалобах, оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Вместе с тем приговор в отношении Гайтатулина подлежит изменению.

Согласно чч. 1 и 2 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Федеральным законом от 7 декабря 2012 г. № 420-ФЗ в санкцию ч. 1 ст. 116 УК РФ внесены изменения, исключен нижний предел наказания в виде обязательных работ.

Статьи законов по Делу № 48-О12-12

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх